Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Станислав Гареев: «Захаркин ставил видео людей с ограниченными возможностями для мотивации»

Защитник «Салавата Юлаева» Станислав Гареев в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал о том, как перед решающими играми уфимцев закрывали в гостинице, Игорь Захаркин попрощался с командой сразу после вылета из плей-офф, а также о том, есть ли в составе «Ак Барса» хоккеисты, которых ненавидят в Уфе и о чём мечтает с детства Андрей Василевский.

Станислав Гареев
Фото: Архив «БИЗНЕС Online» 

«ПЕРЕД РЕШАЮЩИМИ МАТЧАМИ РЕГУЛЯРКИ НАС ЗАКРЫЛИ В ГОСТИНИЦЕ»

– Станислав, прошлый сезон, несмотря на неудачи команды, оказался для вас самым успешным. Перед началом сезона ожидали, что закрепитесь в основе?

– Нет, не ожидал. Я просто не знал, как будет, не думал ни о чём. Три года подряд думал, что надо закрепиться в составе и все три года благополучно ехал в «Торос». В прошлом году по-другому начал думать. Отпустил все эти мысли, спокойно тренировался, работал и шанс представился. В итоге весь сезон продержался, всё больше и больше получал игрового времени. Доволен сезоном в том плане, что мне удалось попасть в команду. Недоволен тем, что так рано вылетели. Надеялся, что больше продержимся. Подвели травмы. Если бы у нас был Харти, вышли бы другие травмированные, думаю, мы показали бы другой хоккей.

– «Ак Барс» бы точно прошли?

– Мы же хорошо играли в регулярном чемпионате с «Ак Барсом», когда у нас все игроки были здоровы. Мы не готовились к плей-офф, для нас всё решалось в последних играх регулярного чемпионата. В то время, как «Ак Барс» две недели тренировался и спокойно готовился к плей-офф.

– Захаркин тогда говорил, что готовит команду к последним двум матчам регулярки. Что это была за подготовка и чем она отличалась?

– Он готовил нас морально к этим двум матчам. Нас закрыли в гостинице, мы все вместе там поговорили между собой. Обычно мы домой ездим перед играми, а тут нас закрыли, как на базе. Хорошо, что выиграли те матчи. Так бы вообще всё печально было.

– У «Салавата» была настоящая чёрная полоса с начала 2017 года. Может быть, помимо травм в команде произошёл какой-то психологический раскол?

– Нет, у нас наоборот был хороший коллектив, все дружные были. Да и Захаркин сплотил нас. Я до сих пор не знаю причин, почему так произошло. Просто бывали матчи, в которых мы выходили на лёд, и сразу получали две-три шайбы и уже не могли догнать соперника.

– Что чувствует защитник, когда его вратарь пропускает первый же бросок по своим воротам?

– Нормально начали (смеётся)! На самом деле, никогда не ожидаешь, что можешь пропустить в первой смене, потом в игру войти намного тяжелее. Все стараются сыграть попроще, почувствовать игру. А когда выходишь на лёд, и тебе сразу забивают, сразу какое-то опустошение. Тяжело потом переключится.

Денис Куляш и Станислав Гареев
Фото: Айрат Сайфутдинов


«НУЖНО БРАТЬ НА СЕБЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НА СЕБЯ, ИДТИ ВПЕРЁД – ВОЕВАТЬ»

–  Три года подряд вас отправляли в «Торос». Не было желание всё бросить, уехать за океан и пробиваться там, через низшие лиги?

– Мне предлагали поехать за океан ещё до «Толпара».

– Почему не поехали?

– Мне не нравятся там низшие лиги.

– Кто предлагал?

– Мы эти вопросы решали с агентом. Когда выпускаешься из СДЮШОР, тебе предлагают поехать в «Толпар», либо поехать в CHL. Я остался в «Толпаре». Не знаю, как бы я себя за океаном показал. Может быть, было бы хуже. Я считаю, что всё нормально сложилось. И в «Торосе» получил хороший опыт. Не жалею, что я много времени провёл в Нефтекамске. Каждый сезон чем-то мне помогал. Если в первый год я пытался привыкнуть ко взрослому хоккею, следующие два сезона выходил на лидирующие роли.

– Вы сами отказались или родители сказали, что в таком возрасте не стоит уезжать?  

– Там как-то быстро всё сложилось. И родители тоже не особо хотели, чтобы я уезжал. Я и сам желанием уехать не горел. Поэтому решили, что лучше будет здесь.

– Вы изменили свой стиль игры. Мало стали подключаться в атаку, были домоседом. Почему?

– Не знаю. Может быть, я стал больше перестраховываться в этом сезоне. В первый сезон от молодого ничего фееричного не ждут. Моя задача – отнять, отдать. Когда у меня появится больше уверенности и кредита доверия, естественно я буду рискованнее играть. Если не будешь рисковать, не будешь забивать. В том сезоне моей задачей было надёжно играть, ничего не выдумывать. Я так спокойно и играл. Если бы я накосячил где-то, меня бы отправили сразу в «Торос». Вот там бы я играл в атаке (улыбается).

Мне кажется, любому молодому защитнику лучше сыграть проще и надёжней, чем рисковать и получать шайбы в свои ворота. Это моё мнение, не знаю, как другие думают. У кого-то, конечно, есть прирождённые таланты, как, например, у Кирилла Кольцова. Он в 18 лет всех обыгрывал. У меня такого таланта нет (улыбается).

– Если будет больше кредита доверия, попробуете подключаться, как Кольцов?

– Нет, всё равно я не так играю. Даже в «Торосе» в третьем сезоне так не играл, когда мне прощали любую ошибку. Я всё равно старался в обороне надёжнее играть. Для таких действий в атаке нужен талант, чтобы чувствовать эту грань. У него есть чувство, когда нужно пас отдать, а когда бросить.

– Вы недавно сказали, что нужно больше брать на себя ответственности. Это как раз про действия в атаке?

– Да, агрессивнее играть, к атаке подключатся, бросать. Совсем глубоко в обороне не засиживаться. Надо показывать себя, идти вперёд – воевать (улыбается).

Игорь Захаркин
Фото: Айрат Сайфутдинов


«ДЛЯ МОТИВАЦИИ ЗАХАРКИН СТАВИЛ ВИДЕО, ГДЕ ТРЕНИРУЮТСЯ ЛЮДИ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ»

– В прошедшем сезоне на «Салават Юлаев» набросилась огромная череда травм. Вы тоже получили повреждение. Как думаете, это стечение обстоятельств или что-то не так было в предсезонной подготовке?

– Какой-то злой рок напал на нас. Что не игра, то травма. Только один вылечится, другой травму получит. Кто-то заболеет. Я не знаю, с чем это связано. Мне кажется, предсезонку мы нормально провели. Не сказать, что она была супертяжёлой, но и лёгкой тоже не была. Нормальная, обычная предсезонка, как у всех.

– То есть, кто-то порчу навёл на вас?

– Я не верю в порчу (улыбается). Не знаю, просто обстоятельства так сложились. Может быть, что-то и не так мы делали. Я особо не внедряюсь в это процесс. Просто тренируюсь.

– Прошлый сезон был одним из самых провальных за много лет. Что происходило в Казани, когда вы вылетели из Кубка Гагарина?

– Было опустошение. Все бились. Я не скажу, что мы плохо играли в плей-офф. Просто ничего не могли сделать, шайба не залетала в ворота. Во всех матчах, кроме уфимского, забрасывали по одной шайбе.

– Линус Умарк не мог долгое время успокоиться. Он даже ходил к судьям, показывая на своём телефоне спорные моменты. Как вы переживали этот вылет сразу после матча?

– Я даже не помню. Всё так сложилось, что никто ни за кем не смотрел. Я в себя ушёл, погрустил. Я видел это видео. Но не помню, чтобы был какой-то скандал или ругань по этому поводу в раздевалке. Была тишина, я даже не видел, как он ушёл из раздевалки.

– Лицо Игоря Захаркина в тот момент помните?

– Помню, как он зашёл в раздевалку, со всеми попрощался.

– Сразу попрощался?

– Он не говорил, что всё, ребята, пока. По каждому прошёлся, поговорил о нас. Это всё выглядело, как прощальные слова. Мы уже в раздевалке понимали, что он уходит, всё. Ничего, жизнь не останавливается. Сейчас у нас новый сезон, мне кажется, будет интересно. 

– Что конкретно он говорил вам?

– Да. Игорь Владимирович сказал: «Ты многому у Дениса Куляша научился, держитесь вместе».

– Всей команде, что пожелал?

– Сказал, что жизнь не заканчивается на этом. Много будет хороших сезонов, будут и плохие. На самом деле, так всегда бывает. Сегодня мы неудачники, а завтра мы чемпионы.

– Захаркин любит много и ярко говорить. После поражений он собирал где-нибудь команду и беседовал со всеми?

– Мне кажется, у нас каждый день были собрания. Перед каждой тренировкой он приходил и начинал что-то рассказывать, ставил мотивирующие видео.

– Это как в сборной России показывают патриотические фильмы?

– Да, что-то в этом роде.

– Вам какое-то видео запомнилось?

– Сложно сказать, что запомнилось. Там разные видео были. Кто-то работает в зале, кто-то бежит. Про людей с ограниченными возможностями, преодолениями себя. Вот такие видео были.

– Просмотр таких видео помогает?

– Мотивирует. Когда с командой сидишь, смотришь, разговариваешь, потом  тебе легче становится. Если не разговаривать друг с другом, когда проигрываешь по пять-шесть матчей, все  начинают друг на друга косо смотреть. Про себя думают, что этот плохой, тот плохой. Это неправильно. Лучше сесть и поговорить между собой, разобраться нормально во всём. От этого легче становится.

– Без Захаркина часто вместе собирались?

– Конечно. Мне кажется, в любой команде есть ребята, которые выступают с такой инициативой. У нас Игорь Григоренко собрания проводил. Разбирались, как будем играть, что делать. Тактика тактикой, а выкладываться на льду тоже надо. Если мы будем командой, всё будет получаться. У нас были разные моменты. Кто-то где-то не добежал, не доработал. Много разговаривали на эту тему.

– Как отнеслись к уходу капитана?

– Многие болельщики говорят, что он сдал. Но у него была тяжелейшая травма. Человек практически на одних уколах играл. Но он всё равно выходил, чтобы поддержать команду, быть с ней.

– Вы удивились, когда Григоренко вышел на матч с «Амуром» после тяжёлой травмы. Тогда говорили, что он и вовсе может закончить с хоккеем.

– Да. Ничего не предвещало к его выходу. Да, он был с нами, но не тренировался. Потом вышел на тренировку, на раскатку и на игру. Всё думают: ничего себе! Мы удивились. Даже отвыкли, что Григоренко с нами на льду (улыбается). Ждали, конечно, его выхода. Он не только на льду помогает, но и в раздевалке, в быту. Григоренко всё правильно говорит, просто так он не будет кричать, если только по делу прикрикнуть может.   

Станислав Гареев
Фото: Сергей Елагин


«В «АК БАРСЕ» НЕТ ИГРОКОВ, КОТОРЫХ НЕНАВИДЯТ ХОККЕИСТЫ «САЛАВАТА»

– Первое «Зелёное дерби» у вас было на «Уфа-Арене». Что чувствует воспитанник «Салавата», который выходит на матч против «Ак Барс» на своей родине?

– Какую-то эйфорию. СМИ ещё больше подогревают ажиотаж к этому матчу. Сам начинаешь с нетерпением ждать. А потом ты понимаешь, что эту игру просто нельзя проигрывать. Выходишь на лёд и понимаешь, что сил уже нет, но ты всё равно хочешь обыграть «Ак Барс» (улыбается). Первый матч мы выиграли дома. После игры у меня было такое счастье!

– Захотелось салют купить?

– Ха-ха! Салют не захотелось, но был очень довольный.

– Мы со стороны в «Зелёном дерби» видим настоящую войну.

– Да, это не проходной матч. Мы выходим, бьёмся всегда, но бывают такие большие матчи, как «Салават Юлаев» – «Ак Барс», СКА – ЦСКА. Ты готовишься к дерби по-особенному. В голове совершенна другая подготовка.

– Артём Лукоянов из «Ак Барса» иногда не стесняется в выражениях после игры. Порой кажется, что он ненавидит некоторых игроков «Салавата». В Казани есть игроки, которых юлаевцы просто ненавидят?

– Нет, таких игроков нет. Мы, конечно, понимаем, что это наш главный соперник. Для меня, тем более. Я всё время был в Уфе, даже в самых ранних возрастах матчи с «Ак Барсом» были принципиальными. И на уровне высшей лиги тоже, когда играли с Альметьевском или с «Барсом». Но у меня нет такого, чтобы я кого-то ненавидел. И в раздевалке у нас так никто не говорит, в этом плане всё спокойно. 

– После последнего матча с «Ак Барсом» в регулярном чемпионате Игорь Захаркин выгнал из раздевалки тренера вратарей Кирилла Коренькова. Вы помните это?

– Нет, меня в тот момент не было в раздевалке. Я получил травму, и мы с Мертлом уехали. Я не знаю, было ли такое.

– Бывало, что Захаркин в ярости залетал в раздевалку и начинал рубить с плеча?

– Наверное, такие эмоции есть у любого тренера. Он сам больше нас переживает. Когда ты на лёд выходишь, у тебя волнение проходит. А тренера всю игру постоянно трясёт. У всех тренеров бывают разногласия и между собой, но это рабочий процесс, всё нормально.

Станислав Гареев
Фото: Айрат Сайфутдинов


«ВАСИЛЕВСКИЙ С ДЕТСТВА ГОВОРИЛ, КАК ОН ХОЧЕТ УЕХАТЬ В НХЛ»

– За последние годы в большой хоккей воспитанников «Салавата» 1994 года выбилось намного больше, чем местных игроков других годов рождения. Поддерживаете связь друг с другом?

– С кем-то, да. Раньше дружили, десять лет вместе отыграли. Сейчас жизнь меняется. В разных командах и городах. Я с Андреем Василевским хорошо общаюсь.

– Что Василевский рассказывает о США, о «Тампе»?

– Всё ему нравится. Отношение к хоккею, как всё обустроено. Он говорит, что там намного лучше. Но я этого не знаю, не представляю, как в НХЛ. Для меня в КХЛ очень хорошая организация. Василевский говорит, что там ещё лучше.

– Василевский сказал, что не хочет возвращаться в Россию и играть здесь. Вы можете его понять?

– Да. Мы в СДЮШОР были вместе, в поездках жили в одной комнате. Он мне с детства говорил, как хочет поехать в НХЛ. Я всегда знал, что Андрей уедет. Было видно, какой он талантливый ещё тогда. Я даже не сомневался, что он уедет и заиграет там. Мне кажется, это все знали.

 – Помните, за какую команду он болел?

– Сейчас не вспомню. Как все, наверное. За «Питтсбург», «Вашингтон». Там, где наши играли.

– Но точно не за «Тампу»?

– Нет (улыбается). Она тогда ещё не такой русской была. В России не была распиариной. Это сейчас «Тампа» на слуху, потому что там много русских. В то время за ними, наверное, не так следили. Мне вот «Питтусбург» раньше нравился. Раньше всегда на приставке за них играл.

– Что запомнилось из рассказов Василевского про США?

– Он просто рассказывает, как живёт. Дом купил, про семью. По мелочам рассказывал, что нравится, что напрягает. Рассказывал, кстати, про команду. Что, как. Про саму игру в НХЛ тоже говорил. Там очень жёсткая борьба идёт, особенно на пятаке. Люди вообще не жалеют себя, такое рубилово, руки отрывают. Много бросков, сама игра быстрее. У нас в третьем звене могут играть люди, которые и пас отдадут и забьют, а у них в основном в третьей-четвёртой тройке играют те, кто выполняют черновую работу. Они и устраивают это рубилово на пятаке. Василевскому много раз попадало.

– Василевский говорит, что ему нравится такая борьба.

– Да, он заводной парень.   

Игорь Захаркин
Фото: Айрат Сайфутдинов


«НИКОГДА НЕ ВИДЕЛ ГРУСТНОГО ЗАХАРКИНА, ОН ВСЕГДА УЛЫБАЛСЯ»

– Что чувствует игрок, в команде которого сменился весь тренерский штаб?

– Не знаю (смеётся). Мне интересно будет поработать с новым тренерским штабом. Они что-то новое в команду принесут, мне чем-то помогут. Я знаю, что у финских специалистов интересные тренировки. Я всегда с русскими тренерами работал. Нужно что-то новое и интересное. Посмотрим, как будет. Мне кажется, все в ожидании. Все ждут от «Салавата» прорыва.

– Многие хоккеисты «Салавата» говорят, что Вестерлунд скинул им программу тренировок. Но никто не говорит, что в ней написано. Вы можете рассказать подробней об этой программе?

– Там написано, какого числа собираемся, куда и когда поедем. Программа для лета. Столько-то пробежаться, расписаны упражнения в зале, сколько подходов делать, как делать. Ещё было написано, что надо готовиться к тестам.

– Впервые встречаетесь с тем, что тренер за долгое время в электронном виде отправляет вам программу тренировок?

– Да. Я удивился, что нас сразу попросили оставить электронную почту, сказали, что скинут нам программу.

– Артурс Кулда рассказывал, что Вестерлунд важно не только как играет хоккеист, но и что происходит у него в быту. Он постоянно спрашивал про семью, какие-то другие дела. В прошлом сезоне со стороны казалось, что у Захаркина с хоккеистами чисто рабочие отношения.

– Нет. Я никогда не видел его на тренировках грустным. Он всегда улыбался, не показывал проблем своих. Захаркин мог спокойно подойти к любому из игроков и спокойно пообщаться.      

Станислав Гареев
Фото: Айрат Сайфутдинов


«В РОССИИ ТЯЖЕЛО СТАТЬ ЗВЕЗДОЙ, А В АМЕРИКЕ ТЫ ВООБЩЕ ЧУЖАК»

– После этого сезона у вас заканчивается контракт с «Салаватом». Наступает самый ответственный год в карьере?

– Я, кстати, об этом не думаю. Больше думаю о том, чтобы закрепиться, хорошо себя показать перед новым тренером. Если ты себя хорошо покажешь, то контракт у тебя будет. Сейчас, что об этом думать? Сезон даже не начался.  

– Сейчас молодым хоккеистам проще попасть в сборную России. Это можно сделать через Евротуры и Еврочелендж. Вы ставите на новый сезон задачу попасть в сборную?

– Это не первоначальная задача. Основная задача – стать основным игроком «Салавата». А дальше посмотрим. Может, удастся попасть.

– Одной из самых обсуждаемых тем вокруг «Салавата» стал отъезд Воробьёва за океан. Если на вас так же выйдет какой-то клуб НХЛ, вы уедете?

– Нет, потому что я не готов. Зачем летать в облаках? Я реалист. На данный момент я прекрасно понимаю, что не готов по игре, да по всем причинам.

– Воробьёв готов?

– Я считаю, что он хорошо играет. У нас мало игроков 97-го года, которые спокойно играют в КХЛ. Миша играл и в первом звене. Я не знаю, посмотрим. Вдруг он приедет, как начнёт феерить, его сразу поднимут в НХЛ. Мы же не знаем, как будет. А, возможно, у него не получится. Но дай бог, чтобы получилось и он не просто так съездил. Естественно, ему в АХЛ придётся какое-то время поиграть. Но всё будет зависеть от того, как он себя покажет.

– По поводу отъезда в НХЛ вы мыслите, как Артемий Панарин. Сначала нужно в КХЛ стать звездой, а потом уезжать?

– Конечно. Я всегда этого мнения придерживался. Сначала здесь нужно доказать, что ты достоин. Это в России, на своей родине тяжело сделать. А там ты чужак. Я считаю, что лучше здесь окрепнуть и уже потом уезжать, чтобы было место в составе. Как Виктор Антипин в этом году уезжает. Он приедет на готовое место и будет спокойно играть. Не будет через какие-то лиги пробиваться. И таких примеров много, про Панарина вы уже сказали.

Для меня единственным примером из тех, кто рано уехал и заиграл, является Никита Кучеров. А так, чтобы кто-то рано уехал и заиграл, я не помню.  

– Помните, на что потратили первую зарплату в «Салавате»?

– С долгами рассчитался (смеётся). Если серьезно, то я особо деньги не тратил, копил.

– На что накопили?

– Квартиру купил. У меня же не такая сумасшедшая зарплата, чтобы с первой зарплаты купить всё, что у меня есть. Приходится копить, откладывать.

– Когда вы пришли из ВХЛ в КХЛ, ваша зарплата намного увеличилась?

– У меня двусторонний контракт. То есть, в ВХЛ у тебя один контракт, а в КХЛ другой. Я не знаю, как у всех, но, да, разница в деньгах большая. Хочешь зарабатывать, надо играть.   

–  В последнее время СКА не жалеет денег на приобретение и контракты игроков. Можно и там заработать.

– Возможно.

– Представьте, что у вас закончился контракт и СКА предлагает вам в несколько раз больше, чем родной «Салават Юлаев». Уедете?

– У меня всегда была мечта играть в своём городе, играть за «Салават Юлаев». В детстве ходил на хоккей. Смотрел и всегда представлял, что когда-нибудь я там буду играть.

Если случится такая ситуация в СКА не поеду. Я лучше буду играть в своём городе, чем сидеть в команде, в которой восемь звеньев, бороться за каждые две игровые минуты и при этом получать большие деньги. Я лучше буду в хоккей играть в родном клубе. 

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»

Станислав Гареев

Дата рождения: 13 августа 1994 года

Место рождения: Иваново

Рост: 191 см Вес: 94 кг

Карьера: «Толпар» (Уфа) – 2011-2014, «Торос» (Нефтекамск) – 2013-2017, «Салават Юлаев» (Уфв) – 2016-2017.

Достижения: Серебряный призёр ВХЛ (2014), обладатель Кубка Братины (2015). 


Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть