комментарии 76 в закладки

Саммелвуо – о провале на Евро. Он не ищет алиби и берёт вину на себя

Интервью с главным тренером сборной России.

Российские волейболисты после победы в Лиге наций и в олимпийском квалификационном турнире, неожиданно провалились на чемпионате Европы, проиграв в четвертьфинале Словении (1:3).

Для Туомаса Саммелвуо это первая неудача во главе сборной России, но он убежден, что она поможет команде стать лучше. 43-летний специалист в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал почему команда так рано вылетела из плей-офф, но при этом категорически отказался обсуждать персоналии.

Туомас Саммелвуо / фото (здесь и далее): cev.eu


– Туомас, начнём с самого главного вопроса: почему Россия проиграла Словении?

– Прежде всего, потому что мы хуже играли. Приём, атака, подача – везде было очень много ошибок. Еще мне кажется, что на игру повлияли психологические факторы. На групповом этапе мы выиграли у Словении - 3:0. Возможно, было слишком много уверенности в себе. Такие победы всегда опасны, когда ты встречаешься с командой во второй раз за короткое время.

Словенцы вышли на игру, как на войну, а мы – нет. У нас были слова, но на деле не получилось. Не хватило спортивной злости, агрессии. Знаете, уровень мотивации виден по глазам. В них должен полыхать огонь. В этот раз этого не было на сто процентов. Это моя ответственность, я готовил команду. Я не буду искать виноватых или придумывать какое-то алиби. Лучше посмотреть в зеркало и спросить у себя. Я постоянно думаю, что делал, а что мог сделать иначе. Конечно, сейчас все очень расстроены и разочарованы, но нужно принять это как хороший урок. Поражение всегда даёт пищу для размышлений.

«В ЛИГЕ НАЦИЙ У НАС БЫЛА БОЛЕЕ СБАЛАНСИРОВАННАЯ ПОДАЧА»

– Игроки уже думали о полуфинале с Польшей?

– Моя философия – здесь и сейчас. Мы всегда говорим только о ближайшей игре. Нас называли фаворитами, но это дело болельщиков и журналистов. Мы ни разу не говорили о Польше, а перед Грецией не говорили о Словении. Но я не исключаю, что такие мысли могли закрасться в наши головы, потому что мы приехали за медалями. Мне кажется, опаснее были мысли о 3:0 в первом матче со Словенией.

– Словенцы сокрушили российский приём мощными подачами. Это их заслуга или проблемы наших принимающих?

– Думаю, и то, и другое. Перед матчем мы акцентировали внимание на том, что на эмоциональном фоне Словения будет очень хорошо подавать. Их гнали 11 тысяч фанатов – там была невероятная атмосфера. И они действительно классно подавали. У нас в какой-то момент началась из-за этого депрессия, мы потеряли уверенность в приёме. Есть еще и технические моменты – направление подач, коммуникация между игроками. Мы допускали много брака, часто не забивали фриболы. В то же время Словения показала свой лучший волейбол.

Валентин Голубев и Егор Клюка в приёме


– У России на протяжении всего турнира было много ошибок на подаче, несмотря на приличное количество эйсов. С чем это связано?

– Это хороший вопрос. Но пока ответа на него у меня нет. Если вспоминать Лигу наций, то там у нас было больше планера. Это вообще было тенденцией турнира – все команды набирали на планере больше брейковых очков. Возможно, тогда у нас был лучше баланс между теми, кто рисковал на силовой подаче и подавал планер. Со Словенией мы полагались на силу подач, и это не сработало. Безусловно, подача – наша большая сила. Будем анализировать её и выжимать больше пользы.

– Многие считают, что в матче со Словенией вы затянули с заменами...

– Конечно, когда рассуждаешь постфактум, понимаешь, что некоторые вещи, возможно, стоило сделать по-другому, что-то поменять. Например, выпустить Максима Михайлова в доигровку. Но во время игры есть лишь несколько секунд между розыгрышами, чтобы принять решение и оно не выглядело таким очевидным, как сейчас.

– Почему именно Михайлова, а не Антона Карпухова или Антона Семышева?

– Я не буду обсуждать конкретных игроков. У болельщиков после неудач всегда возникают вопросы: почему этот игрок, а не другой? Это неизбежно после поражений. И такие разговоры можно вести бесконечно. Я этого не хочу. Выбор игроков и тактики – это решение тренера. Я так решил – вот и всё. Могу сказать лишь одно: абсолютно любое решение, которое я принимал, было направлено на то, чтобы команда была лучше и сильнее. Конечно, я буду анализировать то, как вёл игру, и наверняка увижу свои ошибки – это нормальная ситуация.

«СЕЙЧАС НАМ ТЯЖЕЛО – КОМАНДА ПРОЯВЛЯЕТСЯ ИМЕННО В ТАКИЕ МОМЕНТЫ»

– По ходу турнира вы использовали широкую ротацию состава и никто не мог понять, какой у сборной России основной состав. Можете это объяснить?

– Могу только повторить предыдущий ответ – я посчитал, что так будет лучше для команды. Раз нет результата, значит, не получилось. Мы использовали эту тактику еще в олимпийском отборе. У нас 14 игроков и все очень важные. Может быть, надо было сделать по-другому – будем смотреть и думать. У всех разные мнения и философия.

Туомас Саммелвуо


– О чем говорили с игроками сразу после поражения?

– В Любляне у нас не было собрания – уже утром мы вылетели в Москву. Сразу после игры в этих разговорах нет смысла, потому что слишком много эмоций, все на взводе. Можно сказать те вещи, которые вовсе не нужно говорить. Лучше анализировать всё с холодной головой, когда эмоции не мешают мыслям. Разумеется, все понимают, что мы сыграли не так, как умеем. Будем разбираться, почему так случилось, и двигаться дальше. Я всегда говорил: поражения помогают расти, команда всегда проверяется именно в тяжелые моменты. Легко, когда все довольны и всё хорошо. Сейчас всем нам больно и тяжело – настал момент пройти через это.

– То есть, это поражение теоретически может помочь команде в будущем?

– Да, у нас впереди олимпийский год и это поражение даст нам дополнительную мотивацию работать и становиться лучше. Когда много побед, иногда думаешь, что ты самый сильный и забываешь, что есть много других сильных команд, которые тоже хотят побеждать. Разумеется, мы не та Россия, что была в игре со Словенией. Но в то же время мы увидели, что в волейболе очень серьёзная конкуренция. Только богатая история побед ничего не значит.

– Как вы относитесь к критике, которая на вас обрушилась?

– Это часть моей работы, я спокойно к этому отношусь и не буду прыгать с моста. Понятно, что болельщики эмоциональны. Месяц назад мы были супер, молодцы, а сейчас – плохие. Это жизнь. Конечно, мы хотели порадовать болельщиков и тоже разочарованы результатом. Постараемся вернуть позитивные эмоции на Кубке мира.

– Кто из игроков поедет в Японию?

– Мне нужно еще два-три дня, чтобы определиться с окончательным составом. Сейчас мы смотрим на состояние здоровья игроков, все-таки в Японии будет очень интенсивный турнир. Думаю, мы посмотрим несколько новых игроков, которые при мне еще не играли в сборной. Тем, кто провёл в сборной всё лето, конечно, необходим отдых. Не столько физический, сколько моральный. Четыре турнира за год, безусловно, слишком много. Не припомню такого плотного графика. Но выбора у нас нет – постараемся на Кубке мира показать максимальный результат.

Алмаз Хаиров
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
еще истории
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год