Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен

Светлана Дёмина: «Веду себя с учениками, как Карполь»

Прославленная татарстанская спортсменка Светлана Дёмина уже второй год работает тренером сборной России по стендовой стрельбе. Серебряный призёр Сиднея-2000, участница пяти Олимпиад, делится своим богатым опытом с учениками — и с молодыми, и с теми, с которыми она еще два года назад соперничала. Между приездом со сборов и отъездом на очередные соревнования Дёмина нашла время, чтобы пообщаться со спортивным корреспондентом «БИЗНЕС Online». Беседа получилась интересной и содержательной

«СЛУШАЙ МОЮ КОМАНДУ!»


-261485635.JPG

Светлана Дёмина. Фото: shooting-rt.ru


- Светлана Александровна, что поменялось в вашей жизни после перехода на тренерскую работу?

— Буквально всё. Мы долго решали вопрос перехода в другую ипостась с моим супругом и тренером Сергеем: стоит ли делать это шаг? Поработав некоторое время я поняла, что легче самой соревноваться, чем отвечать за других. Потому, что ты можешь воплотить в жизнь то, что хочешь сама. Но, когда исполнение этого желания зависит от других, сложно вдвойне.

Почему сложно? Весь тот опыт, который я накопила, я должна передать своим ученикам. На словах это легко, а как доходит до дела, начинаются трудности. Люди разные, с собственным пониманием работы и жизни. Я, может быть, как человек, не обделенный талантом, но и ученики должны быть такими же. А иначе получается ситуация, когда ты поручаешь задание, которое тебе самому давалось легко, но не каждый способен его выполнить. И получается, что ты требуешь слишком многого, того, на что ты можешь сделать сама, а они нет. В результате, я дохожу до такого состояния, когда всё во мне кипит, шипит и пузырится, а нужно просто прийти к пониманию, что подопечный, может быть, и сделает всё необходимое, но со временем. А я привыкла достигать всего и сразу!

— От общего к частному. Кто входит в группу тренера Дёминой?

— Ольга Панарина, Надежда Коновалова, Наталья Виноградова, Ландыш Кварталова, Альбина Шакирова. Та же Виноградова говорила мне, что «Светлана Александровна, мне всегда интересно было с вами стрелять, потому, что был человек, за которым можно было тянуться»…

— Но тогда она «подглядывала» за вами, а сейчас пришел момент, когда и смотреть надо во все глаза, и слушать, «открыв рот».

— …И делать то, что я говорю. То же самое касается мужской части моих подопечных — Валерия Шомина, Алексея Скоробогатова, Александра Землина, Николая Тёплого. Работа с ними осложняется тем ощущением, что до недавнего времени они были моими коллегами по сборной страны, что касается девочек, то еще и соперницами. Сейчас идёт совместный процесс притирки, потому, что они ко мне относились как к лидеру группы. Пока ещё отношения у нас достаточно дружеские, но уже приходит понимание, что необходимо держать дистанцию. Это притом, что я человек жесткий, и, если «включу начальника», то мало не покажется. Со стороны подопечных идёт проверка моих советов и указаний — правильно ли то, что я говорю, стоит ли верить безоговорочно. Одним словом, идёт притирка, процесс которой может растянуться на весь текущий год. Как на фронте бывало, когда командира убивали, самый подготовленный говорил — «Слушай мою команду!» И наиболее страшное происходило, когда в ответ слышалось — «А ты кто такой?»

В процессе притирки нам должны помогать психологи сборной. Но они все милосердные, говорят, что необходимо относиться к подопечным лояльно. В результате я с ними спорю. Объясняю, что вы стремитесь подходить к спортсмену, как к личности. А спортсмен — это другая субстанция, порой к нему надо подходить, как к солдату, не рассусоливая. Приказал, и они должны выполнять!

— В бытовом плане у вас ничего не изменилось. Как ездили с соревнования на соревнование, так и продолжаете жить в заданном алгоритме: дом — самолёт — место старта.

— Да, только в другом качестве приезжаю на соревнования. К кочевой жизни я привыкла, в этом плане ничего не изменилось.

- Муж тоже «кочевник». А сын-то хоть не пробовал вас уговорить — перейти на оседлый образ жизни?

— Это я их пыталась уговорить: «Давайте я здесь устроюсь на работу. Зато буду дома сидеть» (смеётся). Сергей-маленький, как я зову сына, до сих пор в недоумении: «Мама, ты зачем стрелять закончила?» В октябре прошлого года, уже работая тренером, я съездила на соревнования, чтобы уяснить для себя — может, мои подсказки не верны, может, я не то людям советую? Съездила на международные соревнования в Алматы, отработала их так, как должен сделать ученик, который следует моим рекомендациям. В результате, выиграла этот старт, и утвердилась в мысли, что мои методики подготовки действенны, и им необходимо следовать. Даже были мысли продолжить совмещение карьеры стрелка и наставника, но в федерации России «играющие тренеры» не приветствуются.

«ПСИХОЛОГИ ГОВОРЯТ, ЧТО Я СЛИШКОМ ЖЕСТКАЯ»


1243040660.JPG

Василий Мосин. Фото: shooting-rt.ru


— Как дела у татарстанских стрелков?

— Начну с Саши Фурасьева. В прошлом году у него были проблемы, связанные со сменой оружия. Он не показывал должных результатов, его отчислили из состава сборной. Сейчас он восстанавливает свои результаты, и на первом отборе на Кипре Саша стал сильнейшим, обыграв всех сборников. Думаю, что он вернется в состав сборной на следующий год, вижу его третьим в составе российской сборной. Но двумя лидерами российской стендовой стрельбы продолжают оставаться представители старой гвардии — Мосин и Виталий Фокеев. Мосин уже отобрался на Европу, Фокеев тоже выполнил норматив, став третьим на этапе Кубка мира.

— А кто может быть в сборной среди татарстанских девушек?

— Тут ситуация сложнее. Ландыш Кварталова второй год в составе сборной, сейчас я с ней «воюю». У неё всё есть, техника, «настрел», она потенциальный лидер, но есть проблемы в психологическом плане. Голову надо менять. Что я имею в виду? Приехали на соревнования, она завалила первую серию выстрелов, и её затрясло буквально. Я с этим боролась, справлялась, она пока не способна. В этом плане Шакирова меня радует, она, как и я, готова идти напролом. Не получится на тренировках, ничего страшного, будет биться в основном старте.

— Вы же должны понимать, что при прочих равных условиях в сборную будут отбирать липчан. Значит, надо быть сильнее на голову.

— А для этого необходимо быть по-спортивному наглыми. У нас есть девочки, умные, культурные, но в спорте, и конкретно, нашем виде спорта «культур-мультур» не проходит, деликатность вся эта. Они мне говорят: «Ну, я не могу иначе». Не можешь — сиди дома! Будет выступать и победит тот, кто нахрапистей. За такие советы мне психологи говорят, что вы слишком жесткая со своими учениками, подчас грубая. Они же еще дети, если дело касается молодых. Я говорю — если тебе оружие доверили, какой ты ребёнок?

И по-другому, увы, нельзя. Вот кто выигрывал у нас Олимпиады стабильно? Николай Карполь! Со стороны его общение с ученицами смотрелось страшно — орёт, негодует. Я же ездила на сборы с девчонками из «Уралочки», интересовалась у них как им работается с Карполем. Они отвечали: если бы не он, мы бы ничего не выигрывали! Вот и я работаю в таком же стиле. И своих стендовиков гоняю так, что слышно на другой тренировочной площадке. Траншейники говорят — нам бы такого тренера. В быту я на подопечных голос не повышу, но на площадку вышел, будь добр отработай. Не работаешь, как надо, слушай всё, что я про это думаю".

«ХОТЕЛИ ВЫУЧИТЬ ЯЗЫК ЖЕСТОВ. ДО СИХ ПОР НЕ ПРИДУМАЛИ — КАКИХ»

— Карполь мог внести коррективы в игре, беря минутные перерывы. А как вам быть на соревнованиях, когда к ученику не подойдешь, не подскажешь?

— Было решение — изучать жесты, как для глухонемых. Я собрала девчонок еще в декабре прошлого года, сказала: «Придумайте жесты, которыми будем обозначать то или иное действие. Я их выучу, буду вам подсказывать во время стартов». Что вы думаете? Воз и поныне там. Проблема, мне видится, в другом. Меланхолики они какие-то, не наша порода. То ли выигрывать не хотят, то ли думают, что успеют. Потом, когда-нибудь.

Мне мой первый тренер Султан Яруллин — фронтовик, мудрейший человек, говорил: «Света, ты должна постоянно тренироваться. Едешь в поезде, закрой глаза, настраивайся, это будет твоя аутогенная тренировка». И я в вагоне мысленно стреляла. Читала необходимую литературу постоянно, стремилась совершенствоваться. А иначе было нельзя, потому, что в сборную брали лучших из лучших огромной страны СССР. А сейчас берут лучших из худших, вся сборная это Липецк, Татарстан и немного москвичей. При этом некоторые сборники даже элементарных вещей, не знают, и знать не хотят. Для меня это вообще дикость!

Мне выговаривают, что я завысила норматив для попадания на международные соревнования. Кто, мол, выполнит этот норматив? Но, если его не выполнять, какой смысл ездить на международные соревнования? Чтобы просто поучаствовать?!

— Слушая вас, не могу не спросить: вы точно ушли из спорта? Закрыли для себя эту дверь, или, ближе к Рио-де-Жанейро можете попытаться снова открыть ее?

— (Хохочет). Стендовая стрельба позволяет соревноваться в любом возрасте, в этом её плюс. Но для того, чтобы соревноваться, надо заново всё бросить, и окунуться в тренировки и соревнования с головой. Совмещения, здесь я постреляла, тут потренирую, не получится. По физическому состоянию я смогла бы вернуться в спорт. И результаты позволили бы. Но есть ли смысл? Выиграть Олимпиаду? А что дальше? Дальше надо продолжать себя в учениках. Меня, после одной из Олимпиад ждали в сборной Кувейта. Я не поехала туда, потому, что хочется медали завоевывать для родины, а не для чужого дяди. Мы же раньше душили всех и вся! Взять меня. Иностранцы говорили, что, если Якимова (моя девичья фамилия) или Дёмина приехала на старт, то перспективы на первое место можно не рассматривать. Сейчас из россиян потенциально на первое место рассматриваются только Вася Мосин и Валера Шомин, а больше никого. Это же ни в какие ворота…

— У меня создается впечатление, что работа тренера — это нахождение между молотом и наковальней. Спортсмен, даже под руководством такого жесткого тренера, подобного вам, наслушается о себе на тренировке, и идёт себе домой. А вы находитесь в вечном конфликте… Со спортсменами, которых пытаетесь подстроить под себя, с руководством сборной, с федерацией.

— Вы правильно сформулировали. Я вот понять не могу нынешних спортсменов, которые только-только отстрелялись, и тут же утыкаются в свои айпады, айфоны. Что они там ищут? О каком спортивном настрое в этом случае можно говорить? Ты должен быть настроен на старт, а не на что-то постороннее. Улетит мишень, что ты потом кому-то докажешь. Что был несобран, мысли были в другом месте… Недавно был разговор. Спортсменка говорит, что хочет в город выйти, по магазинам пройтись. Я говорю, у тебя старт через два дня, не пойдёшь. «А что мне делать?» — слышу в ответ. Что на это ответить? Сказала: «Тупо лежи в номере, и копи энергию!»

Я вспоминаю свои времена, когда в восьмидесятые не было женских соревнований в стендовой стрельбе. И я, совсем еще девчонка, ездила в составе мужской сборной и лишний раз из номера гостиницы боялась выйти, чтобы на глаза кому не попасться. Лежала в номере, энергия копилась, копилась, а потом «со страху» выигрывала. Потому, что выходила на стрельбище, как бешеная. Я им это всё рассказываю, а они мне в ответ: «Не имеете права! Это наше личное время». А потом на соревнования выходят, все мышцы ног забитые: «Ой, устала!». По магазинам бегать не устают…

— А о чем спорите с руководством?

— А с руководством… Я вот пытаюсь втолковать, чтобы тренеру групп дозволяли брать на соревнования одного человека по его усмотрению. Я же вижу всех спортсменов, знаю, что и как у них происходит, чем они дышат. Бывает так, что у спортсмена не пошло, провалил он отборочный старт, но готов так, что на международном соревновании «выстрелит». Чтобы не быть голословной, я в прошлом году много чего о себе наслушалась перед чемпионатом мира, когда взяла в сборную Ольгу Панарину. А она, в итоге, показала лучший результат среди россиянок, заняв четвертое место, а команда, благодаря ей, стала бронзовым призером на чемпионате мира. А на отборе Панарина выступила слабее Анны Митяшовой, между прочим, моей ученицы. И Митяшова должна была ехать на мир, но я же чувствовала, что она пока не тянет. Уж и муж мне высказывал, что надо Митяшову брать, чтобы была лишняя представительница Татарстана. Я говорю: «Мне не представительницы необходимы, мне нужны призёры!»

А в Федерации, видимо, считают, что я своих протаскивать буду в состав, как делают некоторые. А оно мне надо? Чтобы люди туристами на соревнования ездили? Еще один конфликт происходит на тренерском уровне, когда мои наставления могут быть встречены в штыки личными наставниками моих учеников. Ну, в этом случае надо завоевывать не только авторитет, но и уважение учеников, которые придут к пониманию, что выполнение твоих требований ведёт к положительному результату.

«НАДО ФОРМИРОВАТЬ СБОРНУЮ, А НЕ СБРОДНУЮ»

— Хотелось бы поинтересоваться вашим мнением о параллельном зачете. Накануне нашего интервью министр спорта Виталий Мутко сделал программное заявление, что эта лавочка вскоре будет закрыта.

— Я так рада была, что президент Татарстана Рустам Минниханов принял решение, а потом озвучил его на коллегии министерства спорта о том, что теперь у нас не будет никакого параллельного зачета. Есть наш спортсмен, и есть не наш. И точка! Растим своих, и формируем свою сборную, а не сбродную. У нас в стендовой стрельбе во всём мире принято, что все соревнуются собственными силами. Это общая политика. Я 35 лет стреляла, и видела, что американцы стреляют в своей сборной, россияне — в своей, никто не делал ставку на чужих воспитанников.

А у нас, в России, всё это время отчитывались чужими медалями за свою работу. Про тоже синхронное плавание говорили, что у нас две золотые олимпийские награды Пекина и Лондона. Ну, это же смешно, какое может быть у нас «золото», если в Татарстане школы синхронного плавания отродясь не было. И по всей России так. Одну медаль завоевали, три, четыре региона радостно отчитались.

— Но я так понимал, что в стендовой стрельбе Татарстана, наоборот, были недовольны отменой параллельного зачета. Потому, что после этого решения появились проблемы с Николаем Тёплым и Альбиной Шакировой.

— С Тёплым нет проблем. Он переехал в Татарстан, вслед за супругой Альбиной Шакировой, и уже три года, как выступает только за нашу республику. Что касается Шакировой, то как раз у неё есть проблемы. Был период, когда она, в свою очередь, в ранге чемпионки Европы среди юниорок, переехала к супругу, и выступала за Ростовскую область.

Потом семья переехала уже в Татарстан, а вернуть Шакирову в сборную республики мы вернуть не можем. Это нонсенс! Она шесть лет выступала за южан, никаких долгов перед Ростовом нет. В Казани ей дали квартиру, Альбина родила здесь, вернулась в спорт, уже, будучи казаночкой. К Универсиаде она готовилась у нас, заняла третье место. За которое отрапортовал Ростов, не предоставивший ей ничего, ни патронов, ни мишеней, ни-че-го!

Шакирова оттуда уволилась, на балансе местной школы не состоит, но новый министр спорта Ростовской области не даёт ей открепительного письма. Теперь Шакирова не тренируется ни здесь, ни там. Мы ей не можем выделить необходимого лимита, потому, что она числится ростовчанкой, а к тому региону она никакого отношения уже не имеет. Я считаю, что дело могло бы решиться гораздо проще, имей в этом заинтересованность руководство федерации стрелкового спорта России. Но она подобную заинтересованность пока не демонстрирует.

«РЕБЯТ ПРОСТО ВЫШВЫРНУЛИ ИЗ ШКОЛЫ»

— Затронем хоккейную карьеру вашего сына. Он сейчас хоккей забросил, как и несколько его товарищей по 1997 году рождения школы «Ак Барса».

— Да, очень жаль, что пацанам, которые более десяти лет отдали любимому делу, даже не дали доиграть выпускной год. При том, что в прошлом году хоккеисты 1997 года рождения стали вторыми в стране среди СДЮСШОР. Мы уже с супругом Сергеем ходили по инстанциям, чтобы решать этот вопрос. Состоял он в том, чтобы воспитанники хоккейной школы стали ее выпускниками. Хорошо ли, плохо ли, они должны были доиграть выпускной сезон, а там уже кому как повезет. Кто в «Ирбис», кто учиться пойдет.

А наших просто вышвырнули из спорта. Это, по сути, даже опасно для еще неокрепшей детской психики. Одним днем перечеркнули работу девяти лет. Как это произошло? В сентябре прошлого года пацаны пришли на тренировку, а к ним в раздевалку зашел тренер и объявил о решении расформировать выпуск. Все в шоке! Я могла наблюдать, как это решение переживал мой сын. Он дней десять валялся у нас на даче, буквально не ел, не пил, и со стороны смотреть на это было страшно.

— Как вам объяснили такое решение?

— Какая-то часть игроков перешла в «Ирбис», а руководство школы не стало восполнять эти потери из других команд или из воспитанников более младшего возраста, и разогнало, в итоге, оставшихся. В результате, наши дети начали тыкаться, кто в «Ак Буре», кто переехал в другой город, кто-то и вовсе остался у разбитого корыта.

Даже, если руководство школы приняло такое решение, то оно должно было быть обставлено по-другому. Собрали бы родителей, рассказали так и так, целесообразно ликвидировать выпускной класс. А получилось, что одним сказали — вы остаетесь, а другим — вы бесперспективные, пошли вон отсюда. Весной прошлого года были перспективные, единственными, кто в 2013 году в школе «Ак Барса» завоевал медали среди СДЮСШОР. А осенью всех повыгоняли. Тренера уволили, обещанную за медали первенства премиальную поездку в Чехию «зажали». Равиля Фазлеева, за то, что он начал выступать, что так поступать нельзя, убрали из школы.

— И что сейчас?

— Когда я была на Кипре, мне дочь позвонила и сказала, что Сергей-младший начал с таким усердием заниматься стендовой стрельбой, что возможно продолжение семейных традиций. Я, кстати, подводила его к мысли уйти в стрельбу. Говорила: «Вот, закончишь ты хоккейную школу. А дальше куда? Давай к нам!» Он отвечал: «Хоккей для меня не закончится!» Хоккей для нас тоже как семейный вид спорта. Игрок сборной России Денис Денисов является супругом моей племянницы. И он был примером для моего Сережи в хоккейном плане.

Так вот, когда я вернулась с соревнований, то обнаружила, что против генетики не попрешь. За месяц тренировок сын выполнил второй разряд в стрельбе. Хотя, помимо генетики, это же еще и спортивная подготовка. С глазомером у хоккеистов все нормально обстоит. У нас же в стендовой стрельбе выстрел делается чуть вперёд вылетевшей мишени. С первого раза это трудно понять. Я Сереже объяснила, так ты стреляй, как будто пас на ход даешь, и он сразу схватил. Кстати, я всем его товарищам, которые сейчас остались не у дел, предлагала прийти стрелять. Они мальчишки физически сильные, выносливые, что в стендовой стрельбе тоже имеет значение. Что касается Сережи, то он, не знаю, шутит или нет, но сказал: «Мама, мне за первый год нужно быстро выполнить первый разряд, и попасть в юниорскую сборную. А там и на чемпионат мира». Может, в его отношении это разрешение ситуации с «Ак Барсом» пойдет на пользу. Я чувствовала, что он не совсем командный игрок. Для людей подобного склада как раз и подходят индивидуальные виды спорта.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Анонимно
    Анонимно 0

    Знаю Светлану, она всегда такая. Желаю успехов на новой работе, главное не пере гнуть палку. Результаты с ней обязательно будут, она до мозга костей спортсменка и лидер. Удачи и самых высоких побед ученикам!!!!!

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Очень хорошо когда в спорте работают понимающие люди.Дисциплина тоже нужна.Успехов.

Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть