Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Александр Барков: «В «Ак Барсе» работы всем хватает. Днем и ночью»

БИЗНЕС Online продолжает представлять новый тренерский штаб «Ак Барса»: речь у нас пойдет о двух Александрах Барковых. Отец рассказал «БИЗНЕС Оnline» про сына, ставшего год назад самым юным автором гола в Суомен-лиге, и почему Барков-младший играет не за Россию, а за Финляндию, а Барков-средний играл в теннис, и как Барков-старший учился у Геннадия Маслова и Сергея Столбуна.


ДВА БАРКОВЫХ АЛЕКСАНДРА, НАПАДАЮЩИЕ…


— Правда, что ваш младший сын стал рекордсменом, самым юным автором гола в Суомен-лиге?

— Правда. Было это в октябре 2011 года, когда Саше было 16, а в январе нынешнего года он стал опять же самым молодым автором гола на молодежном чемпионате мира, где играл за Финляндию.

— Это вы его сделали потомственным форвардом?

— Скорее сын сам выбрал такой путь. Вот старший в хоккей не играл, потому что я этого не хотел. Решил, что слишком тяжелая работа хоккей, занимает слишком много времени, врагу не пожелаешь… Поэтому Юра в свое время по юниорам успешно занимался большим теннисом, показывал очень перспективные результаты, интересовал многих агентов, в частности Джея Гроссмана, даже контракты какие-то подписывал… Но в Финляндии по сути нет профессионального тенниса, есть один Яркко Ниеминен, достаточно высоко забравшийся в рейтинге, причем, мастерства этот парень набрался в Швеции — в Финляндии не было ни тренеров, ни спаррингов. Я, конечно, как мог, помогал Юре, но в теннис-то играть не могу. А при переходе из юниоров во взрослые сыну было тяжело, нужно было вкладывать в его карьеру большие деньги, отправлять в Америку или Испанию. В итоге мы не пошли на это. Потом он окончил в Таиланде, в Бангкоке университет международной торговли, работал в Англии, Ирландии, Шотландии, защитил степень магистра. Сейчас Юра снова в Бангкоке, ему там нравится, много друзей…


БАРКОВ-ФИНН…


— А Саша родился в Финляндии, когда я уже год отыграл за «Таппару». Отец играет, мама на трибуне с младшим сыном, так и привык, даже дома с клюшкой возился, сначала пластиковой, потом деревянной, в два года поставил его на коньки. Так потихоньку втянулся, год занимался фигурным катанием, чтобы научиться, лучше кататься. Вот и пошел по моим стопам. Другие дети играли с машинками, солдатиками, а мой — с шайбой.

— Так и доигрался до молодежной сборной Финляндии Барков-младший?

— В Финляндии можно одновременно быть обладателем двух паспортов. У моих сыновей есть и российский, и финский паспорта, там это разрешено. В свое время старший сын много ездил по разным теннисным турнирам, постоянно требовалась виза, нам посоветовали, обратиться к финским властям. Обратились, в итоге жена и дети получили местные паспорта. Гражданство у детей по-прежнему российское, мы и не мечтали о финском подданстве, вопрос был лишь о простоте перемещения по миру без оформления виз. Это очень удобно…

— И как Барков-старший, российский тренер финской «Таппары» отреагировал на приглашение младшего сына в юниорскую сборную Финляндии?

— В Финляндии существует хорошая система отбора в сборные младших возрастов. С 14 лет всех ребят просматривают на городских, областных соревнованиях, в конечном итоге собирают лучших в своем возрасте в олимпийском центре в Виерумяки 120 — 130 пацанов. Дней 10 проходят тесты, потом их делят на команды, играют друг с другом. В итоге тренеры сборных отбирают 44 мальчишек, два состава — это кандидаты в сборную. Конечно, был рад, как отец, Саша показывал достойные результаты. А через месяц сына взяли в сборную на год старше…

— И что, со стороны российских тренеров не было никакого интереса к вашему сыну?

— Не было. Поначалу я особо и не задумывался, наверное, Финляндия очень далеко, сложно отслеживать там ребят. А смотреть то нужно. Это в лихие 90-е все разъезжались куда глаза глядят, в Европу, в Америку. Мы же русские, в конце концов, у нас есть дети, некоторые из которых показывают результат! Тот же Александр Гальченюк-младший, сейчас играет за США, Андрей Быков за Швейцарию, Дмитрий Яшкин — за Чехию, хотя их отцы россияне, как и я. Были частные беседы, иногда на родине у меня спрашивали про сына, мол, слышали, неплохо играет, но не более того. Сейчас Саша играет в одной тройке с Вилли Ниеминеном и датчанином Янником Хансеном, приехавшим из «Ванкувер Кэнакс», забивает регулярно…


ФИННЫ НАРОД ДИСЦИПЛИНИРОВАННЫЙ


Вы играли и работали в Финляндии, хорошо знаете тамошний хоккей. Можете объяснить, откуда такой интерес к финским тренерам в КХЛ. Нынешний сезон в роли главных тренеров начинали Петри Матикайнен («Авангард»), Ханну Йортикка («Амур»), Пекка Раутакаллио («Динамо», Рига), Кари Ялонен («Торпедо»), Кари Хейккиля («Динамо», Минск). Только последнего недавно отправили в отставку, остальные продолжают работу…

— Финны по природе дисциплинированная нация, очень серьезно относятся к тому, что и как они хотят делать. Знают предмет, много учатся, я сам через это прошел в «Таппаре», видел их отношение. Знают не только собственно хоккей, а всю структуру подготовки, сильно они подкованы в этом деле. КХЛ вторая по силе лига в мире после НХЛ, составляет серьезную конкуренцию заокеанской лиге, наверное, нашим клубные менеджеры хотят привлекать лучших специалистов, поэтому вербуют финских, шведских (Янне Карлссон был недавно уволен из «Атланта»), канадских (Пол Морис в «Металлурге», Мг), чешских (Йозеф Яндач отправлен в отставку в пражском «Льве», Милош Ржига работает в СКА, Ростислав Чада в «Словане»), американских (Тим Роу из «Локомотива»), словацких тренеров (Юлиус Шуплер в «Донбассе»). Наших все равно больше. Каждый клуб выбирает по-своему, считая свой выбор оптимальным. Не думаю, что в КХЛ есть какая-то серьезная направленность именно на финских тренеров. Скорее всего, нет, подходит клубу его программа — берут, нет — не берут. А какое у него гражданство это уже второй вопрос… Могу сказать, что если уж брать иностранных тренеров, то финские специалисты будут далеко не худшим вариантом.


РУССКИЙ СЛЕД В ФИНСКОМ ХОККЕЕ


— Можно сказать, что из Финляндии к нам едут приверженцы в чем-то советской школы хоккея, ведь еще при советской власти в стране Суоми успешно тренировали тамошние команды Борис Майоров, Анатолий Богданов, Владимир Юрзинов-старший и младший, Василий Тихонов?

— Лично меня из «Сибири» в «Спартак» в 1984 году пригласил Борис Майоров. И когда в 1994 году он принял финскую «Таппару», то и меня туда пригласил. Много общались с Майоровым, именно с 1994 года хоккей в Финляндии стал профессиональным. До этого он был полулюбительским. Майоров говорил, что не мог проводить утренние тренировки, потому что большинство игроков в это время работали в других местах. А тренера Майорова игроки «Таппары» слушали с открытыми ртами, сам это видел. Много финны взяли из советского хоккея. До этого, играя против финнов, я мог назвать их лесорубами, дровосеками, но потом их хоккей сильно изменился. Финны стали более техничными, научились играть очень хорошо, настолько, что пошли разговоры, что сборная Суоми стала напоминать советскую сборную! Наши тренеры вырастили немало хороших хоккеистов, которыми в Финляндии гордятся. Так Майоров в «Йокерите» поучаствовал в судьбе Теему Селянне, Юрзинов-старший в ТПС — Саку Койву…

— Сегодня наших тренеров в Финляндии вспоминают?

— Майорова точно знают, он не один год в Финляндии отработал за несколько приездов. Вспоминают, Юрзинова-старшего — оба начинали там практику в качестве играющих тренеров. К ним очень хорошо относятся, оба ведь давали результат, выводя в чемпионы страны «Йокерит» и ТПС. Даже почитают. Я сам с большим уважением отношусь к этим выдающимся, легендарным специалистам.

— Ваше мнение, уже как тренера «Ак Барса», наши финские легионеры: Нико Капанен (5 голов+8 передач), Янне Песонен (6+5), Яркко Иммонен (5+6), Янне Лахти (1+1) отрабатывают свои контракты, есть разные мнения… Недавно известный телекомментатор Сергей Гимаев прямо заявил, что, мол, «казанские финны уже не те, что были раньше в ранге чемпионов мира 2010 года»…

— Любому тренеру всегда хочется, чтобы игрок показывал максимальный результат, и не за сезон в целом, а в каждой игре. Да, мы порой бываем, недовольны нашими финнами в каких-то отдельных моментах — это нормальный рабочий процесс. И ждем от них большего и надеемся на них. Я уверен, что они должны играть лучше.

— Лахти играет меньше всех, потому что никак не может адаптироваться или просто не тянет?

— Сложно сказать, времени игрового он на сегодня получает не так много, как хотел бы он сам, но это время еще нужно заслужить. К слову, Лахти тоже чемпион мира, был лучшим бомбардиром Суомен-лиги с 37 голами, это очень хороший хоккеист, можете не сомневаться. Наверное, сказывается разница в менталитетах: первый год в России, все вокруг для него новое. Бывает, легионер приезжает и с листа начинает выдавать результат, а на следующий год ноль. По-разному бывает, конечно, ждем от Лахти большего.

Сами-то помните тех, с кем играли?

— Из тех, кто играл со мной только на правом краю нападения «Спартака» и сборной России, я-то всегда был центральным, шестеро затем играли в НХЛ. Причем, все они начинали рядом со мной молодыми, кто в 19, кто в 20. Тот же Алексей Морозов играл со мной в сборной России на чемпионате мира 1997 года! Надеюсь, и я чем-то помог ребятам, скажем, Александру Селиванову — он играл со мной в «Спартаке». Сейчас вместе с моим сыном в «Таппаре» играет обладатель Кубка Стэнли Ниеминен, он при мне начинал в «Таппаре», когда я уже тренером работал. Я этим тихонько горжусь. В судьбе любого игрока всегда много людей, не один единственный тренер.

Вас, к слову, в «Спартак» не земляк новосибирский сосватал — голкипер Виктор Дорощенко?

— Нет, он перешел в «Спартак» из «Сибири», когда я еще пацаном был, а Виктор уже в 1978—1979 годах три матча за сборную СССР отыграл, когда мне было 14 — 15 лет. Самого Дорощенко я в «Спартаке» уже не застал, был там другой земляк из Новосибирска, защитник Виктор Фаткуллин (8 матчей за сборную СССР в 1986, — авт.). Вот с ним мы еще в «Сибири» вместе играли, пока он не уехал в «Спартак». А в «Спартак» меня пригласил тогдашний наставник Евгений Зимин, он и вел со мной переговоры, его вскоре сменил Борис Майоров, год я еще поиграл в «Сибири» пока не перебрался в Сокольники. Да и был я воспитанником не «Сибири», а новосибирского СКА, хотя еще старшеклассником переманивали в «Сибирь — там занятия были во дворце спорта, а не на открытой площадке, где сначала нужно было снег почистить, и только потом тренироваться 15 минут при свете, который потом отключали. А когда уже играл в «Сибири», то сначала приглашали в ЦСКА, ездил на сборы, поработал с Юрием Моисеевым, Виктором Тихоновым, застал в строю играющих Владислава Третьяка, Вячеслава Фетисова, Сергея Бабинова. Но когда мне дали понять, что буду играть за юниоров, тренируясь с первой командой, где было пять пятерок уровня сборной СССР, попросился назад в «Сибирь», когда она рубилась в первой лиге и претендовала на выход в высший дивизион. Там у меня и контракт готовый был. Отпустили домой.


БИТВЫ С КАЗАНЬЮ, УЧИТЕЛЯ МАСЛОВ, СТОЛБУН…


Дома-то я неплохо играл, забивал немало, передачи раздавал, селекционеры в СССР работали не хуже нынешних, внимательно отслеживали всех толковых ребят по Союзу. Меня, например, «вел» спартаковский селекционер Юрий Новиков. Турнир первой союзной лиги был очень сложным и одновременно классным, масса квалифицированных игроков во всех практически командах, в любой момент готовых сыграть и по высшей лиге. Один Борис Александров чего стоил из «Торпедо» (Усть-Каменогорск), его быстро ЦСКА перехватил. А казанские супербомбардиры? Валерий Шалахин (14 сезонов в казанском СК им. Урицкого: 770 игр, 349 голов+368 передач), Владимир Бокарев (13 сезонов: 786, 214+142), не говоря уже о Сергее Столбуне (610 голов за карьеру, из них 582 за СК им. Урицкого, 91 шайба в сезоне 1983 года — непревзойденный результат в истории отечественного хоккея), Геннадии Маслове (лучший снайпер первенств страны с 681 шайбой, 556 за родной СК им. Урицкого, рекорд результативности: 140 (!) очков, 84+56 в 76 матчах в том же 1983 году!). А защитник Ильдар Рахматуллин (12 сезонов в СК им. Урицкого, 702 игры: 280+183). Вы посмотрите, против кого я играл! Вот это были битвы, я очень много почерпнул для себя из опыта казанских мастеров, наблюдать за Масловым, Столбуном, Шалахиным было очень интересно. Всегда подмечал что-то интересное, впитывал в себя их опыт, очень уважаю, открыли глаза на хоккейное мастерство. И такие мастера, но не с такой, естественно, сверхрезультативностью, были во многих командах первого дивизиона! Представьте уровень турнира…


ГОРЖУСЬ, ЧТО РАБОТАЮ В «АК БАРСЕ»!


— Не сложно чисто психологически бывшему главному тренеру трудиться теперь помощником, не бьет по самолюбию?

— Нет, не сложно. Главным-то я всего полгода в «Магнитке» проработал, так сложились обстоятельства, будь у меня больший стаж, наверное, было бы сложнее сейчас. Просто я очень хочу работать тренером, люблю свою работу, хотя будучи игроком, не собирался тренировать. Но попробовал с юниорами в «Таппаре», и понравилось. Главное, что я в хоккее, продолжаю жить любимым делом. А в каком качестве не суть важно. У нас очень хороший тренерский коллектив в «Ак Барсе», работы всем хватает, большом объем. Очень интересно. Днем и ночью. С Андреем Соколовым мы вместе работали еще в «Магнитке», продолжаем в Казани. Это у опытных тренеров всегда готов план работы, проверенный годами, нам же с Соколовым в Магнитогорске пришлось начинать с чистого листа. Это очень хороший опыт. Повторюсь, очень рад, что попал в такой город, как Казань, в такой клуб, в такую команду, как «Ак Барс» с такими прекрасными болельщиками.

— Сложно работать с нынешним поколением хоккеистов — другая страна, другие люди, другой хоккей?

— Очень. Намного сложнее, чем в мою бытность игроком, хотя тренером при советской власти я не работал, но видел, как они трудились, чему и как меня учили, как общались. Сейчас все другое. Игрок это, прежде всего, личность, которую нужно уважать. Я к этому был готов, потому что заканчивать игровую карьеру и начинать тренерскую мне пришлось в Финляндии, где даже при работе с детьми или юниорами в принципе нельзя кричать на хоккеистов. Неприятно, там этого не поймут, поэтому нельзя. Крик начинается, когда тебе больше нечего сказать… Хотя строгость должна присутствовать, вкупе с убеждением. Все это не означает, что финские тренеры не кричат на тренировках или на играх! Еще как кричат, тот же Йортикка в Хабаровске докричался на судей до крупного штрафа от КХЛ! Это рабочий момент, без мата же трехэтажного, позитивный допинг. Тонус поднимает. Крик-поддержка и крик-оскорбление это разные вещи.

— Сразу после матча «Ак Барс» — «Торпедо» (2 ноября) главный тренер Валерий Белов уедет в сборную России. Как будете работать в его отсутствии?

— Летом Белов уже уезжал в сборную. Но он и там постоянно держит руку на пульсе клубной команды, постоянно созваниваемся каждый день не по одному разу. Все его пожелания команде передаем немедленно, планы тренировок он заранее утверждает, а мы их проводим. Команда всегда в надежных руках. С утра до вечера в работе… Порой жена из Финляндии никак не может дозвониться…

Справка

Александр Эдгардович Барков родился 17 апреля 1965 года в Новосибирске, нападающий, мастер спорта международного класса. «Сибирь» 1983−1988гг., «Спартак» 1988−1993гг., «Лайонс» (Италия) 1993−1994гг., «Таппара» (Финляндия) 1994−1999гг. В чемпионатах страны провел 239 матчей — 65 голов. В сборной России играл на чемпионатах мира 1992, 1997, 1999 — 21 матч, 3 гола. Помощник главного тренера юниорского состава «Таппары», помощник главного тренера основного состава «Таппары», главный тренер «Металлурга» (Мг) в апреле-октябре 2011, помощник главного тренера «Ак Барса» с июля 2012.



Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть