комментарии 0 в закладки

Олимпиада в Рио: «израненная» сборная России, полуголые актёры и слезоточивый газ

Сегодня глубокой ночью в Бразилии торжественно открыли XXXI летние Олимпийские игры. По причине жесткой экономии средств шоу обошлось без спецэффектов, но это не помешало массовым протестам у стен стадиона, которые пришлось разгонять полиции. О том, кто нес флаг над поредевшей командой России, как сборная беженцев стала героями вечера и кто зажег огонь вместо оказавшегося не в силах это сделать Пеле, – в репортаже «БИЗНЕС Online».

Огонь Олимпиады зажег бронзовый призер ОИ-2004 в Афинах бразильский марафонец Вандерлей Кордейру
Фото: David Ramos /gettyimages.com

ШОУ ОТКРЫТИЯ: ИНДЕЙЦЫ, КОНКИСТАДОРЫ, ПОДРУЖКА ДИ КАПРИО, ГРАНАТЫ И ЭКОЛОГИЯ

Когда за пять минут до официального открытия Игр-2016 на сцене появилась ведущая вся в белом и бархатно заговорила про мир и любовь во всем мире, рядом со стадионом «Маракана» уже взрывались шумовые гранаты и расползался слезоточивый газ. Таким образом бразильская полиция разгоняла акцию протеста против непонятно чего – лозунги канули в шуме, дыме и овациях приближающегося праздника. Информагентства уверяли, что протестанты бунтовали против многомиллиардных затрат на церемонию открытия, однако они же сообщили, что сумма этих затрат составила всего 20-21 млн. долларов. Шоу обещало быть бедным, но по латиноамерикански страстным, и, в общем, оправдало ожидания.

Конечно, Бразилию никто не назовет богатой страной: средняя зарплата составляет $788 долларов (в Татарстане для справки – $448), безработица растет, ВВП падает (в 2015 году – на 3,8%), тропические западные районы контролируют наркокартели, которые заменяют здесь государственную власть. Да и в остальных районах республики с властью большие проблемы: президент Бразилии Дилма Русеф с 12 мая на 180 дней отстранена от власти по обвинению в коррупции. Рассказывают, что из-за нехватки средств на открытие Олимпиады ее организаторы решили даже сэкономить на костюмах актеров и выпустить их на арену полуголыми. Впрочем, как-никак Игры – летние, да и бразильский климат позволяет вспомнить о временах индейцев, когда-то полностью обходившихся без одежды.

С экскурса в историю и началась церемония открытия. В России была уже глубокая ночь (2.00 по Москве), в то время как над Южной Америкой еще только зашло солнце, и в 20.00 по местному времени XXXI летние Олимпийские игры объявили открытыми. Над стадионом «Маракана» зазвучал гимн Бразилии в исполнении Паулинью да Виола (урожденного Пауло Сезара, которому еще на заре карьеры придумали псевдоним, означающий в переводе «Поли гитара»). Под этот аккомпанемент прямо из глубины арены, словно пробивая искусственное покрытие, потянулись вертикальные зеленые лучи – это на глазах у зрителей рос легендарный бразильский лес, еще ничего не ведающий о человеке. Но вот сотворение мира продолжилось, и появились обещанные полуголые люди, первые обитатели континента, на одежде которых сэкономил еще Творец. Райское благолепие по своему обыкновению нарушили европейцы – их пришествие в Бразилию ознаменовали корабельные канаты и остовы каравелл, выросшие из сцены по тому же принципу, что и лес. Аборигены, приплясывая под «самба», без всякого страха приблизились к конкистадорам, весело скалясь и демонстрируя гостеприимство. Исход этой драматичной встречи предпочли не показывать – вместо этого возникли какие-то странные личности с красными флагами, напомнившие об открытии сочинской Олимпиады, где с аналогичной сцены открывался «советский период». Но на этот раз это были не большевики, а японцы, вернее, японские эмигранты, которые следом за португальцами в свой черед прибыли на бразильский берег и научили здешний народ искусству дзюдо и джиу-джитсу.

Проковыляли через сцену и чернокожие рабы в колодках, привезенные сюда свободолюбивыми европейцами – проковыляли и исчезли в плавильном этническом котле страны. На месте леса и каравелл стали появляться кубы и квадраты небоскребов – возникала современная Бразилия и ее второй по величине мегаполис Рио-де-Жанейро (в переводе с португальского «январская река»). В чаше стадиона пролетел аэроплан – тот самый, который был сконструирован здешним уроженцем Сантусом Дюмоном и в своем первом рейсе едва преодолел 60 метров. И на сей раз ему не дали пролететь больше – сцены и аранжировка продолжали сменяться, звучали популярные среди бразильцев песня «Конструкция», а также танцы капоэйра и маракату. Наконец, танцующим шагом через стадион продефилировала знаменитая бразильская модель, 36-летняя Жизель Бюндхен, экс-подруга актера Леонардо Ди Каприо. Своим участием в церемонии открытия Игр Бюндхен добавила еще одну приставку «экс» к своему имени: таким образом она завершила карьеру модели. Ее прощальная роль называлась «девушка с Ипанемы» (один из пляжей Рио), которую бразильянка исполнила вполне успешно, несмотря на немецкое, а отнюдь не латиноамериканское происхождение своих предков.

Зрелищная часть открытия завершилась на экологической ноте: зрителей призвали заботиться об экологии и беречь леса, с которых и начиналось «сотворение» Бразилии. Шоу получилось действительно скромным и почти лишенным дорогостоящих спецэффектов. Сравнивать его с церемонией открытия Зимних Олимпийских игр-2014 в Сочи даже не имело смысла, хотя сюжетные переклички, безусловно, случались. Но развернуть перед миром красочное полотно своей истории в той же мере, в какой это сделала когда-то Россия, Бразилия либо не захотела, либо не смогла. Даже костюмы спортсменов, вышедших через считанные минуты на свой традиционный олимпийский парад, смотрелись зачастую более красочно, нежели наряды участников церемонии, так и оставшихся в рамках заявленного «полуголого», но зато экономичного формата.

ПАРАД: «ИЗРАННЕННЫЕ» АТЛЕТЫ РОССИИ И «СБОРНАЯ БЕЖЕНЦЕВ» ИЗ СИРИИ

Парад национальных сборных, как обычно, открывала Греция – на правах страны-основательницы олимпийского движения, появившегося еще в далекой античности. Россия должна была появиться на арене 159-й по счету сразу после 4 часов утра, но, поскольку церемония немного запоздала, наши вышли под телекамеры только в 4.25.

А пока следом за Афганистаном и ЮАР на парад вышла первая серьезная сборная под флагом Германии. При ее появлении президент Международного олимпийского комитета (МОК) Томас Бах, немец по происхождению, даже поднялся со своего места и приветствовал команду стоя. И вновь потянулась вереница государств-участниц: Болгария, Хорватия, Казахстан, Китай... Разумеется, все наблюдатели тотчас же отметили многочисленность китайской сборной и то, что, благодаря этому, она сможет претендовать на победу в общем командном зачете.

Любопытная деталь парада: в качестве символа экологической темы, ставшей эпиграфом ко всей церемонии открытия, рядом с каждым знаменосцем шел ребенок с ростком молодого дерева в руках. Месседж этого жеста был прост: миру, наблюдавшему в эти минуты за открытием Олимпиады, предлагали сажать деревья, а не только строить дома и заботиться о демографии.

Самыми яркими смотрелись африканские команды: их спортсмены были разодеты в национальные костюмы, выглядящие экстравагантно даже на родине карнавалов в Рио. Шумных приветствий удостоилась сборная из США, несмотря на то, что до африканского колорита ей было далеко. Тем не менее, Южная Америка, забыв геополитические ссоры и обиды, радушно принимала Северную. Звездно-полосатый стяг нес многократный олимпийский чемпион по плаванию Майкл Фелпс.

Новостью нынешней церемонии стала сборная Косово, которая впервые была допущена до Олимпиады после того, как это частично признанное после раздела Югославии государство вообще появилось на карте. Россия, как, кстати, и Бразилия, до сих пор не признает независимости Косово, но МОК изменил отношение к этой республике в 2014 году, в результате чего ее команда была допущена до игр в Рио. За давностью лет, похоронивших югославское наследие вместе с умершим в Гааге Слободаном Милошевичем и тысячами уничтоженных сербов, это уже никому не кажется удивительным. Хотя, появись следом за косовскими стягами флаги, к примеру, непризнанных ДНР и ЛНР, это, несомненно, вызвало бы грандиозную истерику на всем англосаксонском Западе.

Команда России, насчитывающая на церемонии в своем составе всего 160 человек (100 спортсменов и 60 официальных представителей) вышла на арену строго по алфавиту – сразу после Румынии и Руанды. Всего к моменту открытия Игр российская сборная насчитывала 279 спортсменов, но не все из них смогли принять участие в ночном по московским меркам мероприятии. Кто-то готовился к утренним выступлениям и поэтому остался в гостинице, а кто-то, как пловцы, допущенные до соревнований лишь накануне, не успели получить олимпийскую аккредитацию. Буквально в считанные часы до официальной церемонии в Рио-Де-Жанейро еще восемь отечественных атлетов добились разрешения приехать в Рио. Разумеется, на открытие они уже не успевали.

Знаменосец сборной России Сергей Тетюхин
Фото: Cameron Spencer /gettyimages.com

Напомним, что в изначальную заявку Олимпийского комитета России были включены 389 атлетов – соответственно, наша сборная потеряла на «политических играх вокруг спорта» более 100 человек. Поэтому у комментатора, суфлирующего прямую трансляцию с открытия Игр на «России 1», имелись все основания дважды назвать российскую команду «израненной». Флаг РФ над «израненными» атлетами нес волейболист из «Белогорья» Сергей Тетюхин, чей практически двухметровый рост (197 см) делал его заметным даже среди разношерстного многообразия стадиона. Как отмечают наблюдатели, для Тетюхина нынешняя Олимпиада стала уже шестой в его карьере – до этого он уже становился обладателем золотой, серебряной и двух бронзовых олимпийских медалей. Ну а команда Владимира Алекно – это одна из главных медальных надежд нашей сборной.

Никакого особенного рева на трибунах при появлении россиян не наблюдалось, как его не было, кстати, и при встрече американцев или китайцев. За все время парада выделили лишь одну команду – так называемую «сборную беженцев», куда вошли спортсмены из Сирии, Южного Судана, Эфиопии и пр. И то лишь благодаря реакции официальных лиц: генсек ООН Пан Ги Мун, присутствующий на стадионе «Маракана», вслух восхитился мужеством «беженцев» и призвал брать с них пример, а Томас Бах почти слово в слово повторил этот месседж в своей приветственной речи.

Парад завершился проходом по стадиону сборной Бразилии, хозяйки игр, и уже привычными звуками «самба». Всего перед зрителями прошли представители 206 стран мира.

КАК ОСВИСТАЛИ И.О. ПРЕЗИДЕНТА БРАЗИЛИИ, ОБЪЯВИВШЕГО ОЛИМПИАДУ ОТКРЫТОЙ

Олимпийские кольца в Рио раскрылись все до одного (в отличие от памятного эпизода в Сочи, где пятое кольцо, символизирующее американский континент, так и не смогло распуститься), и тут же превратились в зеленую листву. Бразильцы до последнего хранили верность делу экологии. Настало время торжественных речей и разжигания олимпийского огня, которое первоначально возлагали на знаменитого футболиста Пеле. Но буквально в последний момент стало известно, что он отказался от почетной миссии по состоянию здоровья.

Первую речь произнес президент оргкомитета Рио-2016 Карлос Артур Нузман. Несмотря на усталость, Нузман весь сиял и, наверное, по этой причине, назвал себя «самым счастливым и гордым человеком на земле». «Горжусь моим городом и нашей страной, – напыщенно заявил глава оргкомитета. – Горжусь моим народом. ...Мы постарались сделать эти Игры лучшими в истории. Мы обещали сделать это, и мы это сделали!»

Какими критериями руководствовался Нузман, причисляя Игры-2016 к «лучшим в истории», так и осталось неясным. Возможно, он просто не видел других Олимпиад, хотя сам упомянул о своем участии в Олимпийских играх в Токио. Тем не менее, ему горячо хлопали – особенно, с бразильских трибун, где градус патриотизма по понятным причинам был очень высок.

Впрочем, о национальной гордости с первых слов заговорил и президент МОК Томас Бах.«Каждый бразилец может гордиться этим вечером, – предположил он. – Эти Игры – как катализатор того, чего вы добились за 7 лет. Вы превратили замечательный город в современный мегаполис и сделали его еще более красивым и невероятным».

Далее Бах начал рассуждать о «мире кризиса и недоверия», внести гармонию в который способны лишь Олимпийские игры с присущим им духом равенства. Подтверждение этому – присутствие в Рио уже упомянутой «сборной беженцев». «Вы покинули свои дома из-за насилия и голода, – обратился к беженцам глава МОК. – Теперь благодаря своим талантам и силе духа вы делаете огромный вклад в наше общество. В этом олимпийском мире мы приветствуем вас как силу, которая обогащает наше единство. Миллионы людей пытаются сделать наш мир лучше через развитие спорта».

Часть своего выступления Томас Бах озвучил на португальском, из-за чего некоторые его высказывания остались достоянием исключительно бразильской части публики.

Объявить Летние Олимпийские игры-2016 открытыми должен был и.о. президента Бразилии Мишель Темер (назначен после временного отстранения Дилмы Русеф). Однако, когда Темер вышел к микрофону, стадион враждебно загудел, раздался насмешливый свист. Вдруг оказалось, что «погрязшая в коррупции» Русеф по-прежнему популярна, а вот ее невольный преемник, несмотря на антикоррупционное кредо, не пользуется народной любовью. Тем не менее, Темер с честью выстоял на трибуне отведенные ему 10 секунд, достаточные для того, чтобы официально открыть Олимпиаду. Свист и крики «Долой!» утонули в грохоте салюта и звуках торжественной музыки. Пока спортсмены и арбитры приносили традиционные клятвы на олимпийском знамени, в небо взмыл флаг Игр-2016.

Олимпийский огонь принял по эстафете и зажег вместо Пеле марафонец Вандерлей Кордейру ди Лима. Огромная чаша, висящая на золотых цепях, как только пламя вспыхнуло, стала медленно подниматься над стадионом. На этом церемония, занявшая в общей сложности почти четыре часа, завершилась. Сегодня первые в новейшей истории Южной Америки Олимпийские игры начнутся с соревнований по стрельбе, велоспорту, стрельбе из лука, дзюдо, фехтованию, тяжелой атлетике и плаванию.

Валерий Береснев

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
0
-
читайте также
наверх