комментарии 4 в закладки

Алехандро Домингес: «Я мог вернуться в Казань...»

Аргентинский нападающий греческого «Олимпиакоса» Алехандро Домингес прилетел в Казань по личным делам. С ним в столицу Татарстана прилетела супруга и дети. Свой приезд едва ли не самый популярный футболист в новейшей истории «Рубина» объяснил решением личных дел, включив в программу своего частного визита и экскурсию по «Казань Арене». О том, как себя чувствует Чори в возрасте Христа и почему сорвалось год назад его возвращение в стан «рубиновых» — в эксклюзивном интервью «БИЗНЕС Online».


«В „РУБИНЕ“ Я ПЕРЕЖИЛ ОЧЕНЬ МНОГО ХОРОШИХ МОМЕНТОВ»


IMG-20140905-WA0000.jpg

— Алехандро, насколько сильно вы изменились с тех пор, как покинули Казань и «Рубин»?

— На счет внешнего вида не могу сказать, какие изменения произошли со мной за пять лет. Но как личность я, наверное, стал несколько другим. Уход из «Рубина совпал с тем, что я, можно сказать, завершал свое формирование как личности. Но с того времени случилось множество ситуаций, которые пришлось пережить, большое количество сыгранных матчей принесло мне огромный опыт, и уже сейчас я осознаю, что подхожу к тому моменту, когда окончательно сформируюсь, как футболист, мужчина, да и человек. Оглядываясь сейчас назад, замечу, что, наверное, я выбрал правильный путь в жизни, и сейчас я счастлив.

В России ваш возраст — 33 года, называют возрастом Христа.

— (Смеется) Точно также мой возраст характеризуют и в Аргентине.

Вы в Казань приехали по личным делам. Удастся ли выкроить время для чего-то иного?

— Как раз после интервью я собираюсь на экскурсию на «Казань Арену». Что касается остальных планов, то их можно охарактеризовать, как совмещение приятного с полезным. И личные дела планирую переделать, и планирую показать юным членам моей семьи город, да и супруга может увидеть изменения в нем. Безусловно, те воспоминания, которые остались у нас от пребывания в Казани, занимают большое место в моей жизни. «Рубин» стал первым моим клубом за рубежом, Казань стала первым городом, в которой я жил вдалеке от родины, и здесь я пережил очень много хороших моментов, которые в дальнейшем повлияли на развитие моей карьеры.

Много воды утекло с той поры, как вы играли в России. Какая из двух команд, в которых вы здесь выступали, «Рубин» или «Зенит», на ваш взгляд изменилась больше?

— Я не смогу сравнивать эти два клуба. В силу того, что и в Санкт-Петербурге, и в Казани провел прекрасные сезоны. В стартовом сезоне в «Зените» впервые стал чемпионом России, после чего мы добились победы в Лиге Европы и Суперкубке. В Казани повторил успех в чемпионате страны, признавался лучшим футболистом чемпионата. Не буду оценивать те изменения, которые произошли с обоими клубами в дальнейшем. И не буду сравнивать, потому, что у каждого клуба своя, отдельная история, свое индивидуальное развитие. Оба они хотят идти вперед, но как они это делают, какие методы применяют, в этом я, к сожалению, не очень осведомлен. Скажу только, что оба клуба навсегда останутся в моем сердце.


«Я ВСЕГДА ОТКРЫТ ДЛЯ ПЕРЕГОВОРОВ»


Я думал, что ваш приезд в Казань сохранится в тайне, но один из болельщиков «Рубина» рассекретил его, написав в интернете, что видел вас в аэропорту и задал вопрос о возможном переходе в «Рубин». Вы ему ответили: «Пока нет». Я хотел бы уточнить — чего в вашем ответе больше — огорчительного «нет» или обнадеживающего «пока»?

— Есть такое правило — никогда не говори никогда. Я — игрок «Олимпиакоса», связан контрактом с греческим клубом. Мое настоящее связано с этой командой, к которой я отношусь с огромным уважением, и отдаю все свои силы ради её побед. Чувствую себя в великолепной форме, которая даже не заставляет задумываться об окончании карьеры. Поэтому мое «пока нет» (Домингес произносит эти слова по-русски, — прим.ред.) — это нынешнее состояние. Что касается будущего, то тут все будет зависеть и от меня, в какой форме буду находиться впоследствии, и от того же «Рубина», в каком направлении он будет развиваться. В любом случае, я всегда открыт для переговоров. Но для них необходимо взаимное желание. Фантазировать можно долго, но о конкретике я бы стал говорить, только когда будет выполнено предыдущее условие.

Но некоторое время назад «Рубин» уже выражал интерес к вашему возвращению в Казань, когда на переговоры приезжал тогдашний генеральный директор Андрей Громов.

— Взаимный интерес к возвращению в Казань, о котором я говорил, тогда как раз был и у меня и у «Рубина». Но стороны не пришли к определенным договоренностям с клубом, который владел правами на меня. На тот момент это было испанский «Райо Вальекано». Он был вправе запросить за меня определенные деньги… И с этой, третьей стороной в переговорах, договориться не смогли.


«В "РУБИНЕ" У МЕНЯ БЫЛО МНОГО ХОРОШИХ ПАРТНЁРОВ»


Поиграв в чемпионатах четырех стран — Аргентине, Греции, Испании, России, вы могли бы, наподобие «11 друзей Оушена», составить свою символическую сборную из 11 лучших партнеров Домингеса. Кого бы вы туда включили из числа бывших партнеров по казанскому клубу?

— Кристиана Ансалди, Цезаря Наваса, Сергея Семака… Знаете, углубившись в воспоминания, я понял, что ответ на этот вопрос ставит меня в неловкое положение. У меня в Казани было столько достойных партнеров, что выделять кого-то, будет означать, что я обижу не названных. Может, просто потому, что с ходу я не мог кого-то вспомнить. Мы были командой не просто по названию, мы были командой по самому определению этого слова, когда каждый вносил толику своих усилий в общую победу. Четыре года в Казани позволили мне сыграть вместе со множеством больших футболистов, я считаю, что в этом плане мне очень повезло.

Два месяца прошло с окончания чемпионата мира. Какие сейчас впечатления от него — рады второму месту, или огорчены несостоявшимся чемпионством?

— Лично я, безусловно, не чувствую себя довольным итоговым «серебром». В памяти остается только победитель. А для Аргентины наше поражение в финале не является первым случаем. И я грущу, при том, что выражаю огромную благодарность соотечественникам, которые провели прекрасный турнир. Но, увы, мы проиграли самый важный матч, а вторых редко запоминают.

IMG-20140905-WA0001-(1).jpg

Неужели у вас нет внутреннего удовлетворения о того, что удалось опередить бразильцев на чемпионате, который проводился на их родной земле?

— Надо радоваться своим победам, а не чужим неудачам. Менталитет аргентинского футболиста такой, что, помимо первого места, нас больше ничего не интересует. О поражениях, даже таких, когда мы останавливаемся в шаге от титула, мы стараемся быстрей забыть. Они оставляют у нас в памяти горький осадок. Тем более что предпосылки к нашей победе имелись, давно уже мы не собирали столь сильного состава национальной команды. Грустно, хотя мы и должны поблагодарить этих футболистов, которые сделали все, что могли.


«КЭМПБЕЛЛ У МЕНЯ РУБИНОМ НЕ ИНТЕРЕСОВАЛСЯ»


Одним из наиболее ярких открытий на ЧМ стал Джоэл Кемпбелл из сборной Коста-Рики. Он ваш партнер по «Олимпиакосу», и ходили слухи, что им интересуется «Рубин». Он у вас не интересовался о казанской команде?

— Нет, не было. По своему опыту я знаю, что, когда человек начинает наводить справки о какой-то команде, интересуется у партнеров, поигравших в ней, то он уже внутренне принял окончательно решение о переходе, и практически все формальности перехода улажены. Тогда футболист и стремится узнать что-то о своем будущем клубе.

Три футболиста, ранее поигравших в «Рубине», Нельсон Вальдес Иван Маркано, Бибрас Натхо также выступали в чемпионате Греции, одновременно с вами. Какое впечатление осталось у вас от их игры?

— Про Натхо я многого сказать не могу, все-таки, он выступал за ПАОК. Что касается Вальдеса и Маркано, то могу отметить, что они практически сразу влились в коллектив «Олимпиакоса», и по максимуму выкладывались в матчах за клуб.

Вы приехали в Казань со своими сыновьями. Видите в ком-то из них задатки будущего футболиста?

— (Хохочет) Дай Бог им здоровья, в первую очередь! На данный момент два моих сына — старший и средний ходят в футбольную школу. Буду только рад, если они станут продолжателями выбранного мной дела, но для этого необходимо, чтобы оно приносило им удовольствие, и они максимально выкладывались для того, чтобы впоследствии стать профессиональными футболистами.

Джаудат Абдуллин
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
0
-
читайте также
наверх