комментарии 0 в закладки

Экс-переводчик «Рубина»: «Бердыеву важно, чтобы легионеры говорили на русском»

Бывший переводчик «Рубина» Артём Журавлёв рассказал в интервью «БИЗНЕС Online» об отношениях главного тренера команды к иностранным языкам и о его работе с легионерами.

Курбан Бердыев, Алекс Сонг и Артём Журавлёв / фото: rubin-kazan.ru

 У Бердыева какие отношения с языками?

– Английский прилично знает, практически всё понимает. Иногда говорит, но в основном только слушает. Часто бывало, что мы общаемся, игрок что-то говорит, и он меня останавливал: «Не надо, не переводи, я всё понял». Даже с французским так было. Может, он на интуитивном уровне что-то понимал. Так бывает иногда.

– У него не сразу были такие языковые навыки?

– Насколько я помню, всегда. Но чем больше иностранцев появлялось, тем лучше он стал ориентироваться в языках. Думаю, это интуиция. Всё-таки если нужно что-то донести конкретное до игрока, ему нужен переводчик, но сам понимает очень многое. По моим наблюдениям, он лучше всех относится к иностранцам. Великолепный психолог. У него был подход к абсолютно каждому игроку. Очень редко такое было, чтобы он повышал голос на иностранца. Да, если игрок провалил игру, он не будет делать различия между иностранцем и русским – напихает каждому. Но в личных беседах Бердыев предельно внимательный к легионерам, да и вообще ко всем.

– Какой он на тренировках?

– У него есть особенность. Многие тренеры проводят двусторонку и по её итогам собирают игроков в круг. Он же, если что-то ему не нравится, сразу её останавливает, подзывает переводчика и объясняет, что не так. Я раньше думал, что все так делают. Наверное, это правильно. Нужно, чтобы человек сразу понял свою ошибку.

– Вы много лет с ним работали практически каждый день. Сразу ощущалось, что это сильный специалист?

– Да. Я его боялся сначала! Такой страх у школьников перед учителями и директором. Вот что-то типа такого было сначала. Но когда один на один с ним остаёшься, он другой. Шутит, улыбчивый. А на установке мог напихать, когда иностранец что-то не понял. Боялся, что он мне сделает замечание на людях.

 За что мог предъявить?

– Когда игрок что-то не понимал. Я говорил, что всё правильно объяснял. «Значит, неправильно», – слышал в ответ. Не только со мной случалось, а со всеми переводчиками. Иногда такое было, но я понимал, что это не из-за какого-то отношения ко мне, а ради результата. Тренеру он важнее всего.

 Какие пожелания у него к переводчикам?

– Он хотел, чтобы мы учили легионеров языку. Другим было всё равно. Бердыев в моей практике – единственный тренер, которому было важно, чтобы люди говорили по-русски. Когда игрок начинал понимать язык, тогда Курбан Бекиевич по-настоящему оценивал работу переводчика. Он мог сказать, что переводчик плохо поработал, если футболист не выучил язык.

Он проработал 15 лет в «Рубине» и лучше всех знал легионеров клуба

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
0
-
читайте также
наверх