комментарии 11 в закладки

Ягудин стал тренером. Он рассказал нам о своей школе фигурного катания

Олимпийских чемпионов не обещает, но будет стараться.

18 апреля Алексей Ягудин открыл в Минске собственную школу фигурного катания. Для него это первый подобный проект, но не первый тренерский опыт. В интервью «БИЗНЕС Online» Алексей рассказал, как он будет жить между Москвой и Минском, по какому принципу подбирает тренерский штаб и почему не хочет сразу раздавать громкие обещания по результатам.

Фото: ©Александр Вильф, РИА «Новости»


Мог ли раньше предположить, что станет тренером

Когда катался сам, определённо нет. Первые мысли меня посетили, когда после Олимпийских игр я помогал Татьяне Анатольевне Тарасовой. Ездил с её учениками на юниорские этапы Гран-при, на юниорский финал Гран-при. Посмотрел и понял, что ментально и физически к работе тренера я пока не готов.

С одной стороны, тренерская работа – это самое простое, чем можно заняться по завершению карьеры. Очень много людей, которые сейчас занимаются тренерством, в своё время были фигуристами.

С другой стороны, это нереально сложная профессия, которая отнимает много времени и сил. Это абсолютно новое направление в моей карьере, и с некоторыми трудностями я столкнусь впервые.

Почему решился сейчас

Пришло время, когда я могу сказать себе (на многие вопросы я прежде всего отвечаю самому себе): «Лёша, ты можешь себе найти время на всё это?» Ответ был: «Да, могу». Никогда не хотел открыть школу фигурного катания, дать ей своё имя, и на этом всё. Прийти раз в год или два раза в год – это не про меня. Если я решил этим заниматься, то буду максимально вовлечён в работу.

Школа уже работает: состоялось открытие, недавно закончились первые учебно-тренировочные сборы. В начале мая я даже провёл родительское собрание – можно сказать, первое в жизни. К дочке обычно ходит супруга, сам я стараюсь избегать.

Сегодня, 13 мая, у нас начнутся сами занятия. Раз уж мы заговорили о школе, проведу аналогию. Как в школу ходишь пять раз в неделю, так и здесь. Та же самая литература каждый день, та же алгебра. Уровень нагрузок и требований будет совершенно другим.


Зачем Минск

Я принял предложение о сотрудничестве, так как оно поступило с высшего уровня – от министерства спорта и туризма и союза конькобежцев Беларуси. Это показывает, что к школе отнеслись со всей серьёзностью.

Раньше в Беларуси было не так много льда. Сейчас при поддержке государства ситуация меняется. У нас так много желающих, что я выступил с просьбой, чтобы дали ещё больше льда. Хочется побольше времени уделять каждому, нежели кричать сразу 50-ти людям, которые занимаются одновременно.

Поделюсь секретом: в Москве я тоже планирую открывать школы. Они действуют и сейчас, только в тестовом режиме. Перед официальным запуском я с командой должен окончательно оформить систему, по которой мы будем работать.

Как буду всё успевать

Отвечу очень просто.

Во-первых, уменьшается вовлеченность в моё катание, в ледовые спектакли. У меня есть травмы, и в последнее время мне реально тяжело кататься. Нужна операция на колене. Понимаю, что рано или поздно придётся закончить с выступлениями.

Во-вторых, я участвую в телешоу «Галерея красоты», которое снимают в Минске. Проект о том, как женщины, которые запустили себя, преображаются. Недавно мы продлили соглашение на несколько лет вперёд, так что в Беларуси теперь я буду регулярно.

В самой школе я планирую появляться каждый месяц. И делать я это буду для того, чтобы она работала как единый организм. Не должно возникать ситуаций, когда тренер говорит, что левую руку надо держать вот так, а я приезжаю и говорю, что по-другому. Мы хотим, чтобы среди тренеров было взаимопонимание и все двигались в одном направлении, и у нас получилась единая команда профессионалов.

Когда ждать результатов

Я не кичусь высокими фразами, мол, приходите к Алексею Ягудину и сразу станете олимпийским чемпионом. Так говорить глупо. Но спортивный результат и стремление вырастить хороших фигуристов, конечно, будет играть решающую роль в работе школы.

После каждого периода обучения мы будем проводить тесты. Фигуристы будут сдавать определённые нормативы, чтобы родители понимали, прибавил ли ребёнок или нет. Можно учиться в школе без оценок и диктантов. Но как тогда понять, получил человек знания или нет?

Сейчас в Беларуси практически нет единой четкой системы отчётности. Но она есть в России. Я хочу внедрить российскую систему в белорусскую, чтобы люди понимали, что такое элемент А и что такое элемент Б. Интегрироваться в белорусскую систему для меня один из приоритетов. Прощё всё сломать, а сложнее выстроить. Но я хочу именно выстроить.

Кто будет тренировать

Сейчас мы находимся в стадии формирования тренерского штаба. Это очень сложный процесс, понимаете сами. Наши финансовые возможности в Беларуси небезграничны, так как школа находится на самообеспечении; к тому же, не все хотят терять клиентуру, уезжая из Москвы в Минск.

Пока известно, что с нами будут олимпийская чемпионка Таня Тотьмянина, чемпионка Европы, призёр чемпионата мира Яна Хохлова. Также будут работать Александр Казаков, многократный чемпион Беларуси. И, как вы понимаете, мы привлекаем не только российских, но и беларуских тренеров, чтобы не было конфликтов и вражды. Быть может, я стану для кого-то примером, а кто-то для меня.

Тарасова будет консультировать

Хотим подключать к тренировочному процессу и Татьяну Анатольевну. Конечно, она не будет сидеть сутками и смотреть за нашими фигуристами. Но на тестовых соревнованиях она всегда может дать совет. Когда ты постоянно работаешь с ребятами, у тебя «замыливаются» глаза, поэтому взгляд со стороны важен.

Помню, как мы комментировали чемпионат Европы в Минске в прошлом сезоне. Татьяна Анатольевна увидела одного тренера, подозвала его и сказала: «Ну вот чего ты ей поставил прыжок в том углу? Ты не видишь, что это эстетически плохо?» После небольшой паузы он ответил: «Да, спасибо, Татьяна Анатольевна!» С её опытом достаточно один раз увидеть прокат, чтобы понять, что не так.

Фото: БИЗНЕС Online


Как выбираю тренеров

В последнее время я прозванивал тренеров, которых давно знаю и на кого могу полагаться. Говорил сразу – столько и столько, согласны? Готовы ли работать на перспективу или хотите результатов здесь и сейчас?

Если мне отвечали: «Хочу зарабатывать деньги», сразу же «До свидания!» Здесь первичны не финансы, а кое-что другое.

Недавно общался с тренером одной московской школы. Мне этот человек сам сказал: «Алексей, ты хочешь работать вот так или для тебя важны результаты?» Я ответил: «Естественно, мне важны результаты!» Будут они на юниорском уровне или на взрослом, я не знаю. Но мне нужно, чтобы человек прогрессировал. Иначе зачем всё это делать?

«Знаешь что? – продолжаю разговор. – Браво, что ты задал этот вопрос! Ждём у нас!»

Какой потенциал у фигуристов

Мы набрали ребят с трёх до девяти лет. Какой у них общий уровень? Скажу честно: невысокий. Есть люди, которые катаются по три - шесть лет и еле прыгают одинарные прыжки. Что будем с этим делать? Работать. Если результат не придёт, будем работать ещё больше.

Хочу отметить – это очень важно – я ни в коем случае не собираюсь забирать детей, пусть и очень талантливых, у других тренеров. Мы будем работать с теми, кто есть у нас сейчас. Опять же, не буду кидаться громкими выражениями, что мы всё исправим и сделаем из всех олимпийских чемпионов. Кого-то поправим, кого-то – нет. Это долгоиграющий процесс. Понятно, что у тех, кто придёт в трёх-, четырёх- и пятилетнем возрасте будет больше шансов на прогресс.

Каким должен быть тренер

Как уже говорил, я буду очень сильно интегрирован в работу школы. При этом я оставлю достаточно пространства для своих коллег. Моя работа будет заключаться в том, что координировать их, давать подсказки. Сам я не буду тренировать 24 часа. Пока я к этому не готов.

Это не просто слова. Это вымученное представление. Когда я только связывался с тренерской работой, ещё в команде Татьяны Анатольевной, столкнулся с огромным количеством деталей. Нужно получить аккредитацию, иначе дети не получат права выступать на турнирах. Разделить не только по возрастам, но и способностям. Поставить программы, хореографию. Организовать отдельные уроки по скольжению… Учесть все эти детали, просчитать всё до мелочей – это нереально сложно.

При этом у меня есть чёткое представление, каким должен быть тренер. Жёстким, но не жестоким. Неважно, взрослый ученик или маленький. Ты должен оставаться человеком в общении с фигуристом, но не должен идти у него на поводу. Должен быть строгим, а иногда резким, но в то же время делать так, чтобы люди к тебе тянулись и обращались в трудные моменты.

В моём понимании, главная задача тренера, чтобы спортсмен с каждым днём прибавлял. Но изначально максимализм должен присутствовать у самого фигуриста. Не должно быть такого, что человеку по барабану, а Лёша Ягудин хочет, чтобы он стал чемпионом Европы. У самого спортсмена, разумеется, тоже должно быть желание идти вперёд.

Алексей Ягудин

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год