Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Эдуард Кудерметов: "Моя дочь - лучшая теннисистка в России и Европе в своём возрасте"

Эдуард Кудерметов — одна из спортивных легенд Татарстана рубежа веков. Ныне чемпион России 1998 года в составе «Ак Барса» живет в Москве и занят не хоккеем, а большим теннисом, но за «барсов» переживает, как и прежде. Что ответил президент республики Рустам Минниханов в ответ на просьбу о помощи, как он познакомился с Марией Шараповой, чем Кудерметову запомнились Юрий Моисеев и Валерий Белоусов, как казанский школьник попал в киевский «Сокол» и чем сейчас занимается один из самых знаменитых воспитанников казанского хоккея в эксклюзивном интервью для спортивной редакции «БИЗНЕС Оnline».


ТРЕНИРУЮ МЛАДШУЮ ДОЧЬ

— Что тебе сейчас больше интересно — большой теннис или хоккей?

— И то, и другое. Не могу сказать, что внимательно слежу за хоккеем. Но знаю, что «Ак Барс» проиграл в полуфинале Кубка Гагарина «Трактору». Миша Сарматин звонил, рассказал…

Можно сказать, что теннис занимает большую часть твоего времени?

— Да. Сам тренирую младшую дочь Полину, ей 9 лет. На Новый 2013 года она выиграла подряд два турнира в Казани. По мнению специалистов, она более талантливая теннисистка, другой уровень, чем ее старшая сестра Вероника, ей 15 лет, она входит в 700 лучших теннисисток мира, а по 18-летним — 22-я. До 14 лет никому передавать Полину не буду, сам буду заниматься. Вероника же добилась серьезных успехов в теннисе, сейчас готовится к турниру первой категории в Испании в академии Карлоса Ферро. С конца 2011 года она занимается в команде Марии Шараповой в Америке. Веронику тренирует Сергей Демехин, выведший Веру Звонареву на второе место в мировом рейтинге.

Как получилось, что дочери хоккеиста увлеклись большим теннисом?

— Еще когда я играл дома в «Ак Барсе», и у меня не было детей, я любил играть в теннис на клубной базе. Мне всегда нравился этот вид спорта. Будучи на сборах в Финляндии на олимпийской базе в Виерумяки мы всегда играли в теннис с Димой Ячановым, Мишей Сарматиным, Алмазом Гарифуллиным. Белые ночи, поэтому играли до часу-двух ночи в июне-июле в ходе предсезонных сборов.

— Занятие теннисом — дело дорогостоящее, заметно дороже, чем хоккей. У твоих дочерей есть спонсоры или ты сам их финансируешь?

— Минимум 10.000 долларов в год нужно. в прошлом году нас спонсировала «Роснефть», сейчас на данный момент эта кампания прекратила свое участие в жизВи моей старшей дочери. Приходится самому… Вот и тренирую младшую дочь, кроме того занимаюсь физической подготовкой с другим теннисистами. Живу в Москве, семья там обитает уже седьмой год, купил квартиру в столице, будучи игроком «Магнитки». В Казани бываю максимум две недели в год.

— А на родине нет желающих помочь Веронике Кудерметовой?

— Я писал письма в «Татнефть» на имя главы ОАО Шафагата Тахаутдинова, описал все регалии старшей дочери, послал статьи про нее из западных теннисных журналов. Просил посодействовать в финансировании. Вероника — это бриллиант, который нужно просто огранить, вот и просил помочь. Всего-то 5 млн руб. в год. Тяжело мне самому тянуть, восемь лет этим занимаюсь. Дочери можно играть только четыре турнира в год, есть ограничения по возрасту. Ответа из Альметьевска не было…

В прошлом году мы занимались с Вероникой в столице Австрии в Вене. Там нам предложили два года пожить в Австрии, после чего дочери обещали австрийское гражданство, с перспективой выступлений за сборную этой страны на Кубке федерации. Дочь категорически отказалась, сказала, что будет играть только за Россию. Два месяца потренировались в Вене в спортивном центре, где помимо прочих тренируется футбольный клуб «Рапид», хорошо знакомый «Рубину». Школу нашли для дочки, все понравилось, но как я не уговаривал Веронику, играть за Австрию она отказалась. Либо я закончу с теннисом, либо буду выступать за Россию, так сказала. Ведь моя дочь первая в своем возрасте в России и Европе! Ей 15 лет, но среди 18-летних она занимает 22-е место!

Встречался я и с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым. Объяснял, что Вероника — дочь игрока «Ак Барса», родилась в Казани, могла бы прославлять нашу республику и город во всем мире. Просил помочь, максимум два-три года, и дочь могла бы пробиться в первую десятку лучших теннисисток мира. Занимается в команде Шараповой. Да, с экипировкой помогают «Самсунг» и «Найк» — это 15.000 долларов на три года. Плюс какая-то техника: компьютеры, телефоны, айфоны… Тем не менее, нам нужна помощь. Помощник Минниханов спросил, не в настольный ли теннис играет моя дочь… Помогает же голкипер «Эдмонтон Ойлерз» Николай Хабибуллин первому номеру женского рейтинга белоруске Виктории Азаренко (его жена родом из Минска), почему же Казань и республика не могут помочь Веронике Кудерметовой! Павел Буре и Валерий Харламов родились с клюшками, мои дочери — с ракетками. Мне то самому ничего не нужно, разве что билеты на самолет… В итоге мне ответили в казанском Кремле, что подумают… Два года подряд встречался с Миннихановым. Сколько уже наших теннисисток подались в Казахстан, где у них нет проблем с финансированием.


УСПЕЛ СЫГРАТЬ В «СОКОЛЕ» ПРОТИВ «ИТИЛИ»

— А как тебя еще школьника занесло в Киев, где ты начал играть во взрослый хоккей за «Сокол»?

— Благодаря своему первому тренеру Александру Дюмину, хочу передать ему большой привет, еще в 1986 году, когда меня пригласили в юниорскую сборную СССР, он рекомендовал меня в киевскую ШВСМ, которая тогда считалась лучшей в СССР. Там занимались ребята даже из московского ЦСКА. Тренировался в Киеве вместе с Дарюсом Каспарайтисом, который потом ушел в столичное «Динамо», Дайнисом Бауба, Алексеем Житником, Александром Кузьминским. Мне уже купили билеты в Киев, а я испугался ехать — мне было 13 лет, ехать одному без родителей в другой город было боязно. Но Дюмин объяснил мне, что это мой шанс, чтобы подняться. Так и вышло, многие ребята, с кем я тренировался в Киеве, вскоре уехали в НХЛ. А я остался. Если бы Дюмин подтолкнул бы меня, может и у меня карьера за океаном сложилась, но его в Киеве не было. Дюмин очень порядочный тренер и человек, он очень много сделал для меня, именно благодаря ему я заиграл в большой хоккей. Жаль, что он так и не поработал в тренерском штабе «Ак Барса», а ведь сразу 9 его питомцев 1972 года рождения играли в суперлиге! Я, Сарматин, Ячанов, Гарифуллин, братья Вафины, Слава Андреев… Это уникальный случай. Звезда не нашла своего героя, это я про нашего тренера Дюмина. Несправедливо к нему отнеслась спортивная жизнь.

Играл в «Соколе» против казанской «Итили»?

— Конечно. Поиграл два сезона в Киеве и меня позвали домой, сделал это начальник команды «Итили» Виктор Левицкий, как только я «отслужил» в армии, мол, ждем тебя дома. Хочу отметить, что в высшей лиге чемпионата СССР я начал играть еще школьником, но успел отметиться заброшенными шайбами (в рядах «Сокола» Кудерметов за два сезона набрал 6 очков, 4+2). В 21 — 22 года стабильно забивал по 12 — 15 голов за сезон, а нам говорили клубные начальники — почему так мало забиваете! Замечу, что скорости в «Ак Барсе» были при Юрии Моисееве и Владимире Крикунове ничуть не меньше тех, что сейчас демонстрируют финалисты Кубка Гагарина «Динамо» и «Трактор». Я ведь заканчивал игровую карьеру из-за травм колена, все внутри вырезали, летом 2008 в ХК МВД. 15 человек из того состава до сих пор играет в «Динамо»! И у нас в Казани была столь же мобильная, организованная команда.


НУЖНО ВОВРЕМЯ МЕНЯТЬ КОМАНДУ

— Отыграв 10 лет в Казани, ты подался в «Магнитку» в 2002 году. Неужели на Урале предложили больший контракт?

— Я очень благодарен Моисееву. Он в бытность главным тренером «Ак Барса» выбил нам очень приличную зарплату в несколько тысяч долларов, для России конца 20 века это были очень приличные деньги. Уже играя в Магнитогорске, я всегда искал возможность поздравить Юрия Ивановича с днем рождения, со всеми праздниками, а когда он умер в 2005 году, звонил его вдове Раисе и дочери Светлане. Когда уходил из «Ак Барса», Моисеев говорил мне, чтобы я не расстраивался, это судьба спортсмена. В моем случае ситуация была такая. Мы с Гарифуллиным и Сарматиным вместе уходили из «Ак Барса в «Металлург» (Мг) на такие же деньги, что и в Казани. Нам не понравился торг в родном клубе из-за контрактов, это было при директоре клуба Александре Корчагине и Левицком. Мы пытались объяснить, что мы больше всех играли и забивали, а в итоге пришлось торговаться за каждую копейку… Вот и решили уйти. Мое мнение, в одной команде нельзя задерживаться больше чем на 3−4 года. Нужно вовремя менять команду. Искать себя в другом месте, доказывать себе, что можешь больше. Так я ушел из «Магнитки» в московский «Спартак» в ноябре 2007 года после двух операций. Семьи рядом в Магнитогорске не было, они жили в Москве — приходил домой один, тоска заела.

— Тем не менее, именно в «Магнитке» в 2007 году ты стал чемпионом России, обыграв в финале в последнем матче в Казани «Ак Барс», именно в рядах уральцев показал наивысшую результативность в сезоне 2003/2004: 27 шайб+22 передачи…

— Объясняю. В «Магнитке» нам было играть более свободно, чем в «Ак Барсе», пускай у Гарифуллина и Сарматина на Урале не сложилось. В Казани мы привыкли жить и играть под прессингом — за нас думали, за нас решали. Нужно было просто выполнять тренерское задание. А в Магнитогорске тогдашний наставник «Металлурга» Валерий Белоусов давал игрокам больше свободы, тренировок было меньше, напоминал нам, что мы профессионалы и сами должны были себя готовить к играм. Поначалу такой подход казался нам дикостью. Не понимали. Но прошло время, стали осознавать, что на самом деле все зависит от нас самих, не будем хорошо играть, не получим новый контракт. Вот и почувствовали себя профессионалами. В Казани же все было изначально расписано по минутам…

— И каково было выиграть золотые медали чемпионата России в составе «Металлурга» в Казани в серии против «Ак Барса»?

— Первая любовь не забывается, первое золото 1998 года в родной команде ни с кем не сравнится. Непередаваемые радостные эмоции. Конечно, и в 2007 была радость, но не столь сильная…

Пять лет назад «Магнитка» по праву стала чемпионом?

— Конечно. Я пятый сезон играл в этой команде и свидетельствую вам, как сильно прогрессировал и «Металлург», и клубная инфраструктура, и наши болельщики, их становится все больше. «Магнитка» как и «Ак Барс» стала для меня родным клубом.

Значит, не жалко было огорчать земляков?

— Игра всегда кого-то радует, а кого-то огорчает… Это такая работа у нас.

Болельщики в Казани и Магнитогорске разные?

— Да, конечно, везде любят свои команды, но, на мой взгляд, в Магнитогорске уж очень душевная, праздничая обстановка. Симпатичный талисман команды лисенок Тимоша, очень оригинальное представление своей команды — каждого игрока объявляют как-то особенно, с любовью…


ДУМАЛ КАЗАНЦЫ ПРОЙДУТ В ФИНАЛ

Чем именно тебе запомнился чемпионский «Ак Барс» 1998 года?

— Против нас все команды играли по максимуму. А какой у нас был сплоченный коллектив, мы давно знали друг другу, едва ли не с детства, благо в массе своей были казанскими, бились друг за друга. Так удачно все сложилось в 1998, выстроил команду Моисеев за несколько лет, вот мы и выстрелили…

— У самого не было мыслей податься в хоккейные тренеры, как Сарматин, Сергей Абрамов, Дмитрий Балмин, Ильнур Гизатуллин, Айрат Кадейкин, Александр Завьялов, твои одноклубники по чемпионской команде 1998 года?

— Можно было, почему бы и нет, но для этого нужно быть в своем городе, в своем клубе. Если бы я вернулся домой после завершения игровой карьеры, то так могло случиться, но я осел в Москве. Посвятил свою жизнь детям. Как и моя супруга Ольга, она доктор-психолог у наших дочерей. Разруливает негативные ситуации, она сейчас со старшей дочерью в Испании, потом будет готовить Веронику к «Ролан Гаррос» и Уимблдону, то есть открытым чемпионатам Франции и Англии.

Как тебе выступление «Ак Барса» в нынешнем розыгрыше Кубка Гагарина?

— Я в шоке. Сарматин звонил мне при счете 3−1 в серии «Ак Барс» — «Трактор», я говорил, что в финале будем играть с «Динамо»…Думал, что казанцы пройдут в финал. И тут за 29 секунд до конца пропускаем решающую шайбу, смотрю телевизор, вижу плачущих людей на трибунах, опустошенных игроков «Ак Барса». Вспомнил себя, когда в финальной серии «Металлург» (Мг) — «Авангард» мы вели 2−0, потом два раза проиграли, в решающем пятом матче вели 3:2, я забил, выйдя с лавки штрафников. Потом за 4 секунды до финальной сирены Максим Сушинский счет сравнял, а в овертайме Яромир Ягр забил победный гол омичей. Вот в тот момент, сидя на лавке, я почувствовал такую опустошенность, вот такую же картину увидел в концовке седьмой игры «Ак Барс» — «Трактор», как будто сам в этот момент находился на площадке. Что тут говорить, полное опустошение. «Ак Барс» прошел такой серьезный марафон в битвах с «Нефтехимиком» и «Салаватом Юлаевым», ладно бы, горели в серии 1−3 и уступили в пятом матче, а тут финал совсем рядом. Ладно, 3−3, приедем домой, стены родные помогут, не знаю, нужно это пережить. Простому человеку, далекому от спорта, невозможно пропустить через себя такую ситуацию.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Анонимно 0

    Подайте пару миллионов миллионеру....пожалуйста!

  • Анонимно 0

    А по-моему очень некрасиво Эдику склонять имя Татнефти. "Всего=-то 5 миллионов". А с какой стати, они долны ему давать? Потому что дочь ретро-игрока Ак Барса? И что??? Для каждого отца своя дочь - лучшая. Уж не позорился бы так!

  • Анонимно 0

    что вы пишите тут! девочка может татарстан представлять, а у Кудерметова нет нефтяного заводика, без которого не обойтись, поскольку теннис - очень дорогой вид

  • аноним
    Анонимно 0

    Склонять имя "татнефти" не надо, но правду тоже говорить надо. Я думаю, Кудерметову надо организовать помощь со стороны Татарстана и татар. Я бы тоже с удовольствием помог таким дочерям-патриотам.

  • Анонимно 0

    Согласен со многими комментариями... Миллионеру от спорта, живущему давно в Москве, пытаться доить "Татнефть" на продвижение своих отпрысков не к лицу... У них богатая семья: спортсмены, банкиры, постыдился бы Эдуард клянчить "всего-то 5 миллионов в год"...

  • Анонимно 0

    губёнки закати))

  • Fight and Glory
    Анонимно 0

    Двоякое впечатление сложилосось об Эдуарде...
    Возникло несколько вопросов:
    - почему он считает, что ему должны? (если за то, что когда-то играл в казанском клубе, то ему за это платили деньги, это не было актом альтруизма и дикой гордости за Республику и т.п.);
    - что мешает ему начать работать?;
    - каким образом бы она прославляла Татарстан? (если все этапы проходят за пределами Республики, живет давно в Москве);
    - Эдуарда всегда воспринимал мужчиной, а тут сплошь какой-то негатив, жалобы на то, что никто не помогает (даже если не помогают, не нужно об этом в сми писать)...

    Мелко как-то всё это... Дочерям удачи и успехов!

  • Анонимно 0

    офигевший, всего-то 5 млн. в год. многим детям всего-то миллион нужен для того чтобы просто выжить, излечившись от какой-нибудь болезни... стыдно вам должно быть...

  • Анонимно 0

    Россельхозбанк поможет Эдик ;) надо только чтоб статью прочитала sister

  • Прохожий
    Анонимно 0

    По-моему Эдуарду дело нет до акбарса. А клянчить деньги москвичу давно не имевший связь с казанью, вобще не красиво.

  • рамиль
    Анонимно 0

    раньше семья ельцина теннису помогала.
    теперь надо самим) Эдуарду сил и удачи, наши президенты вспомнят вас только когда всех порвете(((

Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть