комментарии 30 в закладки

«Если Костомаров не видит во мне мужчины – это его проблемы». Большое интервью Пападакис и Сизерона

Пара ответила олимпийскому чемпиону.

Габриэла Пападакис и Гийом Сизерон – живые легенды и настоящий символ танцев на льду. Вы можете ничего не слышать о фигурном катании, но вы наверняка читали историю, как французы проиграли Олимпиаду из-за расстегнувшегося во время проката платья.

Если отбросить поражение на Олимпиаде, то у Пападакис и Сизерона не было на соревнованиях других мест кроме как первого три с половиной года. Победную серию из десяти стартов прервали россияне Виктория Синицина и Никита Кацалапов на чемпионате Европы в Граце.

Пападакис и Сизерон впервые за долгое время столкнулись с напряженной конкуренцией, когда для победы нужно выступать без единой ошибки. До этого их главными конкурентами были Тесса Виртью и Скотт Моир, которым они и проиграли свою первую Олимпиаду в 2018 году.

В большом интервью «БИЗНЕС Online» Пападакис и Сизерон сравнили конкуренцию с Виртью/Моиром с соперничеством с Синициной/Кацалаповым, рассказали, что чувствуют после первого за долгое время поражения, и что думают о словах олимпийского чемпиона Романа Костомарова, заявлявшего что «не видит в Сизероне мужика».  

Фото: Maja Hitij, Getty Images


«БЫЛ МОМЕНТ, КОГДА ДУМАЛА О ПРОПУСКЕ ЧЕМПИОНАТА ЕВРОПЫ»

– Габриэла, Гийом, прошло уже достаточное время после вашего поражения в Граце и улеглись эмоции. Что вы сейчас чувствуете?

Пападакис: Это был очень болезненный, но полезный опыт для нас. Всегда важно понимать, что есть серьёзные соперники, которые могут тебя обыграть в случае ошибки. На чемпионате Европы я совершила грубую ошибку, поэтому мы проиграли. Это наша вина, и мы сделаем выводы из этой ситуации.

Сизерон: У нас ещё до турнира было понимание, что чемпионат Европы будет для нас самым сложным турниром из всех последних. Но что настолько трудным мы, конечно, не могли себе представить. Тем не менее, главное сделать правильные выводы из этого поражения и вынести из него пользу. Всё-таки в последнее время мы не чувствовали такого сильного давления и поэтому немного забыли, что такое поражение. А поражения тоже важны, они помогают ценить важность победы. Теперь у нас ещё больше желания работать с двойной отдачей и взять реванш на чемпионате мира.

– Получается, немного расслабились перед этим турниром?

Сизерон: Точно не нарочно. Когда выигрываешь старт за стартом, устанавливаешь мировые рекорды тяжело не думать, что ты уже лучший в мире и вокруг тебя никого нет. Победы начинают приедаться и становиться чем-то обыденным, само собой разумеющимся. А такого быть не должно, потому что каждый новый старт, новый титул – это большой шаг. И воспринимать его надо соответствующе.

– Ваш тренер Ромен Хагенауэр отмечал, что вы были не в лучшей форме на этих соревнованиях. Как себя чувствовали перед произвольным танцем?

Пападакис: Это действительно так, мы с Гийомом были не в лучших своих кондициях, но вряд ли это может служить для нас оправданием. Подготовка к чемпионату была довольно напряжённой. Был момент, когда я даже думала о пропуске чемпионата Европы. Хорошо, что меня поддержали и тренеры, и Гийом. Именно их поддержка мотивировала меня на продолжение работы.

Сизерон: Здесь в Граце были хорошие условия, но между двумя прокатами был выходной день – и это сбило нам весь тренировочный график. Никогда не любил выходной между короткой и произвольной, ты не можешь расслабиться и весь в напряжении. Более того, мысленно чемпионат растягивается вместо двух соревновательных дней в три и всё это время находишься в стрессе. Конечно, все участники в одинаковых условиях, но лично меня расписание ЧЕ немного выбило из колеи.


– Вы выходили на лёд после своих главных конкурентов по Евро, когда уже объявили их оценки. Для вас обычно имеет значение какими по счёту в разминке выходить?

Сизерон: Большого значения нет, хотя мне больше нравится выходить первыми – сразу после раскатки выступить и отдыхать. Но чаще всего нас ставят закрывать соревнования. В это раз я даже не обратил внимания, какими по счёту мы выходим на лёд, поэтому не думаю, что это сыграло решающее значение.

– Бывали случаи, когда, расстроившись «серебру» спортсмены продавали медаль или выбрасывали. У вас не было мысли выбросить медаль чемпионата Европы?

Пападакис: Конечно нет, любая медаль ценна. Но я не держу их у себя дома. У меня нет ни одной медали в квартире, даже олимпийской. Я все отдаю на хранение своей маме. Ей важны воспоминания о прошлых турнирах, а я предпочитаю двигаться вперёд.

Фото: Richard Heathcote, Getty Images


– В французской прессе опубликовали информацию, что перед произвольным танцем на судейском собрании арбитров попросили не ставить слишком высокие оценки за компоненты, а также вычеркнули из бригады французского специалиста. Вы знали об этом и как это на вас повлияло?

Сизерон: Нет, мы не знали и в целом не интересуемся такими интригами. На соревнованиях наша задача – показать лучший прокат, а если и имеет дело несправедливое судейство, то это уже задача нашего тренера вовремя среагировать и подать протест. Мы об этом даже не задумываемся и полностью доверяем мнению тренеров.

– Не думаете, что ваше поражение на чемпионате Европы может стать сигналом для судей, что вы можете проигрывать и вас надо оценивать строже?

Пападакис: Я никогда и не считала, что мы с Гийомом не сможем проиграть. Всё честно, мы ошиблись и уступили. Но в Монреале мы покажем совсем другой уровень исполнения наших программ, поэтому вряд ли судьи будут нам вспоминать поражение в Граце. Мы сделаем правильные выводы и больше не допустим таких ошибок. Судьи видят нашу работу, поэтому вряд ли один конкретный турнир может сильно повлиять на их отношение к нам.

– Планируете менять программы перед чемпионатом мира?

Пападакис: Подумаем. Мы пока ещё не обсуждали это с тренерами, но обычно мы перед каждым турниром добавляем новые движения, что-то поправляем. Не стоит ждать кардинальных изменений, но определённые моменты мы точно исправим.

Фото: Маргарита Воронковская, Flickr


«ПЕРВЫЙ ШАГ К БАНКРОТСТВУ – ЭТО РЕШИТЬ, ЧТО ТЕБЯ ВСЁ УСТРАИВАЕТ»

– Чего вы хотите добиться в спорте? У вас же есть абсолютно все титулы в фигурном катании, кроме Олимпиады, а реальных конкурентов практически нет.

Пападакис: Вы верно отметили, у нас нет «золота» Олимпиады – а это главный титул в спорте. Поэтому мы не можем быть полностью довольны своей карьерой, пока не выиграем его. На данный момент Олимпиада – главная цель и мотиватор продолжать заниматься фигурным катанием. Но вряд ли мы завершим карьеру сразу после Игр в Пекине. Нам нравится наше дело, и мы будем продолжать выступать пока будет желание и силы. Может, решимся пойти и на нашу третью Олимпиаду, пока не могу ничего точно сказать. Не знаю, как будем себя чувствовать после Пекина, в каком мы будем состоянии. Возможно, будет желание попробовать себя в другой сфере. 

Ближайшие два сезона мы точно будем выступать и с полной отдачей, настроем на победу. Потому что титулов много не бывает. Если честно, не совсем понимаю спортсменов, которые говорят, что потеряли мотивацию. Стал чемпионом мира – можно стать двукратным, стал двукратным – можно стать трёхкратным. И так до бесконечности. Главное подходить к делу с душой, не обманывать ни себя, ни болельщиков.

– В этом году вы установили сразу несколько мировых рекордов. Что они для вас значат?

Сизерон: Очень приятно осознавать, что ты достигаешь нового уровня и двигаешь спорт вперёд. Я не скажу, что мировой рекорд – наша основная цель, но одна из – точно. Мы всегда стараемся кататься на свой максимум, повышать свои результаты. И так получается, что наши лучшие результаты сезона практически всегда становятся лучшими в мире. Не буду скрывать, что это меня радует

– До чемпионата Европы вы проигрывали как раз на Олимпиаде – канадцам Виртью и Моиру. Можете сравнить опыт этих двух турниров?

Пападакис: Сравнивать довольно тяжело, поскольку статус Олимпиады всё-таки важнее для нас чем чемпионат Европы. Кроме того, тогда поражение было более драматичным. Мы были очень хорошо готовы и проиграли из-за форс-мажора. Я до сих пор не могу смотреть записи с той Олимпиады и не хочу лишний раз её даже вспоминать. Тогда казалось, будто нас кто-то проклял и на пути к олимпийскому «золоту» нас окружили тысяча и одна проблема. В этот раз всё не так. Просто мы допустили ошибку и уступили сильным соперникам. Но ничего, до чемпионата мира времени ещё много, так что мы наверстаем упущенное.


– Хорошо, а можете сравнить соперничество с Виртью и Моиром с Синициной и Кацалаповым?

Сизерон: Обычно не выделяем на соревнованиях кого-то конкретно. Мы соревнуемся с 27 парами, которые приехали на чемпионат с целью победить, а иначе зачем вообще заниматься спортом, если не ради победы? Перед началом чемпионата нельзя точно сказать кто будет на пьедестале, потому что случиться может всякое.

Тем не менее, я понимаю, что есть соперники разного уровня. Виртью и Моир – настоящие легенды спорта, и мы можем гордиться, что выступали вместе с ними и тренировались на одном катке. Но и Синицина с Кацалаповым – очень сильная пара и достойные конкуренты. Наверное, Виктория и Никита больше похожи на нас, а канадцы стремились показать свой стиль.

Пападакис: Сейчас мы гораздо опытнее, чем были перед Олимпиадой в Пхёнчхане, лучше понимаем чего мы хотим добиться и каким образом. Поэтому мы лучше готовы к конкуренции. Если российская пара будет показывать такое же выдающееся катание как канадцы Тесса и Скотт мы будем только рады, потому что конкуренция двигает нас всех вперёд.

– Какие пары вы видите в списке главных соперников?

Пападакис: Тяжело сказать. Точно отмечу российскую пару, причём обе – как Викторию с Никитой, так и Александру с Иваном. Очень сильные сейчас американские пары. Канадцы тоже впечатляют, итальянцы. Много пар с серьёзным потенциалом, которые прямо сейчас не будут прямыми конкурентами, но к олимпийскому сезону могут стать очень опасными соперниками. Одну конкретную пару я не назову, потому что на каждом турнире призёры меняются и расстановка сил тоже. Наверное, сейчас в мире кроме нас есть пять-шесть сильных пар, претендующих на медали.

Виктория Синицина и Никита Кацалапов / фото: Алексей Белкин, БИЗНЕС Online


– В целом вам интереснее выступать, когда есть конкуренция или когда вы на голову выше всех остальных пар и соревнуетесь сами с собой?

Сизерон: Я бы в принципе не сказал, что было такое время, когда мы были на голову выше других пар. Просто мы не допускали серьёзных ошибок, поэтому не давали шансов соперникам. На чемпионате Европы была допущена ошибка, и результат вы видели сами. Так что мы всегда в условиях серьёзной конкуренции, которая нас и держит в необходимом тонусе. На каждой тренировке мы работаем по максимуму, на каждом старте стремимся показать наш лучший прокат. И только благодаря такой самоотдаче мы выиграли столько титулов и, надеюсь, выиграем в будущем.

– Большое количество успешных людей задаются вопросом: как мотивировать себя продолжать развиваться, если вокруг тебя нет достойных конкурентов. Что вы им можете посоветовать?

Сизерон: Так остановитесь в развитии. Подождите месяц, ваши конкуренты вас догонят и перегонят. Пока вы их не замечали, они уже успели изучить ваш опыт, причём как ваши успехи, так и ваши ошибки, которых они уже не допустят. И дальше вопрос, сможете ли вы вернуть утраченные позиции? Поэтому мотивация только одна – нужно каждый день стремится стать лучшей версией себя и двигаться вперёд. Это касается не только спорта, но и других сфер жизни. Например, бизнеса. Первый шаг к банкротству – это решить, что у тебя в компании всё хорошо и тебя всё устраивает.

Если говорить о нас с Габриэлой, то мы получаем большое удовольствие от того, что открываем новые грани нашего таланта. Узнаём через работу, что способны исполнять новые элементы, новые движения, которые раньше никогда не делали. Что у нас был скрытый потенциал, который мы раскрыли. Наши главные конкуренты – это мы сами, поэтому мы не волнуемся об отсутствии сильных соперников. Признаюсь, бывали моменты, когда мы немного теряли мотивацию работать, думая, что и так нас никто не сможет догнать. Но в таком случаи тренеры быстро ставили нас на место.

– Вы читаете материалы о себе в интернете? В частности критику.

Сизерон: Практически нет, стараемся не забивать себе этим голову. Тем более практически нет времени – у нас продуктивные тренировки, постоянная работа. А комментарии в соцсетях – опасная штука. Можно наткнуться как на позитивные пожелания, которые придают сил, а можно встретить резкую критику с переходом на личности, которая сбивает настрой. Поэтому лучше всего не заходить в тот же инстаграм, по крайней мере, во время соревнований. Пару раз я уже на этом обжигался.

– К примеру, олимпийский чемпион из России Роман Костомаров назвал ваше катание «голубым», намекая на нетрадиционную сексуальную ориентацию и предложил Сизерону ярче показывать мужские качества, а Пападакис – женские, поскольку он не видит в Гийоме мужчины. Вы читали об этом и что ответите Костомарову?

Сизерон: Ха-ха, серьёзно? Нет, я не читал, но, наверное, потом ознакомлюсь. Честно, мне нечего ответить. Если Роман не видит во мне мужчины, наверное, это его проблема, а не моя – разве не так? Как вариант, можем прислать ему в подарок очки.

Фото: Maja Hitij, Getty Images


«ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ – КОНСЕРВАТИВНЫЙ ВИД СПОРТА, ПРОЩЕ ВЫБРАТЬ ЗНАКОМЫЙ МОТИВ»

– В этом году у вас очень интересный ритм-танец. Можете вспомнить как родилась такая смелая идея – выступать в стиле аэробики?

Пападакис: Мы получаем большое удовольствие от нашего ритм-танца в этом году, он один из самых удачных в нашей карьере. Не в каждом выступлении удаётся показать всё, что мы хотим, но энергия и драйв музыки мотивирует нас продолжать работать в выбранном стиле.

Когда мы узнали, что в этом сезоне тема для ритм-танца – мюзиклы, нам захотелось показать что-то новое, необычное. Мы долго обсуждали с тренерами варианты, пока Хагенауэр нам не предложил выступать под Fame. Я сначала не могла понять о чём он говорил, потому что не смотрела этот мюзикл. Знаю, что он был очень популярен в 90-е, но я тогда была совсем маленькая и не застала время засилья американской аэробики на ТВ. Но когда посмотрела и стала воображать в голове, как будут смотреться движения из этого мюзикла, поняла – это то, что нам нужно. Гийому тоже сразу понравилось, так что мы начали работу над этой постановкой без промедлений.

– Консультировались с людьми, знакомыми с аэробикой?

Сизерон: Конечно, мы общались как онлайн, так и вживую с тренерами по аэробике, но наша задача была не просто повторить эти движения на льду. Мы хотели привнести в них что-то своё, новое, модернизировать их под современный стиль. Поэтому не старались точь-в-точь повторять движения из 90-х.

– Вы учитывали риски такой постановки? Всё-таки до вас никто не выступал в таком стиле и судьи могли просто не понять вашу идею...

Пападакис: Скажу честно, когда мы только задумались о такой программе, нас многие отговаривали, говорили, что публика не поймёт. Но мы рискнули и риск оправдался. Очень волнительно было выступать в первый раз. Мы вообще не понимали, чего ждать от оценок, от себя, от проката. Музыка, движения, костюмы у нас в ритм-танце необычные, а фигурное катание – это консервативный вид спорта, где гораздо проще выбрать всем известный мотив и привычную хореографию. Показывать что-то новое – всегда большой риск, и мы переживали как воспримут нашу программу на международной арене.

Сизерон: Было очень сложно работать над хореографией. Наш хореограф сказал, что это самая необычная музыка, под которую он ставил программы. Но результат получился, на мой взгляд, потрясающим.

– С какими ощущениями вы выходили на лёд с этой программой впервые?

Пападакис: Впервые мы показали Fame на Гран-при Франции. Эмоции переполняли, мы очень сильно волновались, поэтому прокат получился немного скомканным и рваным, совсем не таким как мы хотели. Но мы получили очень высокие оценки за него, а в интернете нам стали писать тысячи приятных слов, к нам подходили легенды фигурного катания со словами восхищения. Только тогда я смогла успокоиться и поняла, что решение оказалось правильным. На следующем этапе Гран-при мы катались уже намного спокойнее, а на чемпионате Франции и вовсе показали свой лучший прокат в этом году. С каждым стартом эта программа даётся нам всё проще, и уже нет такого волнения, как это было перед первым стартом.

Сизерон: Это очень интересная и необычная программа, выступая под которую я снова получаю удовольствие от фигурного катания. Потому что однотипные программы надоедают, нужны новые вызовы. Но в первый раз выходить с ней было и, правда, волнительно. Для себя я понял, что мы всё сделали правильно, когда весь зал встал и стоя приветствовал наш прокат аплодисментами. Всё-таки главные зрители – это болельщики, а не судьи. Мы выступаем для них.


– В России вас до этого сезона часто критиковали за выбор однотипных постановок. Возможно, такая критика стала для вас мотивацией поиска новых идей?

Пападакис: Мы не очень волнуемся, что говорят о нас люди, особенно если это конкуренты. Никаких обид, просто всем очевидно, как в России хотят видеть на первом месте свои пары, а мы не уступаем своё лидерство. Не думаю, что, если бы на нашем месте была бы российская пара, её бы так же критиковали.

У нас отличная команда, лучшие специалисты по всему миру. Поэтому мы ориентируемся больше на их мысли и идеи, а не на мнение людей со стороны. Наши тренеры отлично понимают, что от нас ждут судьи и какая программа окажется более выигрышной, надежной, успешной. Всё-таки мы спортсмены и главная задача для нас – побеждать в каждом старте, где мы участвуем. Мы за конструктивную критику, мнения о нашем прокате, но всё равно они для нас не решающие. Мы точно знаем, чего хотим добиться и каким образом. Поэтому на критику можем не обращать серьёзного внимания.

– Часто слышал мнения, что Fame – лучшая постановка в вашей карьере. Вы тоже так считаете?

Сизерон: Точно самая веселая и интересная. Но не уверен, что лучшая. Были более удачные программы.

– Хорошо, какие?

Сизерон: Лучшая короткая программа была у нас в 2016 году, когда у нас был шикарный вальс под музыку из фильма «Мы верим в любовь». Лучшая произвольная… сложно сказать. В произвольном танце гораздо больше свободы выбора, поэтому каждая постановка – это отражение нашего понимания танцев на льду. И поэтому каждая программа сильно запоминается, в неё вкладываешь всю душу. Это всё равно что выбирать любимого ребёнка. Такого же не бывает – мы любим одинаково всех своих детей. По крайней мере, так должно быть.

– Возможно, программа с олимпийского сезона?

Сизерон: Честно, сложно выбрать одну конкретную. Скажу так: либо она, либо программа этого сезона. Сейчас у нас тоже очень мощная, интересная постановка с креативными идеями.

Фото: Jamie Squire, Getty Images


– Танцы на льду уступают одиночникам и парному катанию в интересе и популярности. Как вы думаете, возможно, ряд изменений могут сделать танцы более популярными?

Пападакис: Не думаю, что нужны какие-то изменения. Естественно, что людям сложнее понимать судейство в танцах на льду, но вряд ли это реально изменить. У нас идёт фокус на артистизм, на презентацию, а это более субъективные вещи, чем вращения и прыжки. В одиночном кто меньше упал и сделал более сложные элементы – тот и победил. В танцах такой подход не работает, но у нас есть свои фишки.

На мой взгляд, танцы на льду тоже популярны, просто у них другой зритель. Есть люди, которым не интересны четверные прыжки, но им нравятся эмоции, выражение чувств на льду. Танцы на льду – это чистые эмоции.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»

Габриэла ПАПАДАКИС
Дата рождения: 10 мая 1995 года
Место рождения: Клермон-Ферран (Франция)
Специализация: танцы на льду

Гийом СИЗЕРОН
Дата рождения: 12 ноября 1994 года
Место рождения: Мобрисон-сюр-Ле (Франция)
Специализация: танцы на льду

Главные достижения пары: серебряные призёры Олимпийских игр 2018 года, четырёхкратные чемпионы мира 2015, 2016, 2018 и 2019 годов, пятикратные чемпионы Европы 2015 - 2019 годов, победители финала Гран-при, пятикратные чемпионы Франции 2015 - 2019 годов.

Рустам Имамов
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
еще истории
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год