комментарии 4 в закладки

Футбол между Петербургом и Москвой: чиновники, библиотека и попы. Фильм на канале Уткина – метафора о России

Данил Тармасинов – о документалке Виктора Кравченко.

Если всех ютуб-интервьюеров в России равняют по Юрию Дудю, то футбольных блогеров – конечно, по Евгению Савину. Он сильнее других резонирует в крошечном спортивном ютубчике, поэтому остальных, кто что-то делает в формате «Репортаж о голах-очках-секундах», меряют по «Красаве» и невольно с ним сравнивают.

Документальный фильм Виктора Кравченко тоже похож на «Красаву», но лишь отдаленно и производственно. Кравченко в сентябре-октябре 2019 года снял для канала Василия Уткина «Негриси» колоритный цикл про футбол в Африке с ответами на вопрос, откуда на Чёрном континенте появляются мировые звезды.

Свежие 92 минуты Виктора – логичное продолжение африканских документалок. Потому что при съемках в Сенегале, Гане и Кот-д’Ивуаре наверняка пульсировала одна мысль: «Почему здесь, в Дакаре, Аккре и Абиджане, рождаются Мане, Эссьен и Дрогба, а в России – нет?»


Автор выбрал путь, обратный радищевскому, и дёрнул из Москвы в Санкт-Петербург. Всё логично: в столицы рвутся лучшие и самые талантливые, так что интереснее показать, где же растят всех остальных. Ведь Россия примерно в два раза уступает Африке по территории, но не поставляет в мировые топ-клубы и 10% супергероев, которых отгружают одни только Египет с Алжиром. Задача Кравченко ясна, но вопросом он вооружился не от Радищева, а от Герцена: «Кто виноват?»

В Твери ответ обнаружился быстро – чиновники. Исполнительный директор местной федерации футбола приехал на встречу на Audi, но дорогое авто объяснил параллельным бизнесом. В этом первый парадокс фильма: по-зрительски не очень веришь, когда обеспеченный молодой парень, у которого всё хорошо, говорит о том, как всё вокруг плохо.

Центральный стадион в Твери / скрин: ютуб-канал Василий Уткин


И тут же на контрасте появляется детский тренер Евгений из села Медное с зарплатой в 5 тыс рублей и отваливающимся рулем на плохонькой «Нексии». Возможно, у Кравченко не было мысли сравнивать этих персонажей, но их последовательное представление показывает правильный ответ на вопрос другого великого русского мыслителя: «Вы вообще за Россию болеете?» Да, оба болеют, но в искренность Евгения веришь больше, чем бизнесмену на Audi, даже если это и не так.

В фильме в принципе представлены очень разные типажи, которых подбирали будто антонимичным способом. Вот директор спорткомитета Вышнего Волочка, как будто живущий в Нарнии и бодрым болванчиком поддакивающий каждому слову Валерия Газзаева с великой прямой линии Путина. А спустя полчаса в кадре глава района в Великом Новгороде, которая очень быстро раздражается от наивных вопросов Вити и по-детски заявляет «На этом общение заканчиваю, не могу сказать, что мне было приятно, вы меня обидели».

Обоих роднит одно – пофигизм на местах и трусость их подчиненных, боящихся сказать правду в глаза. Только дядя в Вышнем Волочке, видимо, правда видит перспективу в заросшем бурьяном футбольном поле, а дама из-под Великого Новгорода уже ничего и не хочет – удержаться бы на посту, слышали же детского тренера с заявлением «Здесь работы нет»? Это две разновидности в сути одного и того же: закрыть ладошками глаза, чтобы не видеть страшное. Просто в первом случае чиновник комично убеждает блогера, что тот не видит новое платье голого короля, а во втором вместе с глазами закрывают и уши, чтобы еще ничего и не слышать.

Несколько раз Кравченко возмущенно восклицает: «Да я же как будто в Африке! Хочу обратно в Африку!» Автор тут же даёт сноску на полях, что, например, академия в Камеруне с шикарными условиями сделана на частные деньги Самуэля Это’О, и оставляет зрителя с немым вопросом: «А почему такие же школы в регионах не откроют русские футболисты, которым лимит отсыпал денег больше, чем таланта?»

Но повестка ответила раньше Виктора: вспомните Леонида Слуцкого, открывшего в родном Волгограде ДЮСШ имени себя и возившего мальчишек на турниры за свои деньги. Всё закончилось бюрократией, кучей бумажных преград от местного спортивного департамента и эпитетами Слуцкого «дебилы» и «мудаки» в адрес руководства «Ротора». Так что где-то здесь, наверное, ответы не только на вопросы о частных русских академиях, но и на пару герценских.

Скрин: ютуб-канал Василий Уткин


Но только в самом финале, после общения с клубом «Митрополия», в котором играют петербургские священники, Кравченко невольно выдал метафору всего фильма. Что наш футбол – это, на самом деле, вся Россия. Место, где власть врёт населению в лицо и боится с ним столкнуться, потому что спросят. Где жирует православие и нищенствуют трудяги даже с двумя работами. Где туалет работает даже с висящей на двери табличкой «Туалет не работает». Где в регионах нет работы и перспектив, а значит, денег и будущего. Но люди на местах у нас добрые и неравнодушные, поэтому надежды есть и всё в целом будет хорошо.

В целом, ответ именно такой: пока остаются отдельные энтузиасты, у которых болит душа за неустроенных детей, футбол (да и страна) не пропадёт. Хотя этот вопрос не задавали в начале пути, классические «Кто виноват?» и «Что делать?» так и остались практически нетронутыми. Возможно, в Сенегале таланты рождаются не вопреки, а благодаря чему-то, но это уже нужно читать между строк. В России только и остаётся, что плакать и ставить лайки.

Данил Тармасинов
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
еще истории
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год