комментарии 22 в закладки

С Медведевой работает самый дорогой хореограф Америки. Тарасова считает её лучшим постановщиком мира

Ценники начинаются с 10 тыс долларов.

Евгения Медведева сообщила, что произвольную программу на следующий сезон ей будет ставить канадский хореограф Ше-Линн Бурн. Бурн – одна из самых известных в мире постановщиков. Среди её постоянных клиентов – Юдзуру Ханю, Нэйтан Чен, Кэйтлин Осмонд и Эшли Вагнер. Её программы чаще всего становятся победными, а сами постановки – легендарными.

Кроме того, по мнению различных источников, Ше-Линн Бурн – самый дорогой хореограф Америки (возможно, и всего мира). Как сообщил «БИЗНЕС Online» один из фигуристов, который вёл с ней переговоры о постановке программы, цена за работу Бурн начинается от 10 тыс долларов. Для сравнения: ещё один топовый американский хореограф Лори Николь берёт за постановку от двух до четырёх тысяч долларов, а программы Ильи Авербуха оценивают примерно в три тысячи.

Ше-Линн оценивает свой труд в три раза дороже её не менее именитых коллег. Почему?

Фото: Feng Li, Getty Images


БУРН ОТКРЫВАЕТ В ФИГУРИСТАХ НОВЫЕ ТАЛАНТЫ

Ше-Линн на личном опыте знает, как надо передавать на льду эмоции для больших побед. В паре с Виктором Краатцем она стала чемпионкой мира и десятикратной чемпионкой Канады. Большую часть карьеры Бурн сама придумывала образы для своих программ и сейчас использует наработки из своей карьеры. Она часто пересматривает свои выступления в поисках новых фишек, а потом делится идеями с другими фигуристами.

Работа с Бурн стоит на порядок дороже постановки у других фигуристов, но так как число клиентов только растет и почти все остаются довольны – она стоит своих денег. Медведевой в следующем сезоне будет сложнее бороться с фигуристками, владеющими элементами ультра-си. Их стало ещё больше. Лучший шанс их обыграть – сделать ставку на яркую хореографию. Поэтому выбор Бурн как лучшего в мире хореографа очевиден.

Что уникального в хореографии Бурн? Важная особенность – это тесный контакт со спортсменом и стремление понять его. У большинства фигуристов есть коронный образ, который получается лучше всего, и Ше-Линн стремится развить его, при этом обучив чему-то новому.

Так одна из ее самых удачных и известных постановок – Seimei для Ханю – открыла двукратного олимпийского чемпиона с новой стороны. В этой программе Ханю использует классические движения из европейского балета и крайне экспрессивно ведёт себя на льду. При этом сама тематика программы любимая и наиболее близкая Юдзуру японская этника.

Медведевой Бурн будет ставить программу по «Мемуарам гейши». Медведева ранее выступала в японском стиле на шоу, но соревновательная программа – это совсем другой уровень. Евгения призналась, что давно мечтала о программе под «Мемуары гейши», но только сейчас ментально готова вжиться в сложный образ. И Бурн ей в этом – лучший помощник. К ней часто обращаются фигуристы, которые идут на большие эксперименты и ставят непривычные для себя программы.

«Фигурист должен быть в постоянном поиске, развитии. Хороший фигурист как податливый пластилин, с которым легко можно работать. Хуже всего если вы выберете близкий вам образ и затвердеете в нем», – сказала Бурн в интервью The Post and Courier.

«ШЕ-ЛИНН БУРН – ЛУЧШЕЕ, ЧТО ЕСТЬ НА РЫНКЕ»

Несмотря на расценки, спрос на постановки Ше-Линн Бурн велик. Только в это межсезонье Бурн работает с Елизаветой Туктамышевой, Медведевой, Ченом, Мараей Белл и Винсентом Чжоу. Это только самые известные номера, в общем известно о 20-ти соглашениях о сотрудничестве. Другие хореографы в среднем за лето готовят по десять программ. Даже для известных звёзд фигурного катания работа с Бурн – событие. «Наконец-то мои мечты стали реальностью. Я давно хотела поработать с ней, – призналась чемпионка мира и Европы Туктамышева в интервью Golden Skate. – Я видела ее программы, и думаю, что она создает настоящие шедевры».

Программа для Туктамышевой уже практически готова. Елизавета откатала тестовый вариант короткой программы Drumming Song Florence and the Machine на сборах. Больше всего фигуристке понравилось, что к каждой постановке Ше-Линн подходит индивидуально, пробует новые элементы.

В прошлом году Бурн ставила программу для призера чемпионатов Европы и мира Елены Радионовой. Она также была в полном восторге от работы с Ше-Линн и говорила про постановку у неё как про исполнение давней мечты: «Я была лет пять назад на шоу Дениса Тена, тогда Бурн ставила нам групповые номера. Я раньше слышала про неё, но, когда сама вживую увидела, как она работает, она меня потрясла. Решила во что бы то ни стало поставить у нее программу. Когда я сказала о желании поработать с Ше-Линн Татьяне Тарасовой, она ответила мне, что Бурн – лучший вариант на рынке без сомнений».


То есть по мнению фигуристов, Ше-Линн не просто хореограф, с которым можно поработать над эстетическими связками в программах, а некий привилегированный, уникальный продукт.

«Работать с Ше-Линн было настоящим удовольствием. Меня удивило, что она разбирает каждое движение до мелочей, много катается со спортсменом, как бы примеряя программу на себя, постоянно спрашивая, удобно ли или нет», – сказала Радионова.

Комичность ситуации только в том, что программу, которую поставила Бурн, Радионова ни разу не показала публике (на видео выше – закрытый прокат для тренерского совета). В прошлом сезоне у Елены были проблемы со здоровьем, и она снялась со всех соревнований. Судя по всему, в качестве спортсмена на лед она больше не выйдет, а использовать программу как наработки для шоу не получится, так как там хореография строится иначе.

Фото: Doug Pensinger, Getty Images


ДЛЯ ХАНЮ БУРН ПОДОБРАЛА 33 ВАРИАНТА МУЗЫКИ

Средний срок на постановку программы у Бурн – две-три недели. Фигуристу нужно прилететь в Торонто и арендовать там лёд. Бурн не работает на клубных катках, где занимается много людей. Лёд должен быть арендован только для неё и спортсмена – и больше ни для кого. В первой половине дня Бурн занимается с фигуристом по два часа. Во второй половине дня он работает самостоятельно.

Также Бурн настаивает на том, чтобы образ для программы фигурист выбирал совместно с тренером, с которым занимается на постоянной основе.


Ше-Линн плотно работает с обработкой музыки и лично следит за тем, какой отрывок из оригинальной мелодии войдет в программу. «Я немного отредактировала музыку, чтобы её можно было лучше прочувствовать, – рассказывала Бурн о подготовке Seimei для Ханю. – Посмотрела кинокартину. Попыталась изучить всё что могла о культуре, танце, движениях, манерах. В том числе и о фильме, чтобы лучше проникнуться, ведь я не японка».

Всего в процессе подготовки олимпийской программы Бурн и Ханю перебрали 33 варианта музыки. Когда, наконец, был выбран лучший вариант, Ше-Линн требовала от Ханю визуализировать каждый момент программы в своем воображении. Она говорила фигуристу: «Когда зло надвигается и облака сгущаются, ты должен показать страх и смятение. Затем звучат барабаны, и начинается дорожка шагов».

Такая дотошность вызвана тем, что удачный образ и яркая хореография – это почти половина успеха в фигурном катании. Степень погружения в образ влияет даже на оценку за прыжки, так как в перечне критериев оценок по шкале GOE есть «Целостность программы и образа». Банальный пример выполнения критерия – прыжок в такт мелодии. Это только одна из сотен деталей, которые важно соблюдать для хорошей программы.

Что получилось у Бурн с Туктамышевой и Медведевой мы увидим 8 сентября на открытых прокатах в «Лужниках».

Рустам Имамов
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
еще истории
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год