комментарии 21 в закладки

«По контракту было ещё два года. Это моя инициатива». Воспитанник «Рубина» сам ушёл из клуба

Он дебютировал в РПЛ при Бердыеве, а сейчас ищет варианты за границей.

20-летний Раиль Абдуллин играл в системе казанского клуба с семи лет и прошёл все возраста в юношеских сборных России. В 2017-м он и ещё несколько игроков 2000-го года рождения получили вызов в основную команду от Курбана Бердыева, который тогда был скован травмами многих игроков. Впервые сыграл в премьер-лиге Раиль в победном матче против «Зенита» (2:1) и пока этот матч остаётся единственным для футболиста в РПЛ.

Затем Абдуллин, как и другие молодые игроки «Рубина», которые не дотягивают до основы, но интересны клубу в долгосрочной перспективе, отправился по арендам. Прошлый сезон он провёл «Нефтехимике» и из-за того, что попал в нижнекамскую команду посреди розыгрыша, когда все схемы наиграны, почти за неё не выходил. Летом минувшего года Раиль, опасаясь очередной неудачной аренды, расторг контракт с казанцами. С тех пор футболист ищет новую команду.

В интервью «БИЗНЕС Online» молодой футболист рассказал, чем уникален выпуск академии «Рубина» 2000-го года, как поменялся Роман Шаронов с переходом в главную команду, за что он до конца жизни будет благодарен Курбану Бердыеву и чем дебют за казанцев напоминает игру на приставке.

Раиль Абдуллин / фото: пресс-служба «Рубина»

«ЧАСТО ТАЛАНТЫ НЕ ДОРАСТАЮТ ДО ВЗРОСЛОГО УРОВНЯ»

– Раиль, для начала расскажите, каким было начало вашего пути в футболе?

– Изначально я вообще планировал стать хоккеистом. Мой брат занимался профессионально этим видом спорта – играл в академии «Ак Барса». С трёх лет я уже стоял на коньках и cвоё будущее видел именно в хоккее. Но по ряду обстоятельств с хоккеем пришлось закончить и меня увлёк футбол.

– Что за обстоятельства?

– Я занимался индивидуально со своим братом и умел больше, чем мои сверстники. Мне стало скучно ходить на тренировки и изучать то, что я и так уже умел. Чувствовал себя не комфортно, да и с тренером не очень повезло. Бывают такие детские тренеры, которые очень часто повышают голос, душат. В итоге я окончательно потерял интерес и переключился на мяч. В шесть - семь лет я попросил, чтобы папа отвёл меня на футбол. Я пошёл на просмотр 2000-го года рождения в академию «Рубина». Было порядка ста человек, но отобрали только 20 - 25.

– Перед тем, как попасть в «Рубин», вы футболом в других местах не занимались?

– Только во дворе бегал, как и все обычные мальчишки. Первой командой сразу стал «Рубин».

– Ваш год считается в академии клуба одним из самых талантливых выпусков. Согласны?

– Да, безусловно. Наша команда – одна из лучших за всю историю академии «Рубина», потому что мы показывали очень яркий эффектный и эффективный футбол. Практически вся команда состояла из талантливых мальчишек. Было приятно находиться в таком коллективе.

Я думаю, что большая заслуга в этом наших тренеров. Каждый наставник дал нам очень многое. Они были с правильной философией и с правильным отношением к футболу. В нас была заложена база, которая позволила раскрыть потенциал. Понятно, что далеко не все выбились на очень высокий уровень. Но практически весь состав мог попасть в профессиональный футбол.

– Но заиграли в итоге считанные единицы. Почему это произошло даже в таком ярком выпуске?

– Такая тенденция. В футболе слишком часто таланты детского футбола не дорастают до взрослого уровня. Не всегда получается выдерживать те требования, которые ставят в профессионалах. У каждого истории индивидуальные: кто-то переключился на учёбу, кто-то не выдержал морального или психологического давления, сдал и из-за этого закончил. У кого-то травмы, которые отнимают будущее.

– Кто был в той команде самым талантливым игроком? И кто не оправдал ожиданий?

– У нас было много очень талантливых игроков. Сложно назвать кого-то одного.

– Может это были вы?

– Ну почему? Я бы не сказал, что был очень талантливым. У нас не было таких игроков, которые блистали только за счёт таланта. Но и не было тех, кто выходил за счёт работоспособности. У всех было понемногу и того, и того.

– Казанского Месси в этом составе не было?

– Именно казанский Месси был. Был такой Тимур Тихомиров. Маленького роста, причёска как у Месси. Технично играл, один в один разбирался, как Лео, только правоногий. Он не заиграл. Рано закончил, но там были свои причины. Те же травмы. Потом просто ушёл в учёбу.

«ФУТБОЛ ШАРОНОВА НЕ СООТВЕТСТВОВАЛ УРОВНЮ ИГРОКОВ»

– Вы долгое время работали в молодёжной команде под руководством Романа Шаронова. Каким он запомнился тренером?

– Первая встреча у нас была, когда он принял наш возраст в академии. Это был наш последний год, выпускной. По большей части с ним я работал именно в академии. Когда он перешёл в молодёжную команду, я уже привлекался в основную.

Могу сказать, что его философия игры и то, что он требует от игроков, мне очень импонирует. Шаронов дотошный до мелочей, он считает важной каждую деталь. Как по мне, это очень хорошее качество в нём. Он таким образом пытался делать каждого из нас лучше как игрока.

Роман Шаронов / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

– Как думаете, почему у него не получилось в РПЛ. Слишком рано дали работу на высоком уровне?

– Возможно. Тот футбол, который хочет видеть Шаронов немного не соответствовал тому уровню игроков, которые были у него в обойме на тот момент. Ему по факту были нужны игроки креативнее и сильнее. Чтобы заработала машина Романа Шаронова, ему нужны исполнители выше классом, чем те, что играют в российской премьер-лиге. Ну может на Кипре получится, только успехов ему желаю.

– Шаронов поменялся после того, как перешёл в главную команду? Говорят, что он чуть ли не перестал здороваться с футболистами из молодёжки.

– Не скажу, что он проявлял высокомерие. Но, конечно, я тоже заметил, что с переходом в основу он, скажем так, стал немного другим. Я связываю это с тем, что на него легла очень большая ответственность в виде главной команды и он головой и всеми мыслями был там. У него были совсем другие задачи, и ему необходимо было их решать. Я его понимаю.

– Вас ведь в основной состав вызвал Бердыев. Расскажите об отношении к нему и как вообще происходило ваше появление в главной команде?

Бердыев показал мне, что такое настоящий профессиональный футбол. За это я ему всю жизнь буду благодарен. За то, что он дал мне этот шанс и поверил в меня.

Самый первый раз, когда я оказался на одном поле с основой, был во времена моего начала игры в молодёжной команде. Помню, как мне позвонил директор академии и попросил фотографии паспорта. Он сказал, что я полечу в Сочи на сборы с основой, и это должно было произойти через пару дней. Представляете, мне лет 16 - 17, а уже зовут на недельный сбор с основной командой. Естественно, сначала не поверил директору. Переспросил, точно ли с основой.

Я только вчера видел этих людей по телевизору, следил за ними и старался равняться на них, а тут они уже рядом со мной. Сижу с ними за одним столом на ужине, выхожу на одно поле, делаю с ними одно дело. Были восторг и огромное желание показать, что я не просто так здесь. Доказать Курбану Бекиевичу и всему тренерскому штабу, что они не зря вызвали именно меня на этот сбор.

– Были ли у вас индивидуальные беседы с Бердыевым?

– Да, на сборах в Турции. Именно на сборах он часто разговаривал с молодыми игроками. В тот момент состав в целом был очень молодой – привлекались Данил Степанов, Артур Сагитов, Илья Агапов, Влад Микушин и я. Он очень много разговаривал с нами. Причём были как индивидуальные беседы, так и групповые. Весь тренерский штаб, не только Курбан Бекиевич, уделяли нам очень много внимания и старались объяснить требования.

Бердыев – великий человек для российского футбола. Он очень много дал нашему футболу с точки зрения методики игры. Вы сами понимаете, что он не просто так переигрывал «Барселону» и «Баварию». Он не случайно находится на этом месте.

Курбан Бердыев / фото: пресс-служба «Рубина»

– Как считаете, он ещё будет тренировать?

– Я верю только в то, что он продолжит работать и будет радовать нас победами своей команды, да и своим присутствием на кромке поля. Я бы очень хотел этого, если честно.

Говоря про тренеров, хочется сделать небольшое отступление. В моём становлении как футболиста поучаствовали далеко не только Роман Шаронов и Курбан Бердыев. Самую важную роль в этом сыграли те люди, которые работали в академии. Это касается каждого тренера и каждого директора академии. Базу в меня вложил Ильгизар Гайнутдинов - бывший игрок «Рубина». Большой вклад внёс Игорь Родькин, с которым мы завоевали чемпионство. Сейчас он трудится в «Чертаново». Дмитрий Игдисамов, который работает в ЦСКА. Радик Гадеев ещё. Всё это люди, сыгравшие важнейшую роль также и в становлении меня как личности. 

«ДЕБЮТ ЗА «РУБИН» – ЭТО КАК БУДТО ТЫ ИГРАЕШЬ В ФИФУ»

– Дебют в РПЛ. Матч против «Зенита». Расскажите в подробностях, как это было?

– Мы готовились к матчу как обычно, полетели на игру. У меня вообще не было мыслей, что я могу выйти в стартовом составе. Было только понятно, что я буду в заявке – не просто так же полетел с командой. Но на тот момент было очень много травмированных игроков и состава практически не было.

Главный момент именно для меня был в том, что на моей позиции тогда играл Виталий Устинов. Он был здоров, ничего не предвещало того, что я могу выйти в старте. Но в день матча Виталий после завтрака сказал тренерам, что у него микротравма, и он не сможет выйти. А я не знал об этом. Спокойно готовился.

На установке перед игрой, когда нужно было уезжать, Курбан Бекиевич назвал состав и озвучил меня. В этот момент, знаете, резко наступила тишина, я ничего не слышу. Как в фильмах, эффект контузии. Был в шоке, в ступоре. Все ещё на меня стали оборачиваться.

И вот с этими мыслями, в полном шоке и в непонятках поехал на матч. Но огромное спасибо всем игрокам той команды и тренерскому штабу, за то, что подсказывали до матча, по ходу него и после. Сказали очень много приятных слов, а самое главное – полезных. Меня и Артура Сагитова поддержала тогда вся команда.

– Не поверю, если скажете, что не боялись перед этой игрой.

– Я и не скажу так. Начнём с того, что перед игрой ты стоишь в подтрибунном помещении вместе с теми, на чью игру ты ещё вчера смотрел лёжа перед телевизором и только представлял, как можешь с ними вместе бегать.

Слева от тебя все эти звёзды из «Зенита», а перед тобой все игроки «Рубина», за который ты мечтал с самого детства сыграть. Это как будто ты играешь на приставке в фифу. Будто режим карьеры там проходишь. До конца не верилось в то, что происходит. Смотрел по сторонам и не понимал, что это со мной. Но уже после того, как прошли первые пара минут, состоялся первый стык и первое касание мяча, пришёл в себя и начал осознавать, что это всё реально и я действительно играю на этом поле, на которое смотрят 50 тысяч. Но волнение, безусловно, было на протяжении всего матча.

Фото: пресс-служба «Рубина»

– Вы ведь сами попросили замену по ходу того матча. Верно?

– Да, это было на 60-й минуте, ещё до того, как я «привёз» пенальти в наши ворота. Почувствовал, что я не смогу доиграть, так как начались с ногами проблемы. Не мог бежать, их сводило. Может быть, это было на фоне волнения, всё-таки первый матч. Говорил, что меня надо сменить и Цезарю, и Курбану Бекиевичу. То есть это от и до была моя инициатива. При всём желании доиграть я понимал, что могу сделать только хуже своей команде, если останусь на поле.

– Затем вы провели ещё матч против «Локо» в Кубке России и больше в основе «Рубина» так и не сыграли. Почему?

– На тот момент, скорее всего, ещё был не до конца готов, чтобы играть в основном составе. На моей позиции выздоровели основные игроки. Курбан Бекиевич ведь себе не враг. У него стояла задача и нужен был результат. Так что он ставил тех, кто опытнее.

– При всём уважении к конкурентам – Калинину, Устинову и Цаллагову – их ведь можно обойти в борьбе за позицию.

– Можно обыграть, да. Но, видимо, на тот момент мне не хватило сил. У всех этих футболистов больше опыта игры в премьер-лиге. Тогда мне и Данилу Степанову в 18 лет было тяжело выиграть конкуренцию.

– Тогда в клубе было очень популярно про своих воспитанников говорить. Были и ролики с участием тебя, Данила и Артура. Это вас не сбило с игрового ритма тогда?

– Соглашусь, что было очень много внимания. Стали на этом ловить хайп. Но лично за себя могу сказать, что мне это никак не помешало, не вскружило голову. Со стороны болельщиков не было давления, наоборот, если писали, то только приятное.

– В тот момент вы, трое из молодёжки, получали зарплату по 50 тысяч рублей в месяц. После дебюта в РПЛ не улучшали соглашение?

– На тот момент у нас были дублёрские контракты. После первого матча я уже переподписал контракт на более длительный срок. Но не скажу, что зарплата повысилась в десяток раз. Просто немного улучшили условия, хотя для меня это не было первоочередным. Важно, что я находился в «Рубине», работал с основным составом и тренерами, получал безграничный опыт. Было желание показать себя, продемонстрировать, что я соответствую уровню «Рубина».

– В июле 2019 были слухи, что вы можете перейти в «Зенит». На самом деле было предложение?

– Интерес от «Зенита» был, это правда. Но такого, чтобы из Питера по мне пришли какие-то бумаги – такого не было. Разговоры, переговоры, но до конкретики не дошло в тот момент. Конечно, было приятно, что мной интересуются. Но лично меня тогда волновал только «Рубин».

Фото: пресс-служба «Рубина»

«РАССМАТРИВАЮ ЗАРУБЕЖНЫЕ ВАРИАНТЫ»

– Кем и как было принято решение, что вы прошлый сезон должны провести в аренде в «Нефтехимике»?

– После того, как ушёл Курбан Бекиевич и пришёл Шаронов, пошли слухи о том, что приедет Олег Данченко играть на моей позиции. Руководство обозначило, что лучше мне будет уехать в аренду и набираться игровой практики в другой команде, так как на мою позицию берут футболиста, который будет играть. Я всё это осознавал и по большей части был согласен с вариантом аренды. Мне нужно было играть, нужно получать опыт. В «Рубине» тогда такой возможности не было.

– В Нижнекамске вам не дали шанса проявить себя и отправили в дубль. По каким причинам?

– Я приехал в команду в разгар сезона. Все летние сборы я проводил в составе «Рубина», а не с «Нефтехимиком». Туда приехал в момент 7 - 8 тура. Команда на тот момент была уже укомплектована. Ну а Юрий Анварович (Уткульбаев – главный тренер нижнекамской командыред.) не любит делать резкие шаги, ротации. У него играют те игроки, которых он знает.

На тот момент они вышли из второй лиги и смогли сохранить почти всю команду. Он не хотел менять детали. Поэтому было тяжело в первое время влиться и вообще понять, чего требует Уткульбаев. Но я старался. В первое время действительно приходилось играть за дубль, чтобы не сидеть просто так, а получать хотя бы какую-то игровую практику.

Юрий Уткульбаев / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

– Можно ли сказать, что аренда в «Нефтехимик» поставила вашу карьеру под угрозу?

– Я не мог предугадать, что так случится. Многое зависит от того, к какому тренеру попадешь и какие требования этот тренер выставляет. Как мы знаем, «Нефтехимик» играет по большей части от обороны. Конечно, под любую модель можно подстроиться и научиться в неё играть, но, как мне кажется, в Нижнекамске были не совсем те условия, которые позволили бы мне раскрыть свой потенциал.

Всё же сыграло большую роль то, что я приехал в середине сезона. Если бы я был в команде со стартов сборов, то моя карьера в «Нефтехимике» сложилась совсем по-другому. Но я очень благодарен Юрию Анваровичу. Он многому меня научил за это время. Я получил большой опыт.

– Всё же не покидает ощущение, что футболист, обыгрывавший в РПЛ «Зенит», не должен играть в дубле клуба ФНЛ? Как будто вас сплавили…

– Не знаю. Возможно, такое ощущение могло сложиться. Но всё предвещало это, итог закономерен. Я приезжаю в команду, в которой меня на тот момент не особо ждали. Тренер просто не знал, куда меня поставить и что со мной делать.

– Переход не был согласован с Уткульбаевым?

– Если бы он совсем не хотел меня видеть в команде, то вообще бы не брал. Просто он рассчитывал на меня на более продолжительную перспективу. В первый же день у нас был разговор, и тогда он объяснил свой план. Так как я пропустил сборы с командой, в первое время мне нужно было понять требования тренера и то, в какой футбол играет команда. Потому что у Уткульбаева важна каждая мелочь и деталь. Он всегда старается, чтобы всё было идеально. На тот момент я не был готов к таким требованиям, не знал, чего хочет тренер. Я не мог просто прийти и сходу начать играть.


Фото: пресс-служба «Рубина»

– Чем вы занимаетесь с начала лета, когда подошёл к концу контракт?

Многие писали, что у меня закончился контракт и клуб не стал его продлевать. Это не совсем так. У меня было ещё два года по контракту с «Рубином». И это была моя инициатива – покинуть клуб. Я выслушал позицию руководства по поводу меня на ближайшие годы. Можно сказать, что я не входил в планы клуба. Понимал, что если дальше буду ходить по арендам, то от этого не будет никакого толку. Это мне ничего не принесёт.

На самом деле благодарен Рустему Сайманову и Олегу Яровинскому за то, что пошли навстречу и позволили мне уйти дальше. Это была моя инициатива, потому что каждому хочется находиться в том месте, где он действительно нужен.

Летом были предложения. Но из-за пандемии срывались очень хорошие варианты и всё отложилось на зиму. Надеюсь, что всё получится и я перейду именно в тот клуб. Работа ведётся на протяжении уже полугода, и варианты есть.

– Кто занимается поиском новой команды и на каком уровне вообще эти клубы?

– У меня есть зарубежные агенты, с которыми я давно знаком. Они ищут мне варианты. Летом у меня были предложения из премьер-лиги и из ФНЛ, но я принял для себя решение, что у нас в России слишком много околофутбольных вещей, нежели самого футбола. Сейчас я рассматриваю зарубежные варианты. Не буду говорить о конкретных клубах и странах, но думаю, что цель каждого молодого футболиста заиграть там в Европе. Могу сказать, что сейчас есть варианты перейти в клубы хорошего уровня. Такого, в котором можно прогрессировать и в дальнейшем добиться каких-то успехов.

Под конец хотел бы отметить всех людей, причастных к футбольному клубу «Рубин». От академии и до основной команды – в меня вложили фундамент и сделали тем человеком, коим я сейчас являюсь. Каждого болельщика хотел бы поблагодарить за их поддержку в то время, которое я провёл в «Рубин». Надеюсь, что скоро мы увидимся на футбольных полях.

Александр Дегтярёв
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
Оценка текста
+
18
-
читайте также
наверх