Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

Курбан Бердыев: «Вы задаете вопросов больше, чем следователь вчера…» Часть 2-я

Несмотря на громадный интерес к последним конфликтным историям вокруг казанского «Рубина», в ходе почти четырехчасового интервью «БИЗНЕС Online» с Курбаном Бердыевым мы не могли обойти собственно тему футбола. И наставник «Рубина» весьма охотно отвечал на вопросы, касающиеся его как главного тренера команды, в том числе на те, которые ранее оставались без ответа. Речь шла и о последних неудачах «рубиновых» во внутреннем чемпионате, об игроках, сыгравших важную роль в новейшей истории команды, о перспективах клуба в главном турнире страны и на трансферном рынке.


ЛИКВИДИРОВАТЬ ОТСТАВАНИЕ ОТ ТРЕТЬЕГО МЕСТА ВПОЛНЕ РЕАЛЬНО

— Курбан Бекиевич, у нас к вам, конечно, есть и футбольные вопросы. И для начала самый общий. Какова ваша оценка качества игры и результатов команды с июля по декабрь 2012 года?

— Я думаю, что в целом мы могли сыграть намного лучше. И по качеству игры, и по результату. Есть объективные и субъективные моменты, но могу сказать, что у той группы атаки, которая у нас травмирована, к сожалению, полноценной замены нет. Отсюда и такие результаты. Даже по игре. Если вы помните, когда у нас в составе Рязанцев, Ерёменко, то это одна игра. И совсем другая игра, когда их нет.

Более того, на финишной прямой, в конце года, были совершенно выжаты два опорных полузащитника — Натхо и Орбаис. К сожалению, мы не смогли заявить в конце трансферного окна тех, кого хотели. Долго ждали, но не получилось. И так сложилось, что Натхо и Орбаис тянули на себе всё. Особенно тяжело пришлось Натхо, который ещё и задействован в сборной Израиля и практически все матчи играет в её составе. Сборная, Лига Европы, чемпионат России. Он просто выжат. А эти две позиции, они, конечно, определяющие. Но если смотреть на турнирную таблицу, то ничего страшного нет. Я думаю, что за медали реально побороться.

— То есть, ликвидировать семиочковое отставание от третьего места — это вполне реально?

— Да-да. Вполне досягаемо. Главное, чтобы мы доукомплектовались, и не было травм у ведущих игроков.

— А почему, на ваш взгляд, «Рубин» в нынешнем чемпионате играет циклично с точки зрения результата? Хороший старт — три победы в четырёх встречах, затем ряд неудач, включая домашние поражения от «Терека» и «Амкара». Потом отличная победная серия и, наконец, в последних трёх поединках — два поражения и ни одного забитого мяча.

— Ну, последние поражения я связываю с травмами ведущих игроков. А во время той победной серии полного удовлетворения от качества игры не было. Был результат, но не было удовлетворения от игры. Всё-таки этих игроков, которые определяют качество игры, нам не хватало. Поэтому, я думаю, что с этим связано во многом.

— Курбан Бекиевич, еще статистика указывает, что «Рубин» проиграл пять последних матчей московским командам, причём забил в этих играх один мяч, Натхо с пенальти в Москве «Спартаку». Есть ли в этом какая-то закономерность?

— Нет, это были совершенно разные матчи и их нельзя связывать.


МЫ НЕДОУКОМПЛЕКТОВАЛИ СРЕДНЮЮ ЛИНИЮ

— Правы ли журналисты, когда указывают, что по ходу сезона у «Рубина» изменился тактический рисунок? Что с самого начала сезона команды делала ставку на контроль мяча и большое количество атак, а затем перешла на контратакующий стиль с упором на фланговую игру. Если это так, то это связано, прежде всего, с травмой Ерёменко?

— Нет, с тем, что выпала именно группа атаки, — Ерёменко, Рязанцев. Потому что они многое определяют. Если взять, например, «Барселону» и убрать Хави и Иньесту из средней линии, то будет немножко не то. Я не сравниваю наших игроков с ними, но сама суть именно такая. Это определяющие игроки в самой философии игры. К сожалению, я ещё раз повторяю, мы не доукомплектовали среднюю линию такими же игроками, чтобы это безболезненно проходило.

— Как вы оцениваете эффективность трансферов последнего межсезонья?

— Орбаиса мы взяли на год. Договорились — год он играет, потом мы смотрим. Я считаю, что он пришёлся ко двору. Если бы не было Орбаиса, я даже не представляю, кто бы у нас играл в опорной зоне. Что касается Маркано, то он вынужден часто играть на позиции левого защитника.

— И вы считаете, что из него можно сделать классного крайнего защитника? Вы пытаетесь из него сделать такого игрока?

— Пытаюсь в силу необходимости. Даже в последней игре со «Спартаком» просто не было народу, поэтому мы Ансалди выдвинули вперёд, а Маркано поставили на фланг в обороне. Вообще, он — центральный защитник, но мы его попросили сыграть на фланге. И он старается. Ошибается, конечно, но старается. А так мы его брали как центрального защитника. Что касается Рондона, то потенциал, бесспорно, есть и все это видят. И я уверен, что Тёре тоже ко двору. Вот в этой ситуации, которая сложилась, он, конечно, не виноват. Это талантливый парень и, я уверен, что когда всё уладится, то он заиграет в «Рубине».


В СЛЕДУЮЩЕМ ГОДУ УРИДИЯ ПОЛУЧИТ СВОЙ ШАНС

— Курбан Бекиевич, ещё про одного талантливого парня хотел вас спросить — Мераби Уридия. Почему вы, несмотря, на обилие травмированных, не дали шанса проявить себя в основе лидеру молодёжной команды?

— Уридия — это наше будущее. Но в этом году он ещё был не готов. Одно дело — игры за дубль, другое дело — как футболист проявляет себя в работе с основным составом. Мы же смотрим на то, как футболисты действуют на тренировках.

— Не жалеете, что в последнем матче года против «Спартака» выпустили во втором тайме Давыдова на усиление атаки, а не Уридию?

— Нет, ни в коем случае. Повторяю, Уридия — это наше будущее.

— Будущее отдалённое, или он получит свой шанс уже в 2013-м?

— Я думаю, что уже в следующем году. Это не значит, что он сразу станет игроком основного состава. Но двери туда для него уже открыты.

— Кроме Уридии, есть ещё в дубле люди, которые на следующий год также могут постучаться в эти двери?

— Скорее, это «Нефтехимик». Вы должны понимать, что клубная пирамида, слава Аллаху, в этом году выстроилась: интернат, дубль, «Рубин-2», «Нефтехимик», основной состав «Рубина». Безусловно, есть талантливые игроки, такие как Уридия. Но надо посмотреть, где игроку лучше. Постоянно играть за «Нефтехимик» или сидеть в дубле и периодически выходить за основной состав. Посмотрите, как раскрылись в этом году Портнягин, Галиулин. Кверквелия стал гораздо уверенней. Вот в чём преимущество такой многоступенчатой системы. В «Нефтехимике» многие сильные ребята в этом году раскрылись. И наоборот, некоторые из тех, на кого мы рассчитывали, там играют не очень, и к ним есть вопросы. Поэтому здесь нужно смотреть, что важнее для того же Уридии и других молодых ребят.

— Портнягин и другие игроки «Нефтехимика», которых вы назвали, получат приглашение на первый сбор «Рубина»?

— Некоторые ребята, в том числе Портнягин, да.

— Курбан Бекиевич, если бы эта пирамида была выстроена на несколько лет раньше, то могли бы мы не потерять таких игроков, которые были лидерами сборных России разных возрастов, как Голяткин или Кухарчук?

— Про Кухарчука. Ну, время показало, что мы всё правильно сделали. Так будем говорить. Если человек талантливый, но в «Рубине» не заиграл, то он где-то заиграет. Правильно? А если мы не взяли, а он нигде не заиграл, то мы всё правильно сделали.

Или вот, например, Игорь Лебеденко. Ведь к нему не было никаких претензий, ни по тренировочному процессу, ни по самоотдаче. Сейчас он хорошо играет за «Терек». Но всё равно мы считаем, что сделали правильно, с ним расставшись. Потому что для той команды, которую мы создаём, Игорь немного не подходит. Понимаете? Поэтому считаю, что мы сделали всё правильно. И эта многоступенчатость позволит в ближайшем будущем нам выбирать из целой группы квалифицированных футболистов.


ЖЕНА ВАЛЬДЕСА СКАЗАЛА, ЧТО НЕ БУДЕТ ОТДАВАТЬ СВОЕГО РЕБЁНКА СЮДА

— Ещё немного о трансферах. Вы подтверждаете, что приоритет в этом направлении — это поиски опорного хавбека и нападающего?

— Да.

— Это будут иностранные футболисты?

— Среди кандидатов есть и российские игроки.

— А почему всё-таки никак не удаётся решить проблему нападающего? Прошло уже несколько трансферных кампаний, а найти достойную замену Домингесу и Бухарову так и не удаётся.

— Ну почему. Я надеюсь на Саломона Рондона. Потенциал у него есть.

— А вот у Вальдеса не получилось.

— Нет, про Вальдеса я бы не сказал, что не получилось. Просто у Вальдеса была проблема со школой для детей, в Казани им просто некуда было пойти.

— Но в клубе же заранее знали о такой проблеме или нет?

— Нет, поначалу, когда зашёл об этом разговор, то мы сказали, что всё ему сделаем и здесь есть школа. Потом оказалось, что разница в уровне преподавания, к которой они привыкли, и тем, что мы могли предложить здесь, очень большая. И жена Вальдеса сказала, что она отдавать своего ребёнка сюда не будет.

— Хорошо, с Вальдесом ошибки не было. А с Давыдовым?

— По Сергею могу сказать, что где-то есть к нему претензии, а где-то мы не даём ему шанса. По тренировкам потенциал его виден, поэтому не могу сказать, что это ошибка. Хотя, конечно, мы от него ждём большего. Но по-прежнему на Давыдова рассчитываем.

— Понравилось ваше выражение в одном из интервью о том, что самое важное в футболисте — это уровень его игрового интеллекта. Степень игрового интеллекта Давыдова соответствует требованиям «Рубина»?

— Он всё-таки наконечник копья. Конечно, здесь нужна и индивидуальная тактика, интеллект и всё прочее. Но футбольный интеллект формируется в начальной и средней линиях. Именно там, где завязывается игра, а тот, кто на острие атаки, он просто должен завершить усилия партнёров. В этом задача и Сергея.

— Говорят, что вы заплатили за Давыдова 5 миллионов евро…

— Нет, что вы. Таких денег мы не платили. Сумма была заметно меньше.


КАРЛОС ЭДУАРДО ХОЧЕТ ВЕРНУТЬСЯ В СБОРНУЮ БРАЗИЛИИ

— Продолжая тему трансферов. Одна из претензий, которые вам периодически предъявляют, это то, что в «Рубине» периодически появляются какие-то странные легионеры, уровень которых не соответствует целям и задачам команды: Майкл Тукура, Михаил Платика…

— Я понял. За Тукуру мы ничего не платили. Он очень неплохо играл в Прибалтике (за латвийский «Вентспилс» — ред.), я видел несколько матчей, договорились, что мы его приглашаем на просмотр. Посмотрели на него в тренировочном процессе — он нам не подошёл. Что касается Платика, то я считаю, что это завтрашний день «Рубина». Потенциал у него очень высокий. Были даже моменты, когда мы хотели уже его выпускать вместо подуставших Орбаиса или Натхо. Но, к сожалению, у Платика было много травм в этом году, причём всё время одна и та же травма голеностопа. Такая же, как и у Саши Рязанцева, к сожалению.

— Какой процент удачных трансферных сделок в «Рубине», на ваш взгляд, за последние три-четыре года? 50 процентов, 70 процентов…

— О процентах мне сейчас трудно говорить. Но я вам хочу сказать, что 100 процентов удачных трансферов — такого нет ни в одном клубе.

— Например, у ЦСКА большое количество трансферных удач.

— Вы посмотрите, сколько игроков ЦСКА покупало, а потом отдавало в аренду или безвозмездно. Я просто не хочу сейчас вмешиваться в дела другого клуба. Иногда наблюдаешь за игроком по матчам и понимаешь, что он тебе подходит по футбольному интеллекту, и ты можешь помочь ему в развитии. Но позднее чувствуешь, что немного ошибся. Без этого не бывает.

Если говорить в позиции бизнеса — «плюс минус» — то если бы не было трансфера Бухарова, то не было бы трансфера Карлоса Эдуардо. Это сто процентов. Потому что у нас просто не было таких денег. Когда мне сообщили, сколько стоит Карлос Эдуардо, я сказал: тема закрывается, у нас нет таких денег. Но тут появился вариант с продажей Бухарова в «Зенит». Ну, а травмы Карлоса Эдуардо — от них никто не застрахован. В этой ситуации я даже больше переживаю, чем сам игрок. Ведь я пригласил в команду молодого игрока сборной Бразилии, а в России его футбольная судьба пока не складывается.

— Но ведь сейчас он уже играет. И мы не видим игры у него.

— Вы должны понимать. Два года человек не играл, за время вынужденного простоя футбол уже ушёл вперёд. Кроме того, если будут варианты с арендой, но при этом с переподписанием контракта на этот же срок, мы будем их рассматривать. Ему сейчас очень важно играть. А потенциал у Эдуардо очень высокий. Он даже на тренировках интуитивно принимает такие нестандартные решения, что понимаешь — это футболист от бога. Как и Домингес. Хотя такие решения Карлосу Эдуардо даются ещё легче. Он ещё немного ребёнок, как и Домингес в начале своей карьеры в Казани. Но возможности у него феноменальные.

— Злые языки утверждают, что он сломался в Казани психологически.

— А потому что травмы и травмы. Поэтому я и говорю об аренде, чтобы он постоянно играл и пришёл в себя.

— Он потерял веру в себя?

— Нет, безусловно, он верит в себя, хочет в сборную вернуться. Но Эдуардо хочет быть на виду, хочет, чтобы у него было много игрового времени. В этом плане у него есть беспокойство.


МАРТИНС: РОССИЙСКИЙ ФУТБОЛ — ЭТО НЕ МОЙ ЧЕМПИОНАТ

— А Мартинс — это не ошибка?

— То, что Мартинс — не ошибка, подтверждает сейчас испанский чемпионат. Тут вопрос в адаптации. Вот так получилось, что не прижился. Коллектив его принял нормально, но с адаптацией ситуация затянулась. Мартинс привык много играть. Хотя в «Вольфсбурге» то играл, то не играл. А здесь в тренировочном процессе злился, когда что-то не получалось, когда в состав его не ставили. Он считал, что если сюда приехал, то должен играть 90 минут. Когда мы с ним поговорили, вроде всё стало нормально. Потом опять та же самая проблема. Видимо, он был уже нацелен на то, чтобы уехать. Особенно в последний год. Даже ко мне подходил: я хочу уехать. Я ему сказал: «Оба (прозвище Мартинса, — ред.), подожди, мы тебе всегда шли навстречу, когда у тебя травмы были, когда у тебя были семейные проблемы, то отдали в Англию в аренду. Кстати, мы там отбили неплохие деньги. Он говорил, что — да, он всё понимает. Но потом подошёл опять и сказал: не могу, Россия — это не моё, хоть убейте».

— А в чём разница? Между Россией, Англией, Испанией. Погода? Судьи?

— Погода — раз. Судьи тут не причём. А погода, особенно в зимний период — это негативный фактор. Например, Карлос Эдуардо и, вообще, бразильцы с трудом к ней адаптируются. Но ещё более важный фактор — это принципы игры. Возьмите всех форвардов, которые много забивали за рубежом, а теперь приехали в российский чемпионат. И здесь уже такого результата, как минимум, поначалу нет. Исключение — это Вагнер и Жо. Возьмите Кураньи. В Германии забивал-забивал, а здесь ему тяжело.

Потому что в чемпионате России удобнее играть от обороны. Все клубы умеют играть от обороны и нет того простора. Посмотрите, как действует «Леванте» Мартинса? Команда закрывается в защите, появляется простор. И Мартинс использует свою скорость, убегает, забивает или отдаёт передачу. Все на своей половине поля, а Оба один маячит возле центрального круга. Контратака — Оба убежал. Здесь против «Рубина» большинство команд играет от обороны, и Мартинсу просто было некуда бежать, не было простора. Он говорил про российский футбол: это не мой чемпионат.


ПЕРЕЛОМА НАВАС, КОНЕЧНО ЖЕ, НЕ ХОТЕЛ

— Курбан Бекиевич, чего всё-таки сейчас команде не хватает из того, что у неё было в чемпионские годы?

— Я тогда, в 2008 году, не говорил о чемпионстве, но чувствовал этот потенциал, потому что были равноценные замены. Травмы мы переживали спокойно, на одну и ту же позицию по три человека было. В тот и следующий год — было два равноценных состава. И уровень тренированности был очень высокий. Сейчас такой глубины состава нет.

- Говорят, что и за ценой чемпионства власти РТ не постояли. Говорят, что сумасшедшие были деньги, что за все платили сколько надо…

— Не совсем. Мы на флажке взяли Реброва, там мы всего миллион отдали. Милошевич бесплатно пришел, он свободным агентом был. Гёкдениз, да — по тем временам отдали большие деньги, «Трабзонспор» прочувствовал ситуацию, что он очень нужен нам, и поднял планку.

— Ещё Ансалди.

— Ансалди — нет, мы его взяли достаточно недорого, по-моему, около 3,5 миллионов долларов. К тому же, Криса, можно выгодно продать, нам же который год предлагают за него серьезные деньги.

— То есть можно сказать, что сейчас вот таких «мужиков», которых вы назвали, в «Рубине» не хватает. Кроме Шаронова, Карадениза больше некому исполнить такую роль?

— Да.

— А Навас в роли капитана команды — это удачный пример?

— Навас — опытный игрок.

— Ему, как кажется, не хватает харизмы. Натхо тот же самый, который «горит» на поле в каждой встрече, хоть и моложе намного, но больше подходит на роль вожака.

— Здесь же важно не только на поле, но и за полем. У Наваса очень высокий авторитет в команде.

— А эта история с Якубко не сказалась на авторитете Наваса в коллективе (за удар коленом нападающего словацкого «Амкара» Навас был дисквалифицирован на 7 матчей чемпионата России, — ред.)?

— Ну, во-первых, там нужно было предысторию посмотреть, когда Якубко в первый раз ударил локтем Наваса в лицо, то судья не заметил. Следующий эпизод, когда он бьет локтем Боккетти, который за лицо хватается, в это время, причем, Боккетти сказал, что «поплыл» сразу и не понял, что случилось, присел — в глазах темно. В это время Навас проходит, а Якубко то ли лежит, то ли сидит на свою беду. Навас и ударил его коленом. Когда я ему сказал после игры, что перелом у словака, Сесар аж за голову схватился. Ёлки-палки, говорит, я не хотел перелома, я со злости. Потому что судья не увидел как он меня, а потом Сальву (прозвище Сальваторе Боккетти, — ред.) ударил. Перелома Навас, конечно же, не хотел.


СНАЧАЛА ХОЧУ ОПРЕДЕЛИТЬСЯ ПО СЕБЕ, ЧТО ДА КАК

— Ещё немного о новейшей истории «Рубина». По Бухарову. Всё-таки, он хотел перейти в «Зенит»? На YouTube сохранился ролик с Бухаровым после его последнего матча за «Рубин». Там он плачет, прощается с болельщиками. И совершенно не похож на счастливого человека.

— С Сашей, когда он подписывал контракт, я разговаривал: ты хочешь уйти, да или нет? Он сказал: да. Я согласился, только потому, что надеялся, что он выстрелит. Искренне на это надеялся, потому что там сумасшедшая средняя линия.

— Пишут, что его встречают чаще в Питере где-то в барах, со стаканом хорошего алкоголя…

— Вот это я не знаю. Не знаю причин, почему он не заиграл.

— Сейчас вновь будете с «Зенитом» о нем разговаривать, Бухаров ведь даже в заявку на серьёзные матчи не попадает, может, более сговорчивые будут, чем несколько месяцев назад?

— У нас же на флажке переход сорвался, сейчас посмотрим, сначала хочу определиться по себе, что да как.

— Сорвалось, потому что они не захотели усиливать конкурента, это же очевидно.

— По крайней мере, уже вроде договорились, а потом в последние часы…


НОБОА ПРИШЁЛ КО МНЕ И СКАЗАЛ, ЧТО ОН УСТАЛ

— Курбан Бекиевич, к концу 2011 года, казалось, что команда нашла верный курс в игре. Появился тот «магический треугольник» — Нобоа, Натхо, Ерёменко. Полузащиту «Рубина» уже называли лучшей в России. Почему всё-таки не удалось удержать Нобоа?

— Я согласен. Здесь просто Крис (Нобоа, — ред.) ко мне пришёл и сказал, что он устал и ему надо поменять обстановку. У него были предложения и из Европы. И он, в принципе, собирался туда уезжать. Но, видимо, то финансовое предложение, которое сделало «Динамо», перевесило. И, конечно, такие деньги, которые мы выручили за Нобоа, нам предлагало только «Динамо». Поэтому, мы и согласились. Но, я скажу, что он уже играл на пределе, у многих легионеров бывает такое, когда они долго играют в одном клубе.

Одно время было такое и у Ансалди. Но у него, слава богу, дети родились здесь. И ему здесь хорошо, как мне кажется. Хотя он и говорит, что, если, уедет, то в Испанию. Там и жить останется после окончания карьеры. Но, это те игроки, которые, можно сказать, наши воспитанники. Они мальчиками приехали ещё мало кому известными. Хотя Нобоа уже и привлекали в сборную Эквадора на товарищеские матчи, но, я считаю, что как игрок он сформировался именно в «Рубине».

И в вашем вопросе вы забыли к этой команде ещё Рязанцева прибавить. Вот эта четвёрка очень многое определяла. Даже на тренировках, когда они в форме, одно удовольствие было наблюдать за их игрой. Когда они ловят эмоциональный кураж, функциональный. Приходишь после таких тренировок и состояние праздничное. Потому что они играют именно так, как ты хочешь. Потом, когда один, второй ломаются, то всё это ломается. К сожалению.


СЕЛЕКЦИОННУЮ ГРУППУ «РУБИНА» ВОЗГЛАВЛЯЕТ АНДРЕЙ ФЁДОРОВ

— Приоткройте тайну — как работает селекционный отдел «Рубина»? Кто за это отвечает?

— Без проблем. Первое — за всю селекцию, за приглашение футболистов отвечаю я. Селекционную группу возглавляет Андрей Фёдоров (защитник «Рубина» в 2000 — 2008 гг., — ред.). Очень много у нас есть селекционеров по Европе. Тот же Степан Томас (хорватский защитник «Рубина» в 2007 — 2009 гг., — ред.). Он отвечает за Турцию, Италию, Германию, бывшую Югославию. У Андрея Фёдорова есть знакомые, которым мы не платим. Они работают, например, в Скандинавии. И если мы берём оттуда игрока, то тогда мы им по договору перечисляем деньги. Есть такие же люди, которые отвечают за Бразилию и Аргентину.

Они не работают ни по контракту, ни по договору. Но если мы совершаем сделку, мы с ними договариваемся. Но Андрей Фёдоров достаточно грамотно работает, он знает, кто нам нужен, на какой позиции, с какими функциями. И очень много информации у него, в том числе и по ценовой политике. Есть топ-игроки, есть средний уровень, есть «завтрашний день». Молодёжь всю просматривает. Достаточно квалифицированно и Олег Нечаев (нападающий, воспитанник казанского футбола, выступал за «Рубин» с перерывами в 1988 — 2003 гг., — ред.) здесь работает, по молодёжи России и за рубежом.

— А у Фёдорова большая команда?

— Да, достаточная. И если есть какой-то игрок, нужный нам, то Андрей для меня монтирует фрагменты игр с участием этого футболиста. Если нас заинтересовало, то смотрим полные матчи. Потом Андрей вылетает, чтобы посмотреть на футболиста живьём. Если нужно, то и я отправляюсь посмотреть на игрока в деле.

— А кто непосредственно ведёт переговоры?

— Если нужны предварительные переговоры, скажем, о цене, как это было с Тёре, то я этим занимаюсь. Но у меня нет права подписи. И я не имею права утверждать окончательные цифры. Я приезжаю сюда, говорю президенту Сорокину, а затем уже генеральный директор Громов вылетает и подписывает все документы. Так что, как вице-президент я предварительные переговоры веду. Я примерно знаю рынок, начинаю торговаться. Если мы о цене не договорились, то говорю Сорокину, что мы не договорились.

— А как в других клубах строится подобная система? Скажем, тренер говорит — мне нужен нападающий! И менеджмент начинает искать и договариваться о сделке с другими клубами?

— В каждом клубе по-разному.

— Такая модель, как ваша, есть в других клубах?

— Конечно, во многих клубах.

Чтобы главный тренер был одновременно и вице-президентом, и чтобы под его чутким контролем работала селекционная служба.

— Я думаю, что во многих клубах.


СЕЙЧАС В ИЗРАИЛЕ ЕСТЬ МОЛОДОЙ ТАЛАНТЛИВЫЙ ФУТБОЛИСТ, ЗА КОТОРЫМ МЫ СЛЕДИМ

— Ещё один вопрос по трансферам, Курбан Бекиевич, от общего к частному. Многие из последних приобретений — это игроки команд, с которыми «Рубин» встречался в еврокубках. Мартинс из «Вольфсбурга», Натхо из «Хапоэля», Маркано и Орбаис из «Олимпиакоса». Это совпадение или нет?

— Мартинса я знал ещё с «Интера», когда он там молодым появился. Мы ещё оттуда хотели его брать. Что касается Маркано, то мы хотели его брать вместе с Навасом. Я, когда летал за Навасом, они тогда играли в паре. Я хотел их обоих взять, а испанцы говорят — нет, только одного. Мы двоих сразу продать не можем. Поэтому то, что Маркано играл в «Олимпиакосе» — нашем сопернике по Лиге Европы, не более чем совпадение. Да, он играл там и центрального защитника, и левого защитника. Поэтому мы смотрели, что он нам может пригодиться на двух позициях, так и получилось. Но начали следить за ним мы гораздо раньше.

Натхо мы вели тоже ещё до игр с «Хапоэлем». Он был капитаном молодёжной сборной Израиля. И мне говорят — мусульманин. Я говорю — как мусульманин? Так — мусульманин.

— А вы не знали его дядю, Адама (Адам Натхо — известный советский футболист и тренер, — ред.)?

— Конечно, не знал. Я просто видел мальчика, который играл «под нападающими», и я демонстрировал свой потенциал. И вот мне говорят, что он — мусульманин. Для меня, в принципе, разницы нет, мусульманин или не мусульманин. На тот период мне нужен был качественный молодой игрок. Он мне приглянулся. А потом по жеребьёвке так получилось, что нам встретился «Хапоэль». Ну, и хорошо, думаю, заодно посмотрим его в деле. А предварительные переговоры я уже к тому времени провёл, чтобы узнать трансферную стоимость, возможность продажи игрока. Про дядю Натхо я узнал уже после подписания контракта, достаточно порядочный человек. Кстати, сейчас в Израиле есть молодой талантливый футболист, за которым мы следим.

У 17-ЛЕТНЕГО ИРАНСКОГО ФОРВАРДА ТУРКМЕНСКИЕ КОРНИ

— Натхо подпишет в ближайшее время новый контракт с «Рубином», об этом в последнее время ходило много разговоров?

— Пока нет.

— А что с Боккетти? Правда ли, что его агент поставил «Рубину» ультиматум — или мы продаём игрока, или он уходит бесплатно по окончании контракта?

— Нет, всё это ерунда, потому что у нас очень хорошие отношения с агентом. Это достаточно квалифицированный и порядочный человек. Я не думаю, что это правда. Потому что если есть какие-то разногласия, то он сам прилетает и мы разговариваем с футболистом и агентом. Поэтому, не думаю, что это правда. Такая же ситуация и по Ансалди. У него тоже достаточно порядочные агенты, поэтому никаких проблем не возникает.

— В прессе прошла информация о 17-летнем иранском футболисте Сердаре Азмуне, который стал одним из лучших бомбардиров Кубка Содружества. Судя по тому, что он тоже мусульманин, он появится в команде?

— Его родители приезжали, мы с ним самим разговаривали. Агент его приезжал, он же агент Хагиги. Оказалось, что у Азмуна к тому же туркменские корни. Стал со мной по-туркменски разговаривать. Я был приятно удивлён. Мальчик очень талантливый, его нашёл Андрей Фёдоров. Кстати, он его видел ещё до Кубка Содружества.

Я вообще удивляюсь работоспособности Фёдорова, Нечаева. У нас достаточно квалифицированная картотека по всем возрастам в мире, я это с уверенностью могу сказать. Поэтому они молодцы. Просто удивляюсь их работоспособности. Те, кто делал «Рубин», они и сейчас работают на благо команды.

— Сколько человек непосредственно работает в их команде?

— Сейчас шесть.

— Небольшая служба.

— Да, но есть ещё люди, которые по разным возрастам работают. Например, в Москве.


НАМ ПРЕДЛАГАЮТ РЕБЯТ ДЛЯ ИНТЕРНАТА, МЫ ИХ ПРОСМАТРИВАЕМ

— А вы сейчас с такими известными агентами как Ткаченко, Сарсания дела ведёте?

— У меня хорошие отношения и с Сарсанией, и с Ткаченко. Они тоже предлагают игроков. Но Андрей Фёдоров знает лучше, кто нам нужен. Он знает мелочи, нюансы этих игроков. Конечно, есть имя игрока. Но нам важнее имени — детали. Которые именно Андрей прекрасно знает. Все качества той или иной позиции.

— На каком-то этапе Сарсания помогал в комплектовании команды.

— Вообще, я очень благодарен Косте Сарсания за то, что он мне очень помог в самом начале. Особенно первые трансферы, когда мы только вышли в премьер-лигу. Это Рони и Калисто. Потом и с Сибайей тоже помог. Без него я просто бы не знал, как в Бразилию попасть и с кем там разговаривать.

— А сейчас в такой схеме клуб уже не нуждается?

— Почему? У меня с ним прекрасные отношения.

— Речь не об отношениях, а о политике. Сейчас, видимо, ставка делается на собственные кадры? Ведь в начале пути такой селекционной службы у «Рубина» не было.

— Такой, конечно, не было. Раньше всё было замкнуто на мне, я сам всё делал. Но селекционная служба появилась именно потому, что появился Андрей Фёдоров. Трудно было найти человека, который мог возглавить такой ответственный отдел. То же самое и по молодым игрокам, тут и Иван Данильянц помогает. Есть селекционеры по детско-юношескому футболу. Нам предлагают ребят для интерната, мы их просматриваем. Ребята постоянно приезжают и уезжают. Ведётся, повторяю, очень большая работа.

Продолжение следует.

Курбан Бердыев: «Вы задаете вопросов больше, чем следователь вчера…».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть