комментарии 3 в закладки

«Это атака на человеческую цивилизацию». Продюсер ледовых шоу потерял много денег, но поддерживает карантин

Ари Закарян считает, что здоровье важнее развлечений.

Коронавирус разрушил много планов в мире спорта, в том числе один из самых амбициозных проектов в фигурном катании – премию международного союза конькобежцев (ИСУ) Skating Awards. Её создатель и идейный вдохновитель, известный продюсер и агент Ари Закарян называл церемонию ледовым «Оскаром». По аналогии с кинопремией должна была быть и красная ковровая лента, и коллегия жюри, и гости из мира шоу-бизнеса. Работал над проектом Закарян вместе с командой всемирно известного шоу Art On Ice, что также говорит о высоком уровне мероприятия.

Этой премией Закарян хотел обратить внимание на фигурное катание обширной аудитории и привлечь в спорт дополнительные инвестиции. Но премия была приурочена к чемпионату мира-2020 в Канаде и с отменой турнира пришлось отказаться от планов и на церемонию. В интервью «БИЗНЕС Online» Закарян отнёсся к этому по-философски: когда в мире складывается такая ситуация, спорт и развлечения должны отойти на второй план. 

Кроме разговоров о пандемии, в этом интервью:

• после Олимпиады в Пхёнчхане у фигурного катания было светлое будущее, но кризис отбросит вид назад;

• коммерческой составляющей в фигурном катании нет;

• в госфинансировании спорта в России ничего плохого, а если мы перенесём западную модель, всё рухнет;

• российские шоу могут быть востребованы даже в США.

«В АМЕРИКЕ МНОГИЕ РОДИТЕЛИ НАВСЕГДА ЗАБРАЛИ СВОИХ ДЕТЕЙ ИЗ ФИГУРНОГО КАТАНИЯ»

– Ари, как вы пережили новости об отмене ЧМ, а вместе с тем и премии ИСУ?

– Безусловно, я был очень расстроен. Столько времени и сил было потрачено, сколько веры было в успех. У нас до последнего был настрой провести ледовый Оскар и гигантские планы. Мы хотели выйти с фигурным катанием на новые рубежи: фэшн-индустрию, музыкальную индустрию, кино. Рассчитывали увидеть обладателей Грэмми и Оскара среди приглашённых гостей. Не могу раскрывать всех деталей, но были переговоры со звёздами первой величины. Всё было готово, билеты раскупили задолго до начала. Но кто же знал, что всё вот так обернется.

Мы не могли абстрагироваться от ситуации в мире. От нас ничего не зависело. Учитывая обстоятельства, другого выбора у ИСУ не было. Речь идёт о безопасности планеты, поэтому говорить о судьбе ледовых шоу и соревнований, на мой взгляд, не совсем правильно. Пандемия коронавируса – это глобальное событие, влияющее на весь мир. Сейчас самое главное – это заботиться о себе и своих близких. Нас всех ожидают серьёзные финансовые потери, они неизбежны. Мы живём в очень сложное время, за свою долгую жизнь я не застал ничего подобного. Но только совместными усилиями мы справимся с эпидемией.

В этой ситуации нельзя быть эгоистами и думать только о себе. Весь мир должен сплочённо бороться с новой чумой, держаться вместе. Это настоящая атака на человеческую цивилизацию, ничуть не меньше! Поэтому больше всего я переживаю сейчас не за ледовые шоу и свои проекты, а за здоровье людей. Хочется, чтобы в каждом доме была возможность спокойно встретить 2021 год, поэтому любые развлечения становятся вторичными. В кризис ценности перестраиваются.

– На ваш взгляд, ИСУ верно поступили, что отказались от идеи провести чемпионат мира осенью?

– Думаю, да. Во-первых, были бы сложности с календарём. Всё-таки два чемпионата мира в один сезон – это не совсем нормально. Во-вторых, кто даст гарантию, что к этому времени всё будет спокойно? Сейчас встаёт уже вопрос о судьбе следующего сезона. Мы все надеемся, что история с коронавирусом поскорее закончится и всё вернётся на круги своя. Но сейчас говорить о спорте и шоу решительно невозможно. Я уже почти месяц не выхожу из дома. Ещё до официального объявления о карантине я решил поберечь себя и своё здоровье. Здоровье наших близких – вот то, о чём мы должны сейчас думать прежде всего. Нужно максимально минимизировать общение с другими людьми.

– Ледовый «Оскар» будем ждать уже в Стокгольме в 2021?

– Скорее всего. Пока что официальных заявлений нет, потому что ситуация очень серьёзная. ИСУ нужно грамотно подбирать заявления, потому что любая неправильная информация сейчас может повлечь за собой ещё большие проблемы. Хотелось бы, чтобы в первый раз его провели всё-таки в Канаде, наградить победителей сезона 2019/20. Надеемся, что такая возможность будет. Как вариант, на этапе Гран-при Skate Canada

– Какова судьба ледовых шоу весны?

– Практически все проекты либо перенесли на осень, либо отменили. Были небольшие шансы на шоу в Японии летом, но сейчас в стране вторая волна распространения вируса, поэтому никто не будет рисковать планировать шоу на июнь или июль. Лучше переносить на поздний срок, чтобы пандемия на них не повлияла.

– В России предлагали оказать государственную поддержку рынку ледовых шоу. Это правильная инициатива?

– На мой взгляд, если у государства есть возможность поддержать кого-либо – было бы правильно поддерживать. Но не надо концентрироваться на фигуристах. Сейчас много кто нуждается в помощи: и спортсмены, и бизнес, и простые люди. Это стратегически важно. Если поддержать экономику в момент кризиса, меньше будет банкротств и как можно скорее мир вернётся в своё нормальное состояние. Судя по новостям, Россия всё-таки не бросает свой народ, помогает малому и среднему бизнесу, спортивным школам, медикам. И это правильно.

Пустая Москва / фото: Алексей Белкин, БИЗНЕС Online


– Ходят слухи об отмене первых этапов юниорской серии Гран-при. На ваш взгляд, это реальный сценарий?

– Я не удивлюсь такому решению. Нам нужно понять, когда откроют катки, когда начнутся тренировки. С этого момента уже можно будет рассуждать о будущем спорта. Прямо сейчас все фигуристы сидят по домам и занимаются ОФП. Если ситуация не улучшится в ближайшие месяцы, то, действительно, к этапам в августе фигуристы просто не успеют подготовить программы, набрать форму. Хочется, чтобы всё вернулось в нормальное русло как можно быстрее, но это не от нас зависит.

– У вас есть собственное понимание, когда пандемия завершится и индустрия сможет жить также, как и раньше?

– От меня сейчас ничего не зависит, и я не могу предпринимать сейчас никаких действий. Жду, как и весь мир, развития ситуации. Нужно просто расслабиться, отдыхать и ждать новостей.

Мы должны надеяться на какой-то позитив, чтобы начать планирование будущего. Поэтому пока что все в ожидании того, что будет происходить с миром. Сложно говорить что-то конкретное. Никто не знает, что будет завтра. С каждым днём ситуация становится всё серьезнее, что-то отменяется, переносится, закрывается. Поэтому делать какие-то прогнозы невозможно. Но одно, мне кажется, известно точно – наша индустрия, как и весь мир, изменятся. Не скажу, как конкретно, но изменения будут значительными.

В Америке многие родители уже навсегда забрали своих детей из фигурного катания, они не смогут больше оплачивать их тренировки. Мои друзья-тренеры говорят, что им каждый день звонят родители и сообщают, что им сейчас не до спорта. Таких семей очень много. Время покажет, как ситуация скажется на разных странах. Специфика у всех разная. В России, наверное, это так очевидно, всё-таки спорт для России – государственный проект, его финансируют из бюджета.

Фигурное катание в последние два года набирало огромную популярность. Наш спорт нельзя назвать очень прибыльным и коммерчески успешным, но на горизонте после Олимпиады в Пхёнчхане появлялось светлое будущее. Этот удар вновь отбросил нас назад. Сейчас нужны очень грамотные и продуманные стратегии решения проблемы. Должны работать национальные федерации, ИСУ.

Конечно, спорт не исчезнет и постепенно жизнь нормализуется. Но на это уйдёт много времени. Дорога к восстановлению будет долгой и тяжелой. Мы потеряли полноценный сезон для шоу. Апрель, май, июнь – это основное время для заработка фигуристов. Остальное время спортсмены тренируются, выступают на соревнованиях. В марте спортивный сезон заканчивается и наступает время шоу. Без них доходы спортсменов сократились до критических значений. Наступает очень тяжелое время.

Ари Закарян (слева) с композитором Эдвином Мартоном (справа) и Евгением Плющенко / фото: личный архив собеседника


«В ЛАС-ВЕГАСЕ ПРОБЛЕМА КОРОНАВИРУСА НЕ ТАК АКТУАЛЬНА – У ВСЕХ ЧАСТНЫЕ ДОМА»

– Работа обязывает вас постоянно путешествовать. Тяжело несколько месяцев не выезжать из города?

– Можно сказать, что я жил в самолёте. Я очень часто бывал в России последние 15 лет, потому что после 2006 года в стране очень мощно стали развивать фигурное катание, ледовые шоу стали популярными. В Японии часто бываю, в Европе. По всему миру ездил, где только не был. Сейчас же всё остановилось, и даже просвета пока не видно. Давно не было такого, чтобы я так долго находился на одном месте. Наверное, с детства.

– Свободного времени много появилось?

– Не то, что свободного времени, всегда есть чем заняться по дому. У меня свой сад, огород. Работа расслабляет, занимает. Хуже всего страдать от безделья, поэтому я всегда нахожу себе занятие. Решил недавно перебрать архив видеозаписей шоу прошлых лет, организовать домашний фотоархив. Музыку слушаю, шоу пересматриваю. Набираюсь идей для будущих проектов. Сам пишу музыку и готовлю совместно с композиторами Эдвином Мартоном и Эдгаром Акопяном свой сольный музыкальный альбом. Есть и плюсы в этой истории. Наконец-то я добрался до тех дел, которые постоянно откладывал.

Лас-Вегас / фото: Lasvegaslover, Wikimedia Commons


– Вы живёте в Лас-Вегасе. Как там обстановка?

– Раньше я жил в Нью-Йорке, почти 25 лет. Пару лет назад по рабочим вопросам переехал в Лас-Вегас. Если говорить о текущей ситуации, то транспорта почти нет, казино все закрыты, рестораны само собой. Работают только большие супермаркеты по типу «Ашана».

– Выход из дома, поездки на автомобиле регламентируются?

– У нас в штате контроля за гражданами нет. Всё зависит от самих людей, правительство надеется на сознательность. И пока это работает: большого скопления людей я не вижу. Но и полной изоляции тоже нет. Обычно люди выходят из дома один-два раза в неделю за продуктами, по делам. Большого количества заражённых у нас нет.

– Если судить по статистике, то в Америке есть эпицентр вируса – Нью-Йорк, а другие штаты практически не задела пандемия. Это верно?

– Думаю, что да. Это логично. На самом деле. Нью-Йорк – это столица мира, огромный мегаполис, где живут 25 миллионов, туда прилетают со всего мира. Очень большая плотность населения, вирус быстро распространяется, поэтому на город и такой мощный удар. Есть ещё небольшие вспышки на Майами, в Лос-Анджелесе, но всё-таки основной очаг вируса – это Нью-Йорк.

Если говорить про Лас-Вегас, то здесь проблема вируса не так актуальна. Всё-таки у большинства людей частные дома, центры развлечений закрыты, делать на улице нечего. Люди сидят по домам. Поэтому смысла вводить жёсткие меры у нас я не вижу. Правильно, что правительство не стало вводить федеральный карантин и позволило принимать решения по мерам противодействия вирусу штатам. Всё-таки на местах больше понимания, как эффективнее обеспечить безопасность и здоровье граждан.

– Учитывая финансовые потери, которые несёт мировая экономика, жёсткие меры по ограничению работы и передвижению людей были оправданы?

– Сейчас только две страны не принимают никаких жёстких мер – это Швеция и Беларусь, хотя их окружают очаги заражения. Они пошли своим путём: как жили, так и живут. Сложно сказать, кто прав. Вряд ли кто-то вообще сможет прямо сейчас делать такой анализ. Это невозможно, только время покажет.

К тому же, нужно очень аккуратно подбирать слова. Вдруг кто-то сейчас прочитает моё интервью и побежит на улицу, решив, что коронавирус его не заденет. Может, и не заденет, зато этот человек заразит целую цепочку других людей, и пандемия продлится. Я склоняюсь к мнению, что коллективного помешательства не бывает. Можно обвинять в глупости правительство какой-то конкретной страны, но не всего мира же? Если лидеры большинства крупнейших стран считают, что необходимо сейчас сидеть дома я склонен им верить.

Многие говорят, о какой-то спланированной программе, но, как по мне, все эти разговоры о теориях заговора… Лучше не доводить правительство до крайности. Когда просят оставаться дома и тогда не будет необходимости вводить талоны и закрывать города. Нужно проявлять собственную сознательность. Если у тебя нет сейчас острой необходимости выходить из дома, если ты можешь работать из дома, контактировать по телефону, то почему бы не послушаться? Тогда ведь как можно раньше ограничения снимут.

{{last_news}}

«ЕСЛИ ВЗЯТЬ ЗАПАДНУЮ МОДЕЛЬ И ПЕРЕНЕСТИ НА РОССИЙСКИЕ РЕАЛИИ, МЫ УГРОБИМ СПОРТ»

– В последнее время складывается ощущение, что в России гораздо меньше уделяется внимания коммерческой стороне фигурного катания. Вы с этим согласны?

– Давайте так – на мой взгляд, этой коммерческой стороны у фигурного катания просто-напросто нет. Есть несколько исключений, но они не показательны. Фигурное катание – очень тяжелый вид спорта, где успеха достигают единицы. И то через большой труд. У лучших фигуристов толпа поклонников, фанаты по всему миру, но на данный момент это сложно монетизировать. Сравните заработок фигуристов, например, с баскетболом, гольфом, теннисом. Это же смешные суммы! Фигуристы сегодня зарабатывают очень мало и это большая проблема. Всё-таки мы живём в мире денег, и без них сложно развивать спорт.

– В чём основная причина безденежья?

– В глобальности нашего спорта. Точнее, в его локальности. Я надеюсь, что мы сможем это исправить, но сегодня фигурное катание интересно только узкой группе людей.

– Хорошо. Но есть примеры бейсбола, американского футбола. Это виды спорта, которые за пределами США никому не интересны. При этом там крутятся большие деньги.

– Согласен, но в фигурном катании тоже могут быть такие деньги! Ещё больше могут быть. Надо только найти правильный подход к развитию нашего вида спорта.

– В США у Нэтана Чена, на мой взгляд, есть ведь все предпосылки стать звездой мирового масштаба, но к нему нет ни повышенного интереса аудитории, ни крупных контрактов. С чем это связано?

– С тем, что фигурное катание сейчас в мире переживает очень сложное время. В России сейчас пик популярности, невероятные вещи происходят. Но в целом в мире ситуация неутешительная. Огромное падение интереса в США, Канаде, многих европейских странах. На сегодня фигурное катание интересно только двум странам – России и Японии.

Нэтан Чен / фото: Matthew Stockman, Getty Images


– При это если сравнивать доходы фигуристов в России и Японии, в азиатской стране они намного выше. Почему так получилось?

– Сравнение не совсем корректное. Россия и Япония – это две абсолютно разные страны с разным уровнем развития экономики. Я не хочу обсуждать политику, но все мы прекрасно понимаем разницу в уровне жизни и покупательной способности жителей этих двух стран. Но так, как в России поддерживают спорт на государственном уровне, не поддерживают ни в одной другой стане мира.

И это касается не только фигурного катания, речь идёт в целом о системе развития спорта. Россия сейчас единственная в мире делает спорт частью своей государственной политики, а медали – делом государственной важности. Можно долго спорить, правильно это или нет, но это сильно облегчает трудный быт спортсменов.

– Полное гособеспечение не расслабляет спортсменов? У них же нет мотивации искать коммерческие предложения – их спонсирует государство.

– Я с этим не согласен. Да, российские спортсмены, которые добились высоких результатов, могут обеспечить себе безбедную старость. В фигурном катании достаточно отработать в сборной пять-шесть лет и гарантировать стабильный доход на всю жизнь. Но в этом нет ничего плохого – речь идёт только о спортсменах с выдающимися результатами. Таких единицы, и они заслуживают уважения общества и поддержки, в том числе финансовой от государства. Потому что своими победами они повышают престиж страны.

– Есть мнение, что пока в России спорт финансируется государством, он не сможет стать коммерчески привлекательным. Вы с этим, как я понял, не согласны?

– Нет, не согласен – не стоит путать причину и следствие. Ничего плохого в поддержки спорта государством быть не может. Наоборот, другим странам следует брать с России в этом плане пример. В фигурном катании российская федерация сама сильная и влиятельная. По всей стране тысячи катков открываются, спортом занимаются множество ребят. И результат этой работы мы видим в победах российских фигуристов. Не удивлюсь, если на чемпионате мира во всех видах победят россияне!

А если взять западную модель и перенести её на российские реалии, то мы просто угробим спорт. Представьте, что у нас будет, как в Америке. За всё надо платить – за тренировки, за лёд, за экипировку, за соревнования… Фигурное катание – это очень дорогой вид спорта! И если государство не будет поддерживать фигуристов, то сколько семей в России смогут потянуть эти расходы на себе, особенно на первоначальном этапе? Мы потеряем огромное число талантов, потому что практика показывает – самые талантливые дети приезжают из регионов, из небогатых семей. Они голодные до побед, спорт для них – это социальный лифт. Но, повторюсь, в этом нет ничего плохого.

– Возможно, тогда российский менталитет не даёт возможности нашим спортсменам открыться для общения с прессой, продвигать личный бренд? Живой пример – Камила Валиева и Алиса Лью. При одном возрасте, уровне спортивных достижений и таланте первая кажется зажатой, а вторая уже в 14 лет готова общаться с десятками журналистов и участвовать в вечерних телешоу.

– Камила – ещё очень маленькая девочка и она только начинает понимать свой уровень, свою значимость для спорта. До финала юниорского Гран-при у неё вообще не было опыта серьёзных крупных стартов. Алиса Лью – двукратная чемпионка США по взрослым. Она фигуристка номер один всей Америки, её постоянно приглашают на телешоу, с ней часто общаются журналисты. И она уже к этому привыкла, воспринимает всё как данность. У них разный статус. Валиева ещё даже не соревновалась среди взрослых.

Алиса Лью / фото: Денис Гладков, БИЗНЕС Online


«Я БЫ СРАВНИЛ ПОДГОТОВКУ ЛЕДОВОГО ШОУ СО ВЗЛЁТОМ САМОЛЁТА»

– На ваш взгляд, какие ледовые шоу более привлекательны для зрителя – комплексное представление («Кармен» или «Спящая красавица») или попурри из показательных номеров?

– У каждого формата свой зритель. Шоу-представление – это творческий синтез большого коллектива. Такое шоу очень дорого и сложно организовать: нужно подготовить декорации, костюмы, договориться на большой срок с артистами, провести множество репетиций.

Набор показательных выступлений можно организовать при желании за пару дней. К новогодним шоу в России с сюжетом готовятся ещё с лета. А иногда и с весны. Шутят, что, завершив гастроли с одним проектом, тут же переключаешься на другой, потому что от идеи до конечного продукта может уйти больше года. Тут ещё вопрос в окупаемости.

– В этом году в России гастролировал Цирк дю Солей с первым ледовым шоу. Многие постановку восприняли со скепсисом. На ваш взгляд, чем он обусловлен?

– Цирк дю Солей – мощная компания, которая поглощает всё что видит вокруг себя. Но то шоу, которое они привезли в Москву для московского зрителя, видевшего сумасшедший уровень российских ледовых шоу, было непонято. Технически дю Солей сильно проигрывает шоу Татьяны Навки, Евгения Плющенко и Ильи Авербуха. Зрители шли на цирк дю Солей, ожидая, что знаменитая канадская компания покажет что-то заметно круче, чем у нас. Но в России шоу настолько высокого уровня, что достичь его иностранным проектам практически невозможно.

– Татьяна Навка прошлым летом привозила своё шоу в Турцию, продвигая российские шоу на новые рынки. Работа в этом направлении может принести свои плоды?

– Я могу это только приветствовать. Я занимаюсь фигурным катанием всю жизнь, и с ним связан весь мой бизнес. Поэтому всё, что будет так или иначе популяризировать фигурное катание хоть в Антарктиде, я буду поддерживать.

Закарян (слева) с Мартоном / фото: личный архив Закаряна


– Ледовые шоу Авербуха, например, в Америке могут рассчитывать на коммерческий успех? Или там нет для этого подходящих условий?

– В Америке сейчас крах популярности ледовых шоу. Их не организуют, на них не ходят, потому что нет зрительского спроса. Но это обманчивое мнение. Цирк ю Солей с шоу Crystal и Axel доказал, что американский зритель с удовольствием пойдёт на качественное и интересное шоу. Продажи билетов были очень хорошие. Всё зависит от того, какими будут эти шоу и как их организуют.

– То есть у американского зрителя потребность в шоу другого формата?

– Верно. В Америке шоу российского формата не было, зритель с ним не знаком. Есть шоу Stars on Ice с американскими фигуристами, но зрелищных крупных проектов, как у нас, в Штатах нет. Поэтому Crystal от Цирка дю Солей так и взлетел – на безрыбье и рак рыба. В России сейчас бум фигурного катания и российские шоу показывают высочайший уровень, практически выше всех. В Америке таких аналогов точно нет.

– Неужели российские шоу впереди даже японских?

– Наверное, пока что Япония всё-таки немного впереди, но Россия учится и с каждым годом наши шоу становятся всё лучше и лучше. Из японских проектов больше всего мне нравится Fantasy On Ice. За счёт проработки всех мелочей мы получаем развлечение мирового уровня с прицелом на серьёзный шоу-бизнес. Очень хорошие шоу делает компания первой олимпийской чемпионки из Японии Шизуки Аракавы. Места мало, но хороших шоу много.

Закарян на Art On Ice с Максимом Траньковым, Татьяной Волосожар, Алиной Загитовой и Оливером Хёнером (слева направо) / фото: личный архив собеседника


– А если говорить о шоу других стран?

– Потрясающие шоу делает мой давний бизнес-партнёр Оливар Хёнер. Он больше 25-ти лет работает над проектом Art On Ice в Швейцарии. Это по праву эталонное шоу, на которое равняется весь мир. У Юны Ким интересный проект, по Европе гастролирует шоу «Короли льда» с Евгением Плющенко, в Италии выделю шоу Opera on Ice. Много примеров. Главное, что у этих шоу есть свой стиль, они не занимаются копированием.

– Какие факторы приоритетны для успеха шоу?

– Я бы сравнил подготовку ледового шоу со взлётом самолета. Надо хорошо взлететь и хорошо приземлиться. Всё остальное уже детали. Для зрителя самые памятные эмоции в начале и в конце. Важно с самого начала удивить, чтобы держать во внимании и сделать яркий финал, чтобы зритель запомнил свои впечатления и пришёл ещё раз.

Продюсерам важно понять, что дело не в количестве звёзд, затратах на спецэффекты. Нужно подходить к работе с душой и вкусом. Как раз чувства вкуса многим дорогим шоу и не хватает. В них нет изюминки. Нужно уметь делать шоу хорошо, это настоящее искусство. Можно и без звёзд сделать потрясающее шоу, а можно и с огромным бюджетом провалиться.

Рустам Имамов
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
еще истории
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год