Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен

«Мышка слетит – и ты проиграешь». Шахматы перебрались в онлайн, но не избавились от читеров и плохого интернета

Владислав Артемьев – о минусах игры на виртуальной доске.

Шахматы, пожалуй, единственный вид спорта, который не ушёл на карантин из-за коронавируса. В эти дни проходит онлайн-турнир, организованный норвежцем Магнусом Карлсеном, скоро стартует Кубок наций, в котором примет участие студент Поволжской академии спорта Владислав Артемьев

Артемьев, получивший титул гроссмейстера в 14 лет, приехал в Казань из Омска. Уже много лет он входит в сборную России, выиграв чемпионат мира по рапиду и  чемпионат Европы. За время карантина у него появились победы и в онлайне: в апреле Артемьев выиграл на Abu Dhabi Super Blitz Challenge, проходившем на сайте Chess.com, и получил призовой фонд в 5 тыс долларов. 

В интервью «БИЗНЕС Onine» Влад рассказал о переходе его вида спорта в онлайн, поразмышлял о самом сильном шахматисте России, а также рассказал о личных потерях, которые ему уже нанес коронавирусный кризис.

Владислав Артемьев (слева) и министр спорта РТ Владимир Леонов / фото: пресс-служба министерства спорта РТ


НА ТУРНИРАХ ТРЕБУЮТ ВЫЙТИ НА ВИДЕОСВЯЗЬ И СЕСТЬ ПОДАЛЬШЕ ОТ ОКНА

Влад, как сейчас в мире обстоят дела с шахматами? Кому-то покажется, это один из немногих видов спорта, который ничего не потерял в самоизоляции.

Игра в интернете всё равно отличается от того, что происходит вживую. Сильно теряется психологическая составляющая – ты не видишь своего соперника и играешь только против фигур. В реальной жизни нервов и волнения куда больше. Соперник может действовать эксцентрично, возбужденно, а тут всё спокойно. Играть через интернет можно, но мне бы не хотелось, чтобы это затянулось.

Исторически сложилось, что в шахматы играют за столом и это традиция. Может быть, дело привычки, но на реальных фигурах проходят и тренировки. Тут вопрос и в зрителях: старшее поколение часто приходит на соревнования, а если не проводить оффлайн соревнования, то они отпадут – в интернете сидят не все. Хотя только часть зрителей отсеется, а для молодежи, которая любит шахматы, так может даже лучше будет.

Когда мы играем, то в тяжелой ситуации ты видишь своего соперника. Лучше понимаешь ситуацию, читаешь его. Это интереснее, на самом деле. Всё-таки в шахматах есть спортивная эмоциональная часть с борьбой двух игроков, которые смотрят друг на друга по четыре часа.

Тяжело участвовать в онлайн-турнирах из-за возможных проблем с интернетом или компьютером?

– В этом тоже большой минус. Слетит мышка – и ты проиграешь партию. На турнире Магнуса Карлсена у иранца Алиреза Фирузджа вылетел интернет, и в его матче присудили ничью.

На том же турнире Хикару Накамура потерял минуту времени из-за ошибки компьютера. Поединок переигрывать не стали. Почему нельзя вернуться к моменту, когда на часах было правильное время?

– Да, он как раз с Карлсеном играл, это была решающая партия при счете 2:2. Накамура белыми играл, и ему победа была нужна, а Карлсена ничья устраивала. Насколько я понял, организаторы не стали ничего предпринимать потому что организаторы увидели ошибку, когда был уже 30-й ход, то есть партия приближалась к концу. Странно получилось, да. Если бы на это обратили внимание в начале, то была бы переигровка. А так, видимо, решили, что уже кульминация и не стали ничего предпринимать.

В интернете проще мухлевать?

– Да, сейчас появились сильные шахматные программы. Игроки их обычно при подготовке используют, но некоторые не особо порядочные используют и при игре. Если пользоваться хорошей программой, то и сильного гроссмейстера можно обыграть. Игрок может быть на связи с ещё одним, который сидит в другом месте и передаёт команды, скажем, через микрофон и динамик.

На Кубке наций, в котором я скоро буду участвовать, нужно будет включить камеру, причём за мной должна быть стена, чтобы окна рядом не было. В общем принимают какие-то меры, но на 100 процентов это сложно искоренить, особенно на массовых турнирах.

ЗАРАБАТЫВАТЬ МОЖНО РАБОТОЙ ТРЕНЕРА И БЛИЦ-ТУРНИРАМИ

– Ты готовился к шахматной Олимпиаде, а её перенесли. Насколько велики были твои шансы попасть туда в основную сборную и не в плюс ли вообще тебе этот перенос?

– В принципе, я даже не против, что её перенесли, потому что надеюсь через год в лучшей форме оказаться – сейчас в первую команду я вряд ли бы попал, объективно. Во вторую из трёх попал бы, я думаю. В России сильные шахматисты, можно из десяти и больше человек выбирать, да и молодежь хорошо прогрессирует.

– У тебя уже есть понимание, сколько ты потерял в деньгах из-за отмены всех турниров, на которые ты планировал ехать?

– Да, есть потери – и не только финансовые. Я бы в командном чемпионате России сыграл за команду Казани. Ждал этого турнира и вообще мне нравится за «Ладью» выступать – дружный коллектив у нас сложился.

Из личных я должен был участвовать в турнире имени Карпова под Ханты-Мансийском, ещё соглашался на участие в турнире во Франции, в котором Карлсен должен был играть. Три турнира у меня пропало, это точно.

– Для шахматистов твоего уровня потеря возможности участия в крупных турнирах на полгода - год катастрофична по финансам?

Я переживу то, что происходит сейчас, но не могу сказать, что резко нуждаюсь в финансах. Если эта ситуация затянется, то, да, на мне это начнёт сказываться. Конечно, когда ты имеешь рейтинг 2700 и выше, то всегда имеешь возможность зарабатывать не только на турнирах. Например, тренерством, но не каждому это по душе.

Можно зарабатывать только за счёт онлайн-турниров?

– В зависимости от своих результатов – те, кто хорошо играет в блиц и быстрые шахматы, думаю, что да. Потому что играть в онлайн-классику, мне кажется, невозможно. Есть проблема читерства, и её тяжело решить полностью.

Фото: пресс-служба министерства спорта РТ


Если так продолжится, то многие на тренерскую деятельность могут переходить. Но, опять-таки, если в реальной жизни турниров не будет, то и спрос на тренерство упадет – у детей мотивация пропадёт.

А так многие склоняются к тому, что в интернете у шахмат всё-таки большое будущее. Это не футбол, проводить соревнования возможность всё же есть.

– У тебя есть понимание, как шахматам можно стать более интересными широкому зрителю?

– А сейчас это уже происходит – спортивные сайты очень много пишут о турнире Карлсена, такого давно не было. Потому что других спортивных событий нет. Даже по «Матч ТВ» идут показы. Знаю, что Кубок наций будет сотрудничать с телеканалами, чтобы матчи показали.

– Как ты считаешь, может ли средний уровень шахматистов вырасти из-за того, что все сейчас могут тренироваться на изоляции?

– Это во многом от характера конкретного человека зависит. Многие игроки, которые ответственно относятся к подготовке, могут немного подняться. Накопить каких-то идей, придумать новый дебют, например. А есть те, кто сейчас исключительно играют и мало тренируются, думая, что сейчас перерыв и можно расслабиться. Поэтому я думаю, что у кого-то вырастет уровень игры, а у кого-то упадет. Опять-таки зависит всё от времени этой изоляции.

КАРЯКИН БОЛЬШЕ НЕ СИЛЬНЕЙШИЙ

– В шахматах сейчас доминируют две стратегии – против фигур и против соперника. Объясни в чём разница?

– Игра против фигур – это когда ты просто стараешься сделать сильнейший ход вне зависимости от того, с кем играешь. Абстрагируешься от психологических моментов. А когда против соперника, то учитываешь его стиль, действуешь агрессивно или защищаешься на контратаках. Ты стараешься сделать неудобные ходы для твоего конкретного соперника.

Я стараюсь больше делать хорошие ходы, но при этом учитываю стиль соперника – с кем-то позиционную игру веду, с кем-то более тактическую. Понятно, когда соперник намного тебя слабее, то можно играть с любой тактикой. Но когда соперники одного класса, то странно идти на тот тип позиции, в котором он силен, даже если ход объективно сильнее. Лучше неудобную игру ему навязать.

– На чью игру ты равняешься?

– История шахмат богата на сильных игроков. Мне нравились партии Хосе Рауля Капабланки - чемпиона мира из Кубы. Анатолий Карпов тоже здорово играл, Бобби Фишер – вообще все чемпионы мира играли здорово, но я отмечу именно их. Ещё гроссмейстер Гата Камский, его тоже назову.

– Кто, по твоему мнению, сейчас самый сильный шахматист России?

– Трудно сказать, но сейчас немного впереди Ян Непомнящий. Он и по рейтингу впереди. Я его знаю: он хороший игрок, который или вышел на свой пик, или подходит к нему. Ему 30 лет будет в июле и это возраст самого расцвета, пожалуй.

Когда Сергей Карякин был на пике, то он был немного сильнее Непомнящего. Матч с Карлсеном всё-таки играл, участвовал в претендентских турнирах, выигрывал Кубок мира. Сергей – очень сильный игрок, но сейчас он меньше выступает и далек от своей лучшей формы, по крайней мере, в классические шахматы. Я думаю, Непомнящий впереди. Ещё Александр Грищук очень сильно выступает, но он уже относительно в возрасте – 37 лет, уже не такой молодой.

Сергей Карякин / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– Каков вообще оптимальный возраст для шахмат? Когда человек на пике и когда у него происходит спад?

– Наверное, возраст с 23 - 25 и до 35 – самый оптимальный. После 35-ти падает общая выносливость и тяжелее становится долгие турниры проводить. Есть, конечно, исключения. Но я думаю, что до 40-ка можно играть на высочайшем уровне, а потом уже сложно, хотя всё зависит от подготовки и образа жизни.

– Чем вообще заниматься шахматисту, когда он понимает, что в карьере наступил безвозвратный спад? Идти тренировать?

– Да, тренировать. Можно открыть свою детскую школу, и если уровень человека высокий, то будет заинтересованность в нем. Если есть большое имя, то можно проводить лекции и мастер-классы, но можно, как Карпов и Каспаров, пойти в политику. В политику идти, наверное, тяжелее, потому что умение конкурировать с серьёзными политиками и конкуренция на шахматной доске – вещи разные. Лучше, наверное, оставаться в своей среде и пропагандировать шахматы.

НА КУБКЕ НАЦИЙ БУДЕТ ШЕСТЬ СБОРНЫХ. КАПИТАН КОМАНДЫ ЕВРОПЫ – КАСПАРОВ

Твой рейтинг упал на несколько позиций. Из-за чего?

– Да, действительно. В первой половине прошлого года у меня был хороший подъем по рейтингу, но с августа, после суперфинала чемпионата России, начался спад. Я себя чувствовал уставшим в некоторые моменты. Может быть, не надо было участвовать в каком-то из турниров – видимо, не совсем правильно спланировал участие в соревнованиях. Ну и я начал на другой уровень выходить. Возможно, необходимо было что-то изменить в подготовке: больше заниматься и меньше играть. Думаю, с этим все связано. Сейчас много времени, так что, надеюсь, удастся позаниматься получше. Над ситуацией этой уже думал и выводы для себя извлек.

– Ты всё ещё выступаешь за казанскую «Ладью». На командном чемпионате России удалось занять только шестое место, при этом ты стал лучшим игроком турнира – почему такой разброс по результатам личным и командным?

– Потому что у нас команда, в основном составлена из местных игроков. В Казани нет таких заметных звезд. Есть хороший, довольно крепкий гроссмейстер Артём Тимофеев, играющий на третьей доске, есть многоопытный и очень сильный гроссмейстер Гата Камский. Он не в Казани живет, но связан с регионом. В общем три доски сильные, а три послабее – на них мастера играют. А у некоторых команд есть большое число легионеров в составе. Договариваются часто с сильными людьми: из топ-10 бывают гроссмейстеры. Поэтому тяжело конкурировать, когда есть шесть досок и три послабее, чем у твоих соперников. Наш результат логичен – тяжело выше подняться.

А в этом году в мае чемпионат должен был пройти, но его перенесли на осень. Очень надеюсь, что осенью он всё же пройдёт.

Тебя приглашают в другие команды?

– Были приглашения, да, особенно раньше. Звали в команду «Сибирь», достаточно сильную. За них даже Крамник один раз играл. Ещё была пара приглашений из команд центральных регионов страны.

На тот момент, когда эти приглашения поступали, я уже играл за казанскую «Ладью» и раздумывал над тем, чтобы поступать и учиться в Поволжской академии, да и команда классная, ребята хорошие, поэтому не было желания уходить из казанской команды.

Но теперь ты академию заканчиваешь. Появляется возможность к переезду и переходу в другую команду...

– Не знаю, меня в принципе все устраивает: с федерацией сложились хорошие отношения, в Казани всё нравится, да и я не хочу команду менять. Понятно, что можно найти более выгодный финансово вариант, но тут у меня есть уже связи с командой, с федерацией, товарищи-шахматисты, поэтому я хочу продолжать выступления за казанскую «Ладью».

Как обстоят твои дела в сборной России, и что с командой происходит во время самоизоляции?

– В прошлом году командный чемпионат мира был в Астане, и я там был в составе сборной и выиграл вместе со всеми. А сейчас все хоть и на самоизоляции, но между собой иногда играем по интернету: с Дмитрием Андрейкиным, с Яном Непомнящим.


Скоро, кстати, турнир будет в онлайне – Кубок наций. Там будет шесть команд: США, Китай, Европа, Россия и другие. Турнир в два круга, на который я тоже заявлен.

Тебя включили в состав команды на этот турнир не сразу. Почему?

– Система такая, что каждый матч играют трое мужчин, одна женщина и два запасных. Плюс капитан – семь.

Насколько я знаю, сначала объявили, что Александр Грищук будет играть и меня сначала не было в составе. Потом Грищук отказался и на следующий день меня пригласили. На самом деле в сборной России большая конкуренция. Есть ещё Даниил Дубов, Петр Свидлер – много кого ещё можно было пригласить, у кого рейтинги одинаковые плюс-минус.

Что это вообще за турнир, насколько там престижна победа и какие призовые?

– Этот турнир рассматривается как праздник, наверное. Потому что сейчас нигде ничего не проводится, поэтому в интернете можно сыграть. Турнир на самом деле  серьёзный, потому что там будет длинный контроль: по 25 минут + 10 секунд на всю партию. Команды сильные: было анонсировано, что у сборной Индии Владимир Крамник будет капитаном, у команды Европы – Гарри Каспаров. В общем, сильный пиар турниру создали. Призовой фонд тоже большой, так что борьба ожидается напряженная. Есть мотивация у людей.

Ты в онлайне недавно выиграл турнир по блицу, в котором было больше тысячи участников. Неужели гроссмейстерам приходится выступать на турнирах, где так много игроков, или ты вступил в борьбу уже в решающих раундах?

– Это был крупный блиц-турнир, который организовала федерация шахмат ОАЭ. Сначала была швейцарская система - 11 туров: 3 минуты на партию +1 секунда. Было около 1100 участников и да, нечасто приходится на таких турнирах смешанных выступать. Нужно было попасть в восьмерку лучших, чтобы попасть в решающий раунд. Я в общем-то много очков набрал – 9,5 из 11, но так как народу было очень много, то с таким результатом попал на места со второго по седьмое. Попал в плей-офф, в нем выиграл все три матча.

Насколько знаю, ты выиграл на этом соревновании пять тысяч долларов призовых: насколько вообще для мира шахмат и соревнований, в которых ты участвуешь, это серьезный заработок и серьезная мотивация?

Учитывая, что это турнир по интернету – неплохой приз. Никуда не уходишь из дома и выигрываешь. Я мог бы с тем же успехом играть легкие партии, при этом ничего бы не заработал. В любом случае это хороший заработок, даже для сильных гроссмейстеров.

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Поставь оценку тексту
+
6
-
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть