Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Алексей Морозов: «Когда до заветной тысячи оставалось всего несколько баллов, я был абсолютно спокоен»

На минувшей неделе капитан казанского «Ак Барса» Алексей Морозов, забросив шайбу в ворота новокузнецкого «Металлурга», принес команде победу и набрал 1000-е очко в своей карьере! Таких результатов в отечественном хоккее до него добивались всего семь игроков. Девятнадцатый сезон Морозова в самом разгаре, и спортивная редакция «БИЗНЕС Оnline» решила поздравить капитана «Ак Барса» и из первых уст узнать его мнение о роли тренера в жизни спортсмена, любимых партнерах и перспективах хоккеиста Морозова.


«В ХОРОШИЕ РУКИ ПОПАЛ С САМОГО НАЧАЛА»


Для начала отметим, что в почетном списке «Клуба 1000», учрежденном газетой «Спорт-экспресс», выше Алексея Морозова лишь трое формально действующих хоккеистов — Алексей Ковалев (1243 очка), Алексей Яшин (1198) и Вячеслав Козлов (1106). Причем, все трое в данный момент числятся безработными, точнее, в хоккей на высшем уровне не играют…

— Алексей, за плечами 18 сезонов в большом хоккее, тысяча набранных очков, масса трофеев, можете сказать, что карьера удалась?

— О том, что пережил — не жалею. Но есть еще время, хочется большего! Хочу еще больше выиграть, завоевать новые медали, новые кубки. Хочется продолжать карьеру, бороться за новые достижения. Не собираюсь останавливаться на достигнутом.

— Если бы вас в юниорском возрасте не заметил в родных «Крыльях Советов» мудрый тренер Игорь Дмитриев, могло статься, что мы бы не знали такого знаменитого хоккеиста, как Морозов?

— Конечно. Могло быть иначе, хорошо, что я воспитывался в такой команде, как «Крылья Советов», в основе которой я дебютировал весной 1994 года, когда мне было 17 лет. Игорь Ефимович Дмитриев дал мне шанс проявить себя, чем я и воспользовался. Три с лишним сезона поиграл дома, набрался опыта и отправился в Америку. Вернулся из Питтсбурга в Россию и снова попал в хорошую команду к хорошему тренеру — в «Ак Барс» к Зинэтуле Билялетдинову. В хорошие руки попал с самого начала, поэтому ни о чем не жалею. Карьера складывается удачно.

— Значит, можно назвать Игоря Дмитриева вашим крестным отцом, каким для Яшина в «Автомобилисте» стал Виктор Кузнецов, увы, как и Дмитриев, уже ушедший из жизни, для Павла Дацюка в «Динамо-Энергии» Владимир Крикунов, для Александра Овечкина в «Динамо» Билялетдинов?

— Конечно, Дмитриев очень много мне дал на первых порах, переход из молодежного во взрослый хоккей всегда сложен. Поэтому Игорь Ефимович всегда мне подсказывал в нужный момент, что и как именно нужно делать, говорил именно то, что требовалось. Учил нас, как играть. Так что первая ступенька в моей взрослой биографии была очень важна.


«У НАС В РОССИИ ТРЕНЕР ИГРОКОВ ВОСПИТЫВАЕТ, ПОРОЙ ВЫПОЛНЯЯ ФУНКЦИИ ПСИХОЛОГА, В НХЛ ВСЕ ИНАЧЕ»


— С нашими тренерами все понятно, а вот за океаном, кто из специалистов произвел на вас впечатление, и поучил уму-разуму в НХЛ?

— Я попал в «Питтсбург Пингвинз» осенью 1997 года, когда его тренировал Кевин Константин. Поначалу я его немного не понимал, мне он показался очень жестким специалистом. Уж очень требовательным был Константин, у нас в России тогда был совсем другой хоккей, поэтому североамериканский был для меня в первое время диковинкой. Пускай мне и удалось забить в первой же смене за «Пингвинов», где я играл вместе с Яромиром Ягром и Роном Фрэнсисом. Другая система игры, которую я не понимал, и лишь через год-два я вник в то, что от меня требуется. Увидел, что, если команда выполняет установку тренера, то есть и результат. Поэтому Константин мне многое дал, раскрыл глаза на мелкие нюансы энхаэловского хоккея, что очень мне помогло в игре.

И чем дальше я играл в Америке, а потом и в России, мне было проще приспосабливаться к тренерским требованиям. Легче было, понимал, что главное в нашем деле — выполнять тренерскую установку, а не играть в просто атакующий или оборонительный хоккей, бежать вперед, не думая об обороне — такой авантюризм никогда не приносит результат. Именно Константин привил мне это понимание изначально, как только я приехал в НХЛ уже не безусым юнцом, а 20-летним нападающим, успев сыграть за «Крылья Советов» 88 матчей. Это у нас в России тренер игроков воспитывает, порой выполняя функции психолога, в НХЛ все иначе. Большая конкуренция среди игроков была в те годы за океаном, куда рвались лучшие хоккеисты Европы. Это сейчас в нашей КХЛ играют лучшие европейские игроки, звезды НХЛ… Не выполняешь требования тренера, не делаешь, что от тебя требуют — и тебя тут же отправляют в фарм-клуб. Именно поэтому наставники команд НХЛ никогда не уделяют столько времени своим подопечным индивидуально, как у нас, а тем более не занимаются воспитанием.


«ФИЛЬМ „БРАТ-2“ ОЧЕНЬ ДАЖЕ ПОНРАВИЛСЯ, А ВОТ САМ СЕБЕ В НЕМ — НЕТ»


— Не было для молодого пускай и столичного парня шоком посещение американского супермаркета? Какова была у нас жизнь в конце 90-х годов прошлого века мы хорошо помним.

— Да нет, я ведь и до приезда в НХЛ с молодежной сборной России немало поколесил по Америке, видел, как там народ живет. Конечно, за океаном была совсем другая жизнь, все для меня было в новинку и по-другому, чем дома. Так что шока не было — знал, куда приехал…

— Были удивлены появлением на тренировке «Питтсбурга» съемочной бригады российского фильма «Брат-2», куда вы в кампании с Ковалевым и Дариушем Каспарайтисом попали?

— Не был удивлен, потому что нас заранее об этом предупредили. Знали, что планируются съемки российского боевика на нашей тренировке, знали, что в сюжете речь идет о судьбе российского хоккеиста в НХЛ. Режиссеры фильма разговаривали и со мной, и с другими нашим ребятами. Так что я был полностью готов к съемкам фильма.

Сами себе в фильме понравились?

— Нормально все получилось. Но сам себе не понравился, а вот собственно фильм «Брат-2» очень даже понравился.


«ТАК ТРЕНЕРЫ И САМИ С ЛЕМЬЕ СОВЕТОВАЛИСЬ, ПРЕКРАСНО ПОНИМАЯ РОЛЬ СТОЛЬ ВЕЛИКОГО ИГРОКА»


— Вы немало повидали партнеров на своем веку в большом хоккее. Про Нико Капанена, Сергея Зиновьева и Даниса Зарипова нам нет нужды много рассказывать — видели, знаем, помним, а вот, кого вспоминаете в первую очередь из тех, с кем играли в «Питтсбурге»?

— Всегда вспоминаю Марио Лемье, в одной тройке с ним и Ковалевым я играл немного, всего два с небольшим месяца в октябре — декабре 2002 года, когда в 27 матчах я набрал 25 очков. В то время Лемье уже был владельцем команды, но в раздевалке вел себя на редкость спокойно и тихо, не забывая лишь подсказывать партнерам, как им лучше играть. Совершенно не чувствовалось, что с нами рядом находится клубный босс. Марио сам выходил на лед, вживую демонстрируя великолепный хоккей. На равных ставил себя в коллективе, четко выполнял тренерские задания, играл только на команду, не на себя лично. Приятно было играть с ним, видеть, как тонко он чувствует партнера, вовремя отдает передачи, начинает атаки, вообще, все, что он делал на льду. Лемье уже давно был суперзвездой Национальной хоккейной лиги, успешным конкурентом Уэйна Гретцки, я благодарен судьбе, что мне удалось много научиться у такого игрока, как Лемье.

— Понятно, что на людях Лемье, играющий владелец клуба, вел себя подчеркнуто корректно по отношению к тренерам, а не было разговоров, что он как-то влияет на руководство командой, босс ведь?

— Так тренеры и сами с ним советовались, прекрасно понимая роль столь великого игрока в «Питтсбурге», ставшего помимо прочего и владельцем клуба! С его-то опытом, он и капитаном команды был, столько поиграл-повидал всего за свой век. Конечно, при команде он никаких глобальных заявлений не делал, но при частных беседах с тренером, не исключаю, Лемье мог решать какие-то вопросы…

— Не секрет, что другая звезда «Питтсбурга» чех Ягр в немалой степени поспособствовал отставке с поста главного тренера команды своего земляка Ивана Глинки. Это был один из немногочисленных питомцев чехословацкого хоккея, которого очень уважали за игру и человеческие качества звезды советского хоккея…

— Да, так и было. Сначала Ягр привез Глинку в Питтсбург, но, к сожалению, у чешского специалиста не получилось длинной карьеры в НХЛ, немного Иван поработал в Америке — всего год. Не получилось у него привить североамериканской команде европейский стиль хоккея.


«ОБИДНО ЗА «КРЫЛЬЯ СОВЕТОВ»…


— Если вернуться к вашим истокам, сейчас в КХЛ по-прежнему на виду воспитанники «Крыльев Советов». Навскидку помимо вас можно назвать Олега Твердовского, Александра Королюка, Антона Волченкова. Клуба нет, а его питомцы продолжают радовать наших болельщиков красивой игрой. Не обидно за родной клуб?

— Печально все это. Много ребят прошло через «Крылья», немало воспитанников Дмитриева продолжают карьеру. Конечно, очень хотелось бы, чтобы родной клуб возродился, чтобы в Москве была еще одна хорошая команда. У нашего района Сетунь очень хорошее географическое расположение. Дворец немного староват, но все равно удобен. Все можно сделать, чтобы воскресить «Крылья Советов», это же такая школа была, и ее нет…

— Про партнеров, Зиновьев давно играет в Уфе, сейчас вместе с вами и Зариповым в первой тройке «Ак Барса» играет финн Нико Капанен, но именно вместе с Зиновьевым игра вашего звена не один сезон дружно признавалась лучшим хоккеем не только в России, но в Европе. Нет ностальгии, по тем звездным сезонам?

— Конечно, вспоминаются те времена, когда мы играли вместе, прекрасно зная, что и как делает партнер. С закрытыми глазами порой можно было играть, так хорошо у нас получалось. Показывали и эффектный, и результативный хоккей. Те игры останутся в памяти навсегда. Сейчас играем в других сочетаниях, нужно идти вперед, в интересах команды играем вместе с Капаненом, думаем о том, чтобы давать результат для «Ак Барса».


«ПЕРВЫМ ПОЗВОНИЛ КОВАЛЬЧУК»


— Ваш партнер по «Питтсбургу» и «Ак Барсу» Ковалев сейчас не играет, как и Вячеслав Козлов и Яшин. Кроме них и вас действующих игроков в «Клубе 1000» сейчас нет, можете подвинуть старших товарищей — Козлов старше вас на 5 лет, Ковалев и Яшин — на 4?

— С Ковалевым последний раз виделся перед началом сезона в Швейцарии на товарищеском матче памяти ярославского «Локомотива». Разговаривали, Алексей говорил, что готов продолжить карьеру, но пока нет вариантов с клубами, нет достойных предложений. Зная, в какой хорошей форме был Ковалев, думаю, он еще продолжит где-нибудь забивать… Разумеется, буду стараться набрать как можно больше очков, настраиваюсь на это перед каждым матчем. Главное, не очки набрать, а принести пользу команде. Забивая, помогаешь команде победить. Но не буду загадывать наперед, тем более что сзади активно напирают не менее забивные коллеги, многим ребятам до заветной тысячи очков осталось совсем немного. Ближе всех мой друг Илья Ковальчук…

— Нынешнему форварду питерского СКА до вступления в «Клуб 1000» осталось набрать меньше 30 очков, нетрудно предположить, что он составит вам кампанию уже в нынешнем сезоне… Илья-то поздравил вас с юбилейным очком?

— Ковальчук первым позвонил мне сразу после матча в Новокузнецке и поздравил с вступлением в «Клуб 1000», он внимательно следит за моей карьерой, как и я за его ледовыми подвигами…

— Я помню, как тяжело было легендарному Пеле забить тысячный гол, в очередном матче его «Сантоса» ему предоставили право пробить пенальти, и такой выдающийся мастер с превеликим трудом послал мяч в сетку. Вас не нервировала ситуация со статистикой, когда до заветной тысячи в этом сезоне вам оставалось чуть-чуть, а журналисты постоянно донимали надоедливыми вопросами?

— Я просто не обращал внимания на ваших коллег, настраивался на каждую игру, никак не подгадывал, где и при каких обстоятельствах случится набрать юбилейное очко. Но когда до заветной цели оставалось всего несколько баллов, я был абсолютно спокоен, лишь бы травмы не было и здоровья хватило. А очки рано или поздно придут, так что не было у меня никакого напряжения, не думал днями и ночами, как бы поскорее вступить в заветный «Клуб 1000», продолжал играть, как обычно.


«В НХЛ УЖЕ ДАВНО НЕ ЗОВУТ»


— Наверняка, до вас доходят разговоры, мол, уже не тот Морозов, с каждым сезоном набирает меньше и меньше очков, статистика позволяет об том говорить… Вы-то сами, как себя ощущаете, 35-летним ветераном или полным сил и опыта форвардом?

— Да, это понятно — годы идут, с природой не поспоришь. Но физически я чувствую себя хорошо. И главное, еще есть желание играть, побеждать, есть силы, поэтому буду и дальше делать то, что в моих возможностях. Навряд ли мне удастся, как Горди Хоу сыграть вместе с сыном, но о завершении карьеры точно не думаю.

— В НХЛ вернуться не зовут, ведь такие попытки после вашего возвращения на родину летом 2004 года были и не раз?

— Нет, давно не зовут, особенно после того, как осенью 2008 года я подписал новый пятилетний контракт с «Ак Барсом». Не было никаких разговоров. Повторюсь, я ни о чем не жалею, в том числе и об уходе из НХЛ. Наоборот, рад тому выбору, который я сделал в прошлый локаут 2004 года, вернувшись на родину. Попал в хороший клуб, впервые в своей биографии стал чемпионом страны, даже трехкратным, завоевал Кубок европейских чемпионов, массу других почетных трофеев, еще и чемпионом мира стал, будучи опять же игроком «Ак Барса»! О чем тут можно жалеть? Напротив, я очень благодарен судьбе, клубу за все то, что смог достичь в Казани.

Памятуя прошлый локаут в НХЛ, как вы считаете, нынешний сезон за океаном также пропадет, как и восемь лет назад?

— Не знаю. Мне трудно судить об этом, нужно знать предмет, быть в теме, слишком противоречивая информация приходит из Америки. Кто там кому в чем уступает или не собирается уступать… В ходе прошлого локаута я присутствовал на собраниях игроков, был в курсе всего, что происходит, какие предложения делает лига, на что согласны игроки и профсоюз… Мне сейчас сложно судить. Будет ли сезон в НХЛ усеченным или полностью его отменят, не знаю…

— Видел, как вы заботливо одевали в миниатюрные доспехи своего пятилетнего сына Никиту на тренировку, он готов продолжить династию? Наверняка знаете, что у вашего одноклубника и коллеги по амплуа Кирилла Петрова дед играл за казанский СК имени Урицкого, отец играл за казанскую «Итиль», как ранее назывался «Ак Барс». Династия хороша, что в спорте, что в искусстве…

— Да, сын каждый день спрашивает меня, когда у меня будет возможность покататься с ним, потренироваться. Никита хочет играть в хоккей, дома об этом постоянно говорит, в раздевалку к нам приходит с другими мальчишками. И со своими друзьями играет в хоккей. Есть у Никиты такое стремления, что не может меня, отца не радовать. Почему бы ему не последовать моему примеру, кто против? Я только за!

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть