Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Интервью с вратарём, которому Овечкин забросил первую шайбу в НХЛ

Об уникальном броске Ови, тафгаях, Жердеве и Бобровском.

Канадский вратарь Паскаль Леклер закончил карьеру в 28 лет. Он не добился больших успехов, хотя был выбран на драфте НХЛ-2001 «Коламбусом» под общим 8-м номером. При этом он стал первым вратарём, которому в НХЛ забил Александр Овечкин.  В интервью «БИЗНЕС Online» Леклер рассказал о величии Овечкина, собственной карьере, увлечении виноделием и российских игроках, с которыми выступал в одной команде.

«ТРЕТЬЯ ТРАВМА К 28 ГОДАМ – ТВОЮ МАТЬ, ЧТО ЭТО?»

– Паскаль, вы закончили с хоккеем в 28 лет. Что случилось?

– Я объявил о завершении карьеры через пару дней после своего 30-летия (12 ноября 2012 года, ред.), но шёл к этому долго. Последний матч я вообще сыграл, когда мне было 28. Я понимал, что не смогу уже играть на высоком уровне, но думал, что попаду хотя бы на просмотровый контракт в НХЛ. Но я не собирался никому врать, приезжать в клуб и тренироваться, чтобы через неделю врачи этого клуба отправили меня домой. Я перенёс три операции на ноге и после последней врачи сказали, что мне будет тяжело вернуться в хоккей.

– Хотели доказать, что они не правы?

– Да я слал их к чёрту! Но из-за травмы лодыжки я практически полностью пропустил сезон 2008/09, до этого была ещё одна травма в локаутный сезон 2004/05. Я очень хотел играть, но не мог перебороть своё тело, которое было не готово. Эта боль до сих пор со мной. Я не про физическую боль, её вообще нет, но когда я смотрю матчи, то всегда представляю себя на месте вратаря.

Паскаль Леклер / фото: Kevin C. Cox, Getty Images


– Когда поняли, что не сможете вернуться в хоккей?

– Когда летом 2012-го надел вратарскую амуницию, встал на лёд и на первой же тренировке почувствовал, что не могу передвигаться в воротах так, как раньше. Нет той быстроты, которая помогает закрывать штангу. Нет реакции. Вообще нет ничего от того Паскаля Леклера, который играл в НХЛ.

– Помните свой последний матч?

– Да, это был матч против «Миннесоты» на выезде. Я пропустил одну шайбу, но мы выиграли, тренеры в раздевалке меня хвалили и говорили, что я выйду на следующую игру. Но на раскатке я почувствовал дикую боль. Она как будто шла через ногу по всему организму, хотелось закричать на всю площадку.

– Сдержались?

– Да. Но где-то в мозгу появилась мысль: «А вдруг это всё?». Третья травма к 28 годам – твою мать, что это? Самое обидное, что в том сезоне я стал основным вратарём «Оттавы» и играл очень неплохо.

– Вас выбрали под восьмым номером на драфте-2001 – это очень высоко для вратаря.

– Да, и я не оправдал ожидания – понимаю, что вы хотите сказать (смеётся). Но я думаю, что если бы не мои травмы, у меня получилось бы сыграть в НХЛ больше. Чувствую, что не сделал в хоккее всё, что мог.

– Вы до сих пор подписаны на все соцсети «Коламбуса» и читаете местные издания. Скучаете по клубу?

– Конечно, это мой главный клуб в карьере. Я провёл там свой лучший сезон (2007/08), играл, развивался и не могу не следить за ним.

– Наверняка обиделись, когда вас обменяли по ходу сезона, в котором получили травму и выбыли до лета...

– Нет, абсолютно. Это бизнес, только бизнес. Я подписал хороший контракт перед тем сезоном (летом 2008-го Леклер заключил трёхлетний контракт с зарплатой 3,8 млн долларов,ред.), но почти не играл из-за травмы. А в команде появился молодой Стив Мэйсон, на которого и делали ставку. Мы видели, что этот парень может стать звездой, поэтому остальные боролись только за место бэкапа. Уже без меня, потому что я занимался восстановлением. А «Коламбус» же получил за меня кого-то крутого?

Антуана Верметта.

– Точно, за такого игрока можно было отдать всех вратарей, кроме Мэйсона.

«ДЛЯ ВРАТАРЕЙ ОВЕЧКИН СЛОЖНЕЕ КРОСБИ»

– Сезон 2005/06 начался для вас с первого гола Александра Овечкина в НХЛ?

– Да, мой «Коламбус» играл дома с «Вашингтоном» (5 октября 2005 года, ред.). Честно говоря, перед матчем я не думал об Овечкине или ком-то ещё. Мы были сконцентрированы на своей игре.

– «Вашингтон» был таким же аутсайдером, как «Коламбус»...

– Хуже! Конечно, мы слышали о каком-то невероятном молодом русском, но у нас в команде были Нэш и Жердев. И никто даже не представлял, что Овечкин станет суперзвездой. Хотя после того матча подозрения были.

Александр Овечкин / фото: Mitchell Layton, Getty Images


– Он сломал стекло в первой же смене...

– Да, это был странный момент. Мы только вышли на лёд, разогрелись и тут же пауза. Я был уверен, что мы выиграем – у них были три тройки, которые у нас вообще не играли бы. И Овечкин. Я специально перед интервью пересмотрел голы – в первом у меня вообще не было шанса. Был отличный пас из угла, и Овечкин шёлкнул в касание. Очень точно.

– А во втором?

– Там моя ошибка в том, что я отбил шайбу перед собой. Овечкину сделали передачу уже на пустые ворота, так что не переоценивайте его успех (смеётся). После того матча я не стал специально следить за ним, но это и не нужно было – во всех газетах было только его имя. Все сравнивали его и Сидни Кросби.

– Для вас кто представлял большую опасность?

– Лично для меня – Овечкин, хотя Кросби тоже был гениален. На бросок Овечкина невозможно среагировать, нужно играть на инстинктах. Когда играешь против Кросби, от тебя уже мало что зависит: если защитники смогут его закрыть, то всё в порядке. Если нет, то он либо сделает какой-нибудь сумасшедший пас, либо подставит клюшку на пятачке.

– Говорят, что Кросби более универсален и полезен для команды...

– Наверное, так и есть. Но для вратарей Овечкин сложнее. Я слышал, что люди говорят, что он играет прямолинейно. Это не так – от Ови всегда можно ждать проходов, передач, не только бросков с одной точки.

– Что особенного в его бросках из левого круга вбрасывания, которые стали его фирменным знаком?

– У него правый хват, и он лучше всего ловит шайбу в этой точке. А для вратаря тяжело отбивать шайбу под таким углом, особенно если ты играешь в меньшинстве и на пятачке куча игроков.

– Вам мешал тонированный визор Овечкина? Многие вратари жаловались на это и со временем он перешёл на обычный...

– Сильно не мешал. Когда играешь, нет времени смотреть на глаза и гадать, куда бросит соперник. Тем более, если это броски такой силы, как у Овечкина.

Овечкин отказался от затемнённого визора. Хотя НХЛ его не запрещала

– На днях Овечкин стал лучшим российским бомбардиром в истории НХЛ, обойдя Сергея Фёдорова. Вы ведь играли с ним...

– Сергей – один из лучших парней, с которыми я играл. Наряду с Даниэлем Альфредссоном и Риком Нэшем. Это настоящий лидер, который мог повести команду за собой. Он находил время для каждого, в том числе меня поддерживал постоянно. Если у меня была провальная игра, подходил и подбадривал, давал советы. Он был очень умным игроком, который всегда подмечал недостатки остальных игроков.

– Ещё одного вашего одноклубника Николая Жердева считали талантом уровня Овечкина...

– Мы тоже так считали. Но вы должны понимать, что Жердев не любил хоккей так, как Овечкин. Ему было дано многое, но он не использовал это. Я думаю, он мог бы стать звездой уровня Патрика Кейна или кого-то вроде него.

– Что помешало? В первые сезоны он был лидером команды...

– Он не был достаточно сконцентрирован в обороне. Ему казалось, что если он хорош в атаке, то сзади за него должен отрабатывать кто-то другой. Плюс он любил погулять – мне рассказывали, как он отдыхал в ресторанах и клубах.

– Как?

– Так, что если бы на его месте был я, то упал бы под стол (смеётся). Однажды Жердев выпил 20 коктейлей или около того. Я не хочу сказать что-то плохое про него – Николай был отличным партнёром по команде. Но с его талантом он мог бы до сих пор быть звездой НХЛ.

С вами играл ещё Александр Свитов...

– Честно, не помню парня с такой фамилией.

– Сейчас «Коламбус» гораздо более «русский», чем в то время, когда вы выступали за команду...

– Но скоро может остаться вообще без российских игроков! И это будет бедой для «Коламбуса». Я говорю не столько о Бобровском, сколько о Панарине. Этот парень – звезда НХЛ, у него невероятные руки и катание. Слышал, что он хочет жить в мегаполисе, и если это так, то «Коламбусу» придётся заплатить очень много.

– За Бобровского платить не надо?

– Он вряд ли захочет подписывать контракт на два-три года. А подписывать восьмилетний контракт с вратарём, которому 30 лет – не очень разумно.

– Где он может оказаться?

– «Флорида», «Айлендерс». Я бы хотел посмотреть на него в «Калгари», причём уже в этом сезоне. У команды есть всё, чтобы выйти в финал Кубка Стэнли, кроме классного вратаря.

Паскаль Леклер / фото: Jonathan Daniel, Getty Images


«НРАВИТСЯ, КАК ИГРАЕТ ВАСИЛЕВСКИЙ»

– Насколько изменился хоккей за те восемь лет, что вы не играете в НХЛ?

– Он стал быстрее. Всё больше команд делают акцент на атаке и комбинационных действиях. Тафгаев больше нет.

Кто из них запомнился вам в тех командах, где играли?

– Крис Нил, который играл в «Оттаве». Во время матча он мог провоцировать соперников как угодно. Однажды мы играли с «Баффало», и он шепнул игроку соперника: «Сегодня ночью твоя мама была у меня дома и заснула только в семь утра». Тот сразу полетел на него, состоялась драка, и мы переломили матч. А вне льда это был потрясающий человек.

– Брэд Маршан разве не такой сейчас?

– Что-то общее есть. Хотя Маршан больше провокатор, а Нил дрался чуть ли не лучше всех в лиге.

– Когда вы играли, Тома Уилсона вряд ли замучили бы дисквалификациями...

– Когда видел моменты, тоже думал об этом. Ну 20 матчей точно никто не дал бы. Но я поддерживаю лигу в том, что касается увеличения безопасности игроков. Постоянные сотрясения и травмы не делают карьеру хоккеистов дольше.

– Вообще манера игры силовых нападающих изменилась – они стараются довести шайбу до ворот и прокачивают свою технику...

– Да, парней вроде Блэйка Уилера становится всё больше. Лига и хоккей в целом двигаются в этом направлении – все стараются играть умно, а не просто вбрасывать шайбу в зону.

В НХЛ появились силовые нападающие нового плана

– Вы застали и начало карьеры в НХЛ Эрика Карлссона...

– Да его вообще не видно было в раздевалке. Он старался лишний раз не высовываться, мало с кем общался и за пределами льда особо никуда не ходил. Но уже тогда было видно, что это очень техничный защитник, который хорошо понимает, как играть в чужой зоне.

– Кто из нынешних вратарей нравится вам больше всех?

– Мне очень нравится, как играет Андрей Василевский из «Тампы». Он очень хорошо перемещается в воротах, у него отличная техника. Кэри Прайс, Пекка Ринне, Джон Гибсон – вот этих парней ещё хочу отметить.

– Видите тенденцию на габаритных вратарей?

– Да, всё чаще ставку делают на тех, кто от 190 сантиметров и выше. Это связано не только с тем, что в большого вратаря больше шансов попасть. Сейчас важно умение выдерживать силовое давление со стороны нападающих соперника на пятачке – арбитры далеко не всегда отменяют голы. Вратарь не должен падать от небольшого касания.

Андрей Василевский / фото: Mike Ehrmann, Getty Images


«НЕ ХОТЕЛОСЬ ОСТАВАТЬСЯ В ХОККЕЕ»

– После окончания карьеры вы занялись виноделием.

– Я всегда этим интересовался. В провинции Квебек вина очень популярны, и мне хотелось в этом разбираться. К тому же, заработанные во время игровой карьеры деньги надо куда-то вкладывать. Вот я и решил заняться этим бизнесом.

– Приносит доход?

– Не такой большой, как хотелось бы.

– Где находятся виноградники вашей фирмы?

– В Италии, Франции, Испании. Там же производятся и вина, которые мы экспортируем в Канаду.

– То есть, вы не производите собственное вино?

– Нет, мы лишь перевозим его в Канаду для продажи.

– Сколько стоит бутылка самого дорогого вина в вашем магазине?

– 115 долларов. Испанское вино «Фондийон».

Насколько долго вникали в детали бизнеса?

– Очень долго. Чтобы добиться успеха, нужно знать все тонкости. Не хочется обманывать людей и под видом дорогих вин продавать обычные. Конечно, в планах есть открыть свои виноградники и делать собственное вино. Думаю, мы к этому ещё придём.

– Не хотели остаться в хоккее, например, тренировать вратарей в юниорской лиге?

– Для меня это был бы путь наименьшего сопротивления. Хотелось начать что-то новое, тем более после всех моих проблем не хотелось оставаться в хоккее.  

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Паскаль ЛЕКЛЕР
Амплуа:
 вратарь
Дата рождения: 7 ноября 1982 года
Место рождения: Репентиньи (провинция Квебек, Канада)
Карьера: «Галифакс» (лига Квебека) – 1998 - 2001; «Монреаль» (лига Квебека) – 2001/02; «Сиракьюз» (АХЛ) – 2002 - 2005; «Коламбус» (НХЛ) – 2004 - 2009; «Оттава» (НХЛ) – 2009 - 2011; «Бингхэмптон» (АХЛ) – 2010/11.
В НХЛ сыграл 173 матча, в которых отразил 90,4% бросков и пропускал в среднем по 2,89 шайбы за игру.

Мы задали 35 вопросов об Овечкине его бывшему одноклубнику

С этого момента все начали говорить об Овечкине

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть