комментарии 17 в закладки

Ильгиз Фахриев: «Прежде чем ввязываться в драку за футболистов, мы досконально всё просчитали»

«Хави – профессионал до мозга костей, именно тот тренер, который нужен команде сейчас», – убежден генеральный директор «Рубина» Ильгиз Фахриев. В ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online» он вместе с «маркетинговым мозгом» клуба Иваном Мешковым рассказал о переменах в клубе, а также расставил точки над i в вопросах о «Письме 11», конфликте с «Ростовом» из-за Азмуна и соблюдении fair play.

Ильгиз Фахриев (справа) и Иван Мешков

«ЕСЛИ ЕСТЬ ЭТА ХИМИЯ МЕЖДУ ФУТБОЛИСТАМИ И ТРЕНЕРОМ, ТО ДОЛЖЕН БЫТЬ РЕЗУЛЬТАТ»

– Ильгиз Газизович, в своё время вы привезли в Казань Курбана Бердыева, став тем самым одним из тех, кто засеял поле, фантастическими всходами которого мы все гордимся – чемпионства, кубки, победы в Лиге чемпионов. Сейчас новый этап развития «Рубина» и вновь вы один из тех, кто стоит во главе команды. Есть ощущение, что эти два этапа чем–то похожи друг на друга, ведь сходства между тренерами, которых вы нашли, уже не раз замечали?

Ильгиз Фахриев: Не хотелось бы, и нам, и самому Хави, чтобы его с кем–то сравнивали. По моим ощущениям, Хави – профессионал до мозга костей. Он перевёз в Казань семью. С самого утра весь тренерский штаб на работе, что-то обсуждает, просматривает. Это футбольный человек, у которого кроме футбола ничего нет. Это вселяет надежду, что его труд как на футбольном поле, так и вне его, имею в виду общение с игроками, должен дать результат. Я в это очень верю. Я думаю, что это именно тот тренер, который нужен «Рубину» в этот период. Я хочу сказать, что и российские игроки, и легионеры переходили в клуб, понимания, кто будет главным тренером и этот фактор в большинстве переговоров был ключевым. Люди хотят работать с Грасией, у него хорошая репутация в Испании среди игроков.

– Какая репутация?

– Репутация тренера, который даёт игрокам развиваться и помогает им это делать. При нём многие игроки выходят на пик своего потенциала, тот же Санчес в «Малаге» у Хави был кандидатом в сборную Испании при той конкуренции, что там есть. По тем сборам, что уже прошли, мы увидели, что некоторые игроки уже прибавили в понимании футбола.

У нас поменялся сам подход к учебно–тренировочному процессу. На сборе за полчаса все футболисты уже на поле, а тренеры уже за полтора часа. Все уже готовятся к тренировке как к важному событию. Поменялось восприятие тренера. Это не просто помощник для футболистов, который назначает состав и что–то подсказывает по игре. Игроки воспринимают Грасию иначе и понимают, что он может помочь им раскрыться. Я разговаривал с футболистами и даже довольно опытные игроки, тот же Карадениз или Девич, говорят: «Главное, чтобы молодые игроки услышали все, что им доносят, восприняли». Да и для Марко с Геком есть откровения. У Хави есть четкое видение игры, игроков в этой игре. Я увидел, что ребята знают, что теперь от них требует тренер и что они должны делать на поле. Если есть эта химия между футболистами и тренером, то должен быть результат.

Довольно существенно поменялся и весь тренерский штаб…

– Да, у нас помимо Хави ещё есть тренер по физподготовке, есть тренер–аналитик, тренер вратарей, физиотерапевт.

– В этот штаб до сих пор не вошел молодой российский перспективный тренер, который когда-нибудь заменит Грасию…

– Эта задача поставлена. Мы пониманием, что это необходимо сделать.

– Есть Роман Шаронов, Юрий Уткульбаев, они играли в «Рубине», приросли к клубу и городу корнями...

– Конечно, нам нужны такие люди, для которых «Рубин» – не пустой звук, чтобы, работая с Хави, человек рос и развивался, а в дальнейшем мог бы стать главным тренером команды. Специалиста нужно очень органично вписывать в штаб. Рома работает в клубной академии, он всегда у нас на виду, набирается опыта и он не скрывает своего желания стать тренером. Юра Уткульбаев только последние полгода не работает в «Рубине», думаю, что он сделал правильный выбор, решив попробовать себя на уровне взрослых команд. Обсуждать его кандидатуру на данным момент некорректно: сейчас он главный тренер «Актобе», в небольшой перерыв, который был в чемпионате Казахстане он был в Казани, смотрел за тренировками Хави, чему–то учился. Юра, кстати, прошёл с «Актобе» в финальный раунд чемпионата Казахстана, занял с командой шестое место, хотя у клуба были финансовые сложности. Это показатель его уровня.

Все новички были приятно удивлены Россией, особенно Казанью. У нас не было никаких проблем по адаптации этих игроков. Все они перевезли сюда свои семьи.

«ПРЕМИИ ЗА ПЕРЕЕЗД В РОССИЮ НЕТ, СЕЙЧАС ВЕЗДЕ КРИЗИС»

– В нынешнее трансферное окно «Рубин» стал чуть ли ни главным ньюсмейкером...

– Да, мы приобрели 10 игроков. И еще хотелось бы укрепить линию оборону молодым российским футболистом. Спасибо нашим спонсорам, которые приняли непростое решение о таком глобальном усилении состава. Но этот смелый и ответственный шаг был необходим, чтобы мы вернулись в группу команд, которая борется за высокие места.

– Как проходила селекция? Это отдел, агентурная сеть, кто–то один, может быть, занимался всеми вопросами?

– Первое идёт от главного тренера — он говорит о тех позициях, которые мы должны были укрепить. У нас есть агентская группа, которые нам предлагают игроков, мы согласовываем кандидатов с тренером и потом уже говорим с клубами и игроком. Если все эти факторы складываются, то мы подписываем контракт.

– Селекционного отдела нет, который бы работал только по поиску новых игроков в разных чемпионатах и странах?

– Нет, но работа идёт.

Кто наиболее удачный трансфер? Сонг?

Тяжело пока сказать. Но самый статусный – это, безусловно, Сонг. Он поиграл в «Арсенале» и «Барселоне». То, что человек играл у Арсена Венгера, и выдерживал конкуренцию в «Барселоне», о многом говорит.

Приехав в Россию, Сонг не заскучает?

Я бы так не сказал. По общению с ним понятно, что он делает все осознанно и не поддается влиянию агентов. Он сам принимает все решения. Также мы очень надеемся на Лестьенна. Видно, что игрок потенциально очень сильный…

Алекс Сонг

– Жонатас уже дебютировал в составе «Рубина». Почему именно его решили приобрести и на каком месте его видите?

– Система комплектования команды подразумевала наличие в составе ярко выраженного нападающего, бомбардира, так называемой «девятки». На эту позицию мы и взяли Жонатаса. Рослый бразилец, который умеет и побороться, и где–то тонко сыграть. Самое главное, что из всех предложенных вариантов тренер остановился на Жонатасе. По игровым качествам его можно сравнить с Рондоном.

– Внутренних резервом для усиления это позиции не было?

– Есть и внутренние резервы. Хави Грасия, например, вообще не видит Максима Канунникова как флангового игрока, он видит его в нападении. Он и сам говорит, что в той системе, которую сейчас прививает тренер, ему интереснее играть впереди. Канунников вообще–то нападающим был всегда, только последние пару лет его стали использовать на фланге. Да, у него есть скорость, но при определенных защитных построениях он бывает неэффективен на фланге.

Как проходили переговоры по приглашению легионеров? Как удалось уговорить серьезных игроков перейти в «Рубин»?

Во-первых, как я уже сказал, есть фактор Хави Грасии. Второй немаловажный фактор – это наш проект, который подразумевает высокие цели - от участия в еврокубках до чемпионства в России. Под этот проект люди и идут.

Жонатас

Хочется верить, что здесь была не только финансовая мотивация…

Тут есть и финансовые условия, конечно. Но наши условия мало чем отличаются от условий, которые предлагаются в пятерке европейских чемпионатов.

Какая–то премия за Россию игрокам идет?

Нет. Сейчас везде кризис. Могу сказать, что все новички были приятно удивлены Россией, особенно Казанью. У нас не было никаких проблем по адаптации этих игроков. Все они перевезли сюда свои семьи.

«РЫНОК РОССИЙСКИХ ИГРОКОВ ОЧЕНЬ СЛАБЫЙ»

– Теперь о российских игроках. Испытываете гордость за то, что «выкрали» Жемалетдинова у «Локомотива»?

Мы никого не выкрали, но от его перехода есть удовлетворение, да. Когда изначально мы говорили, что нам надо укрепиться российскими футболистами, всем было понятно, что нужно было освежать российскую составляющую нашей команды. Не для кого не секрет, что этот рынок очень слабый, что и доказал чемпионат Европы. Хороших кадров почти нет. Если они есть, то в «Зените», в ЦСКА, в «Краснодаре». Больше нет. Мы знаем уровень своих ребят в нашей академии. Взяли троих на сбор. Из всех молодых, которые подходят на уровень премьер-лиги, зарекомендовал себя в том году Жемалетдинов. В его контракте был пункт, по которому он сам себя мог выкупить. Мы узнали об этом и, переговорив с агентами, убедили футболиста присоединиться к нашему проекту. Он на удивление быстро на это согласился.

Рифат Жемалетдинов

Значительное увеличение зарплаты не вскружит голову молодому игроку?

Значительное увеличение предлагал и «Локомотив». Но человек из Москвы переехал в Казань. Он очень серьезный парень. Кстати, понимает по–татарски. Его родители - татары, правда, из Нижнего Новгорода, приезжали вместе с его сестренкой.

Получается, что в «Рубине» сейчас четыре татарина? Амурзин, Набиуллин, Жемалетдинов и Билялетдинов.

А еще Метшин и Фахриев!

– Бывший врач «Локомотива» назвал его новым Месси.

– У нас уже был один «Месси» - по-моему, о Денисе Давыдове так говорили. Он, безусловно, талантливый парень, но ярлыки вешать не нужно, они только мешают. В свои 20 лет парень имеет неплохие физические данные и выглядит как крепыш, в этом плане от точно не Месси.

Еще мы взяли Георгия Махатадзе. Он был капитаном сборной России U–17. Играет на позиции опорного полузащитника. Тоже очень талантливый молодой игрок, который через года 2–3 заявит о себе. Мы его взяли не для дубля, а под основной состав. Мы рассматривали и Баринова из «Локомотива», но остановились на Махатадзе.

Удовлетворены ли в целом трансферной компанией?

Отвечу штампом – оценка после сезона. Удовлетворение? Больше положительная надежда. В принципе, мы выполнили поставленные задачи. Мы укрепили каждую позицию: конкуренцию среди россиян, конкуренцию по позициям. По большому счету, все что мы задумывали по трансферам – совершилось.


«У ИГРОКОВ, ПОДПИСАВШИХ ПИСЬМО, ДОРОГИЕ ЛИЧНЫЕ КОНТРАКТЫ»

– Многие спрашивают о финансовом fairplay. «Рубин» так много покупает... Не повторит ли он судьбу московского «Динамо»?

Прежде чем ввязаться в эту «драку» за футболистов, мы очень досконально все просчитали. Те приобретения, которые мы сделали, они полностью входят в наш план по оздоровлению, чего и требует от нас ФИФА. Кроме покупок мы планируем и продажи, о которых мы объявим в ближайшее время. Благодаря этому проблем у нас быть не должно.

– Действительно, игроков слишком много. При этом на поле выходит всего 11 футболистов и играют они только 90 минут.

– Есть еще три замены… Для клуба, который ставит высокие цели, необходимы два равноценных состава. Лучше выбирать, кого поставить в составе, чем ставить кого-то просто потому, что никого больше нет. Вспомните чемпионские годы «Рубина», где было именно так. Однако такое количество игроков, которое есть у нас сейчас, излишне, мы этот вопрос будем решать, кто-то покинет команду в ближайшее время.

Например, по Мавинга в ближайшее время будет совершена продажа в один из европейских клубов. М'Вилла интересуются клубы из Англии, Германии. Это наш актив, который в ближайшее время будет реализован.

Правда ли, что к Кверквелии есть интерес? Готовы ли вы его продать?

По Соломону никаких официальных обращений в клуб не было. На его позиции сейчас самая большая конкуренция. До конца августа мы решим кому из центральных защитников уходить в аренду, а кому покидать клуб совсем.

– В этой связи сразу хочется спросить про игроков, которые подписали «письмо 11–ти», которые требовали дать им возможность тренироваться с основным составом.

По этим игрокам я хочу сказать, что у нас в основе тренируются 32 футболиста. Это уже много. Если привлечь еще 10, то какая эффективность будет от тренировок, когда занимаются 40 человек? Все наши действия были согласованы с главным тренером.

У меня есть видение по каждому футболисту – где он будет проводить следующий сезон. Когда с ними общаюсь, про это письмо они ничего не говорят и не вспоминают о нем. На вопрос, зачем подписали, отвечают: «Все подписали, и я подписал». Билялетдинов и Дядюн вообще травмированы, они подписали это письмо на всякий случай. Динияр отправлен на лечение в Москву, а Дядюн поехал в Германию.

Проблема в том, что у игроков, подписавших письмо, дорогие личные контракты, не все клубы такие потянут. Условные «Оренбург» и «Уфа» - точно. Но мы готовы пойти на компромисс, мы открыты для предложений. Можно рассмотреть и варианты с арендой. Я не хочу, чтобы они бегали по кругу стадиона. Я хочу, чтобы они играли. Они тоже с этим согласны. Но в ответ на вопросы о предложениях из других клубов молчат. Вопрос о будущем игроков поднимался еще на сборах после первой части прошлого чемпионата. Они все прекрасно об этом знали. Я разговаривал с Динияром, Дядюном, Батовым и с Шариповым. Теперь они только испортили свою репутацию. Их считают скандалистами. Я хочу, чтобы они все играли. Но они встали в позу «нам не дают шанса» и всё.

Несколько ребят отказались ехать в «Нефтехимик», например, Муллин, Батов…

Это их решение. Я не могу это комментировать. Это нормальный футбольный процесс. Мы предложили им такой вариант. Сказали, что там наш тренер и мы будем их просматривать. Кобахидзе уехал. Там от него просто без ума и говорят нам спасибо. Когда он уезжал, мы поговорили с ним. Я объяснил, что это не конец света и не конец его карьеры. Посоветовал ему поехать в ФНЛ, чтобы он зарекомендовал там себя. Обещал за ним смотреть. Вспомнили Сабу, который тоже прошел через «Нефтехимик».

Какую–то роль сыграли агенты?

Если футболист скажет, что он поедет и хочет играть, то какой агент скажет ему «не езжай»? Все зависит от футболиста. Например, Максим Батов очень хороший парень. Но его уровень пока не позволяет играть в «Рубине». Однако ему настолько вскружили голову, что он считает себя чуть ли ни самым лучшим игроком России на своей позиции. Приезжал его отец, который рассказал, что до 18 лет оберегал своего сына от тех, кто кружит голову, но потом упустил. Попросил отпустить его обратно в «Амкар». Я сказал, хорошо, пусть «Амкар» пишет официальное письмо, и он уедет туда тренироваться. «Амкар» отправил запрос на просмотр игрока. Это как?! Просматривать своего же воспитанника?!

– А почему все–таки решили продать Котуньо? Не соответствовал уровню нынешней команды?

– Он не устраивает нынешний тренерский штаб по игровым, и еще по некоторым показателям. Не вписывается в игровую концепцию.

– Что будет с проданным в мае «Лас-Пальмасу» Маурисио Лемосом? Его отдали в аренду, а он хочет в «Барселону»…

– Да он уже полгода, как туда хочет.

– Правда, в барселонских газетах, приближенных к клубу, нет подтверждения интереса «Барселоны» к Лемосу. О нем пишут только газеты Лас–Пальмаса.

– Какие? «Вечерний Лас–Пальмас»? Я начал узнавать у сведущих людей, может быть, его и продадут, но не за такие суммы, которые фигурируют. И не в «Барселону».

– Удалось заработать на его продаже?

– По крайней мере, мы вернули то, что было затрачено на его покупку.

– Еще один любопытный персонаж - Камиль Муллин, про которого Ринат Билялетдинов говорил, что он в 2018 году может стучаться в состав национальной сборной.

– Сейчас мы хотим отдать его в аренду, чтобы посмотреть, как он сыграет нынешний сезон, посмотреть есть ли прогресс.

«НЫНЕШНИЙ ЛИМИТ НА ЛЕГИОНЕРОВ НЕ НАПРАВЛЕН НА РЕЗУЛЬТАТ»

– Как будет «Рубин» вписываться в лимит на легионеров?

И.Ф.: По ходу трансферной кампании мы прекрасно знали, что есть лимит. Но сезон большой. Я считаю, что на каждой позиции должна быть конкуренция. Из этого принципа и формировалась наша кампания.

– Но российский футболист всё равно будет иметь преимущество перед иностранным.

– А мы хотели, чтобы и среди россиян была конкуренция, и по позициям была конкуренция.

– Какое ваше личное отношение к лимиту?

– Когда был спортивным функционером, я думал, что лимит во благо. Появятся российские футболисты, это будет стимулировать работу наших детско-юношеских спортивных школ. Но та система, которая действует в российском футболе сейчас, не гарантирует эффективной работы школ и академий даже при наличии лимита.

– Почему?

– Все от мала до велика знают, что россияне будут играть 100 процентов. Рвения и работы на результат ни у кого ни в одном клубе нет. Даже, наверно, у нас. Давайте рассматривать вопрос глобально. 2008 год, чемпионат Европы, мы заняли третье место. Лимит был тогда? Нет. 2016 год, снова чемпионат Европы, только десять лет существует лимит. Тогда «безлимитчики» выиграли «бронзу», а сейчас должна была появиться какая-то массовость отечественных звезд, а её нет. Я был сторонником компромиссного варианта «10+15». Вот это нормально.

– С учётом того, какую трансферную кампанию провели, да, нормально.

– Стараясь быть объективным, ещё раз говорю, что нынешний лимит не направлен на результат. Ещё раз – сами видели, как сборная провела чемпионат Европы после десяти лет лимита. Приведу пример. Недавно на рынке появился один известный футболист российский. Я с ним встречался, состоялся нормальный разговор. И он мне говорит: «Вы же будете укрепляться российскими игроками?». Я отвечаю, что, конечно, будем. «Кого кроме меня вы ещё сможете взять?». И он прав, что я ему скажу? Больше игроков нет.


Фото: kazanarena.com

– Сколько детей занимается в академии «Рубина»?

– 300. С семи лет до 17. У них есть чёткая система соревнований – первенства города, республики, России. Для них самая главная задача выйти в финал чемпионата страны.

– Сколько тренеров работают в академии?

– Около 30.

– Не было идей привести испанских, немецких, бразильских тренеров, увеличить количество детей с 300 до 3000?

– Мы обсуждали этот вариант с президентом клуба. Важно правильно выбрать вектор развития академии. К примеру, в Басконии, породившей столько выдающихся футболистов, три миллиона жителей. Столько же людей проживает в Татарстане.

«ГРАСИЯ ГОТОВ ПОДЕЛИТЬСЯ СВОЕЙ ФИЛОСОФИЕЙ ФУТБОЛА»

– Поговорим о футбольной пирамиде. Есть список людей, которые поедут в «Нефтехимик»?

– Мы знаем, футболисты каких позиций им необходимы. После завершения трансферной кампании будем решать, каким образом мы можем помочь нижнекамскому клубу.

Как должна строиться футбольная пирамида в идеале? Должно быть так, чтобы воспитанники академии «Рубина», либо приглашенные молодые футболисты, не проходящие в основу, получали игровую практику в ФНЛ. Но за один год невозможно подготовить футболистов даже уровня ФНЛ. Поэтому мы планируем, что троих футболистов, которые были на сборах «Нефтехимика», плюс ряд футболистов нашего дубля, (те же Арутюнян, Михайлов), мы сейчас будем готовить так, чтобы уже в чемпионате следующего года они играли в составе нижнекамского клуба. Сам процесс небыстрый, поскольку у «Нефтехимика» тоже есть свои задачи. Одна из них - остаться в лиге.

– Какие контакты есть у Грасии и Рустема Хузина - главного тренера «Нефтехимика»?

– В ФНЛ уже стартовал сезон, но при возможности Рустем обязательно приедет в Казань. Будет некий тренерский семинар, с участием Хузина, [Андрея] Ситчихина - наставника молодежного состава «Рубина». На этом, кстати, настаивал сам Грасия. Он готов поделиться с ними своей философией футбола, своим видением. Тот же Ситчихин, кстати, отмечает, что футбол у нас в клубе развивается. Даже по тем упражнениям, которые дает на тренировках Хави, заметно, что нашим тренерам надо развиваться, учиться, применять новинки. Потому, что выполнение каждого тренировочного упражнения подразумевает под собой определенную игровую задачу. Через эти упражнения вырабатывается некий стереотип мышления, стереотип выполнения на поле необходимых задач. Тем самым, каждая тренировка становится уроком для тренеров, которые ее посещают.

– В идеале нужно, чтобы «Нефтехимик» играл в тот же футбол, что и «Рубин»?

– Да, и чтобы думали также. Это касается и молодежной команды.

– И чтобы академия играла так же. Тогда легко можно будет проводить ротацию.

– Совершенно верно! Поэтому мы приглашаем нашу футбольную молодежь, чтобы они видели, как тренируется основа. Тогда можно ожидать их безболезненного перехода в основу.

– А Грасия готов выступать не только тренером основы, но и куратором тренеров других команд?

– С первых дней наших переговоров он сам настаивал на этой возможности. Он готов делиться своими знаниями.

– А каково место в строящейся футбольной пирамиде республики занимает челнинский «КАМАЗ»? Он вписывается в пирамиду?

– Конечно. Пока у «КАМАЗа» были определенные трудности, которые, я надеюсь, будут преодолены. Помните, в свое время в Казани была команда второй лиги «Рубин–2», которая выполняла определенную задачу, когда выпускники нашей футбольной академии набирались опыта во второй лиге. И это правильно.

– А есть ли сейчас смысл отправлять молодежь во вторую лигу? Может, есть смысл держать их в молодежке, на глазах у главного тренера?

– Сейчас у нас в молодежке, рядом с футболистами 1999 года рождения, есть футболисты 1996 года. Вот куда их? Они не доросли до уровня ФНЛ, но играть во второй лиге, в «мужской» футбол, они уже готовы.

– Как сейчас выглядит камазовская футбольная школа?

– Судя по тому, как играет их команда на первенстве республики, это и сейчас хорошая школа. Традиции никуда не делись. Мне всегда нравилось, как там работали.

Иван Мешков

«РУБИНУ» УДАЛОСЬ В КРАТЧАЙШИЕ СРОКИ ПРОВЕСТИ РЕБРЕНДИНГ, ЧТО ВЫГЛЯДЕЛО НЕВОЗМОЖНЫМ»

– Есть серьезные изменения и в маркетинговой работе…

Иван Мешков: Представлена стратегия развития клуба, его маркетинговое развитие на 10 лет, с промежуточным этапом на сезон 2020–2021. Сформирован план с конкретными целями, конкретными показателями. Сформирован план по определенной доходности. Эта концепция утверждена президентом клуба, и мы уже начали работу в этом направлении. Важно, что нам удалось в кратчайшие сроки провести ребрендинг, что выглядело практически невозможным. Нынешний логотип я бы назвал рестайлингом нашей классической родной эмблемы, под которой были завоеваны все титулы казанского клуба.

– Вопрос по новой форме. Почему Jako? Не Nike, не Adidas?

– Тут надо понимать, в каком состоянии находился «Рубин», когда мы начинали переговоры по этому вопросу. На тот момент мы делали предложения всем игрокам на этом рынке. Главной задачей было создание эксклюзивной формы, потому что играть в «штамповках» не хотелось. От того же «Адидаса» нам пришла программа, которую можно использовать только для любительских команд, когда форма набирается из базовых наборов. Извините, мы двукратные чемпионы России!

– Простой читатель не поймет, чем отличается «штамповка», как вы говорите, от эксклюзивной формы?

– Ответный вопрос: вы видели презентацию футбольного «Зенита» и презентацию футбольного «Ростова»? Вот этим они и отличаются. Да, мы не заключили контракт с Адидасом, Найком, но у нас фирма, которой мы были интересны, которая всю форму делает полностью эксклюзивной. Важно было, чтобы это была качественная ткань, чтобы в ней было комфортно, и чтобы она соответствовала всем необходимым нормам. Далее, было важно, чтобы форма была эксклюзивной, с нашими цветами. На форме есть элемент, который я бы назвал чешуей. «В чешуе, как жар горя», помните, да? Это было оценено нашими болельщиками.

Еще важный момент. Сейчас «Зенит» будет продавать футболки своей оригинальной формы за 9 тысяч рублей. При том, что она сделана, как они заявляют, из 16 «пластиковых бутылок». Наша форма будет стоить для тех же владельцев абонементов, которых я выделяю в группу самых преданных болельщиков клуба, меньше трех тысяч рублей. Это уникальная для России цена. И это будет не «реплика», а точно такая же форма, как у игроков. Продажу новой экипировки мы планируем начать с 15 августа. При этом качество будет не хуже, чем у мировых лидеров, а цена такая, что наши болельщики смогут позволить себе приобретение. Это немаловажный фактор, поскольку, когда я изучал предложения, то в голове был вопрос – за сколько мы потом будем продавать подобные футболки? Сейчас получается, что у условного Найка «реплика» дороже, чем у нас оригинал.

– Продажа этих футболок принесет доход клубу?

– Конечно. В контракте с производителем написано, что для развития фан-шопа нам будет предоставлено комплектов формы на 60 тысяч евро. И мы не будем делать космическую наценку, поскольку сейчас наша задача, чтобы на домашних матчах болельщик сидел в рубиновых цветах, и в футболках, которых продал им наш клуб, а не с китайского рынка.

– То есть, вы опасаетесь подделок?

– Они сразу же появятся, как только появятся наши футболки. Но болельщики же не дураки, чтобы, условно, за две тысячи покупать подделку, когда оригинал будет стоить всего на тысячу дороже. У них будет точно такая же форма, в которой игроки выходят на поле.

– Где и когда все это можно будет приобрести?

– На данное время мы рассчитываем на реализацию до и во время матчей. Когда мы полностью соберем весь ассортимент, мы планируем провести некую ярмарку–продажу. Помимо этого, есть большие планы по магазинам на Центральном стадионе, и на «Казань Арене». В рамках стратегии развития клуба прописаны и согласованы все эти даты, когда и что состоится, но я их пока озвучить не могу. Сейчас идет работа по формированию бюджета этих проектов, и по срокам их реализации.


«ПЛАНИРУЕМ СОЗДАТЬ ЕДИНУЮ СИСТЕМУ ДЛЯ БОЛЕЛЬЩИКОВ, КУДА БУДЕТ ВХОДИТЬ НЕ ТОЛЬКО САЙТ, НО И ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИН, И МОБИЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ»

– Когда будет создан интернет–магазин?

И.М.: Сейчас ведутся переговоры о том, чтобы выкупить у «Премьер футбола» - компании братьев Березуцких, их бизнес, который они создавали здесь, и как магазин, и как интернет–магазин. Сам интернет–магазин там был неплохой. Процесс переговоров непростой, не все зависит от нас. Поэтому мы для себя заложили план Б. Планируем создать некую единую систему для болельщиков, куда будет входит не только сайт, но и интернет–магазин, и мобильное приложение, которое будет реализовано специально под стадион. Там будет возможность покупки еды на конкретное место, конкретное время вместе с покупкой билета. Мы это все обозначили на бумаге, утвердили и у нас есть план реализации всех этих проектов. Еще важный момент, который нам удалось утвердить, - это система подогрева трибун, это жизненно необходимо, чтобы обеспечить комфорт.

И.Ф.: Также принято решение, что будет создана структура, которая будет следить за газонами на всех трёх стадионах – «Рубин», Центральный и «Казань Арена», чтобы везде покрытие было одного типа и качества. Также мы хотим, чтобы на Центральном стадионе играла молодежная команда.

– Когда ждать возвращения на «Казань Арену»?

И.Ф.: Трава уже взошла, 15 августа приезжают машины из Голландии, которые будут прошивать этот газон. Мы хотим 11 сентября вернуться на «Казань Арену» и сыграть там с «Уралом». Три первых тура пройдут на Центральном стадионе.

И.М.: По обогреву трибун идёт процесс в ожидаемых темпах, очень надеемся, что в декабре уже система будет работать, но не всё зависит от нас.

– Возрос ли интерес к покупке абонементов после трансферной кампании?

И.М.: Две–три недели назад мы впервые запустили продажу абонементов онлайн. На данный момент куплено более тысячи абонементов. Около 90 процентов людей продлили и 1 августа забрали свои новые абонементы.

– Какова стоимость?

И.М.: От 1000 рублей до 9480 рублей.

– Ставите ли перед собой какие–либо контрольные точки по абонементам?

И.М.: Стремимся к показателю в три тысячи выкупленных абонементов. Может быть, звучит не так ярко. Но это будет большим успехом для «Рубина». Я ориентируюсь на рекордные продажи, которые были в 2012 году. Тогда мы запустили систему карт абонементов совместно с «Ак Барс» Банком. Ранее никто в Восточной Европе такого не делал. Система была запущена при Сорокине, но всё было отработано при Самаренкине. Тогда установили рекорд, продав 3300 сезонных абонементов. Если приблизимся к этой цифре, то это будет хорошим результатом. Продажу абонементов открыли достаточно поздно, поэтому продлим её до 20 августа. Мы должны были учесть матчи и на «Казань Арене», и на Центральном стадионе. Это сложная задача, поскольку на одной карточке должны быть указаны места на двух аренах.

– Говорили, что люди стояли в очередях за абонементами по несколько часов.

И.М.: Это было в первый день. Я сам провёл у касс три часа. Читаю все чаты болельщиков, в этих вопросах руку на пульсе держу. Собрал совещание не в кабинете, а непосредственно в кассах для вовлечённых в процесс людей. К вечеру мы увеличили объем продаж втрое. Со следующего дня открылись на «Казань Арене». Даже ввиду жары завезли воду со стаканчиками. Сейчас я каждый день заезжаю по два – три раза на стадионы, никаких очередей нет.

Но нужно понимать, что там есть технические моменты. Печать абонемента занимает 10 – 15 минут. Те люди, которые приезжают подготовленными, заполнив анкету, все получают быстро. Есть сложности с тем, что людям нужно выбрать себе два места на двух стадионах. Также билетный отдел обзванивает всех владельцев абонементов и предлагает выбрать места заранее и просто прийти забрать абонемент. Многие из них пришли первого числа. У наших людей такой менталитет: привыкли всё делать в последний момент. Мы постараемся мотивировать людей к тому, чтобы они приобретали билеты заранее. Создана целая программа по мотивации, которая как раз интегрирована в нашу систему. Как в 2012 году: придешь за полчаса до старта игры –получишь дополнительные баллы, условный треугольник с чаем.


«ПО ДАННЫМ ВЦИОМ «РУБИН» ПО ПОПУЛЯРНОСТИ ОБОШЁЛ «ЛОКОМОТИВ»

– Читатели спрашивают, будут ли какие–либо автобусы из других городов? Например, из Альметьевска. Готовы приехать из Башкирии, Чебоксар, Ульяновска.

И.М.: Мы реанимируем эту практику, на матче с «Амкаром» автобусы уже были. Вообще в 2012 году у нас было 12 территориальных фан–клубов, которые приезжали в Казань на матчи. Сейчас мы планируем увеличить их количество. Было время, когда только из Ульяновска были рекордные 12 автобусов.

– Сборная с треском провалилась на Евро. Интерес к футболу упал?

И.М.: Недавно вышли данные по исследованию ВЦИОМ. С ними можно ознакомиться в открытых источниках. Можно сказать, что «Рубин» по популярности обошёл «Локомотив». «Зенит» на вершине, ЦСКА и «Спартак» потеряли в аудитории. два процента респондентов, причисляющих себя к болельщикам, следят за «Рубином». У «Зенита» этот показатель 15 процентов, чтобы вы понимали соотношение. Но тот факт, что в прошлом году было тоже два процента, говорит о том, что опрос проводился не вчера. Сюда не вошли трансферная кампания, презентация. Думаю, в следующем году этот показатель вырастет.

– Вопрос к Ильгизу Газизовичу и к Ивану как выходцу из фанатской среды, что произошло во Франции? Почему сотрудники клуба, да еще и вдвоем, попали в число хулиганов?

И.Ф.: Давайте посмотрим последние события, что случилось с ВОБ (Всероссийская организация болельщиков, ред.)? В свое время Шпрыгин был даже в исполкоме РФС, сейчас его из исполкома убрали, и оценку деятельности переосмысливают.

И.М.: Не стал бы заострять на этом внимание, делать из этих ребят крайних…

– Но в «Рубине» решили поступить категорично и укрывательством не заниматься?

И.М. По системе, которая была выстроена в клубе по работе с болельщиками: я сторонник того, чтобы это было отдельная структура, отдельная организация, которая должна работать в тесном взаимодействии с клубом, но отвечать за себя сама, а не мы за них.

И.Ф.: В принципе, при работе с ними у нас не было проблем, стало меньше файеров, серьезно сократились суммы штрафов. А вот когда они влились в ауру ВОБа, тогда и… У нас с ними совершенно проблем не было. Я общался с Дмитрием Хрисановым, видел Азамата Садыкова – они, вроде бы, адекватные люди, к ним нет вопросов. Но стоило им попасть в эту среду, флажок упал. Здесь важный момент, что ты, находясь в определенном социуме, становишься иногда заложником ситуации. Плюс в том, что мы отреагировали. Мы не допускаем такой философии, вне права и вне порядка.

– В Казани такого не будет? Файеры, драки? Мы видели, что на «Казань Арене» жгли свои же болельщики, мы слышали заряды «Русские, вперед».

И.Ф.: Таких жестких заявлений хотел бы избежать, мы ежедневно проводим работу, есть у нас человек из этой среды, который знает всё и всех, в этом отношении «Рубину» проще работать, потому что Иван разговаривает с ними на одном языке. Иван – советник президента, он один из руководителей клуба.

– Заряды фанатов, которые обижали публику «Русские –вперед», распевание «Неба славян» такое будет?

– Для нас это дико и странно, когда про «Анжи», допустим, они такое кричат. Но когда с ними разговариваешь, то они считают, что это нормально, мы же поем это про «Анжи», а не про «Спартак».

И. М.: Это не отрежешь взмахом волшебной палочки. Чем больше мы об этом говорим и акцентируем на этом внимание, тем сложнее нам с этим будет бороться, поэтому я попросил бы этому уделять поменьше внимания. Мы еще как следует не стартовали в сезоне, но уже поднимаем эту тему, больную тему. Понимаете, фанатская субкультура, революционная, она будет действовать от противного.


Фото: kazanarena.com

«УЕФА КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАСТАВЛЯЛО НАС УБИРАТЬ РЕШЁТКИ С ФАН-СЕКТОРА»

– Есть ведь политика умиротворения, которая создала Гитлера, мы такого Гитлера у себя на трибунах не создадим? Есть политика нулевой толерантности, которая не дает таким явлениям появляться в обществе. Если мы будем придерживаться первой политики, то у нас появятся шпрыгины, ВОБы и все такое.

– Если их сейчас заклеймить, то не будет сектора активного боления, яркой поддержки клуба.

– А это нужно?

– А вы спросите игроков? Нужно ли им это? Нужно ли им получать положительных эмоций, выходя на игру, нужно ли, чтобы их гнали 90 минут вперед?

– Если на стадион придет 45 тысяч болельщиков, то они будут гнать вперед…

– 45 тысяч могут сидеть на трибунах, как в театре. Я был на матче «Тоттенхэма», англичане начали эту работу, я встаю и пытаюсь выразить эмоции, а мне сзади стюард по спине: «Сядь». И вот они сидят, как в театре, бабушки и дедушки, потому что билеты стоят хренову тучу денег, каждый вздох на трибуне слышно. А это Англия!

– А «Ливерпуль»?

– Я не хочу такого, как на «Тоттенхэме» на казанских трибунах.

И.Ф.: Вспомните, как приезжают «Спартак» и ЦСКА –это же организованно, интересно.

И.М.: Здесь важный момент, мы можем дать им ориентироваться на фанатов ЦСКА и «Спартака», а можем задать свой правильный вектор развития. Если мы все пустим на самотек, то они будут развиваться, глядя на фан–сектора «Спартака», «Зенита», ЦСКА, а мы должны дать им возможность развиваться по собственному стилю, собственному сценарию, чтобы быть уникальными в своем роде, что в принципе было создано нами, стоящими у истоков, в конце 90–х годов, когда был стиль поддержки свой. Но, к сожалению, была проблема с преемственностью поколений, люди взрослели и уходили, приходили новые, не было правильной передачи. Хочется ее наладить, хочется, чтобы взрослые состоявшиеся люди, которые были когда–то на фан–секторе, которым нравится активно болеть, могли туда прийти. К сожалению, есть проблема решеток: посади человека в клетку, он становится зверем. Это очевидный факт..

– В Европе такого нет?

– Да даже не в Европе, вот посмотрите на «Открытие Арену», мы все говорим, насколько отмороженные болельщики «Спартака», но там нет ни забора, ни решетки, они абсолютно без присмотра, несколько тысяч фанатов. То есть, у них есть диалог с клубом, они могут быть отмороженными в условном Саранске, но не дома.

– Вы с МВД ведете переговоры насчет решеток?

– Мы хотим заменить эти решетки, само слово «решетки» подразумевает некоторое недоверие к нашим болельщикам, поэтому мы хотим поменять решетки на более цивилизованные ограждения, пластиковые например.

– Телевизионщики будут недовольны, стекло же бликует.

– Этот вопрос решаемый, через решетки смотреть невозможно, а пластиковые ограждения не должны быть четырехметровыми, все в пределах разумного. Пусть они будут служить для того, чтобы там развесить баннеры и текстовики, а сейчас из–за решеток у нас 20 процентов стадиона попадает зону слепой видимости. Мы теряем большое количество мест, на том же «Ливерпуле» мы с этим столкнулись. Мы хотим и красивую картинку, и полный стадион, но на данный момент это просто невозможно. Что на Центральном, что на «Казань Арене» мы этого добиться не сможем, потому что у нас есть «слепые зоны». Плюс у нас есть мертвые зоны на трибунах, где болельщики не должны соприкасаться, мы видим полный стадион в Европе, а у нас это в принципе пока невозможно. У нас есть гостевой сектор, но он для «Спартака», «Зенита» и ЦСКА, отчасти для «Локомотива», и то их не так много ездит на выезды. А что мы делаем с условным «Тереком», у которого приезжают 1–2 фаната? Они сидят вдвоем на шеститысячной трибуне, а вокруг мертвая зона.

– Это ведь глобальная задача. Вы же не в состоянии убрать эти зоны?

– Почему не в состоянии? Мы просто обрезали этими решетками обзор видимости. Убери решетки и эти места заполнятся. Если грамотно сделать ограждения, систему стюардинга, то можно обойтись без мертвых зон. Это не требование ФИФА или УЕФА, более того, когда УЕФА приезжало, они категорически заставляли нас убирать эти решетки, потому что это неправильно, но тут же мы их ставим обратно.

– Проблема парковки, в том числе такси, на «Казань Арене», она ведь возникнет опять скоро…

– Мы надеемся, что в ближайшее время через мост появится большая парковка на 5 тысяч мест, где в будущем должна будет появиться станция метро. Эта стоянка частично решит проблему. Плюс мы ставим перед собой задачу сделать зону для владельцев абонементов. Хотим технологически прокачать парковки так, чтобы у нас с экрана телефона владелец абонемента мог поднести его к считывающему устройству и четко знать, где его место. И чтобы даже не владелец абонемента мог бы приобрести себе парковочное место, которое будет зарезервировано за ним. Что все это в системе отображалось, и мы знали всю историю его взаимоотношений, что он купил билет на игру и припарковался на этом месте. А потом система его спросила, удобно ли ему было, если да, то давайте зарезервируем это место на следующую игру. Это все будущее, digital–стратегия клуба, одно из самых важных направлений, после спортивных, это соответствие современным технологиям. Нужно даже где–то подталкивать болельщиков к тем возможностям, которые дают гаджеты.

«НЕ НАШЛОСЬ ГИНЕРА ДЛЯ СЛУЦКОГО В СБОРНОЙ»

– Ильгиз Газизович, вы в футбольном мире «варились» все это лето активно, общались с людьми, разговаривали, почему сборная то на Евро провалилась?

И.Ф.: По моим ощущениям это был очередной чемпионат Европы,.Ничего кардинального, каких–то новых имен, кроме Сантуша, никаких новшеств тактических. Нельзя сказать, что сейчас какой–то застой в Европе, уровень футбола несколько подравнялся, не упал. Исландия – это скорее исключение, сила духа, эмоции на короткий период, те же венгры, которые выстрелили и могли не пустить будущих чемпионов.

Что касается наших, то я, конечно, могу сказать только свое личное мнение как болельщика. На мой взгляд, они могли выступить также как исландцы или венгры, но не сложилось, командного духа в нашей сборной не было. Я не хочу говорить по составу, но у меня есть вопросы по построению игры, по персоналиям в основном составе и выбранной тактике, есть некое непонимание. Все говорят, зачем, мол, Нойштедтер был нужен сборной? Но при нём, на всякий случай, мы по три мяча не получали в игре. Он скреплял, вчера, между прочим, он с «Фенербахче» обыграл «Монако»

– То есть, «Рубин» им не просто так интересовался?

– Я даже не об этом. Я о том, что есть у тренера видение игры, надо его придерживаться. Понятно, что он там не феерил, как Сантуш, но свою роль выполнял, ведь по центру нам не забили ни одного гола при нем. А как его убрали, считаю, что по требованию неких лиц, поставили непонятный центр в опорную зону – вот тут и пошли вертикальные атаки по центру.

И.М.: Не нашлось Гинера для Слуцкого в сборной. Генерального менеджера. Его продавили, Гинер не допустил бы таких ситуаций, которые возникли. Мы же слышали бэкграунд, что там происходило, это просто дико! Почему этот играет, а я не играю, почему вы этого взяли в сборную? Порой есть такие люди, которые, как бы они хорошо ни играли, нельзя их запускать в коллектив. Человека с «ветрянкой», образно говоря, запустили к тем, кто ей еще не переболел. Нужен менеджер, как в хоккее.

– Может, поэтому нужен иностранец во главе сборной, который абстрагирован от этих вещей, ему что Мамаев, что Широков?

– Нет, правильно говорят про генерального менеджера, если у вас тренер, который выполняет только творческие функции тренера, то тогда дайте ему фундаментального человека.

– Как в «Рубине»? Тренер выполняет свою работу, а вы держите руку на пульсе. Если ее упустить, то эти 11 игроков с агентами начнут диктовать свои условия.

– Это очень тонкий психологический момент…

– Через два года у нас будет такого же провала дома? А что нужно сделать, чтобы не было такого? Кто должен быть тренером сборной, по вашему мнению?

И.Ф.: Мне трудно сейчас говорить о сборной, все мысли о «Рубине, но какой тренер бы не пришел, у него будет очень ограниченный выбор футболистов, даже не высококлассных, а футболистов с высоким уровнем мастерства. Мне могут возразить, а что венгры и исландцы? Но они не принимают чемпионат мира, да и тренер тогда должен быть такой, который из имеющихся футболистов выстроит правильную тактику и стратегию.

– А это возможно?

– Почему нет, вот вы вынуждаете меня сказать, зачем Слуцкому, имея в опорной зоне Головина и еще кого–то, играть со Смоловым, Дзюбой и Кокориным впереди. Зачем? Я этого не понимаю. Играй то, что у тебя есть, у тебя возрастные центральные защитники, которые просто идеально играют в тактическом плане, поэтому перед ними должна быть сильная опорная зона, опорные игроки, обезопась их от гонок, от разрезов между ними. Он ставит туда Головина и Мамаева, которые просто туда бегут и все, а их разрезают. А когда играл Нойштедтер, двухметровый гигант, ты его попробуй сначала оббежать, дай ему передачу, он своими шлагбаумами все перекрывает. Говорят, он корявый и все такое, но зато свою функцию выполняет!

Азмун

«В ДЕЛЕ АЗМУНА «РУБИН» ДОБИВАЕТСЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ»

– Курбан Бердыев может сотворить чудо со сборной?

– Он уже сотворил, даже с двумя командами. Я считаю, что имеет место быть эта кандидатура в числе первых.

– На освобожденной основе?

– Не знаю, в силу возраста, эмоциональных и физических возможностей – это сложно. Даже Слуцкий жаловался.

– Вы называете фамилию Бердыева, даже после того, как он у вас «выкрал» Сердара Азмуна?

– Мы же говорим сейчас о его профессиональных качествах, я не могу сказать, что его нет, он не перестает быть великим тренером.

– Какого исхода с Азмуном ждать?

И.Ф.: Могу сказать, что точку в этом вопросе ещё рано ставить.

– Если говорить о моральной стороне вопроса. Как вы можете оценить этот поступок? Почему Бердыев и Азмун так поступают по отношению к «Рубину», к Татарстану, особенно после того, как игрок жал руки Минтимеру Шаймиеву, Рустаму Минниханову?

И.Ф.: Моё мнение таково. То, как ведёт себя сейчас футболист и те люди, что за ним стоят, по отношению к «Рубину», к Казани, к Республике Татарстан – неправильно. Я не говорю о том, кто выиграет, а кто нет в этом споре. Мы со своей стороны сделали всё по-человечески. Пригласили Азмуна к нам, встретились, выслушали, попросили предоставить определённые документы, а в результате ни документов, ни Азмуна.

– Чего сейчас добивается «Рубин»? Возвращения футболиста или получения достойной компенсации за него?

И.Ф.: По большому счёту, сейчас всё зависит уже не от нас, а от юридических служб, которые будут рассматривать это дело. Мы хотим справедливости.

– Где будет рассматриваться дело?

И.Ф.: В спортивном арбитражном суде в Лозанне, после того как мы отправим все необходимые документы. Первоначально мы добиваемся того, чтобы Азмун был признан футболистом ФК «Рубин».

– «Ростов» не смог предоставить оригиналы якобы подписанного нового договора Азмуна и «Рубина»?

И.Ф.: У нас в клубе его нет. Того, что якобы есть у наших оппонентов, мы от них так и не дождались.

– С предыдущим руководством «Рубина» на эту тему не общались?

И.Ф.: А что оно может сказать, если этого договора в клубе нет? Правильно, когда есть документ, где моя подпись, подпись футболиста, печать клуба и печать российской футбольной премьер-лиги. Даже если я потеряю его, документ всегда будет в РФПЛ. Договора с Азмуна в РФПЛ нет, поэтому они и РФС не зарегистрировали футболиста Азмуна с контрактом в «Ростове». У них есть действующий контракт, по которому он - игрок «Рубина». Сейчас на его регистрации настоял суд в Лозанне. У них приоритет – футболист, который, несмотря на разногласия между клубами, не должен терять квалификацию.

– Вам видна логика в его поведении, в поведении «Ростова»?

И.Ф.: «Ростов» хочет, чтобы Азмун за них играл. Логику поведения Азмуна мне сейчас уже тяжело оценивать. «Ростов» своего добился, они смогли заявить его, но этот вердикт спортивного арбитражного суда не окончательный. Меня удивляет, как многие пишут, что «временное разрешение является окончательным». Как так может быть?

– Будь в команде Азмун, не пришлось бы приобретать Жонатаса?

И.Ф.: Естественно.

– Стоимость Азмуна на рынке сейчас достаточно хороша?

И.Ф.: Да, на рынке он в цене. Во время аренды в «Ростове» сумма отступных за него составляла 5,5 миллиона фунтов стерлингов.


«РУБИН» СТАВИТ ПЕРЕД СОБОЙ ЗАДАЧУ ДОБИВАТЬСЯ ПОБЕДЫ В КАЖДОМ МАТЧЕ»

– Кто фаворит в этом сезоне в чемпионате России?

И.Ф.: Безусловно, «Зенит», ЦСКА, «Краснодар». Это три явных фаворита. Потом идут «Спартак», «Локомотив» и «Ростов». По тем раскладам, что имеются на сегодняшний день.

– Сможет ли «Ростов», никого не приобретя, а только потеряв, претендовать на что-то?

И.Ф.: У них есть Курбан Бекиевич.

– Курбан Бекиевич с великолепным составом занимал с «Рубином» 13-е место.

И.М.: А до этого два раза чемпионом становился. Стоит учитывать, что все основные игроки у него всегда приходят на флажке трансферного окна.

– Перед «Рубином» в этом сезоне какая стоит задача?

И.Ф.: Мы ставим перед собой задачу добиваться победы в каждом матче. И прекрасно понимаем, что, кардинально изменив состав, сразу требовать чемпионства или медалей было бы неразумно.

– Сколько времени нужно этой команде, чтобы сыграться?

– Как пойдёт. Но, как показывает практика, – год. Сезон. У нас новый тренер, новые игроки, и говорить о медалях, о зоне еврокубков неразумно. Понятно, что мы подразумеваем это. Но пока ещё не было собрания команды, на котором были бы объявлены задачи на сезон.

– Сами футболисты, в частности Алекс Сонг, наверняка, готовы один год поиграть без еврокубков, но, думается, не более.

И.М.: Не только Сонг.

И.Ф.: И Санчес, и Самбрано, который всю жизнь играл в бундеслиге.

– Насколько сильно поменялась ваша жизнь за последние полгода? По Ильгизу Газизовичу видно, что он стал меньше спать.

И.М.: Я тоже меньше спать стал (улыбается). Приятная усталость присутствует. Когда есть душевное удовлетворение? Когда ты реализовал то, что запланировал.

И.Ф.: Самое главное, мы занимаемся любимым делом. Когда я возвращался в футбол, я знал, что это такое и был готов к этому. Это совсем другой образ жизни, ритм жизни, график.

И.М.: У нас есть чёткая стратегия. Сейчас осталось несколько вопросов по плану её реализации и бюджету.

И.Ф.: Но сомнений, что мы её реализуем – нет. У меня нет ни грамма сомнений, что проект под названием футбольный клуб «Рубин», в который поверили и попечительский совет, и спонсоры, под который привлечены тренеры и футболисты, будет реализован.

Айрат Шамилов , Тимур Байрамов , Артур Валеев , Разим Сабиров
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
0
-
читайте также
наверх