Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Алексей Морозов: «Горжусь серебряной медалью в Нагано»

Бывший нападающий сборной России и «Ак Барса» Алексей Морозов в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал, какой ему запомнилась Олимпиада-1998 в Нагано. Тогда в составе национальной команды форвард стал серебряным призером Игр.

– Какой вам запомнилась Олимпиада в Нагано? 

 – Она была в целом интересной. Нам чуть-чуть не хватило, мы проиграли финал, «серебро» взяли, а хотелось бы «золото». Но сейчас спустя 20 лет до сих пор горжусь этой медалью, это моя единственная олимпийская награда, хоть и серебряная. Было очень приятно в той команде играть, я был самым молодым игроком в сборной, и в первый раз поработал с главным тренером – Владимиром Владимировичем Юрзиновым. Очень приятная атмосфера была в той команде, ребята помогали, хоть я и был молодой. Отметил 21-й год на этой Олимпиаде. Очень много интересных впечатлений осталось после тех Игр. 

– Каково быть самым молодым игроком на Олимпиаде? Стал ли для вас вообще вызов как громом среди ясного неба? 

– Каждый спортсмен стремится к тому, чтобы попасть на Олимпиаду. Я знал, что у меня есть шанс попасть в Нагано, я играл на чемпионате мира-1997, неплохо выступил за сборную на Евротуре. Знал, что за мной следят, и с Владимиром Владимировичем перед Олимпиадой мы где-то в октябре встречались в Детройте. Он приезжал на матчи в Северную Америку, следил за игрой, отбирал команду. А когда объявили состав, было очень приятно увидеть свою фамилию среди таких наших звёзд, ветеранов. Увидел, что я самый молодой в списке. Но ничего, мне ребята-ветераны помогли. Кого не знал, быстро и плотно познакомились. 

– Какие впечатления остались от работы под руководством Юрзинова? 

– И мы сейчас с ним до сих пор работаем, он нам помогает в развитии МХЛ. Мы много с ним общаемся, советуемся. Мы продолжаем работу с того времени. На Олимпиаде было видно, что человек знает хоккей от и до. Для меня большой опыт, что я такой большой турнир смог поработать с мэтром отечественного хоккея. 

– Читал, что вам на день рождения подарили торт, вам исполнился 21 год... 


– Торт мне подарили после игры с финнами. В раздевалке меня поздравили после игры. Инициаторами этого у многих ребят были жёны, они приезжали болеть. У меня должен был в Нагано отец приехать, но у него с визой была проблема. Поэтому поддержки от родных на этой Олимпиаде у меня не было. А коллектив жён приготовил торт и после игры меня поздравили, подарили мне его. В раздевалке его потом ребята съели. Это был не такой большой торт, но всем хватило угоститься. 

– Почему сборной удалось выдать такой матч с финнами и почему мы чехам вообще не смогли забить? 

– С финнами у нас пошла игра, и Павел Буре забил столько шайб, и звенья хорошо сыграли. На тот момент мы были лучше Финляндии и переиграли их. Но и в финале я не могу сказать, что были хуже чехов. Один гол, рикошет решили всю игру. Плюс Гашек здорово отстоял весь турнир, и канадцев с американцами выбил из борьбы за золотые медали. 

– Прокручиваете ли до сих пор в голове гол Свободы? 

– Помню этот момент. Мы проиграли вбрасывание, бросок от защитника, рикошет и гол. Хоккей это игра, спорт, в нём всё бывает. Никакой грубой ошибки кого-то из игроков не было, просто такое стечение обстоятельств. А мы не смогли забить, найти лазеечку в воротах Гашека. 

– Финальный матч хоть раз пересматривали после Олимпиады или какой-либо другой? 

– У меня была нарезка интересных моментов с Олимпиады, я её смотрел. А полностью ни одного матча не смотрел после Игр. Потом даже где-то на протяжении 10 лет не хотелось смотреть этот матч с чехами, ещё оставался осадок от финального матча, так как мы им проиграли и не завоевали золотые медали. 

– Какой матч для сборной стал наиболее тяжёлым на Олимпиаде? 

– Наверное, финал. 

– Вы играли на Олимпиаде в одном звене с Валерием Зелепукиным и Германом Титовым. Как вам с ними с игралось? 


– Отлично игралось, мы обо всём договорились, несколько тренировок у нас было. Может, мне не хватало такой большого опыта, так как я был молодым. Но ребята мне помогли. Мне понравилось играть с ними. Нашу связку с Титовым в сборной заметили в «Питтсбурге» и на следующий год его обменяли в мою команду, где мы с ним продолжали вместе играть. Взаимопонимание с ним мы сразу нашли между собой. Но это тоже заслуга тренеров – правильно расставить звенья, найти каждому правильного партнёра, которые друг друга будут понимать и слаженно работать, – сказал Морозов.

«Перед финалом подумал: «Этих пижонов мы сегодня обыграем». 20 лет финалу Нагано-98

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть