комментарии 13 в закладки

«Хотелось бы увидеть сына в «Рубине». Аюпов – о стычках с Домингесом, честности Бердыева и карьере в Нидерландах

Большое интервью с тренером «Урала».

Ансар Аюпов играл за первый частный клуб России «Асмарал», четыре сезона провёл в «Рубине» Курбана Бердыева и вырастил сына, который теперь играет в «Оренбурге». В качестве тренера он шесть лет работал в системе «Локомотива», готовя молодых футболистов для главной команды. Недавно Аюпов стал ассистентом главного тренера в «Урале-2».

В большом интервью «БИЗНЕС Online» 48-летний специалист рассказал о свободном употреблении пива в нидерландском чемпионате, адаптации в Казани молодого Алехандро Домингеса, несправедливом решении «Локомотива» по Юрию Сёмину и многом другом.

Ансар Аюпов / фото: пресс-служба «Локомотива»


«БЕРДЫЕВ – ВЕЛИКИЙ ТАКТИК»

Когда на вас вышел Курбан Бердыев и как вы оказались в «Рубине»? 

– Я тогда играл в «Черноморце». Когда контракт заканчивался, узнал об интересе со стороны «Рубина». Поехал с командой на кипрский сбор перед Новым годом. Наверное, Бердыеву было необходимо поближе со мной познакомиться. Четыре - пять дней мы там тренировались после чего уже в Москве, ещё раз переговорив, подписали контракт.

То есть, для вас это был просмотровый сбор? 

– Я на тот момент был уже состоявшимся футболистом. Наверное, Бердыев хотел не столько посмотреть на меня, сколько пообщаться. Ему нужно было получить представление обо мне, как о человеке. Как мне кажется, это правильный подход.

Вы ведь татарин. Для вас было чем-то особенным возвращение на родину предков или это был обычный футбольный трансфер? 

– Я вообще не казанский татарин. Мои корни в Нижегородской области. Но в общем тоже волжские. Но всё это было второстепенным фактором. Главным, конечно, футбол. «Рубин» тогда считался крепким и перспективным клубом и мне был интересен этот переход. В команде играло много знакомых мне ребят, они к тому моменту уже выигрывали медали.

Можете рассказать историю, которая характеризует Бердыева, как личность? 

 – Для меня показательной была история, когда я уже уходил из «Рубина». Отыграл в команде четыре сезона и уже чувствовал, что не останусь на следующий год. Курбан тогда вызвал к себе, это было за несколько туров до конца сезона. Он сказал честно в глаза о том, что на меня не рассчитывает. Тем самым, дал мне время на поиск клуба. Это характеризует человека. Сделал всё по-честному.

Не всегда такое встретишь: я сталкивался с тренерами, которые промолчат, а это уже как-то не по-человечески. Я теперь и сам так стараюсь поступать с футболистами: говорить без лукавства. Как бы им неприятно было, но это правильно и может помочь футболисту. 

Курбан Бердыев / фото: архив БИЗНЕС Online


В «Рубине» Бердыева на тактических занятиях защитников водили по веревочке. С вами такое было? 

– Конечно. Бердыев – великий тактик, и ей он уделял очень много времени, было немало упражнений тактического плана. Футболистам постоянно показывали, как и куда надо перемещаться. Все разжёвывалось до мелочей. Это в итоге давало плоды: под каждого соперника были индивидуальные тактические задания. 

Вы застали в «Рубине» раннего Алехандро Домингеса. Интересно, каким он был на старте, ведь выстрелил он далеко не сразу... 

– Чори был непростым. Конечно, как и любой талантливый паренёк, который приезжает в другую страну с амбициями. Ему было непросто влиться в коллектив. И у нас в то время в «Рубине» были сложности со стороны российских футболистов. Уточню: Домингес индивидуально сильный футболист и на тренировках очень много дриблил, тянул, передерживал мяч. Естественно, получал по ногам. Из-за этого было много стычек на поле. Он мог что-то в ответ сказать, было недовольство – всякое бывает. Когда человек попадает в другую страну, тем более молодой и горячий как Чори – всякое случается.

Но это всё-таки коллектив большой, в котором и русские ребята не промах. Тоже были свои амбиции. И когда человек должен отдать передачу, но не отдаёт, а потом теряет мяч – вызывает негатив. После этого и возникают стычки на поле.

Алехандро Домингес и Ансар Аюпов / фото: архив БИЗНЕС Online


Стычки были в формате потолкаться-покричать или реально драки?

– Не-не драк не было. Можно было пойти жёстко в подкат, а потом потолкаться. Было жарко, но до войны и драк не доходило. Это нормальный рабочий процесс, но разрулить это всё – мастерство и талант тренера. Направить эту энергию в правильное русло, нацелить каждого на результат.

Как Бердыев в итоге решил проблему с Домингесом?

– Курбан Бекиевич вызвал к себе опытных футболистов. Был я, Андрей Фёдоров, Михаил Синёв и Роман Шаронов по-моему. Сказал нам: «Ребят, я всё понимаю, но хотел бы попросить вас, чтобы вы с Чори нашли общий язык». Если грубо сказать, тренер просил, чтобы мы перестали его бить на поле, жёстко с ним обходиться. «В будущем этот парень будет нашу команду тащить», – такие были его слова. В итоге так всё и получилось. Курбан всё разрулил, а Чори потом расцвёл и очень многое сделал для Казани и для «Рубина».

«РОНИ И СИБАЙЯ БЫЛИ ГЛАВНЫМИ ВЕСЕЛЬЧАКАМИ»

В «Рубине» при вас был кореец. Как он адаптировался в клубе?

– Сан Кью Канг. Он больше играл за молодёжку. Помню, что Саша Рязанцев с ним близко общался, дружил. Они в одной комнате жили. Про него особенно ничего интересного не могу рассказать. Был молодой парень, как и Рязанцев. Мы с ним вместе не проводили время, только на тренировках.

В каждой команде были футболисты с огромным потенциалом, которые в итоге себя не реализовали. Кто был таким в «Рубине»?

– Рома Широков. У него же не сложилось в «Рубине». Не знаю, по каким причинам. Но, наверное, сыграли своё характеры Ромы и Бердыева. Может быть, он не выполнял какие-то тактические требования. В «Рубине» он не раскрылся, а потом вот так всё случилось. Потом слышал, что Курбан хотел его вернуть в команду. Был такой разговор.

Нельзя не вспомнить трагически ушедшего Ленара Гильмуллина. Молодой парень, который по потенциалу мог играть в сборной страны. Если бы не трагедия, то у него была бы хорошая и интересная карьера. Ужасно жаль, что с ним так всё случилось.

Как себя тогда чувствовала команда? Каково было настраиваться и выходить на игры?

– Для всех это было большое горе. Каждый в душе переживал. А что оставалось делать? Чемпионат продолжался. Понятно, что тяжело было... Но играть-то всё равно нужно было.

В те времена многого ожидали от трансфера Алоизио, который в Казани себя так и не показал. Что он из себя представлял?

– Он в команде не особо с кем-то общался, не был компанейским, обособленно держался. Было видно, что он футболист топ-уровня. Мне кажется, что Курбану было сложно с ним найти понимание. Игрок не раскрыл свой потенциал в России. Может, Алоизио было некомфортно здесь, а может быть у него был хороший контракт и он особо не напрягался. У него было очень много травм и находилось много причин, по которым он редко оказывался на футбольном поле. Кстати, может быть он и травмированным приехал. В итоге он уехал к себе на родину и выиграл Кубок Либертадорес – это о чём-то да говорит. Он там был в своей команде одним из лидеров. Смотрел несколько игр и там Алоизио совсем иначе выступал – вдохновлённо.

История для бразильца вполне типичная.

– Не совсем. Бразилец бразильцу - рознь. Посмотрите, какой Рони был. Да, бразилец, но каждый эпизод до конца отрабатывал – к нему вообще никаких вопросов не было. Человек яркий след о себе оставил, многое сделал для «Рубина».

Каким он был в коллективе?

– Весёлый, позитивный парень. Он вместе с Макбетом Сибайей были главными весельчаками, никогда с ними никаких сложностей не возникало. Курбан их обоих очень любил, кстати. 

Слышал, что в «Рубине» в те времена традицией был общий сбор на шашлыки, которые устраивал Рустем Сайманов. Он сильно влиял на атмосферу в команде?

– Да, такое было. Рустем Фидаевич болел командой и пытался её объединить, общался со всеми. Но и с нами отдельно было – с русскими ребятами, которые постарше. У нас существовало что-то вроде совета. С нами он мог какие-то внутренние проблемы обсудить. Конечно, и на шашлыки со всей командой выезжали – у нас вообще коллектив был дружный.

Гёкдениз Карадениз (слева) и Рустем Сайманов / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


«В НЫНЕШНЕМ «РУБИНЕ» СЛОЖНО ВЫДЕЛИТЬ ПЕРСОНАЛИИ»

Вы были в «Рубине» не в самые успешные времена: пришли после «бронзы», ушли перед чемпионством. Не обидно, что большие успехи прошли мимо вас?

– Честно говоря, нет. Я такой человек, который воспринимает всё как должное. Случилось так – значит, так и должно было произойти. Я знал, что «Рубин» на следующий сезон нацеливается на большие дела, ходили разговоры про трансферы. Тем более, ожидался юбилей клуба – 50 лет «Рубину». У меня никаких обид на клуб нет – как получилось, так получилось. Мы уходили уже как немолодые футболисты на закате. Если говорить объективно, то уже где-то не дотягивали до нужного уровня. Тренеру виднее, он отвечает за результат, поэтому выбирает состав. К этому нужно относиться с пониманием.

В момент вашего ухода команда серьёзно обновилась. Как можно поменять половину основной обоймы и при этом сразу отладить игру?

– Костяк в команде всё равно оставался. В любом случае нельзя разогнать полкоманды, взять десять новых и что-то выиграть. Конечно, у Курбана Бекиевича были задумки и план, которого он придерживался. Думаю, у него в голове чётко вырисовывалась картинка, которую в итоге удалось реализовать.

Нынешний «Рубин» очень похож на тот, что был в промежутке с 2004-го по 2007-й годы. Нет звёзд, нет больших задач, но теперь есть чемпионское прошлое, из-за которого болельщикам больно наблюдать за борьбой внизу таблицы. Что не так с нынешним «Рубином»?

– Да, планка поднята и понятно, что надо её держать. Сходу не скажешь, в чём проблема. Надо понимать, какие у «Рубина» финансовые возможности, какие задачи стоят перед клубом и какая у него политика. Надо находиться внутри и знать стратегию руководства.

Не всё делается быстро. Новый главный тренер сейчас пришёл, надо подождать и посмотреть, какое у команды с ним будет развитие. У Бердыева же далеко не сразу получилось – сколько лет понадобилось, чтобы завоевать первое «золото». Судя по всему, сейчас финансовая ситуация в «Рубине» далеко не такая, какая была в «золотые» годы. Из-за разности эпох могу сказать, что болельщикам стоит потерпеть.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


Есть распространённое мнение, что Казань – нефутбольный город и без больших успехов на «Рубин» ходят мало зрителей. В ваши времена с посещаемостью на Центральном были проблемы?

– На все московские команды и «Зенит» стадион забивался. А на матчах с середняками и клубами низшей части он был уже неполный. Тем не менее, мне кажется, что болельщиков приходило в разы больше, чем в последнее время ходит на «Рубин». Ну, и по составу сейчас нельзя кого-то выделить как яркого футболиста. Кварацхелия – ещё молодой парень и неизвестно, задержится он в «Рубине» или нет. Сложно выделить персоналии, да и игру команды яркой не назовёшь. Слуцкий всё это выстроит, но со временем.

На заре карьеры, задолго до «Рубина», вы играли с совсем юным Сергеем Семаком. Расскажите, каким он был?

– Он пришёл чуть позже меня, уже после образования фарм-клуба «Асмарала» – «Красной Пресни», в которой мы играли. Семак был совсем худеньким, щупленьким и скромным парнишкой, когда приехал в Москву. Видно было, что у него прекрасные данные – очень хорошие футбольные качества. Позднее нас отправили в командировку в команду «Карелия» из Петрозаводска. Шестерых послали туда, в том числе и Семака. Надо было помогать этому клубу не вылететь. С этой задачей мы в итоге успешно справились. Потом уже вернулись обратно в систему «Асмарала» и наши пути разошлись – я ушёл в «Локомотив», а Сергей остался там.

«СЁМИН ПОЗВАЛ В «ЛОКОМОТИВ» В САМОЛЁТЕ»

Вы были частью «Асмарала», который считается первым частным футбольным клубом в России. Расскажите, что это был за проект и что из себя представлял его владелец Хусам аль-Халиди?

– Я в большей степени застал вторую команду – «Красную Пресню». Был молодым футболистом, чья карьера только начиналась. Тогда основной командой руководили Бесков, Федотов, приглашались такие звёзды, как Гаврилов. В то время симпатизировал «Спартаку» и для меня даже оказаться на тренировке с Юрием Васильевичем было космосом.

Говорили, что в «Асмарале» были какие-то невероятные зарплаты и премиальные, которые раздавал щедрый иракский бизнесмен. Он создал новую и интересную команду, поэтому происходящее было в новинку и всем интересно. Аль-Халиди очень любил футбол, был его фанатом. У него были финансовые возможности и какие-то ещё возможности тоже.

Связи?

– Да, в то время было не без этого. У него получилось на каком-то этапе реализовать свои идеи. Команда играла, гремела. Футболисты были интересные.

Говорят, в тучные времена этот клуб давал игрокам самые большие премиальные в стране.

– Да, там были хорошие премиальные. Суммы точные не скажу, но я помню, что премии давали за каждую голевую передачу, за каждый гол. Защитники и вратари получали за каждый  «сухой» матч. Такого не было ни в одной команде России. Ещё выдавали автомобили игрокам основы. Но и в то же время были штрафы – если не набираешь очки с явным аутсайдером, то у тебя списывали. Выглядело всё справедливо.

Ансар Аюпов (в центре) / фото: пресс-служба «Локомотива»


Лично меня немного поразили рассказы о базе клуба на сборах, которой выступала бывшая дача Леонида Брежнева. Там было так круто, как рассказывают?

– Я был на этой базе в Кисловодске. Там большая территория, даже огромная. Лесопарковая зона. Представляете, из под крана течёт минеральная водичка. В то время это было чем-то невообразимым, что на правительственной даче собирается спортивная команда и готовится к чемпионату. Могли просто гулять по лесу там и нам встречались люди в штатском – служба безопасности. Серьёзная охрана была. 

Там даже были поля?

– Нет-нет. На футбольные поля мы ездили, а там просто проживали. Тренировались мы где-то неподалёку, но не внутри.

Как состоялся ваш переход в «Локомотив» из «Асмарала», который к тому моменту уже не очень хорошо выступал, вылетев из вышки?

– Ребята уже начали расходиться из клуба. У аль-Халиди дела резко пошли вниз. Ходят слухи, что власть в России поменялась, а он сделал ставку не на тех, поэтому у него с бизнесом всё стало плохо. В команде начались задержки зарплаты и премиальных.

Я тогда был игроком молодёжной сборной России, а Сёмин тренером главной команды страны, и мы как-то вместе с основной сборной летели на турнир во Францию. Юрий Палыч подошёл в самолёте и пригласил в «Локомотив». Мы были вместе с моим другом и партнёром по «Асмаралу» Денисом Клюевым. Его Сёмин тоже приглашал в «Локомотив», но у Дениса была договорённость с «Динамо».

То есть это было спонтанное его решение?

– Нет, тот сезон я качественно провёл в «Асмарале», был на виду. Не спонтанно, конечно. Приглашался в молодёжную сборную, а это тоже показатель. Наверное, не просто так. Получилось, что из-за того, что мы вместе летели, у Сёмина появилась возможность с нами переговорить, и он ею воспользовался. Потом с ним ещё раз встречались и уже предметно обговаривали.

Юрий Сёмин / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


«В НИДЕРЛАНДАХ ДВЕ КОМАНДЫ ПОСЛЕ МАТЧА СОБИРАЮТСЯ В БАРЕ»

– 1995-й год, вы на четыре сезона уезжаете в «Твенте». Причём «Локомотив» только что стал бронзовым призёром. Почему решились тогда переехать?

– Юрий Палыч на одной из тренировок подозвал и сказал, что есть предложение из Нидерландов поехать туда на просмотр. За полгода до этого мой близкий друг Денис Клюев из «Динамо» уехал в «Фейеноорд». В те времена в стране непонятно что происходило. Речь даже не про футбол, а вообще обо всём. Европейский футбол тогда мало освещался, но по тому минимальному количеству программ на телевидении было понятно, что там сумасшедший уровень. Очень хотелось поехать и попробовать свои силы. Практически не раздумывал над отъездом. 

Приехал за полторы недели до начала чемпионата, а команда уже была готова. Была последняя контрольная игра с «Наполи» – я в первый же день в ней сыграл. Сразу подписал контракт на сезон. Дальше, по прошествии первого года, продлили ещё на три сезона. Кстати, после первого сезона получил приз от болельщиков как самый ценный игрок команды.

 Говорят, что Роналдо в Нидерландах давал интервью журналистам только при условии бесплатного пива. Там ведь вообще было нормально сидеть в баре вечером перед днём игры? Сейчас такое представить сложно.

– Про Роналдо допускаю. А пиво всё-таки обычно было после матча. Когда команды на стадионе уже после игры идут в специальные бары. Они назывались «дом игроков». Там после встречи собираются обе команды, плюс жёны футболистов, их родственники и друзья. Встречаются гарантированно – эта процедура обязательна. То есть футболисты должны туда зайти и пообщаться. Там спокойно после игры можно выпить две - три кружки пива и поехать домой. Но если не посетил это место, то можно нарваться на штраф.

У нас потом был немецкий тренер Ханц Майер, который в своё время руководил командой «Карл-Цейсс», которая играла в финале Кубка кубков с тбилисским «Динамо». И с ним мы поехали на выезд. Там за ужином в ночь перед игрой мы с ним выпили по два пива – совершенно спокойно. Сейчас такое представить сложно. В России у нас вообще всё не так, как в Европе, у нас в стране это нереально. 

У вас, как у тренера, какое отношение к восстановлению с помощью пива? Разрешили бы своему игроку?

– Есть для этого отпуск после сезона. Я против этого. Потому что у нас культура очень сильно отличается от европейской. 

По рассказам Слуцкого понятно, что жизнь в Нидерландах многим может показаться скучной. Вы на себе это ощутили?

– Конечно, после Москвы скучно. Там размеренная жизнь. Особенно, если ты просто приехал и не работаешь, то будет непросто. Если ты там не родился – покажется скучно. Жизнь течёт медленно и ты знаешь, что будет через месяц, через полгода и даже год. Для нашего человека это сложно. После ритма нашей столицы особенно. Как в вакууме оказываешься – такие ощущения.

Но когда ты играешь, когда ты задействован на самом высоком уровне, то там находиться – одно удовольствие. Болельщики любят футбол, сам футбол открытый, тактики минимум. Это для меня было интересное время и я нисколько не жалею, что оказался там.

Почему решили в итоге оттуда уехать?

– Наскучило немного. А в России родители, все родственники и друзья. Сыграло роль, что футбол начал подниматься в нашей стране. Интерес появился у болельщиков. Поступило предложение от Николая Толстых из «Динамо». Опять же полугодом ранее в «Динамо» вернулся Денис Клюев. Мы в Нидерландах часто виделись, очень много времени проводили вместе. Он вернулся назад и я вслед.

«РАЗВАЛ «ОРЕНБУРГА» НАЧАЛСЯ С УХОДА ФЕДОТОВА»

Ваш сын долгое время тоже был частью системы «Рубина». Как получилось, что москвич играл за молодежку и дубль клуба из Казани?

– Сын закончил в Москве академию, не прикреплённую к профессиональной команде – ФШМ. Потом пришёл момент, когда нужно было определяться. Надо было искать клуб, где ему продолжать карьеру. Было несколько вариантов, но по каким-то обстоятельствам он не подходил. А в «Рубине» работал Андрей Фёдоров, с которым я и по сей день общаюсь. Он был в должности селекционера. На тот момент была команда «Рубин-2», и я попросил, чтобы сына посмотрели. По итогам просмотра он подошёл и остался там. Играл за молодёжку и за вторую команду.

В основу «Рубина» он так и не пробился. Чего ему тогда не хватило? Опыта игры на взрослом уровне?

– Он привлекался к основе, несколько тренировок проводил. Но, как обычно это бывает – все по-разному подходят ко взрослому футболу. Кто-то раньше раскрывается, кто-то позже. Ему было дано вот так выйти на этот уровень. В тот момент и квалификация футболистов «Рубина» была серьёзной, не хватило ему. Потом он пошёл через ФНЛ и уже после попал в «Оренбург».

Вы ждёте, что его карьера превзойдёт вашу по уровню команд и достижений?

– Мне бы этого хотелось, конечно. Но пока не могу сказать, когда это произойдёт. Хотелось бы, чтобы он в «Рубине» смог поиграть. Мысли такие приходят – а почему бы и нет? Было бы интересно посмотреть на историю, когда за одну команду играли и отец, и сын.

Вылет «Оренбурга». С какого момента по вашему стоит начинать отсчёт этой неудачи: с выявления коронавируса в команде или с перенесенной игры с «Сочи»?

– Случилось это тогда, когда тренер Владимир Федотов перешёл в «Сочи». С этого момента всё начало рушиться. Как только Федотов перешёл – это было началом. Дальше уже пошло по накатанной. Такие перестановки всегда приводят к одному – к тому, что сейчас.

Это было провальное решение руководства «Оренбурга»?

– Я не знаю, как там принимаются решения. Это всё исходит сверху, наверное. На уровне «Газпрома». Значит, спонсоры приняли такое решение и им, вероятно, виднее. Они заказывают музыку. Так решили – значит так надо было… кому-то.

Владимир Федотов / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


Не могу не спросить про дубль «Локомотива» – «Казанку». С чем связан уход тренерского штаба, в котором вы работали?

– Было очень много всего написано об этом. Не стали продлевать, потому что сменилось руководство и у них, видимо, свои взгляды на команду, на тренерский штаб. Новая метла метёт по-новому. Никаких обид – руководство решает, а у нас, тренеров, такая судьба. Сегодня работаешь, а завтра – нет.

Плодами своей работы мы довольны: футболистов много подготовили, команда играла и показывала интересный футбол. Основная задача была именно в подготовке игроков для основной команды, и они сейчас вполне успешно привлекаются. А то, что в клубе сейчас происходит – время расставит всё на свои места.

– И много ли футболистов, с которыми вы работали, сейчас выступают в РПЛ? 

– Сейчас на слуху Миранчуки, Дмитрий Баринов, Рифат Жемалетдинов, Станислав Магкеев и Дмитрий Рыбчинский. У нас были и Даниил Куликов, Роман Тугарев. Николай Поярков, который был в «Рубине». В «Ростове» сейчас играет Саша Долгов. Мостовой, который ныне в «Зените» и Артём Галаджан. Ну и ещё много примеров.

То, что произошло с Сёминым и с вами – это часть одной цепи, потому что решали одни те же люди, или объединять не стоит?

– Юрий Палыч стал последним звеном этой цепи. Мы были предпоследними, а он последним. 

Говорить о своём уходе «справедливо/не справедливо» – не совсем корректно. Но можно сказать об уходе Сёмина: с ним честно поступили?

– В данной ситуации неправильно было его убирать. Команда боролась за Лигу чемпионов. Оставалось всего несколько туров. Думаю, надо было как-то вопрос решать, потому что он должен был остаться до конца чемпионата. Было бы правильно, если бы ему дали доиграть вместе с командой. Юрий Палыч очень многое принёс «Локомотиву». Вложил всё в ту команду, которая сейчас есть.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online» 
Ансар АЮПОВ
Дата рождения: 23 марта 1972 года 
Место рождения: Москва
Игровая карьера: «Красная Пресня» (Москва) – 1991 - 1992; «Карелия» (Петрозаводск) – 1992; «Асмарал» (Москва) – 1993 - 1994; «Локомотив» (Москва) – 1994 - 1995; «Твенте» (Нидерланды) – 1995 - 1998; «Динамо» (Москва) – 1999 - 2000; «Кубань» (Краснодар) – 2001 - 2002; «Черноморец» (Новороссийск) – 2002 - 2003; «Рубин» (Казань) – 2004 - 2007; «Балтика» (Калининград) – 2008; «МВД России» (Москва) – 2009.
Тренерская карьера: «Локомотив-мол.» (Москва) – 2013 - 2017; «Казанка» (Москва) – 2017 - 2019; «Урал-2» (Екатеринбург) – с сезона 2020/21.
Достижения: бронзовый призёр чемпионата Нидерландов (1997), бронзовый призёр чемпионата России (1994).

Александр Дегтярёв
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год