комментарии 6 в закладки

«Галимову дал прозвище Профессор». Интервью с тренером Академии хоккея, воспитавшим Свечникова, Хованова и других

Он играл против Ларионова и Фетисова, а сейчас тренирует будущих чемпионов.

Он играл против Ларионова и Фетисова, а сейчас тренирует будущих чемпионов.

Анатолий Доника – один из сильнейших тренеров академии хоккея. В школе «Ак Барса» он работает больше 11 лет, среди его воспитанников – Артём Галимов, Андрей Свечников, Александр Хованов и многие другие. Сейчас Доника тренирует «Ак Барс» 2006 года рождения и возглавляет сборную Приволжского федерального округа, которую недавно привёл на второе место на Всероссийском турнире в Альметьевске.

У Доники была и насыщенная игровая карьера, большую часть которой он провел в киевском «Соколе», за который играл в чемпионате СССР. В интервью «БИЗНЕС Online» 61-летний специалист вспомнил, как выходил против легендарного ЦСКА Виктора Тихонова, рассказал, почему на пять лет уезжал в Венгрию и какими важными качествами должен обладать хоккейный тренер.

Анатолий Доника / фото: пресс-служба Академии хоккея

«ГАЛИМОВУ ПОВЕЗЛО С КВАРТАЛЬНОВЫМ»

– Анатолий Григорьевич, у вас большая игровая и тренерская карьеры. Какие победы самые значимые?

– Во время игровой карьеры я играл за «Сокол» в высшей лиге, потом уже я проработал четыре года тренером сборной Украины на чемпионатах мира. Был тренером молодежной сборной Украины. Это значимые этапы в моей карьере. Потом перебрался в Нижнекамск, а затем – в Казань.

Отдельно бы выделил спартакиаду среди молодёжи, которую мы выиграли в 2016 году на базе игроков 1999 и 2000 годов. На спартакиаде за нашу сборную сыграл, например, Андрей Свечников. У нас в целом была сильная сборная. За нас играл Артём Галимов, который сейчас в «Ак Барсе». В том же 2016 году мы с «Ак Барсом» выиграли первенство ЮХЛ. Тоже очень яркое событие в моей карьере.

– Сколько лет вы проработали с Галимовым?

– Восемь или девять. Он приехал в Казань, насколько помню, в 10 лет. Я его лично позвал в «Ак Барс», когда он играл в родной Самаре. 

 Чем он вас впечатлил? Уже тогда выделялся среди сверстников?

– Выделялся, хотя был совершенно невысокого роста. Он был отличным игровиком, технически очень оснащен, у него «глаза были на затылке» – всегда видел всю площадку. Я ему даже дал прозвище Профессор. На льду всегда соображал быстрее остальных, моментально принимал решения. Меня всегда подкупало, что он может принять неординарное решение, сыграть креативно.

 Рассказывают, что Галимов всегда был по-хоккейному очень наглым. 

– Да. Он всегда был со спортивным гонором. Очень упёртый парень, который всегда стоит на своём. Я считаю, что ему повезло с Квартальновым – ему дали шанс и он им воспользовался. Он мог и раньше заиграть, но ему не давали шанса.

Артём Галимов / фото: официальный сайт «Ак Барса»

«В НИЖНЕКАМСК ПРИГЛАСИЛ ШАВАЛЕЕВ, А В КАЗАНЬ – ГОЛУБЕВ»

У вас есть интересный этап в карьере, когда вы играли в Венгрии. Как туда попали?

– Да, я доигрывал в Венгрии, стал там чемпионом страны. Провел отличные пять лет – мне даже предлагали венгерское гражданство и выступление за сборную. Но я тогда был уже достаточно возрастным игроком, мне было 36 лет. К тому же, венгерский язык – очень сложный. Говорят, что самый сложный после китайского. Хотя за пять лет я неплохо его освоил.

Сейчас, кстати, тоже многие едут играть в Венгрию.

– И сейчас, и тогда. В моё время в Венгрию приехали играть такие игроки, как Мальцев, Васильев и Капустин.

Венгры предлагали хорошие финансовые условия?

– Да, они там были лучше в сравнении с тем, что предлагали в СССР и затем в России. Не намного, но лучше. Насколько я знаю, сейчас зарплаты в Венгрии намного выше.

Насколько в те времена непривычно было оказаться в Европе обычному советскому хоккеисту? 

– Уровень хоккея, конечно, был ниже, чем в СССР, но при этом я не могу сказать, что он был очень плохой. Сопротивление было приличное. А что касается еды, культуры, то всё было совсем по-другому. В плане адаптации было легче, потому что мы поехали в Венгрию целой пятеркой. Мне ещё понравилось, что не было длинных переездов. Страна маленькая, всё рядом.

После пяти лет в Венгрии неужели не хотелось остаться там жить?

– Нет. Я принял решение вернуться обратно, о котором никогда не жалел. Мне всегда нравилось дома: я поиграл на Украине, а в конце карьеры перешел в нижнекамский «Нефтехимик». Вот, кстати, как я оказался в итоге в Казани. В Нижнекамск меня пригласил тогдашний тренер Владимир Андреев. А потом я уже познакомился с Равилем Шавалеевым, который был генеральным менеджером клуба. После Нижнекамска я вернулся на Украину и начал работать тренером в Киеве. Через несколько лет мне позвонил из Казани Кирилл Голубев, который хорошо дружил с Шавалеевым, и пригласил на работу в школу «Ак Барса».

Сильный контраст ощутили, когда приехали в Нижнекамск после пяти лет в Венгрии?

– Контраст был очень ярким. Если сейчас Нижнекамск – отличный город, то в мои годы всё было по-другому. Мне, кстати, в Нижнекамске даже предложили трехлетний контракт, но условия после Венгрии принудили меня завершить игровую карьеру. (улыбается)

В бытовом плане что больше всего удивило в Венгрии?

– Знаете, не могу сказать, что меня сильно что-то удивило, потому что до Венгрии я был во многих городах Европы. С «Соколом» мы проколесили почти всю Европу – в Швейцарии были, в Канаде, даже в Америке. То есть у меня не было какого-то культурного шока.

«ИГРАЛ ПРОТИВ ЛАРИОНОВА, ФЕТИСОВА И ДРУГИХ ЛЕГЕНД. ЭТО ОДНО ИЗ САМЫХ ЯРКИХ ВПЕЧАТЛЕНИЙ»

Большую часть карьеры вы провели в киевском «Соколе», хотя считаетесь воспитанником красноярского хоккея. Как вы оказались на Украине?

– У меня после Красноярска было несколько предложений. Звали в Москву и в Минск. В Минске даже был ордер на трехкомнатную квартиру, а в Москву я сам не захотел ехать, слишком суетливый город для меня. В Минск меня звали в первую лигу, а в Киев – в высшую, поэтому и решил поехать на Украину. В Киеве у нас и родственники жили и город в целом всегда очень нравился.

Какой интерес был к матчам «Сокола» в Киеве?

– Огромный. Нужно было отстоять многочасовую очередь, чтобы купить билет на наши игры. Ажиотаж был большой, первые лица страны приходили на наши матчи. Трибуны никогда пустыми не были, почти на каждом матче был аншлаг.

В кино часто показывают, как первые лица заходят в раздевалки команд и что-то говорят. У вас было что-то подобное?

– Такого точно не было, но в те времена мы часто ездили в Европу и за нами постоянно был закреплен сотрудник КГБ.

Он разрешал что-нибудь привозить с собой из других стран? Можно было что-то вывозить?

– Конечно! Они всегда были в тени, ходили, что-то смотрели, но практически никогда ничего не говорили. В основном смотрели за тем, чтобы всё было в порядке и без происшествий.

Фото: пресс-служба академии хоккея

Вы говорили, что ездили в Канаду и Америку. 

– Да, один один раз поехали в Канаду на месяц, сыграли 15 матчей. Это были товарищеские игры.

Удивил только долгий перелет. А так, помню, нас как-то повезли играть на север Канады. Мы приехали, а там ледовая коробка была квадратная. За воротами были острые углы. Мы подумали: «А как играть?» Мы в итоге отказались, потому что для нас это было невозможно. А для них нормально, никаких проблем.

В те времена зарплата позволяла чувствовать себя комфортно?

– Да, никто не жаловался. Если вспомнить, то средняя зарплата была в районе 180 рублей. Для начала 80-х годов это были хорошие деньги. Но у нас еще были хорошие премиальные – за каждую победу давали 100 рублей. Хорошая мотивация. 

Какое самое яркое ваше впечатление из игровой карьеры?

– Наверное, когда играли против Ларионова, Фетисова и Касатонова. Тренер, почему-то, всегда ставил меня играть против этой тройки, нужно было сдерживать их. И каждая игра против них отнимала очень много сил. Эта пятерка была лучшей во всем мире, с ними сложно было играть. Приятное впечатление оставила Универсиада в Италии. Мы играли в горах, было очень красиво. Заняли там первое место.

В те времена возможно было обыграть ЦСКА?

– Да. Насколько я помню, мы дважды их обыгрывали. В некоторых моментах они могли себе позволить то, что было запрещено другим. Могли приехать на матч в день игры, не выйти на раскатку. Все остальные команды приезжали за день – проводили тренировку, на следующей день – раскатка, и только потом выходили на матч. Но что поделаешь – это была сильнейшая команда страны, их тренировал великий Тихонов. Рад, что довелось поиграть против таких соперников. 

«НА ПОВОЛЖЬЕ У НАС ОЧЕНЬ ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ, ПРОХОДНЫХ ИГР ПРАКТИЧЕСКИ НЕТ»

 Вы уже не первый год возглавляете сборную ПФО на финале первенства регионов. Как меняется общий уровень других сборных и конкретно Поволжья?

– Что касается нашей сборной, то результаты говорят сами за себя: если в прошлом году мы заняли третье место, то в этом стали вторыми. А в целом уровень растет. Сборные Москвы и Питера стоят особняком, потому что у них и конкуренция выше, и чемпионат сильнее. В этом году отметил бы, что очень прибавил Урал. Для меня удивительно, что в Альметьевске уральская сборная осталась без медалей.

 На ваш взгляд, за счет чего растет уровень сборных ПФО разных возрастов?

– Год на год не приходится. Если говорить про 2006-й год рождения, то у нас очень сильный чемпионат Поволжья. Много хороших команд собралось. Проходных игр практически нет – конкуренция очень высокая. А если есть конкуренция, то любая команда растет в мастерстве. Это взаимосвязано. Команды всегда должны быть одного уровня, чтобы исход матчей был непредсказуемым. Возможно, стоит в некоторых возрастах сделать меньше команд и оставить только сильные. Но я не думаю, что это возможно сделать.

Фото: пресс-служба академии хоккея

 В том году в Сочи вы заняли третье место, а в Альметьевске стали вторыми. За счет чего удалось улучшить результат?

– Прибавили за счет того, что провели правильную селекцию. Отбирали тех игроков, которые могли весь матч держать высокий темп игры. Мы просмотрели очень много ребят – почти 40. Смотрели на них три дня, провели хорошие тесты и определили окончательный состав. На наш взгляд, все лучшие сыграли в Альметьевске, за исключением Никиты Онишко. Он не смог сыграть из-за травмы.

– Онишко в том году признавался лучшим игроком Кубка «Сириуса» в Сочи. Большая потеря была для вас?

– Он очень рвался, хотел сыграть за нас. Говорил, что готов, но врач главной команды «Нефтяника» не разрешил ему, сказал, что надо поберечь себя. Конечно, нам его очень не хватало. Никита – прирожденный бомбардир. 

– В прошлом году вы говорили, что у сборной Санкт-Петербурга был индивидуальный тренер по физподготовке и вам это понравилось...

– В этом году мы тоже пошли по такому пути – сделали акцент на функциональной подготовке. «Физика» имела огромное значение. У нас, например, в этом году было номинальное четвертое звено, где ребята делали много черновой работы. Они звезд с неба не хватали, но выполняли другие важные задания.

 Насколько тяжело за три дня было просмотреть 39 игроков и отобрать лучших?

– Не тяжело. Мы сделали так: в первый день тренировались в две группы по 15 человек, давали определенные задания и смотрели, как они их выполняют. Во второй день мы провели тестирование, а на третий сыграли двусторонний матч.

 А тестировали на что?

– Я попросил специалистов академии провести четыре теста. В том числе на скоростную выносливость. Нам было важно увидеть, способны ли ребята выдерживать высокий темп игры или нет. Отмечу еще один момент: в Альметьевске с нами работал специалист – аналитик академии, и мы отдельно просматривали игры всех соперников: как другие команды играют в неравных составах, как выходят из своей зоны и так далее. Нам это очень помогло.

– Было ли дополнительное волнение в связи с тем, что играли на домашней площадке?

– Особого давления мы не чувствовали. Да, за нас приходило болеть много зрителей – родители, друзья и близкие. Но мы ребят настраивали так, чтобы они не обращали на это внимание. Ничего не должно было нас отвлекать.

 Как снимали психологическое давление с ребят? 

– Главное было не перегнуть палку. Иначе они могли бы замкнуться. Нужно было в каких-то ситуациях отвлечь их или даже развлечь. В один из дней был снегопад – в итоге мы за два часа расчистили всю площадку возле нашего здания. Руководство лагеря было нам благодарно, а ребята здорово отвлеклись от игр.

Фото: пресс-служба академии хоккея

«В «СПАРТАКЕ» ТРЕНЕРЫ ГОВОРИЛИ: «БУДЕТЕ ПЛОХО ИГРАТЬ – ОТПРАВИМ ВАС В КИЕВ»

– У вас сейчас отпуск. Удаётся хотя бы на время отвлечься от хоккея?

– Да, стараюсь отвлекаться. Как? Летом это дача, рыбалка и, конечно, семья. Это самое главное.

– А как семья относится к вашему постоянному отсутствию?

– Сейчас в этом плане легче, а раньше, когда я играл, всё было сложнее. Постоянные сборы, разъезды. Мы дома бывали, наверное, только один-два месяца в году. Сложно было.

– Фетисов в одном из интервью рассказывал, что они в ЦСКА были на сборах по несколько месяцев. 

– Сборы раньше были очень тяжелыми, сейчас с этим ничего не сравнится. У нас не было такого календаря, как сейчас в КХЛ. В неделю проводили два матча и всё остальное время тренировались. Правда, много было поездок за границу – в Финляндию приезжали как домой. 

– Почему так сильно нагружали?

– Насколько я помню, первым все эти нагрузки начал вводить Тарасов, а наши тренеры на Украине копировали. У меня друг - Саша Кожевников - играл в «Крыльях Советов». Он рассказывал, что их тренеры пугали: если будете плохо играть – отправим в Киев. То есть, условия у нас были еще жестче.

 В отпуске нужно отвлекаться от хоккея?

– Безусловно! Можно ведь перегореть. У меня, конечно, такого не было – никогда не думал о том, чтобы закончить с хоккеем. Честно говоря, даже мысли такие не приходили в голову.

 На ваш взгляд, какими качествами должен владеть тренер, чтобы достигать успехов?

– Интересный вопрос. На мой взгляд, надо любить своё дело, знать его и понимать. Постоянно нужно учиться чему-то новому, потому что вы сами видите, что хоккей развивается и не стоит на месте. Надо отслеживать новшества. Как только остановился – всё, ничего хорошего не будет.

Анатолий Доника / фото: пресс-служба академии хоккея

 Многие, кто начинает работать тренерами, рассказывают, что в первое время тяжело убить в себе игрока. Это действительно так?

– Да, полностью согласен, хотя у меня такого не было. Нужно сразу перед собой поставить вопросы: кто ты и чего хочешь добиться? Если ты стоишь на скамейке и сам хочешь выйти на лед, то это никак не поможет твоей команде. Это лишние эмоции, которые ты не способен контролировать.

 А как вы приняли решение завершить игровую карьеру и стать тренером?

– Хотел и дальше связать свою жизнь с хоккеем. Может быть, из-за того, что во время игровой карьеры было очень интересно – поиграл со многими великими хоккеистами. Играя за «Сокол» мы, например, часто встречались с ЦСКА, а за армейцев играла великие Петров, Михайлов, потом – тройка Ларионова и Федорова. Очень интересно было играть против них.

 Хоккей тогда был другим?

– Да, безусловно. Сейчас он намного быстрее и динамичнее. Но, на мой взгляд, в те года хоккей был умнее и интеллектуальнее.

 Почему?

– Сейчас многие играют по заданию. Хоккей стал намного быстрее и времени на принятие решения тоже меньше. Нужно играть строго так, как тебе сказали. В наше время были настолько великие игроки, что никогда не знаешь, что они могут придумать на льду. Сейчас я смотрю КХЛ и в большей степени для меня всё предсказуемо.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Анатолий ДОНИКА
Дата рождения: 20 июня 1960 года
Место рождения: Красноярск
Игровая карьера: «Сокол» (Красноярск), «Сибирь» (Новосибирск), «Сокол» (Киев), ШВСМ (Киев), ЛЕХЛ (Венгрия), «Нефтехимик» (Нижнекамск).
Достижения в качестве игрока: бронзовый призер чемпионата СССР (1985), чемпион Универсиады (1985), чемпион Венгрии (1991).
Тренерская карьера: с 1999 года работал тренером и главным тренером юниорской сборной Украины; с 2010 года – тренер детско-юношеской школы «Ак Барса».
Достижения в качестве тренера: победитель первенства России среди юношей 2000 года рождения (2015), победитель спартакиады (2016), победитель первенства России среди команд ЮХЛ (2016), трехкратный чемпион первенства Поволжья (2009, 2019, 2020).

Руслан Васильев
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
наверх