Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Фигурное катание

Сезон на карантине. Как закрытые границы ломают фигурное катание

Пока у всех спортсменов за пределами России и Японии проблемы, ИСУ бездействует.

В России складывается иллюзия возвращения к нормальной жизни. Прошли контрольные прокаты и первый этап Кубка России, где были зрители и журналисты. Фигуристы вновь ездят на соревнования и показывают новые программы, а Этери Тутберидзе с Евгением Плющенко продолжили войну.

Вернулись соревнования и в других странах – в Японии, Италии, Германии, Франции и США уже прошли первые старты эпохи пандемии. С рядом ограничений, но фигурное катание пытается адаптироваться к текущим условиям и продолжать жить дальше.

Только вот настоящий сезон с полноценными международными стартами мы пока не видим и большой вопрос увидим ли. А ограничения на перемещения между странами могут иметь в будущем гораздо печальные последствия, тем более перед олимпийским сезоном.

Анна Щербакова / фото: Денис Гладков, БИЗНЕС Online


ФИГУРИСТЫ МЕНЯЮТ ТРЕНЕРОВ ИЗ-ЗА ОГРАНИЧЕНИЙ НА ПЕРЕЛЁТЫ

Самый яркий пример сложностей, с которыми пришлось в этом году столкнуться фигуристам, – это попытки Евгении Медведевой нормально подготовиться к сезону. Сначала двукратная чемпионка мира ждала открытия катков в Канаде, потом полетела в Японию, где у неё было запланировано ледовое шоу, затем тренировалась в России. При этом уже бывшего тренера Брайана Орсера она видела в последний раз ещё в марте. Медведева была довольна работой с Брайаном, но ей нужен живой тренер здесь и сейчас в России, а не непонятно когда в Канаде.

Ограничения на перелёты ломают связи между странами и создают искусственные барьеры для вида спорта, где к международным барьерам не привыкли вообще. Здесь на Олимпиаде за Германию побеждает пара Алёна Савченко/Бруно Массо – дуэт украинки и француза. Ещё чаще встречаются тренировки и стажировки фигуристов в других странах. Та же группа Орсера практически целиком состоит из иностранцев, причём со всего света. И Брайан не единственный, кто собрал на катке полмира – примерно та же история на катке у Патриса Лозона и Мари-Франс Дюбрей. Сильнейшая школа в танцах на льду тренирует в Монреале, но работает как с французами Габриэлой Пападакис и Гийомом Сизероном, так и с испанцами Андриа Диасом и Оливией Смарт.

Всего до пандемии у Лозона и Дюбрей тренировались представители 17 стран. Сейчас они пытаются работать в онлайн-режиме, созваниваясь через видеосвязь (также созванивалась на контрольных прокатах с Орсером Медведева), но это сложно назвать полноценной работой тренера и ученика.

Немецкая пара Анника Хокке/Роберт Кункел онлайн общаются с тренером Рико Рёксом / фото: Татьяна Фладе, пресс-служба ИСУ


Пападакис и Сизерон вернулись на лёд ещё в мае. Французское правительство оперативно собрало своих лучших спортсменов и на время карантина дало возможность тренироваться на закрытых базах, но какой в этом смысл, если твой тренер за тысячи километров от катка в Куршавеле? В результате Габриэла и Гийом пропустили французский аналог контрольных прокатов сборной. Просто потому, что им сейчас банально нечего показывать.

Также уже больше чем полгода не видела своих тренеров Аделина Галявиева, которая с Луи Тауроном выступает за Францию. Аделина хотя и сменила страну, но тренируется под руководством российского тренера Анжелики Крыловой.

«Тяжело, конечно, мы последний раз общались вживую с Анжеликой в феврале, – рассказывает Аделина в беседе с «БИЗНЕС Online». – Она всегда с нами на связи, помогает, но полноценное живое общение с тренером онлайном трудно заменить. Поэтому мы временно пока катаемся в Италии у Барбары Фезар-Поли. В курсе и федерация, и Анжелика – это вынужденный шаг». 

Для Галявиевой и Таурона работа с итальянским тренером временное решение, но многие в текущих условиях как Медведева в принципе отказываются от тренировок у зарубежных специалистов. Тот же Орсер ранее договорился о работе с сильнейшей японкой Рикой Кихирой, но в итоге Рика приехать в ближайшее время к Брайану в Торонто не сможет, как и сам Орсер к ней в Токио. Поэтому от сотрудничества они отказались.

Фактически пандемия поставила такие проекты, как у Орсера, на грань вымирания. Тренер больше не может выцеплять лучшие кадры со всего мира, игнорируя ресурсы своей страны, а самые талантливые фигуристы должны либо искать тренеров у себя на родине, либо привозить к себе иностранцев.

НЕТ ДИАЛОГА КУЛЬТУР – НЕТ РАЗВИТИЯ ХОРЕОГРАФИИ И ТВОРЧЕСКОЙ МЫСЛИ

И если тренироваться в своей стране с местным специалистом для многих ещё привычно, то вот отказ от зарубежных хореографов – это невосполнимая потеря. Сейчас сильнейшей школой в хореографии считается канадская – у Ше-Линн Бурн и Лори Николь стремятся поставить новый номер на сезон практически все мировые лидеры. Но в этом году они остались практически без заказов – Канада до сих пор не открыла границы и у фигуристов из других стран нет возможности поехать к ним на занятия.

Плющенко, когда к нему переходили Алёна Косторная и Александра Трусова обещал, что им поставят программы лучшие иностранные хореографы – и речь скорее всего шла о Николь или Бурн. Но в итоге программы им ставил Сергей Розанов, который раньше вообще не занимался хореографией на серьёзном профессиональном уровне.

Алёна Косторная / фото: Алексей Белкин, БИЗНЕС Online


Популярны у иностранцев до пандемии были и российские хореографы – Илья Авербух и Николай Морозов работали со многими известными зарубежными спортсменами, но сейчас об этом пришлось забыть. Как и о стажировках в других странах. Даже если фигуриста полностью устраивал тренер в его собственной стране и программы он ставил у местного хореографа, то для расширения кругозора его всё равно отправляли на 2 - 3 недели тренироваться за рубеж. Такая практика была, например, в группе у Алексея Мишина и Валентины Чеботарёвой. Ещё чаще наши тренеры сами принимали на лето фигуристов – тот же Мишин, Елена Буянова и даже Тутберидзе.

Такие взаимодействия представителей разных стран размывали границы. Так как спорт близок к искусству, здесь диалог культур и идей крайне важен для роста и развития. Потому что в Америке выступают под русскую классику и используют движения из «Русских сезонов» Сергея Дягилева, а в России адаптируют западную поп-музыку и вдохновляются современной американской хореографией и брейк-дансом.

Даже в традиционно закрытом Китае не считается зазорным приглашать зарубежных хореографов и перенимать чужой опыт. Лучшая китайская пара Суй Вэньцзин/Хань Цун практически всегда ставила программы у Марины Зуевой и Николь. Потому что только через работу с иностранцами можно уследить за трендами в хореографии и удивить судей необычными постановками. Та же Зуева неоднократно подчёркивала, что лучшие работы выходят, когда в прокате видна смесь разных культур – тогда уже привычные мотивы и движения раскрываются с новых сторон.

Ещё один нюанс – это ледовые шоу, которые чаще подразумевают международные гастроли и участие спортсменов из разных стран. Рынок ледовых шоу первым открылся в Японии, но без иностранцев хорошее представление организовать не могут даже японцы. Слишком сильно индустрия зависит от взаимодействия разных сил.

Марина Зуева / фото: Алексей Белкин, БИЗНЕС Online


В ФИГУРНОМ КАТАНИИ МАЛО СМЫСЛА В НАЦИОНАЛЬНЫХ СТАРТАХ

В условиях карантинных ограничений и закрытых границ в большинстве видов спорта минимизированы международные турниры – соревнования ограничиваются локальными стартами.

Такая же история и в фигурном катании. Серия Гран-при не отменена, но будет проводиться в формате национальных стартов. То есть каждая из шести стран-организаторов проведёт турнир для фигуристов из своей страны и близлежащих государств, которым разрешён въезд. Уже объявлено, что на российском этапе будет как минимум по 12 участников в одиночных видах, 10 – в танцах и по 8 в парах. Из иностранцев допустят только тех, кто тренируется в России и входит в мировой топ. Например, Мориса Квителашвили из Грузии или Элизабет Турсынбаеву из Казахстана. То есть международный старт по факту превращается в клон чемпионата России, только с международными рейтинговыми очками.

Примерно та же история будет и в других странах, разве что этап во Франции должен стать по-настоящему международным – приедут по возможности представители всех стран Европы. Своеобразной репетицией французского этапа Гран-при стал Nebelhorn Trophy в Германии, где впервые с начала пандемии провели полноценный международный старт с большим количеством участников.

«Приехало больше 20 одиночников и одиночниц – практически все сильные европейцы, – рассказывает представитель медиа-службы ИСУ Татьяна Фладе, которая работает на этих соревнованиях. – Оргкомитет договорился с немецким правительством и гарантировал выполнение требований безопасности: на арене чёткое зонирование, постоянная дезинфекция, отдельные входы и выходы для участников, жёстко контролируется наличие масок. При этом разрешена даже работа журналистов».

Пресс-центр на Nebelhorn Trophy / фото: Татьяна Фладе, пресс-служба ИСУ


В такой схеме сразу несколько проблем. Во-первых, ряд фигуристов рискуют остаться вообще без стартов – если у них в стране нет собственного этапа, а в другие страны их не пускают. Сейчас в зоне риска представители Южной Кореи. Изначально корейцы по логике международного союза конькобежцев (ИСУ) должны были выступать на японском этапе, но они не могут получить разрешение на вылет. При этом корейские девушки сейчас, возможно, главные и единственные реальные конкурентки российским, особенно на юниорском уровне. ИСУ пытается сейчас решить этот вопрос, но на данный момент позитивных подвижек нет.

Во-вторых, реальную конкурентную борьбу на национальном уровне может показать сегодня разве что Россия и Япония, с большими допущениями – США. В остальных странах есть по два-три сильных фигуриста в разных видах, которые жили исключительно международными стартами. Раньше отсутствие конкуренции на местном уровне большой роли не играло, но теперь развитие фигурного катания в малых странах под большой угрозой. К примеру, в Чехии и Польше сейчас организовали этапы Кубка страны по аналогии с Кубком России. Но какой в них смысл, если в Чехии нет и 10 фигуристок-профессионалов?

Возможный выход предложили итальянцы – заявка на Кубок Италии в этом году открытая и в местных стартах могут принимать участие иностранцы. Но здесь многое накладывается на юридические ограничения. К примеру, в России на этапе в Сызрани каталась Виктория Ющенкова с гражданством Израиля. Её результаты постфактум аннулировали, а фигуристку дисквалифицировали.

Награждение на Nebelhorn Trophy / фото: Татьяна Фладе, пресс-служба ИСУ


ИСУ НЕ ИЩЕТ ВЫХОДОВ ИЗ СИТУАЦИИ И ПЛЫВЁТ ПО ТЕЧЕНИЮ

Удивляет и позиция ИСУ. Международный союз конькобежцев пошёл по пути наименьшего сопротивления и оставил номинальную серию Гран-при в кастрированном статусе, только чтобы не нарушить соглашения с телекомпаниями. Но в ИСУ даже не попытались договориться с местными федерациями и правительствами стран, чтобы фигуристы могли путешествовать в обход закрытых границ.

А ведь прецеденты есть – УЕФА проводит Лигу наций и Лигу чемпионов, а Формула-1 смогла организовать полноценный Гран-при по всему миру. Формат соревнований в F1 очень близок к фигурному катанию – 2-3 дня в одной стране и старты каждую неделю. Международная федерация автоспорта разработала специальный медицинский регламент, гарантировала безопасность регулярными тестами и теперь проводит соревнования даже со зрителями (этапы в Австрии, Италии и России).

ИСУ же открестилось от проблем и оставило их на откуп местным организаторам. И если в России и Франции, где правительства не намерены вновь идти по пути жёстких ограничений можно рассчитывать на проведение адекватного этапа, то гарантировать проведение этапа в США пока тяжело. В Америке постепенно возвращают спорт из карантинной ямы, но фигурное катание точно не входит в список приоритетных для американцев видов. По крайней мере контрольные прокаты сборной они решили провести в экспериментальном онлайн-формате, чтобы спортсмены из разных штатов не приезжали сразу в один город.

Фото: Денис Гладков, БИЗНЕС Online


В ИСУ могли бы попробовать разработать концепцию соревнований по принципу американских профессиональных спортивных лиг, где все участники запираются в одном городе и на время соревнований тренируются и выступают в «пузыре». Такой подход требует сложной организации и больших затрат, зато гарантирует практически полную безопасность участников, практически исключает возможность заражений спортсменов, а следовательно, согласуется даже самыми строгими к соблюдению медицинских предписаний по коронавирусу правительствами. 

Но в союзе не думают не то что о Гран-при, даже варианты проведения чемпионата Европы и мира не прорабатывают, надеясь, что либо со всеми сложностями справится местный оргкомитет (как на Nebelhorn Trophy), либо что пандемия к весне следующего года исчезнет сама собой. Варианты решения кризиса от ИСУ мы уже видели на примере чемпионата мира этого года и Гран-при. Тянуть до последнего и надеяться на чудо – вот любимый подход союза.

«Нам всем сейчас приходится работать в сложных условиях, но всё-таки хотелось бы видеть какие-то перспективы, – считает известный спортивный агент Ари Закарян. – Фигурное катание понесло за пандемию огромный удар, и я не уверен, что оно оправится после него. А если и оправится, то нужно будет много лет, чтобы индустрия пришла в себя. Даже Вторая мировая война не была столь губительна».

Понятно, что фигурное катание в плане окупаемости финансовых затрат и силы рынка ни разу не НХЛ и не Формула-1, но пока что чиновники от ИСУ даже не пытаются спасти вид спорта, который на их глазах умирает, превращаясь в локальную дисциплину. Пока что её держит на себе Россия, но надолго ли хватит у нас энтузиазма? Посмотрите на синхронное плавание и художественную гимнастику – в этих видах мы доминируем без международной конкуренции. И в результате интерес к ним с каждым годом всё меньше и меньше, несмотря на стабильные победы.

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Поставь оценку тексту
+
2
-
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть