Олег Брызгалов, «Зенит-Казань»: «Наша задача простая – сделать Центр волейбола местом, где людям будет интересно провести время»

Казань переживает волейбольный бум. Несмотря на удаленность новой домашней арены от центра Казани, местный «Зенит» стал самым посещаемым клубом российской волейбольной Суперлиги. В среднем на волейбольные матчи в Казани ходят 2750 человек — даже больше, чем на баскетбол. О маркетинговой составляющей современного российского волейбола в интервью корреспонденту «БИЗНЕС Online» рассказал генеральный директор клуба «Зенит-Казань» Олег Брызгалов.

«МЫ ПОЧУВСТВОВАЛИ РАЗНИЦУ В ПОСЕЩАЕМОСТИ ПОСЛЕ ПЕРЕЕЗДА ИЗ БАСКЕТ-ХОЛЛА»

— К чему должен стремиться клуб в области маркетинга?

— Примером в области маркетинга для нас является — английская Премьер-лига, где люди мечтают попасть на стадион. Пока для нас такая система — мечта. Она достижима, но к ней надо идти, по самым разным направлениям. Поэтому здесь комплексный подход должен быть. Мы в клубе всегда делаем мозговую атаку, думаем, как сделать так, чтобы люди к нам ходили, интересовались волейболом, отдавали своих детей в волейбольные секции. Оскомину набили уже разговоры о том, что в Казани болельщик избалован количеством команд, которые выступают в высших дивизионах. Я не сторонник этой версии. Вообще, я даже ее противник. У нас проводится много культурных мероприятий, на которые студенты, активная часть молодежи идет, покупает билеты, и никто ее туда не загоняет. Значит вопрос только в интересе людей — есть он или нет.

— А какова ваша задача?

— Наша задача простая — сделать Центр волейбола местом, где людям будет интересно провести время и увидеть лучших волейболистов мира. Что для этого нужно сделать? Мы проводим исследование своей потенциальной аудитории. Клуб должен определять интересы зрителей и пытаться их учитывать. Казань — город студенческий. Сегодня при помощи президента Федерации волейбола Татарстана Фарида Мухаметшина мы наладили работу с вузами. Нас, руководителей клубов «Зенит-Казань» и «Динамо-Казань», познакомили с ректорами вузов. Дальше пошла работа, каждодневная, рутинная, когда мы формируем заинтересованные группы, определяем лидеров в них — ребят, которые организуют информирование, анонсы матчей.

Мы предоставляем бесплатные автобусы для болельщиков, потому что понимаем, что приехать к семи часам вечера туда, а потом уехать обратно, для людей, живущих в разных районах, проблематично. Лучше делать через такие механизмы какие-то придумки, заражать людей, чем не делать ничего или надеяться, что реклама по ТВ и радио привлечет фанатов, и они сюда приедут. Мы увидели разницу после переезда из Баскет-Холла в Центр волейбола, всё-таки там был центр города, а здесь уже окраина. Всероссийская федерация волейбола отслеживает посещаемость. Средняя посещаемость прошлого года у нас была на уровне 1600−1800 человек, то есть это меньше половины зала.

— А в этом году сколько?

— В этом году средняя посещаемость порядка 2700−3000 человек. Это касается «Зенита». На девушках посещаемость колеблется на уровне 2 — 2,5 тысяч. Надо помнить, что мужчины стали Олимпийскими чемпионами. У нас 5 человек в составе и, конечно же, главный тренер — Владимир Алекно. Повторюсь, не надо кивать на избалованность болельщика. К нам приезжают студенты, которые живут в общежитии — они лучше организованы, компактно проживают. И уж эти люди точно не избалованы зрелищами. Они приезжают из районов республики, из городов, где нет таких именитых клубов.

— Студенты ведь действительно болеют, и не уходят до конца матча. Люди сразу не разбегаются и после матча, ходят и фотографируются, общаются. Люди искренне приходят на волейбол.

— Приятно еще то, что мы видим качество «боления». Люди не номера отбывают. Это действительно трогательно, когда люди не просто приходят, а думают, с чем прийти и как болеть, их захватывает игра! Есть регулярные встречи команды с болельщиками — это обратная связь, которая необходима. Есть простейшие вещи, которые, благо, и сами волейболисты понимают: когда заканчивается игра, игроки должны поблагодарить публику за то, что ее поддерживают. Помимо того, что спорт профессиональный, еще государство вкладывает значительные деньги, значит, социальная функция присутствует. Игрок должен это чувствовать. Как бы игра не закончилась, пожми руку сопернику, поблагодари болельщика, который пришел «поболеть». И женщины, и мужчины сейчас у нас это делают. Это классно, когда человек, почувствовав к себе уважение, придет еще раз сюда. Ни хочется кого-то выделять, но в этих вещах для многих примеры поведения Александра Волкова, Валерио Вермилио и Максима Михайлова.

«НА МАТЧАХ ДОЛЖЕН БЫТЬ ПЕРЕРЫВ, ВО ВРЕМЯ КОТОРОГО БОЛЕЛЬЩИК МОЖЕТ ПЕРЕКУСИТЬ ИЛИ ПОСМОТРЕТЬ ШОУ»

— Какие нужны системные изменения в работе с болельщиками?

— По итогам сезона мы говорили об этом в профессиональном кругу, на заседании Федерации. Мы очень много внимания уделили тому, что спортивная составляющая чемпионата России выросла, может быть, стала лучшей в мире — по уровню игры, накалу борьбы. Сейчас весь мир признает, что российский чемпионат самый напряженный, самый сильный. Но в плане маркетинга оценки полярные.

Причин несколько. С одной стороны, почти отсутствие зависимости бюджета клуба от посещаемости. Как только ты поймешь, что болельщик приходит и голосует за тебя покупкой билета, ты почувствуешь, что это твоя зарплата, это твое развитие, это сила твоего клуба. Ты к болельщику поворачиваешься лицом и делаешь все, чтобы ему было интересно. Должен быть четкий фактор: пришел болельщик, значит, с клубом все хорошо, не пришел, клуб должен от этого страдать и пытаться во что бы то ни стало вернуть людей на трибуны. Эта система выстроена в западных клубах. Люди понимают, что каждый участок на их футболке стоит денег. А если на рекламу на этой форме никто не смотрит, значит, это никому не интересно.

— Что нужно делать, чтобы догнать Европу?

— Каждый должен озаботиться тем, что в его структуре должна работать маркетинговая служба. В нашей маркетинговой службе сегодня работают два человека. Но работа в этом плане может быть организована по-разному. Чтобы не раздувать большой штат, мы специально отдаем многие вопросы на аутсорсинг. Клубу мы оставляем организующую роль — формирование задач и целей. На сегодня у нас четыре партнера, с которыми мы работаем.

Помимо того, что каждый клуб должен внутри самоорганизоваться, помощью в этой работе должны стать правила и регламент проведения игр. В федерации волейбола сейчас активно обсуждаются вопросы изменения регламента, что не может не радовать. У клуба должно быть время, чтобы болельщику сделать как можно больше интересных вещей.

Разрабатывается идея перерыва, мы её активно поддерживаем. Сейчас перерыва нет, когда болельщики могли бы перевести дух. Они приходят после работы и у них должно быть время, чтобы перекусить. Это уже ведет к увеличению числа торговых точек в спортивном центре. Есть масса идей, как сделать людям взаимовыгодное предложение. Да и телевидению перерыв пошел бы на пользу, банально больше рекламы можно продать, в федерации есть понимание, и работа в этом направлении ведется. Также есть проблема в том, что нет интриги выхода команд на площадку. Нет этого шоу, когда публика ожидает выхода своих любимцев на арену.

— Вас с этого года активно показывает по телевидению: и Чемпионат России, и даже Лигу чемпионов. Это ведь тоже результат вашей работы?

— Еще один шаг — это активный показволейбола по ТВ. Большим плюсом считаю сделанные поправки, которые уже внесены в регламент — каждый клуб Суперлиги обязан организовывать интернет-трансляции, сформулированы и требования к этим трансляциям. Не все клубы это восприняли, и их побуждают к этому системой штрафов. Есть команды, которые платят штрафы и этим не занимаются. Казань в этом плане в авангарде. У нас с семи камер организована интернет-трансляция почти всех игр, если их не показывает ТНВ, там уже работает другая техника. Отдельное спасибо телеканалу, что пошли нам навстречу, ведь люди там тоже видят, что продукт становится интересен, и пытаются его развивать, но уже по-своему. Показ матчей Лиги чемпионов на местном канале и вовсе беспрецедентное событие. Никогда еще такого в регионах не было — все это результат совместной работы. Я уверен, мы заразили местных телевизионщиков своим энтузиазмом. Большая часть болельщиков будет смотреть и любить волейбол. Исследования показывают, что 10% тех, кто смотрит игру по телевидению, все равно потом придут в зал. Надо этот маховик раскручивать.

— На одной из игр видел, как школьники растянули баннер в поддержку «Зенита».

— Дети, школьники — это еще одна важная категория зрителей, с которой мы начали активную работу, помимо студентов. Мы сейчас проводим программу «Школьный волейбольный клуб». Встретились с директорами школ — спасибо администрации Приволжского района, — и устроили промоакцию, пригласив учеников школ вместе с преподавателями, порядка 80−100 человек с каждой школы. Показали им, что есть Волейбольный центр, есть такие команды, и эти команды можно посещать вместе с родителями. Дальше мы договорились, что в каждой школе установим стенды волейбольных клубов «Зенит» и «Динамо». У нас есть прямой контакт с директорами, которые будут помогать нам. Когда ребенок приходит и говорит: «Папа, мама, я хочу на волейбол», они едут втроем на волейбол. Это то, к чему мы стремимся — семейный болельщик.

Надо людям показать то, что они теряют и что они могут приобрести. Люди безвозмездно посещают матчи с участием звезд мирового волейбола. Билеты пока не продаются. Хотя есть и обратная сторона монеты: бесплатный бросовый товар, как правило, меньше всего и ценится. Мне понравилась мысль, которую высказал гендиректор Федерации: мы должны поднять волейбол в категорию товара премиум-класса, чтобы волейбол ассоциировался с такими элитными видами спорта, как гольф, теннис. Должно быть элитное общество. Волейбол — интеллигентный, умный вид спорта. Кроме того, простым доступным языком нужно объяснять людям внутреннюю кухню волейбола. Как только человек начинает понимать волейбол, он начинает смотреть на него другими глазами. Нужно воспитывать и образовывать аудиторию.

«ВОЛЕЙБОЛЬНЫЙ ЦЕНТР В КАЗАНИ ПОСТРОИЛИ ЗА 800 МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ ВСЕГО ЗА ДВА ГОДА»

— К вопросу о перерывах. Не у всех команд в спорткомплексах есть возможность сделать в перерыве разминку, чтобы находиться в тонусе.

— Мы переходим к глобальной проблеме. В России сильная спортивная составляющая, но инфраструктурная за ней поспевает не всегда. Залов, из которых можно организовать качественные телетрансляции, мало. Если будет перерыв, то игрокам нужно дать возможность разминаться в другом зале — все это предъявляет серьезные требования к качеству залов. Все это требует серьезных вложений и изменений. Уже было предложено Федерации следующее: а не составить ли нам некий 5-летний план, поставить его перед клубами? В течение этих лет клуб должен выполнить несколько требований, среди них — зал на первом месте. Если команда не выполняет его, то по инфраструктурному признаку она теряет место в Суперлиге. Откристаллизовались бы те территории, которые серьезно намерены заниматься волейболом.

— Сколько стоит строительства современного волейбольного центра? Не самого дорогого.

— Стоимость волейбольного зала в Казани составляет порядка 800 миллионов рублей. Центр «Санкт-Петербург» строился в течение двух лет. Поэтому пять лет достаточно, чтобы выбрать место, продумать логистику, парковки, внутренние помещения, может быть и некую детскую комнату. Если люди пришли с ребенком, он не должен быть якорем. В ИКЕА — это реализовано, почему бы не реализовать и здесь.

— Какие клубы готовы к таким изменениям?

— Сложно четко назвать города. Думаю, к вступлению в «Клуб серьезных волейбольных территорий» кроме нас, готовы сейчас — Новосибирск, Одинцово, Москва, Краснодар и еще ряд волейбольных центров страны. В Екатеринбурге есть универсальный зал игровых видов спорта — качественный спортивный объект. В Новом Уренгое в зале уровень освещения не подходит для качественной трансляции.

— Новоуренгойский «Факел» выглядит, как игрушка. Они живут в Москве, а в Уренгой летают только на игры.

— Да, это своеобразный аналог футбольного «Анжи». Есть Север, там люди тоже должны жить полноценной жизнью. Футбольный стадион там не построишь, хоккейная команда стоит дорого, а волейбол — приемлемый вариант.

— Теоретически можно все эти новшества воплотить в жизнь пока только в Казани, в качестве эксперимента, а потом распространять это по всей России.

— Во всех начинаниях целесообразно делать пилотные проекты. Я рад тому, что у Федерации есть четкое понимание и ориентир на маркетинг. Какие они примут решение, посмотрим.

«БЮДЖЕТ НАШЕГО КЛУБА УЖЕ ЗАКРЫТ И ПОДПИСАН КАК МИНИМУМ НА ПОЛТОРА ГОДА ВПЕРЕД»

— Как ко всем этим идеям относится Владимир Алекно?

— У тренеров сложная задача. Судьба тренера такова, что если ты побеждаешь, тебя ценят. Для команды, естественно, лучше работать по привычной схеме: разминаться и не иметь перерыва, к которому они не привыкли. Жизнь — это всегда поиск компромисса. Если вопрос встанет таким образом, что команда сможет существовать только со зрителями, которым будет нужен перерыв, комфорт, тогда и позиция тренеров тоже изменится. У Алекно был опыт работы в итальянских и французских командах. Там нет такой мощной компании, как Газпром. Там понимают, что будешь жить на то, что заработаешь сам.

Сейчас ситуация у нашего клуба более чем благоприятная — благодаря президенту нашего клуба Рафкату Кантюкову. У нас уже традиционными стали встречи с председателем правления ОАО «Газпром» Алексеем Миллером. Руководство корпорации нам дает обещание о том, что бюджет нашего клуба уже закрыт на текущий и следующий сезоны. Это дает стабильность и возможность строить долгосрочные планы, в том числе по работе с болельщиками.

— Откуда у «Зенита» — клуба, который имеет стабильное финансирование, — столько идей? У нас есть клубы в Казани с таким же устойчивым финансированием, но которые лишь имитируют бурную деятельность. Футбольный «Зенит» из Санкт-Петербурга тоже активную работу с болельщиками ведет. Это от Газпрома идет или собственное понимание?

— Могу сказать, что на всех встречах всегда особо подчеркивается — Газпром — компания социально ориентированная. Когда мы начинали нашу волейбольную карьеру, у нас был девиз: «Красивая мечта и кропотливый труд!». У нас была мечта стать чемпионами России, чемпионами Европы. Мы ее достигли. Теперь надо брать следующую высоту — это любовь и преданность болельщика.

— Как другие клубы относятся к вашим идеям, то же «Белогорье»? Есть ли какие-то начинания?

— На совещании идеи, в общем-то, были поддержаны. Но совещания совещаниями. Жизнь расставляет все на свои места, если у клуба появляется заинтересованность в болельщике. Если такого интереса нет, то эта работа будет строиться только на энтузиазме конкретных людей. Но должен еще появиться жесткий экономический фактор.

«МЫ ХОТИМ, ЧТОБЫ В КЛУБАХ РОСТ ЗАРПЛАТ БЫЛ СОИЗМЕРИМ С ТРАТАМИ НА МАРКЕТИНГ»

— Сколько лет должно пройти, чтобы этот фактор появился? Еще один кризис должен грянуть, чтобы поняли, наконец, что кошельки спонсоров не бездонные?

— Мы являемся свидетелями, как происходят локауты в таких лигах, как НХЛ, НБА. То есть там люди думают, о будущем и понимают, что какой-то предел наступает, когда заканчивается гонка бюджетов, особенно в части зарплатных ведомостей игроков. В конце концов, деньги перестают вкладываться в инфраструктуру. Нельзя бесконечно увеличивать контракты. Мы хотим, чтобы во многих клубах рост зарплаты игроков был соизмерим с тратами на маркетинг и развитие инфраструктуры. Со временем этот начнет приносить свои плоды.

— В Европе же не зарплата у игроков так растет?

— В Европе не так, но здесь много причин. Самая главная — это рынок. Есть клубы с деньгами, которые заинтересованы в успехе. Их стало больше. Но при всем при этом, количество высококлассных игроков резко больше не стало. Да, приехали из-за границы. Да, подтянулись, может быть, к общему уровню другие игроки. Но Тетюхин уходит, поколение уходит, а за ними никого нет. Другая проблема — подготовки кадров, прежде всего, тренерских, и тренеров именно детских. Чтобы ребенка вырастить, довести его до игрока Суперлиги, нужно порядка 15 лет. За эти 15 лет ребенок должен переходить от одного тренера к другому, где его будут холить и лелеять, оберегать от внешних факторов, таких как распределение нагрузки, отсутствие травм, правильное питание, летний отдых, верное определение его амплуа, медицинское сопровождение. То есть в детей надо вкладывать и вкладывать, если мы хотим вырастить из него игрока. Надо делать отбор, ездить по стране. Вот взять, к примеру, город Казань. Все мы хотим, чтобы были наши воспитанники. Наши воспитанники появятся тогда, когда будет выстроена система. Но это уже задача государства. Никакой клуб не потянет такие вещи.

Хочется сказать, что у нас большая надежда на будущее, связанная с недавно созданным ученым заведением — Поволжской государственной академией физкультуры, спорта и туризма. Мы сразу почувствовали, что там будущее нашего клуба в том числе. Пришли к ректору, который нас сразу же поддержал. Клубом «Зенит-Казань» совместно с вузом была создана волейбольная команда «Академия». Мы очень заинтересованы в этой команде. А главная задача вуза — это подготовка тренерских кадров. Если мы туда отдадим ребят, и кто-то из них станет одаренным игроком или тренером, то задача будет выполненной.

— Демаков уже появился, талантливый игрок.

— Демаков — это наша звездочка. Даже не хочу его перехваливать. Он молод, поэтому много факторов может быть. Но наш тренер Владимир Алекно и тренер по физподготовке сейчас целенаправленно ведут его, правильно выстраивают нагрузки. И, самое главное, правильно ведется воспитательная работа, чтобы человек не «зазвездился», не перестал работать над собой. Если что-то не сработает, то мы можем его потерять, как игрока. Пока все идет так, как надо.

«СТОИМОСТЬ БИЛЕТА НА ВОЛЕЙБОЛ БУДЕТ НЕ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ЗА БИЛЕТ В КИНО»

— Резюмируя, клуб предлагает изменения в регламенте для улучшения работы со зрителями. Зная ситуацию с телевидением, даже трансляции в интернете для России — прорыв. Какие еще изменения, на ваш взгляд, необходимы?

— Мы разрабатываем программу лояльности — это вручение специальных карточек, розыгрыши призов, получение скидок на атрибутику. Опять же вопрос по атрибутике. Качественной она становится только тогда, когда она востребована. Если есть интерес к атрибутике, значит, есть интерес, чтобы ее делать элитной, красивой, качественной.

— Вы говорили, что вскоре будете делать билет платным. Если не секрет, какую цену вы планируете установить за билет? 5−10−20 рублей?

— Если билеты делать по 10 рублей, то лучше вообще их не делать. Наше мнение, что стоимость билета в зависимости от сектора должна составлять от 50 до 250 рублей. Что касается питания, то это мы отдаем на аутсорсинг. Стоимость треугольника, грубо говоря, 30 рублей, а стоимость билета — 50 рублей. Во время Универсиады мы проверим пропускную систему, отработаем организацию доступа на арену по билетам, систему продажи, посмотрим, как всё работает, а уже там на основе опыта сами перейдем на платный вход, но сделаем это максимально безболезненно.

— Не получится, как с хоккеем? Там самые дешевые билеты, которые стоят 250 рублей, выкупили, а потом просто расплылись по секторам.

— Все не просчитаешь. Во всяком случае, мы понимаем уровень благосостояния людей. Чтобы болельщику без напряжения для семейного бюджета, прийти с семьей из трех человек, нужно заплатить столько, сколько за поход в кино или даже меньше. Причем, если в кино он увидит фильм, то мы за эти деньги предлагаем увидеть человеку волейбольное шоу. К тому же 40 процентов от стоимости билета будет начисляться на карту в виде бонуса, на который можно приобрести атрибутику. 40 процентов будет использована для формирования призового фонда, который будет разыгрываться среди болельщиков в виде различных конкурсов. И 20 процентов — это просто окупаемость самой программы.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Поставь оценку тексту
+
0
-
Загрузка...
  • Анонимно 11.02.2013 09:22

    Приятно читать.Надеюсь получится всё у г-на Брызгалова Олега.

    0 Плюс минус ответить
  • Елабуга
    Анонимно 11.02.2013 23:08

    Олег Георгиевич удачи Вам и побед Вашей команде!
    Елабуга!

    0 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 31.01.2020 18:41

    Зал конечно неудобный , яма какая то .К игрокам не выйдешь , не поздравишь , полная изоляция , не как в баскет холле , где мы и фотографировались и тд . Посмотрите по ТВ , камеры даже зрителей не захватывают , вся кар тинка на стены . Факт ! Неудачный проект зала !

    0 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 31.01.2020 18:46

    Далеко зал построили ездить неохота , можно было напротив Выставочного зала на Оребургском построить так нет , там хоккей на траве воткнули , а кому он нужен в Казани ?

    0 Плюс минус ответить
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть