комментарии 47 в закладки

«Смотрю, вы за Уфу топите». Батл Вайсфельда и Анисимова в студии «КХЛ ТВ»

Главный судья защищает арбитров.

В эфир «КХЛ ТВ» вышла запись программы «Судейская», в которой главный судья лиги Алексей Анисимов разбирал спорные эпизоды матчей «Салавата Юлаева» с «Авангардом», а также СКА и ЦСКА. Ему помогали в этом комментатор Владимир Гучек и хоккейный функционер, бывший судья Леонид Вайсфельд

Спортивная редакция «БИЗНЕС Online» представляет расшифровку самых интересных моментов программы, в ходе которой Анисимов обвинил ведущих в симпатиях к уфимской команде, а Вайсфельд учил судью русскому языку.

Алексей Анисимов / фото: БИЗНЕС Online


АНИСИМОВ: «К ПРАВИЛУ ПОМЕХИ ВРАТАРЯ Я ОТНОШУСЬ ПЛОХО»

Первый эпизод, который разбирался в программе – незасчитанный гол СКА в первом матче серии. На официальном сайте лиги опубликовали разъяснение, что «после видеопросмотра было определено: в момент, когда шайба забрасывалась в ворота, атакующий хоккеист частью своего тела находился в площади ворот и перекрывал обзор вратарю». Это подтвердил и Анисимов.

Алексей Анисимов: – Площадь ворот является трёхмерной, это правило есть в ИИХФ, такое же правило есть в НХЛ, с той лишь разницей, что там нет слов о «трёхмерной» зоне, там это называют «синий сегмент до верхней перекладины ворот». В прошлом году такой гол был бы засчитан, с этого года у нас правила ИИХФ. Посмотрим, что будет на следующий год, есть определённые задумки, в том числе у Рене Фазеля.

Леонид Вайсфельд: – Алексей, это слишком длинно. Скажи, почему не засчитали взятие ворот?

Анисимов: – Это не длинно, это актуально, потому что игрок частью амуниции находится в трёхмерном пространстве ворот. Он в момент броска и до броска не имеет права там находиться.

Владимир Гучек: – Как вы относитесь к этому новому правилу?

Анисимов: – К этому правилу я отношусь плохо. Квинтэссенция любой игры – это гол. А то у нас начинается футбол – 1:1, 0:1. Сезон доигрываем по этим правилам, потом будем разбираться.

Вайсфельд: – Мне единственно, что в этом голе не понравилось, что развернулась дискуссия о том, правильно или нет засчитали этот гол. Дискуссия может развернуться на тему хорошее правило или плохое, а то, что гол не засчитали – это очевидно.

«ШИРОКОВ НЕ КАСАЛСЯ ЩИТКА МЕТСОЛЫ»

Следом был разобран похожий гол «Авангарда» в овертайме первого матча с «Салаватом Юлаевым». Споры вызвали действия Сергея Широкова, который махнул клюшкой в сторону вратаря уфимцев Юхи Метсолы. По мнению главного судьи КХЛ, удара по щиткам там не было.


Анисимов: – С верхней камеры может показаться, что Широков бьёт по правому щитку Метсолы. На самом деле, никакого касания там нет, он его не задевает, вот и всё.

Гучек: – А то, что его клюшка находится во вратарской?

Анисимов: – Если бы был контакт клюшки с Метсолой, то была бы помеха.

Гучек: – Давайте сравним этот эпизод с голом в матче «Сибирь» – СКА в регулярке.

Анисимов: – Там в момент броска Гаврикова Якупов задевает Красикова по шлему в площади ворот, тем самым есть контакт с вратарём. Это простое объяснение. 

Гучек: – А если бы Якупов не задевал, но его клюшка была бы перед глазами вратаря?

Анисимов: – Это бы был хороший гол. Здесь весь сыр-бор был в вопросе, задел ли Шумаков Метсолу. 

Вайсфельд: – То, что клюшка находилась в площади ворот – это не принципиально?

Анисимов: – Если бы он демонстративно оставил клюшку и закрывал обзор вратарю, это было бы две минуты за атаку игрока не владеющего шайбой. Во всех остальных случаях – ничего страшного.

Вайсфельд: – Я хочу понять. Вы сказали, что гол СКА не засчитали из-за того, что игрок находился частью амуниции в площади ворот. Клюшка не является частью амуниции? 

Анисимов: – Нет. Не подменяйте понятия. Здесь Шумаков не задевает вратаря в площади ворот. Метсола стоит в площади ворот, но игрок никакой частью амуниции не задевает вратаря.

Вайсфельд: – Это понятно, но клюшка в площади ворот – это не принципиально?

Анисимов: – Если она не задевает вратаря, она имеет права находиться в площади ворот. 

Вайсфельд: – То есть, коньком заехать игрок не имеет права, а клюшкой имеет?

Анисимов: – Можно встать так, чтобы клюшка была в площади ворот, но не мешать вратарю.

Гучек: – Сравнивая два эпизода: Якупов коснулся своей клюшкой маски Красикова, Широков не касался щитка Метсолы – шайба засчитана.

Вайсфельд: – Но если конёк в зоне, как в случае с Беловым, то даже если не коснулся, гол не засчитывается.

Анисимов: – Нужно поставить чёткий акцент – мы говорим об эпизоде, когда Белов стоит на линии огня. Бывают моменты, когда игрок стоит справа, слева, когда он никак не может помешать. Моё объективное мнение, что это правило надо менять. Лично мне оно не нравится.

«КУГРЫШЕВУ НАЖНО БЫЛО ВЫЙТИ И ВСТАТЬ КАК ВКОПАННОМУ?»

Споры о решениях линейных арбитров вызвали удаления за игру в численном неравенстве. Сначала эксперты разобрали эпизод в первом матче ЦСКА – СКА, когда московскую команду наказали двумя минутами штрафа, несмотря на то, что шайба была за воротами питерских армейцев и никто их не атаковал.


Анисимов: – Не принципиально, где находится шайба. Игрок покинул полутораметровую зону, причём покинул её прилично, на 3,5 - 4 метра. Лет пять-шесть назад была методическая установка, что если он никак не влияет на игру и выбежал на 3 - 4 метра, то может развернуться – убежать. 

Затем Алексея Анисимова попросили разобрать удаление «Авангарда» в третьем матче серии в Уфе.

Анисимов: – Игрок, который вышел на замену, не имеет права получать территориальное преимущество, потому что один доехал до борта, а другой уже покинул полутораметровую зону. Какой зоной ограничивается смена игроков? Стёклами. Где находится игрок, который вышел на замену? Далеко за пределами стекла. 

Больше всего споров вызвало удаление «Салавата Юлаева» в том же матче. Теему Хартикайнен одной ногой стоял на бортике в тот момент, когда вышедший на замену Дмитрий Кугрышев завладел шайбой, но судьи посчитали, что было нарушение численного состава.


Вайсфельд
: – Когда считается, что человек покинул лёд?

Анисимов: – Когда игрок поставил один конёк на борт. Другой вопрос, что тот игрок, который покинул скамейку, покинул полутораметровую зону и получил игровое преимущество идя к шайбе. Если бы он просто остался на месте и шайба бы к нему пришла, то нарушения бы не было.

Вайсфельд: – Вы сказали, что когда конёк на борту – игрок сменился. Но Кугрышев получил шайбу после того, как Хартикайнен поставил ногу на борт.

Анисимов: – Он бежал к этой шайбе гораздо раньше, на него отдаётся передача как на заменившегося игрока. Он получает преимущество.

Вайсфельд: – Он покинул полутораметровую зону?

Гучек: – То есть, он должен был выйти и встать как вкопанный?

Анисимов: – Я смотрю вы вдвоём за Уфу топите. А чего вы синие пиджаки надели, а не зелёные?

Гучек: – Мне кажется, что там чистая смена была.

Анисимов: – Всё-таки добиваете, да? Здесь сложный момент, это высший пилотаж. Если бы он [ Кугрышев ] остался и дождался, когда шайба к нему придёт – вопросов бы не было, а он открывается, шайба к нему идёт, он демонстративно к ней бежит – так делать нельзя. Выдержи паузу секунды полторы, не было бы вопросов. Вы представляете что такое шесть человек? Это решение нужно принять за секунду. Это у судей на рефлексах происходит.

Вайсфельд: – Я бы сделал такое резюме: это пограничная ситуация. 

Гучек: – Вам не кажется, что в эпизодах с нарушением численного состава было бы неплохо вернуться на 5 лет назад?

Анисимов: – Нет. Команды приняли, все привыкли. Это помогает избежать сложных ситуаций. Если мы отпустим стандарт, то будет большее количество пограничных моментов. 

«НАРУШЕНИЕ ХАРТИКАЙНЕНА НА ЕМЕЛИНЕ ВО ВТОРОМ МАТЧЕ – ЭТО ДВУХМИНУТНЫЙ ШТРАФ»

После второго матча серии омский «Авангард» попросил лигу оценить действия Хартикайнена в момент столкновения с Алексеем Емелиным. Главный тренер омской команды Боб Хартли тогда заявил, что после таких эпизодов человек может остаться инвалидом. СДК КХЛ не стала дисквалифицировать уфимца.

Теему Хартикайнен против Алексея Емелина


Анисимов
: – Неэтично будет обсуждать решение СДК, я никогда это не делаю.

Гучек: – Что вы можете сказать об этом эпизоде безотносительно решения СДК по Хартикайнену?

Анисимов: – Я вам так намекну: посмотрите на коньки Хартикайнена.

Вайсфельд: – Коньки оторвались уже после того, как он его ударил.

Анисимов: – Не согласен.

Вайсфельд: – Я очень щепетильно отношусь к моментам отрыва коньков. Мне очень часто объясняли: коньки оторвались, потому что он его ударил. Я считаю, что здесь такая же ситуация, что эта ситуация как минимум пограничная, а если кто-то спорит, значит, судьи правы.

Анисимов: – Открою небольшой секрет, есть ещё техническая запись этого момента с видеогол-системы. Там видно, что он коньки отрывает чуть раньше. С телевизионной камеры сложно оценить.

Гучек: – Согласитесь, что здесь была пограничная ситуация?

Анисимов: – Это неправильная атака [ Хартикайнена ].

Вайсфельд: – Неправильная атака, потому что вы считаете, что ноги были оторваны раньше, чем был контакт плечо в плечо?

Анисимов: – Они считают, судейская комиссия.

Вайсфельд: – Нет, они считают, что позже, они же не дали ничего.

Анисимов: – Надо просто посмотреть другую камеру и вы всё поймёте. Я сейчас не готов с вами дискутировать.

Вайсфельд: – Тогда странно, что СДК не посмотрела другую камеру.

Анисимов: – СДК посмотрела все возможные камеры, поверьте.

Вайсфельд: – И приняли решение, что всё нормально?

Анисимов: – Они решили, что это неправильная атака, штраф две минуты.

СУДЬЯ ПРОПУСТИЛИ ПОДНОЖКУ СО СТОРОНЫ ЧУДИНОВА

Ещё один интересный эпизод, разобранный в «Судейской» – две подножки в третьем матче «Салавата Юлаева» с «Авангардом». В первом случае Алексей Семёнов получил две минуты, во втором Максим Чудинов за фол на Владимире Жаркове – нет.

Фол Максима Чудинова на Владимире Жаркове


Анисимов
: – Это очевидный момент, пропущенная подножка. Вообще, по этой серии лучше всего к «Мистеру Справедливость» – к Леониду Владленовичу.

Вайсфельд: – То есть, мне уже терять нечего, поэтому? Здесь понятно, что пропустили нарушение. Мы не взяли для разбора эпизод с падением Емелина в последнем матче?

Анисимов: – Нельзя говорить «последней», в русском языке нужно говорить «крайней».

Вайсфельд: – «Крайней» говорить, кстати, абсолютно безграмотно. У меня бабушка была учителем русского языка.

Анисимов: – Вы заметили в плей-офф, что когда пошёл мужской хоккей, этих моментов с приукрашиванием стало мало?

Вайсфельд: – Я бы вам, Алексей, показал пару моментов из четвёртого матча на Востоке относительно «мужского хоккея». После этой игры я всё время вспоминал высказывания игроков «Барыса» после серии с Омском.

Гучек: – Мы помним, о чём говорили игроки «Барыса».

Анисимов: – А не собирается ли у нас Леонид в Астану на работу?

Максим Никерин
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год