комментарии 0 в закладки

Лэтэвиус Уильямс: «Мне советовали дремать днём по 30 минут. А я спал по пять часов»

Форвард УНИКСа Лэтэвиус Уильямс в интервью спортивной редакции «БИЗНЕС Online» рассказал о провале выпускных экзаменов, проблемах со сном и командной «химии».

Лэтэвиус Уильямс
Фото: Михаил Бормин

«ХОДИЛ В ШКОЛУ, НО ПРОГУЛИВАЛ УРОКИ»

– Лэтэвиус, опишите свой родной город Старквилл в штате Миссисипи.

– Его можно назвать «городом небольшого колледжа». В Старквилле мало людей, и каждый знает друг друга. В этом городе моя семья, поэтому мне всё нравится.

– Так вот, тихий город с низким уровнем преступности, с университетом…

– Да, он прямо рядом с домом моей мамы. Очень большой университет с отличной футбольной командой.

– Вам не хотелось выбраться из города ради больших возможностей?

– Мне при любых раскладах пришлось бы покинуть маленький город. Когда я учился в школе, этот университет как раз хотел взять меня. Но это оказалось плохой идеей. Рядом были мой дом, друзья – не оставалось другого выбора и пришлось уйти.

– Объясню, к чему эти вопросы. Вы сдали только три вступительных экзамена из 16. Как это случилось?

– (Долго смеется). Иногда такое бывает… Забавно. Я же говорю, это маленький город, мой дом. Я играл в баскетбол, рядом всегда были мои друзья. По сути, я не учился. Я ходил в школу, но прогуливал уроки. Тогда я сконцентрировался на баскетболе – мне нужно было выйти на хороший уровень, чтобы выступать за какой-то клуб, получить шанс, выбраться из своего города.

– Но в то же время вы не сдали нужные экзамены.

– Не сдал. Я и знал, что не сдам их. В то время я перешел в другую школу в Мэриленде, чтобы оказаться подальше от дома. Потом я учился в Хьюстоне. И уже тогда не оставалось ничего другого – приходилось делать домашнюю работу и всё такое. Я пересдал большинство экзаменов.

– Не было ли слишком поздно?

– Поздновато, но мне помогли исправиться. В одной школе у меня было четыре урока в день, в другой – восемь. Надо было приложить много усилий. Когда всё уладилось, пришли к договоренности с университетом Мемфиса. Я показал все результаты, и мне сказали, что я смогу играть в команде, но надо подождать год. Я этого не хотел.

– Почему?

– Я хотел играть в баскетбол. Настолько сильно. Не хотел год ходить в университет, учиться, и уже потом играть в баскетбол. Не было желания ждать, поэтому я перешел в клуб D-лиги.

«РОДИТЕЛИ НЕ ЛЮБЯТ ЛЕТАТЬ»

– Складывается впечатление, что вам не хватало наставника, который мог бы дать совет в нужное время.

– Когда я жил в Миссисипи, тренер школьной команды пытался наставить меня. Но я не воспринимал баскетбол всерьез. Игра меня не волновала, не было мыслей, что придется играть в университете. Одним летом я серьезно потрудился, стал лучше и подумал: «О кей, я могу достичь успеха в баскетболе». Вот тогда я перешел в школу из другого города, начал пахать, чтобы поступить в университет.

– Не чувствовали в те времена, что не хватало фундаментальных знаний из-за позднего начала?

– Сейчас я все-таки связал свою жизнь с баскетболом. Нахожусь в том месте, где должен. Но тогда было сложно. Рядом дом, все твои друзья. Я занимался всякими делами и не мог сфокусироваться на игре. Не любил баскетбол так, как люблю сейчас. Были трудные времена.

– Могли ли представители университета Мемфиса соврать вам?

– Нет, люди из Мемфиса никогда не врали. Они часто приходили к нам, показывали, что реально на меня надеются. Поступали предложения из других университетов. Я выбрал Мемфис, потому что у них всё было хорошо по баскетбольной части. Плюс это было недалеко от дома, какие-то три часа от родного города. А мои мама и папа не любят летать.


– Вы выбирали между D-лигой и Китаем. Сказался ли на решении фактор полетов?

– Не совсем. Я был слишком молод, и мама не хотела отпускать меня слишком далеко, боялась. Ну, я и сказал, давайте попробуем D-лигу, посмотрим, что там да как. Это был шанс вырасти. В D-лиге мне всё понравилось.

– Читал, что всем базовым баскетбольным комбинациям вы научились именно там.

– Нэйт, Айз, Джермэйн Берд – все они выдающиеся тренеры. Они сильно помогли мне.

– Это время, когда вы нашли нужных наставников? В школе вы не слушали тренера, теперь…

– Я уже их слушал. Потому что хотел сделать шаг вперед и посмотреть, куда баскетбол может завести меня. Я работал над собой так, как мне говорили. Не пропускал ничего мимо ушей. И это сработало.

– Генеральный менеджер «Оклахомы» Сэм Прести назвал вас пахарем и родным для клуба игроком. Но что-то не сложилось.

– В первом сезоне я играл хорошо, меня выбрали на драфте НБА. Во втором сезоне я держался на том же уровне. Но в момент, когда основная команда хотела вызвать меня, я был травмирован. Выбыл из строя до конца сезона. Дальше случился локаут, и я решился отправиться в Европу. Перешел в испанский «Ховентут». С того момента меня всё устраивает в Европе. Никогда не хотел возвращаться, мне комфортно здесь.

– Есть ли у вас друзья-игроки в Штатах?

– Большинство здесь, за океаном.

– Могли бы звонить в Америку и говорить, что зарабатываете больше, хотя и в Европе.

– Иногда так и получается в плане зарплаты. Но разные люди сталкиваются с разными ситуациями. Некоторым игрокам не нравится выступать здесь. Их не устраивает еда, специфика подготовки, языковые проблемы. Но мне комфортно в любой стране, где я играю. Мне всё нравится.

«СПАЛ ДНЁМ ПО ПЯТЬ ЧАСОВ»

– В Китае вам предлагали большой контракт. Учитывая трудную ситуацию с образованием, был соблазн согласиться.

– Тогда в приоритете были другие вещи. Да и сейчас, если честно, я не волнуюсь из-за денег. Я хотел развиваться. После переговоров с агентом понял, что лучше остаться в Америке.

– Существует мнение, что если баскетболист отправляется в Китай, то у него проблемы с репутацией. Это так?

– Я так не думаю. В «Ховентуте» со мной играл Пух Джеттер. Отличный разыгрывающий, который до этого выступал в НБА за «Сакраменто». Сейчас он как раз в Китае, и я уверен, что он может вернуться в Европу в любой момент.

– Есть пример Эндрю Гаудлока, который играл в «Фенербахче» и ходил по ночным клубам. Теперь он в Китае.

– Здесь так нельзя – это один из уроков, которые я запомнил. Перед игрой нельзя в ночной клуб. Нужно отдохнуть, но не в такой манере.

Как вы отдыхали вчера?

– Да я вообще всегда расслаблен. Смотрите: вода, чипсы (показывает), и у меня всё замечательно.

Фото: Михаил Бормин

– Какой у вас режим сна?

– Я много сплю. Раньше я даже уставал, потому что спал слишком много. В D-лиге мне пришлось обратиться к специалисту по сну.

– В командах D-лиги есть люди, отвечающие за сон?

– Мне просто сказали, кто может решить проблему. Посоветовали по ходу дня дремать 25 - 30 минут. А я спал днём по пять часов, потом вставал и сразу же шел на тренировку.

– Сможет ли фарм-клуб НБА в D-лиге соперничать с европейской командой?

– Разный баскетбол. В Штатах играют индивидуально, а в Европе больше командных взаимодействий. Здесь, само собой, лучше. Потому что в D-лиге все стараются забить из ситуаций один на один, заявить о себе, чтобы получить вызов в НБА. Там бросают, как только представится случай. Каждый сам за себя. Здесь мы хотим победить, забивая из хороших положений.

– Интересно, что карьера таких игроков, как вы, сильно зависит от разыгрывающих.

– Да, это так. Но мне везет, потому что каждый сезон со мной играют замечательные разыгрывающие. Слава Богу, что со мной в команде Хоакин и Антон – они отличные разыгрывающие. Надеюсь, что мне и дальше будет улыбаться удача.

«НИКОГДА НЕ ВИДЕЛ КОЛОМА ГРУСТНЫМ»

– Недавно вы ели бургеры. Понравились?

– Если честно, сам я не ел. Болел. Но мои одноклубники сказали, что бургеры хороши.

– Ходите ли в фастфуды?

– Нет, я не посещаю «Макдоналдс», «Бургер Кинг», KFC. Временами хожу в стейк-хаус рядом с ареной. Могу отдохнуть, скушать стейк.

– Как долго вы знаете Колома?

– В Испании мы много играли друг против друга. Я познакомился с ним поближе в прошлом сезоне, когда мы выступали за «Бильбао». Здесь в Казани я всё еще узнаю что-то новое о нём.

Хоакин Колом
Фото: Михаил Бормин

– Вы друзья или просто одноклубники?

– Друзья.

– Можете описать, какой Колом вне площадки?

– Он расслабленный парень, как и я. Всегда спокоен, открыт. Иногда может подурачиться. В общем, отличный игрок и человек – рядом с такими людьми ты и хочешь находиться. Я никогда не видел его грустным, только счастливым.

– Наверно, он умеет скрывать негатив.

– Может быть, у него и нет этого негатива.

– Это невозможно.

– Ладно, но я всегда вижу его с улыбкой на лице.

– А как вы реагируете на негатив? Например, в начале сезона у вас была долгая адаптация.

– У каждого тренера свой подход. Сначала ты не знаешь, на что он обращает внимание, что требует. Но у нас замечательная «химия» в команде. Просто мне понадобилось чуть больше времени, чтобы войти в нужный ритм. Сейчас всё хорошо. Я знаю, что нужно делать. Мне лучше, чем в начале сезона.

– Игра спиной к кольцу, броски левой рукой считаются вашими слабыми местами. Работаете ли над этими моментами?

– На утренних занятиях я работаю с Леле (Эмануэль Молин, тренер,ред.). Мы тренируем броски с правой, с левой руки, со средних дистанций. Но не всё нужно в игре. В этом сезоне команда хорошо укомплектована, поэтому мне не нужно бросать крюки с левой. Лучше перейти на другую руку и заработать очки из привычной ситуации. Но, поверьте, я работаю над недочетами.


– В прошлом сезоне вы играли в «Бильбао». Чем запомнился этот клуб?

– Тем, что домашняя арена команды всегда была заполнена – каждый матч 10 тысяч человек. Я даже не могу в точности объяснить, как им удалось достичь такого уровня. Помню свой первый сезон в Испании: когда мы приезжали на игры с «Бильбао», у них уже тогда были забитые трибуны. Невероятно. Вне зависимости от соперника зал всегда заполнялся. Могу сказать, что «Бильбао» сильно поддерживает фан-движение. В прошлом сезоне болельщики всегда встречали нас после игр, просили автографы и всё такое. Это строилось годами. Я говорил с Баничем на эту тему. Он сказал, что и когда он играл в «Бильбао», были аншлаги. Ещё один фактор – есть футбольная команда, и многие люди приходят с футбола. Мне кажется это хорошо, когда есть две команды, которые собирают полную арену. То есть болельщики поддерживают сам город. Что касается баскетбольной команды, то клуб использует рекламу, билборды и тому подобное. Один раз мы навещали больных детей, проводили тренировки в школах. Думаю, это также помогало в привлечении болельщиков. Ты поддерживаешь людей – они поддерживают тебя.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС ONLINE»

Лэтэвиус УИЛЬЯМС
Амплуа:
тяжелый форвард / центровой
Дата рождения:
29 марта 1989 года
Место рождения:
Старквилл, США
Карьера: Tulsa 66ers (Оклахома, D-лига) – 2009-2011; «Ховентут» – 2011/12; «Сантьяго» – 2012, 2014; «Севилья» – 2012-2014, «Бильбао» – 2014/15 (все – Испания); УНИКС (Казань) – с 2015 года.
Достижения: самый зрелищный игрок чемпионата Испании (2015).

Артур Валеев
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
еще истории
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год