Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Баскетбол

Я встретился с бывшим тренером Брайанта в 6:00 в Шанхае. Он пришёл раньше меня!

История о разговоре на 56-м этаже китайского отеля.

Российский тренер Василий Прокофьев, который живёт и работает в Китае второй год, рассказал «БИЗНЕС Online» об одной из самых ярких для него встреч в 2018 году с тренером «Далласа» Майком Прокопио.

Десять лет Майк работал в зале Attack Athletics тренера Джордана, Брайанта и Уэйда Тима Гровера. На протяжении трёх сезонов Майк готовил видеонарезки с разбором матчей для Кобе. Затем он работал в «Бостоне», а в 2014 году возглавил в «Далласе» департамент по развитию игроков.

Василий познакомился с Прокопио ещё в 2011 году, когда отправился в Чикаго тренироваться к Гроверу. С тех пор много изменилось – Прокофьев завершил игровую карьеру и стал индивидуально работать с защитником «Пекин Дакс» Аароном Джексоном, выступавшим за «Хьюстон» и ЦСКА, и многими другими баскетболистами (об этом подробнее в большом интервью Василия нашему изданию).

В 2018-м Прокофьев, уже как тренер, возобновил общение с Майком через интернет, консультируясь по различным вопросам касательно работы с игроками. А в конце года, без каких-либо предварительных договорённостей о встрече, вылетел в Шанхай. Как оказалось, ради разговора, который длился час и 20 минут.

Далее – текст Василия.

Фото: Streeter Lecka, Getty Images


Майк – один из тех тренеров, кто оказал на меня большое влияние.

Я знал, что он должен был прилететь в Шанхай 5 октября. Тогда «Даллас» играл с «Филадельфией». С Майком около года поддерживал связь по интернету – нашёл контакт через его сайт Hoop Consultants и периодически созванивался по скайпу – вот и решил отписать в этот раз, чтобы договориться о встрече. Он не ответил. Написал ещё раз. И ещё раз. Ответа так и нет. А кому сейчас легко? Решил на свой страх и риск купить билеты в Шанхай и вылететь в Китай на неделю раньше запланированного.

В отеле, где остановился «Даллас», увидел, как толпы китайских болельщиков встречали Дирка Новицки. Двое ребят подошли ко мне и с радостью в глазах спросили: Are you Basi? Иностранцам трудно выговорить «Вася» или «Василий», поэтому с моей первой поездки в Штаты в 2008-м я Баси. Под этим никнеймом меня знают и на китайском телевидении. В прошлом сезоне готовил обучающие видео, которые показывали во время трансляций матчей НБА. Отсняли около 80 видео, некоторые можно найти у меня в инстаграме.

Вернёмся к Шанхаю. Говорю «Да, я Баси». Дают мне золотой маркер и просят расписаться на майках Дончича и Новицки. Конечно, просьба не совсем логичная – ведь мимо проходил Дирк, а скоро должен был появиться Лука – но я расписался. После приятной встречи с китайскими болельщиками нужно было сфокусироваться на основной задаче – найти Майка. Через некоторое время я всё-таки увидел его в лобби. Представился несколько раз – вдруг он меня не помнит. На второй раз, его выражение лица было непередаваемо, потому что, как оказалось, он с первого раза понял, кто я такой.

Спросил, возможно ли встретиться завтра.

«Без проблем. Запиши мой номер телефона», – ответил Майк.

В 19:00 отписал ему. Через два часа он ответил, что вечером не сможет, но должно быть время утром. Когда именно – даст знать позже. Полночь. Ответа всё ещё нет. Решил поставить будильник на пять – лучше приехать пораньше и подождать. Я же здесь специально для этого, не так ли? Если поспать дополнительно пару часов, какой смысл вообще было лететь в Шанхай? Проснулся в пол первого – Майк всё-таки ответил. «Извини, немного задремал. Встретимся сегодня в шесть».

В конечном счёте мы увиделись на 56-м этаже отеля. Оттуда открывался просто невероятный вид на Шанхай. Постарался прийти заранее и в 05:45 был в холле на первом этаже. Удивительно, но на входе уже стояло порядка 30 - 40 фанатов. В 05:51 я на месте встречи. Осмотрелся вокруг, никого не увидел, кроме персонала, который готовился к началу рабочего дня. Иду фотографировать вид, захожу в ресторан – а Майк уже сидит в ожидании! Подумал тогда: «Блин, значит, он более профессионал, чем я».

Разговор закончился где-то в 07:20. Меня интересовало, как я могу улучшить работу с Аароном и другими игроками, какую работу он проводит с видео, как формат подачи видео может меняться в зависимости от игроков, как он строит общение с главными тренерами. Вопросов у меня был целый список – это факт! Если вы встречаетесь с интересным собеседником, важно уметь выстроить вопросы так, чтобы они вытекали друг из друга, другими словами, чтобы у вас мог сложиться диалог с собеседником. Если ваше общение выглядит подобным образом: «Итак, вопрос номер один. Теперь вопрос номер два. А теперь третий. Следующий вопрос», то шансы получить искренний и полноценный ответ, который будет вам полезен, понижаются. Примеряйте всё на себе. Если вы видите, что собеседнику с вами интересно и у вас есть что-то общее, то общение будет складываться гораздо приятнее.

При этом важно быть собой, без фальши. По крайней мере, это мой принцип.

Раскрыть содержание нашего разговора полностью я не могу. Это было бы не совсем профессионально. Более того, я не могу вам рассказать, как Майк работает с Новицки, Дончичем или любой другой звездой «Далласа». В профессиональном баскетболе вообще не принято задавать вопросы в формате: «А как вы работаете с N-м игроком?» Это может показать вас с точки зрения какого-то фаната. Ты будешь выглядеть в глазах собеседника лучше, если спросишь не про отдельных игроков, а про принципы работы. Исключение – человек с кем у вас хорошие или даже близкие отношения.

Если сводить к простому, могу выделить три момента из нашего разговора.

К каждому нужен индивидуальный подход

В английском языке есть trainer, а есть coach. Многим может показаться, что это синонимы, но это не так. Первый просто тренирует, второй – тренирует и обучает. Первый может показать тебе миллион упражнений и как их делать, второй – объяснить принцип и научить моделировать различные ситуации самому. Кобе проводит идеальную аналогию в своей книге Mamba Mentality: «Хороший тренер показывает тебе, где поймать рыбу. Великий тренер учит, как найти те самые места с рыбой».

Недавно я проводил курсы у фитнес-тренеров одного из клубов в Сиане. Спрашиваю у них на первом занятии: «Почему вы выбрали эту работу?» Из-за того, что нравится тренироваться – такой был ответ у большинства. Я попытался донести, что через фитнес можно не только улучшать физическое состояние человека, но и влиять на его качество жизни в целом. А для того, чтобы это сделать, нужно найти к каждому индивидуальный подход.

То же самое и с видеонарезками, которые мы готовим для своих игроков. Если человек не очень позитивно смотрит на критику, ты должен поставить в начало ролика положительные моменты из его игры и не делать особого акцента на ошибках. Если он адекватно воспринимает критику, ты спокойно можешь поставить подряд три момента с промахами. Здесь нет особого рецепта – всё индивидуально.

Кобе просил показывать только свои ошибки

Немного, между делом, мы поговорили и о Брайанте.

Если игра закончилась в десять, Майк должен был выслать Кобе готовое видео с разбором матча до семи утра следующего дня. И там должны были быть только ошибки. Кобе хотел смотреть на то, что можно улучшить. Он даже как-то говорил, что уделял просмотру видео матчей по 4,5 часа. Вы, наверно, спросите: раз Кобе сам анализировал игру, зачем ему тогда Майк? Всё просто – чтобы получить мнение извне и сопоставить его со своим. Неважно кто ты и чего достиг – всегда есть место для большего развития.

В НБА работа с видео усложняется тем, что любого видного игрока разбирают с головы до ног по несколько раз в год. Какие у него сильные стороны и какие слабые, баскетболист знает и без твоей помощи. Ты просто должен уметь находить те детали, на которые другой не обращает должного внимания, и доставлять их игроку в коротком, доступном и понятном виде.

Трюк, который повысит уверенность игрока

Мы обсуждали с Майком, как лучше всего развить у игрока неактивную руку, и он, пусть и случайно, подкинул мне одну идею.

На бросковых тренировках я ставлю игрокам условие: пять забитых, последние два – подряд. Сейчас я понял, что так невозможно увидеть прогресс наглядно, на бумаге. Его можно только почувствовать. А что делать, когда прогресс есть, а игрок его не чувствует?

Майк просит игроков делать, к примеру, десять различных бросков по десять раз. В итоге получается 100. Считаются и попадания, и промахи, соответственно, можно высчитать процент попаданий. Записываешь этот процент в течение недели и получаешь возможность увидеть свою динамику. Тут, кстати, как в меме «Есть два типа людей». Одни считают каждую точку по отдельности, а потом пытаются всё сложить. Другие считают всё подряд. Лучший, конечно, второй вариант.

Плюс такого подхода в том, что если прогресс есть, то ты сможешь понять это не только на уровне подсознания, но и по конкретным показателям. Если прогресса нет, ты всё равно будешь более уверенным в своём броске. Сколько ещё людей в твоей лиге делают по 100 завершений каждый день? Скорее всего, не так много. Понимая это, ты станешь лучше бросать.

***

В 2011 году я полетел в Чикаго тренироваться с другим тренером, который работал с Кобе. Это Тим Гровер - тренер по физической подготовке, который работал лично с Джорданом в Чикаго. Он, кстати, один из первых, кто начал работать с игроками самостоятельно. Сейчас понимаю, каким был персонал тогда в Attack Athletics. Майк работает в «Далласе». Другой тренер сначала был в «Чикаго», теперь в «Клипперс». Третий работал в G-лиге, WNBA, сейчас – в академии Яо Мина в Шанхае. Ещё один тренер сейчас в «Мемфисе», другой – ассистент Майка в «Далласе».

В 18 лет я надорвал переднюю крестообразную связку колена. Оно то проходило, то снова давало о себе знать. В итоге пришлось делать операцию. После неё я понятия не имел, как тренироваться и что делать. Хирурги посоветовали крутить велосипед три раза в неделю и ходить в бассейн два раза – и всё пройдёт. Разумеется, с таким подходом ничего не проходило. Всё было настолько плохо, что я еле мог допрыгнуть до сетки. Становилось понятно, что в России вряд ли кому-то будет интересен игрок ростом 180 см, да ещё и не игравший нигде в течение двух лет, и единственная возможность продолжить карьеру – поступить в американский колледж.

А для этого нужно было полностью восстановиться.

К Гроверу я поехал тренироваться по своей инициативе. Мне уже было 20 лет. Связался с ним так же, как и всегда, – просто нашёл имэйл и написал. Тогда в интернете было много видео NBA Fit о том, как тренируются звёзды НБА. Периодически там появлялся Гровер. Рассказывали, что он работает с Брайантом, восстановил колено Уэйду, Трэйси Макгрейди, среди его клиентов также Гилберт Аренас. Вот я и подумал – почему бы и нет? В конце июня 2011-го я отправился к Гроверу.

Не подумайте, что было без проблем в плане финансов. Занятия стоили тысячу долларов в неделю. Сам такую сумму я не мог заработать, поэтому очень благодарен родителям за помощь, особенно маме, которая поддерживала меня в любой ситуации. С точки зрения совести, я всё равно не мог спихнуть на них все расходы. Поэтому, запланировав поездку летом, в конце декабря устроился на первую работу в качестве тренера – в фитнес-клуб «Зебра» в Марьино. Как бы это смешно не звучало, за четыре месяца я смог заработать только на билеты. Но хотя бы что-то.

В Чикаго меня в прямом смысле нужно было выпроваживать из зала. А всё просто – до этого времени я никогда не видел таких условий, и понимал, что совсем скоро я уже уеду, нужно использовать возможность по-максимуму. Тренеры шутили, что я здесь нахожусь не на тысячу долларов, а на полторы. Утренняя тренировка в девять – я в зале уже в восемь. Вечерняя в пять – я уже в четыре. Заканчивается в семь – я остаюсь до восьми-девяти. Когда мог побросать дополнительно, когда посмотреть матчи. У них был доступ в программу Synergy Sports, и я вооружался там продвинутой статистикой, пытался сопоставить данные с тем, что было на видео. В свободное время, а его было немного, делал записи в блог на слэмданк.ру.

Первую неделю Гровера вообще не было в Чикаго. Он улетел в Китай, когда у Брайанта был тур, а потом жил и работал с ним в Лос-Анджелесе. За месяц конкретно с Тимом тренировок было шесть-семь. Он давал незамысловатые упражнения на развитие физподготовки. В остальных случаях я работал уже с другими тренерами. Чётко понимал, что для них я какой-то парень из России, которому только 20 лет, а он уже никакой и ещё что-то там восстанавливается.

Из того минимального общения с Гровером я понял, что в нашей профессии важно заниматься не только баскетболом. Тренер – это больше, чем крестики-нолики или подходы-повторения. В то время, восемь-десять лет назад, Гровер считался одним из немногих, кто мог взять игрока с травмой и сделать так, чтобы он вернулся в лучшей форме. Для меня Гровер – это больше паблик-спикер в хорошем смысле. В этом его самая сильная черта. Его книга Relentless (в русском переводе «Манифест великого тренера») как раз полностью пронизана тренерской философией, которую он преследует.

Через год после той поездки, защитив диплом в дипломатической академии, я всё-таки смог поступить в американский колледж и попасть в баскетбольную команду. На пути к вашим целям важно найти того человека или людей, которые уже прошли тот путь, на котором вы сейчас, и искренне готовы поделиться с вами советом и указать в каком направлении лучше направить усилия. Поэтому я и вылетел в Шанхай без каких-либо договорённостей, пришёл в гостиницу и дождался случайной встречи с Майком.

Василий Прокофьев

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть