Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

Байки от Хусаинова: австрийский судья хотел жениться на русской проститутке, а штаб Лобановского накатывал «Хеннеси»

Откровенный разговор с известным в прошлом арбитром.

В 90-х годах арбитр Сергей Хусаинов был заметной персоной в отечественном футболе. Помимо судейства, он занимал руководящие должности в РФС, а также был администратором сборной СССР, когда ей руководили Валерий Лобановский и Олег Романцев. Хусаинов никогда не лез за словом в карман, поэтому для многих оказался персоной нон грата. В последние годы о нём почти ничего не слышно.

В его большом интервью «БИЗНЕС Online» вы прочитаете:

● Как в его семье отреагировали на смену имени с татарского Рашида на русского Сергея;

● Какой была самая большая взятка, которую ему предлагали;

● Почему Хусаинова не пускают на «Матч ТВ»;

● Как во Владикавказе двухметровый бугай угрожал его жизни;

● Из-за чего возник конфликт с Романцевым и как удалось его решить;

● Что делать, чтобы наладить судейскую систему в России.

Сергей Хусаинов (слева) и Валентин Иванов / фото: личный архив Хусаинова


«Я РОС ПО МУСУЛЬМАНСКИМ ОБЫЧАЯМ»

Сергей Григорьевич, вы родились в татарской семье в Москве. Как прошло ваше детство? Дома на каком языке разговаривали?

– Мама рассказывала, что когда я впервые вышел играть во двор в три годика, я ни слова не знал по-русски. Я родился на Таганке, там рос. А потом был такой эпизод: мы поехали на пароходе в гости к дедушке. Сначала до Горького, а оттуда уже в деревню Пица Сергачского района. Я взял с собой мяч, но не захватил насос. И уже не мог татарским мальчишкам объяснить, что мне нужно – плохо говорил. Тогда я был в пятом классе.

Кем был дедушка? Чем занимался?

– Его звали Худайберды. Он входил в мусульманское духовенство Москвы, был одним из руководителей. Помню, часто с ним бывали в мечети. Я рос по мусульманским обычаям.

Как родители оказались в Москве? Чем они занимались?

– Переехали ещё маленькими. Познакомились уже в столице. Они были у меня обычными чернорабочими. Отец работал в моспогрузе, мама – на швейной фабрике. Таганка тогда считалась рабочим районом.

В детстве на улице вас не дразнили, что вы татарин?

– Нет. Помню как в детстве девчонка как-то меня назвала татар малае. Я ничего оскорбительного в этом не услышал. В классе я пользовался авторитетом. Не то, чтобы брал физически, а заслужил уважение своими действиями, позицией.

Сейчас знаете язык? Общаетесь с носителями языка?

– Родные и двоюродные сёстры разговаривают. На семейных мероприятиях встречаемся и общаемся по мере возможности. Правда, их дети уже не так хорошо говорят, мои – тоже. Сложно, когда нет практики.

Когда в последний раз были в Татарстане?

– В 93-м или 96-м – не помню точно. Тогда я ещё был действующим арбитром. Есть такой кардиологический центр имени Бакулева. Они в своё время проводили акцию «Поможем сердцу ребёнка». В Казани играли сборная ветеранов футбола против команды артистов эстрады. А я был судьей. С какой целью проводили такой матч? Специалисты центра проверяли детей из региона, а вечером проводили все эти мероприятия. Участие в матче принимали и местные бизнесмены, которые вносили пожертвования на лечение детей. Тогда ещё Бабай был президентом. Нас встретили на самом высоком уровне.

Немного отмотаем время назад. Как вы пришли в спорт?

– Мой старший брат прилично играл в баскетбол, в хоккей. Он был на семь лет меня старше и везде меня с собой таскал. Со временем начал играть за сборную школы в баскетбол, волейбол. В футбол тогда ещё как-то не очень. И так получилось, что после седьмого класса нас отправили в лагерь «Артек». Это вообще было звёздное дело. Туда посылали в основном отличников. Я был хорошистом, но за активности меня тоже взяли. И как раз там у меня случился какой-то внутренний перелом. Вернулся оттуда под впечатлением. У нас на Таганке был парк. Там заливали каток. И как-то раз встретился там с парнем постарше меня – Лешей Никитушкиным. Подружились. А он уже тогда в ЦСКА начинал заниматься. В итоге дорос до сборной, у Тарасова играл.

И тогда вы тоже решили заняться хоккеем?

– В школе были соревнования по бегу на коньках. Я их выиграл, хотя бежал на простых коньках. А парень с параллельного класса был в «сапожках». Я говорю: «Откуда?». Он рассказал, что поехал на «Торпедо», записался на хоккей и ему их выдали. И я на следующий день полетел туда записываться. Меня просмотрели и в итоге взяли. Тренером был Валентин Петрович Никульцин. Он потом через несколько лет судил суперсерию Россия – Канада.

Как перешли в футбол?

– Всё там же. Весной тренеры нас привлекали играть в футбол. Проходили летние сборы в лагерях. Подавали мячи игрокам «Торпедо»: Стрельцов, Воронин, Бреднев, Гершкович… Мы ходили рядом с легендами.

По другой информации вас в футбол привёл отец.

– После школы мы собирались с ребятами играть в детском парке. Вот как-то раз портфели бросили. Играем. Это 63-й год. Обычно отец приходил с работы где-то часов в семь вчера. Уходил рано – мы и не виделись толком. Но в тот раз где-то часа в два он пришёл и зовёт меня: «Рашидка, а ну давай сюда. Поехали в «Спартак» записываться на футбол». А голос у него был просто никакой. Накануне отец ходил на матч СССР – Швеция в «Лужниках». В той игре хорошо сыграл Галимзян Хусаинов. И, видимо, где-то из-за фамилии он решил меня записать в «Спартак». Мы приехали в Сокольники ближе к вечеру. Никого уже нет. На встречу идёт мужик. Он сказал, что сейчас каникулы и лучше приходить осенью. А как узнал, что я 1954 года так вообще сказал, что мне ещё рано. Так мы расстались. А потом я прихожу в школу. Ребята постарше сказали, что в «Динамо» идёт запись. Мы группой поехали. Собралось человек 80. Меня отобрали по росту, я попал в команду 53-го года рождения. Но долго я там не занимался. Я тогда заболел гриппом и отстал от группы, а потом закосил.

Кстати, с тем мужичком из «Спартака» мы вскоре снова встретились. Когда я был на выпуске в «Торпедо», мы соперничали со спартаковцами в городском турнире. Я к нему подошёл, напомнил как приезжал к ним с отцом. Посмеялись.

«В СССР БЫЛА СИСТЕМА ВЫСОЧАЙШЕГО УРОВНЯ»

После школы вы ушли в армию, а потом оказались в махачкалинском «Динамо» у Гаджи Гаджиева.

– Да, верно. После армии в «Торпедо» уже всё было забито. Меня рекомендовали в «Динамо».

Почему там не задержались?

– Я молодой. А Махачкала на тот момент была в порядке. Вторая лига вообще была атомной. В тот сезон в команде собрались бывшие игроки сборной, сильные местные ребята. И тут я. В первом круге я просидел на скамейке. Выпускали только изредка. Ну и что было делать дальше? Перспектив никаких не видно. Ещё ждать? Ну я и пошёл и отпросился в институт физкультуры. Меня отпустили. А «Динамо» в тот год играло в переходных матчах.

Какая жизнь была в Махачкале в те годы?

– Помню недалеко от нас была там тюремная зона в высотке. А так жили на квартире, клуб снимал нам. Кстати, там я в первый раз узнал, что судьям заносят деньги. У нас с футболистов и собирали.

Дальше был институт.

– Да, играли в студенческих турнирах. На два курса старше меня учился Николай Толстых (бывший президент РФС – ред.). И в университетские годы я встретился с Павлом Казаковым и Иваном Лукьяновым – двумя арбитрами международной категории. Они преподавали на кафедре футбола. И вот Казаков мне как раз предложил начать судить. Так всё и завязалось.

Казаков посоветовал вам сменить имя?

– На третьем курсе шла аттестация. Сидят мой куратор и Казаков – на тот момент руководитель парторганизации кафедры. Павел Николаевич расспросил о моих планах и предложил работать на кафедре: «У нас есть к вам предложение. Хотим вас оставить работать на кафедре. Готовы начать со следующего семестра. Вы будете работать как студент по программе «минимум» заочного отделения. Но у нас есть одно серьёзное требование. Вы должны вступить в партию и как-то созвучно поменять имя, отчество. Посоветуйтесь с родителями».

Как в семье отнеслись к смене имени?

– Тогда мы уже жили отдельно от дедушки с бабушкой. Я приехал к маме. Она очень миролюбиво восприняла. Пришёл отец с работы: «Сынок, раз надо так надо». Потом я пошёл к дедушке. А он был очень уважаемый человек. Повторюсь, входил в руководство духовенства мусульман Москвы. Он сказал: «Рашид, это жизнь». Так я закончил университет уже под другим именем.

Как вы оцениваете советскую систему, когда для карьерного роста требовалась связь с титульной нацией?

– Та система была запредельной, высочайшего уровня. Высокая ответственность. Да, над головой весел карающий меч. Любой проступок, любая взятка… Всё это публично каралось. Но что дало нам наличие свободы? Резко упал уровень образования. Причём во всех сферах. Я как-то прочитал в газете цитату и мне очень понравилось: «К руководству пришли мутированные комсомольцы». Это действительно так.

Даже на примере моего университета. Вот они сидят в парткоме и распределяют льготы: «Сначала мне». А не тем, кто много лет работал и служил на благо Отечества! Потом это всё привело к тому, что снизились все требования к учащимся. Да, раньше тоже поступали блатные. Но учиться ты должен был сам. А сейчас: «Как фамилия? А да, да». Сотка долларов в зачётке и экзамен сдан.

Ностальгия по Советскому Союзу есть? Хотели бы вернуть те времена?

– Хотел бы вернуть. У нас всё было свободно. «Живите и здравствуйте», – как говорится.

Вернёмся к смене имени. Долго привыкали к тому, что вы больше не Рашид Рахматуллович, а Сергей Григорьевич?

– Нет. В семье так и продолжали называть, общались на татарском.

Зинэтула Билялетдинов тоже был Александром, но потом снова вернул имя. У вас таких мыслей не было?

– Да, про Хайдяровича слышал, знаю. Но мою историю уже знает весь мир. Не видел смысла в этом.

Зинэтула Билялетдинов / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


«ЧЁ ТЫ БОИШЬСЯ? СВИСТОК В ЗАДНИЦУ ЗАСУНУЛ?!»

Сейчас на судей учат в специальных школах. А как было в ваше время? Сложно было попасть в ремесло?

– Не было никаких проблем. Приходи и суди. Те, кто хотел – имел все возможности. Были школы. Это всё на общественных началах. Бывшие судьи выступали, рассказывали тонкости правил, давали практические рекомендации как себя вести в той или иной ситуации.

Что самое сложное в учебе на арбитра? Запомнить правила? Держать физическую форму на уровне?

– Судить на практике. Действовать в обстановке. Незнание правил вообще исключалось. Нужно было знать некоторые анатомические моменты. Как правильно толкается часть туловища, постановка ног. Чтобы всё это отслеживать, надо быть близко к игровому моменту. Значит, нужно иметь хорошую физическую подготовку. А самое главное – стрессоустойчивость. Я читал и интересовался психологией. Общался с судьями из других видов спорта.

Есть одна хорошая история про психологию. Я жил в одном доме с известным хоккеистом Александром Сергеевичем Якушевым. Он рассказал, что в решающем матче чемпионата мира  против Чехии СССР проигрывала в одну шайбу после второго периода. «Мы заходим в раздевалку, – рассказывает Якушев. – Последним заходит Анатолий Тарасов. Он встал на колени и начал петь гимн Советского Союза. Мы смотрим на него и думаем: «Что-то с дедом не то». А он в ответ: «Молодые люди! Я исполняю гимн Советского Союза. Всем встать! А теперь идите на площадку и докажите своему народу, что вы умрете за его честь и свободу!». В итоге чехов мы обыграли». То есть таких вот примеров нет ни в одном учебнике. Это только так можно услышать, общаясь с людьми.

Чем ещё были хороши советские времена? Никакой заграницы. Все сборы в Сочи. Там мы до обеда и после обеда судили, а после ужина собирались вместе и разбирали каждое судейство, сравнивали с рекомендациями ФИФА. Это была потрясающая школа! Мы были одной командой.

Кстати, о ФИФА: сложно было получить их лицензию? Это платно?

– Никаких платных лицензий. Ежегодно отправляется список арбитров, которых национальная федерация рекомендует на лист ФИФА. Каждый год от России рекомендуют семь судей.

Помните свою первую игру в роли судьи на взрослом уровне?

– В 1983 году я получил право судить первую лигу главным и высшую – ассистентом. А назначений всё нет и нет... Старшие товарищи говорят: «Серёжа, так надо ждать». – «Я и так жду», – отвечаю. «Нет, ты не понял. Надо ж дать!». Потом наконец-то поставили на игру между «Таврией» и «Ротором» в первой лиге.

А первое большое назначение в высшей лиге как получили?

– Тоже интересная история. В «Лужниках» проходил финал Кубка СССР-1985 «Динамо» (Киев) – «Шахтёр» (Донецк). В подтрибунке идёт разговор на повышенных тонах между Валерием Лобановским и Валерием Бутенко. Лобан высказывает: «Вы чё, судьи, делаете?». Это разве финал Кубка?» Бутенко говорит, что играть надо, судьи не виноваты. Я в сторонке слушаю. В это время ко мне подошёл куратор комиссии назначений: «Татарин, «Торпедо» – «Спартак» некому судить. Посудишь?». – «Давайте попробую». Дебютная игра в Москве в качестве главного и сразу на родном стадионе! Первый окрик тренера «Торпедо» Валентина Козьмича Иванова до сих пор помню: «Чё ты боишься? Свисток в задницу засунул?!».

Как в итоге отработали тот матч?

– Концовка игры, счет 1:1. На левом фланге атаки торпедовец Буряк прокидывает мяч между ног Бубнову. Сашка его сбивает, я уже подношу свисток ко рту, чтобы дать штрафной, и в этот момент вижу – к мячу торпедовец Савичев бежит. Мяч бесхозный, метров 12 до ворот. Я не даю свистка. В этот момент защитник «Спартака» Генка Морозов в чистом подкате выбивает мяч. Савичев, естественно, падает. Вратарь «Спартака» Ренат Дасаев выходит из ворот. Ждёт пенальти. А я же вижу, что нарушения нет. Мяч катится к Валерке Петракову, и он в пустые ворота мячик заколачивает. Я показываю на центр.

Скандал в первой же игре?

– После игры приходит инспектор: «Беги в магазин, бери ящик шампанского Петракову. Если бы он не забил, быть скандалу. Там же пенальти был 500 процентов». Я говорю: «Какой пенальти? Там фол был за Бубнова, до штрафной. А Морозов чисто в мяч сыграл. Это Петраков мне ещё должен шампанского за то, что не свистнул и дал в пустые забить!».

Мне потом сказали, что комментатор игры Евгений Майоров высоко оценил мою работу: «Посмотрите, молодой, начинающий арбитр, а какую паузу выдержал. Это говорит о высоком мастерстве. Он – как большой актёр». После этого как раз мне начали доверять, в судействе всё пошло нормально.

Самое интересное: через три дня «торпедчики» играли в Кемерове с «Кузбассом» на Кубок. Я приехал посмотреть. Я же воспитанник клуба. Иду, а мне навстречу Валентин Козьмич: «Хусаинчик, слушай, ну ты красавец. Мы кассету посмотрели. Нарушения же не было».

Какая официальная зарплата была у судей в Союзе?

– Гонорар судьи в поле составлял 17 рублей 50 копеек в высшей лиге и червонец (10 рублей – ред.) - в первой. Ассистенты, соответственно, получали 10 и 5. Был момент, когда уже работая в управлении футбола, я выбил у начальства повышенную премию за финал Кубка СССР – 75 рублей. Это же исторический матч в карьере любого арбитра! А в положении было написано «до 100 рублей», но на деле платили те же 17,50. За международные матчи получали 275 швейцарских франков. Только они возвращались в казну госкомспорта.

Что за 17,50 можно было купить?

– За 17,50 можно было прилично посидеть в ресторанчике в компании. Средняя зарплата по стране была 62 рубля.

Как судьи выживали? Взятки?

– В том числе. Экономическая ситуация была очень сложная. Одним из элементарных видов взятки были билеты на самолёт. Как это делалось? Клуб оплачивал арбитру транспортные расходы, а он получал за них возмещение в бухгалтерии спорткомитета. До кавказских республик билет стоил рублей 30 – это как выручка за три матча в первой лиге.

Самая большая взятка, которую предлагали вам?

Президент ЦСКА Шахруди Дадаханов перед дерби со «Спартаком» в 1999 году предлагал 50 тысяч долларов. Это был матч в День Победы, показывали по Центральному телевидению. До этого были скромные предложения в 10 тысяч. Доллар тогда стоил 30 копеек.

Как отсудили в итоге ту игру?

– В спорных ситуациях принимал решения в пользу «Спартака». Хотелось доказать чеченским руководителям ЦСКА, что не всё в этом мире за деньги делается. Красно-белые выиграли – 1:0. После игры армейцы подали апелляцию по семи эпизодам на назначение пенальти. Так мне потом сказали, что ЦСКА ещё и экспертной комиссии подсунул. Но в итоге всё равно ничего не подтвердили.

Был ещё момент, когда судьям уже после игры заносили. В 90-х судил игру первой лиги в Раменском. После матча в судейскую зашёл человек и начал раздавать деньги – инспектору, помощникам и подошёл ко мне. Я говорю: «Что это?». – «Как же, вознаграждение. Мы выиграли, так принято». Говорю: «Спасибо, не надо». Тот удивился. Почему все берут, а я – нет. Говорю: «Будет трудно: попрошу – поможете, а нет – ничего страшного».

Какие были ещё хитрые схемы заработка в футболе?

– Весной 1986-го мне позвонили с Петровки, 38: «Сергей Григорьевич, вы не могли бы к нам приехать?». Ну я нехотя, но всё же поехал к ним вечером после работы.

Чего хотели?

– Тогда за победу в контрольном матче на сборах футболисту полагалась премия 40 рублей. И вот тут люди химичили. На сборах в Сочи писали липовые протоколы. Отчитывается администратор команды из Челябинска по итогам сборов перед бухгалтерией: сыграли 10 матчей, восемь выиграли, судил вот этот человек. Будьте добры, оплатите.

Причем тут Хусаинов?

– Следователь спрашивает: «Вы судили матч Челябинска?»  «Нет», - говорю. «Как нет? В протоколе – ваша фамилия». «Ну вот так». Следователь предложил сообщать о таких людях в милицию. А что я могу сообщить, если я человека в первый раз в жизни вижу? Он никакого отношения-то к команде и не имеет. Расстались на доброй ноте.

«НА ВСЮ ЖИЗНЬ ЗАПОМНИЛ МАТЧ КАМАЗА ПРОТИВ «АЛАНИИ»

Спустя годы не возникало мыслей: «Лучше бы взял»?

– В трудные минуты волей-неволей бывает задумываешься. Недавно прочитал не по годам мудрую мысль Марата Сафина: «А смысл собирать эти фантики, когда ты уйдешь из мира голым?». Да, есть желание оставить что-то родным и близким. Но что дано, то дано. Мы, кстати, с Маратиком, бывало, общались раньше, и с Динаркой тоже. Опять-таки на татарской почве. Я хорошо был знаком с их матерью Роза апа.

Знание татарского языка как-то помогало в работе?

– Бывало, что начинал говорить по-татарски, когда судил «Нефтехимик», «Рубин», КАМАЗ. «Исэнмесез» и тому подобное. К тебе сразу другое расположение. Бывало, что татарские футболисты звали собраться.

Кто, например?

– Как-то раз мне дали матч «Спартак» – «Торпедо» в «Лужниках». Я даю пенальти в ворота «Торпедо». Фол был. Игру отсудил. Выходим на приветствие. В центр поля выходит Альмир Каюмов: «Так, татары, идите сюда. Предлагаю через два часа в ресторан «Закарпатские узоры». Давайте соберёмся». А по тем временам супер ресторан. Дасаев, Хидиятуллин, Каюмов собрались. И заодно и меня пригласили. Но судьям тогда подобные сближения возбранялись. А так татарская диаспора частенько собиралась.

Валерий Четверик / фото: Ирина Ерохина, БИЗНЕС Online


Татарстанские команды тоже предлагали взятки? Есть истории, что главный тренер КАМАЗа Валерий Четверик расплачивался за трансферы грузовиками. Вам он ничего подобного не предлагал?

– Финансовые предложения от Четверика были: «Помоги, мы отблагодарим». Я говорю: «Василич, никаких. Только то, что будет на футбольном поле». Кстати, о КАМАЗе. На всю жизнь запомнил их матч против «Алании» во Владикавказе.

Чем так запомнилась игра?

– В конце первого тайма даю пенальти в ворота хозяев – и к перерыву 0:1. Капитан челнинцев Боря Тропанец подбегает: «Григорич, мы где играем? Здесь такого никогда не было! Ощущение, что дома играем». Я говорю: «Играем во Владикавказе. Был пенальти. Иди бей!». Потом после первого тайма иду под трибуны, там стоит двухметровый бугай и кричит мне: «Зарэжу!». Я со злости так дал по мячу, что он аж на трибуну улетел. Иду в судейскую, снимаю бутсы, рубашку. Приходит инспектор: «Сережа, что случилось?» – «Там какой-то чечендос с угрозами лезет. Я больше судить не буду, пусть резервный выходит». Прибегает гендиректор «Алании» Батраз Битаров: «Серёжа, я тебя прошу! Всё будет нормально. Выходи судить, все будет хорошо!». Мы вышли на второй тайм. И что вы думаете?

Что?

– КАМАЗ тише воды, ниже травы! И всё. Вот так дела делались.

Самая серьёзная ошибка, за которую вам стыдно?

– Таких прям, чтобы «стыдно» не могу сказать. В 1989 году «Спартак» приехал после победы в Киеве – 4:1. Следующий матч против «Локомотива», который тогда внизу болтался. В первом тайме Фёдор Черенков сделал крутую передачу, а Валерка Шмаров головой забил. Красивый голешник получился, загляденье! Я уже показываю на центр – смотрю, помощник показывает офсайд. Идём в перерыве в судейскую, прибегает инспектор: «Ребята, я вам верю. С моей позиции эпизод не видно было». Так 0:0 и закончили. Для «Локо» это был крутейший результат.

После игры в судейскую заходит Олег Романцев. В руках кассета: «Мы посмотрели – «вне игры» не было». Я ему: «Олег Иваныч, у нас-то видеоповтора нет, я не могу ассистенту не доверять». И тут Романцев выдал: «Когда я узнал, что вы судите, сразу сказал своим: нам ***». Я не сдержался: «Это всё зависит от вашего умственного развития». Он ушёл.

После входит его помощник Фёдор Новиков, который как раз Черенкова открыл. И говорит: «Серёжа, ты не расстраивайся – я уже по разминке понял, что у «Спартака» будут проблемы. Они же после Киева. Нет мотивации. Тут какой-то «Локомотив… Было видно, что ничего не получится». Но меня всё равно на месяц отстранили от судейства.

Сергей Хусаинов и Фёдор Черенков / фото: личный архив Хусаинова


«
НА ИГРУ СУМКУ ЧЕРЕЗ ПЛЕЧО – КОНФЕТКИ, ШОКОЛАДКИ, ФРУКТИКИ И HENNESSY VSOP»

На чемпионат мира 1990-го вы поехали в качестве администратора сборной СССР. Как попали на эту должность?

– Перед турниром тяжело заболел администратор сборной – Борис Григорьевич Кулачко. Они в одном кабинете сидели – Симонян, Мосягин, Морозов. Вызывает Колосков: «Сергей Григорьевич, руководство команды просит вас поехать администратором в Италию». Я говорю: «Вячеслав Иванович, я же сужу. Как?». А он: «Ты же на чемпионате мира не судишь, а там на месяц только. Поезжай, помоги ребятам». Присели с Кулачко в холле на Лужнецкой. Прошу: «Борис Григорьевич, в курс дела-то введи». Он и проинструктировал: «Значит, так: на игру сумку через плечо – конфетки, шоколадки, фруктики, стаканчики и Hennessy VSOP». Я говорю: «А форма?». – «Это уже не твоё дело, есть доктора, аdidas обует команду, вся форма именная. Ты за это даже не беспокойся. Но крепкое всё время при себе иметь!».

Когда поехали на первую игру с Румынами в Бари, ассистенты Лобановского меня спрашивали: «Серёж, ну чё?». Я отошёл в тренерскую показал. И один: «Васильич, всё нормально!». Перед стартовой игрой тренерский штаб по полтинничку коньяку выпил. Доктора не прикасались. Перерыв – ещё по 50. После матча уже не до того было.

Что больше всего удивило в работе Лобановского?

– Его чёткая программа. Продуманность. Строжайшее соблюдение тренировочного процесса.

Есть понимание, почему команда провалила турнир?

– Лобановский готовился к турниру по той же программе, как к Евро-88. Команда прибавляла ближе к финалу. Но не учёл один фактор. Ринат Дасаев приехал из Испании, Сергей Алейников и Александр Заваров – из Италии. Там турниры за месяц до ЧМ закончились, а у нас тянули до последнего. Они приехали, а тренироваться не с кем, чемпионат идёт. Это первый фактор. Второй – они постарели на два года. Упустили один элемент и результат команды уже другой.

Помню в перерыве с румынами Лобановский подошёл к Заварову, который играл в «Ювентусе»: «Ну что ты? Италия, Италия. Иди докажи, что ты Италия! Что ты вышел на поле?».

Как Лобановский переживал поражения?

– После 0:2 от Аргентины Васильич задал два риторических вопроса: «Серёжа, что скажешь? А как людям объяснить?». Болельщики же не знали, что фанаты «Наполи» нам перед игрой не давали спать – окружили клубную базу и всю ночь шумели. А игру рукой у Марадоны в своей штрафной видели все, кроме судьи.

Валерий Лобановский и Сергей Хусаинов / фото: личный архив Хусаинова


Тот турнир запомнился и тем, что футболисты начали задавать руководству федерации вопросы по премиальным?

– Игроки ещё по ходу группового турнира спрашивали: «Если на майках размещена реклама, почему мы ничего за это не получаем?». Тот же Алейников уже в «Ювентусе» играл, мыслил по-западному. Ребята возмущались, с какой радости они должны отдавать 70 процентов суточных в кассу госкомспорта. Потом раздулась история с премиальными.

Что за история про 100 тысяч долларов?

– Ситуация такая: перед матчем с Камеруном мы сидели в гостинице: Дасаев, Хидиятуллин, Бессонов и Демьяненко. И тут подходит представитель спонсоров,  компьютерной компании. Тогда компьютеры только появились и стоили по 60 тысяч долларов. И тут давай попрекать нас: «Мы вам такие деньги предлагаем за выход из группы, а вы…» Ребята встрепенулись: «Какие деньги?». – «По 100 тысяч долларов за выход из группы. Каждому!». Помимо этого 60 компьютеров ещё предлагали.

Самое интересное, что футболистам об этом никто не говорил. А это вполне могло стать дополнительной мотивацией. 100 тысяч долларов – колоссальнейшие по тем временам деньги! Камерун после этого разнесли 4:0. Но всё равно не вышли. И как раз после вылета с турнира Анатолий Демьяненко инициировал собрание команды: «Ребята, это не дело». Футболистам не выплатили премиальные за выход на ЧМ. Колосков каждый раз обещал: получим от ФИФА деньги за участие в ЧМ – всё отдадим.

Лобановский тоже встал на сторону игроков: «Давайте я позвоню сейчас в Киев, и мы закроем проблему, а вы потом рассчитаетесь». Тут Вагиз Хидиятуллин возражать начал: «С чего это Киев должен платить? Пусть Москва расплачивается». И Демьян подытожил: «Идём тренироваться. Пока не рассчитаются – не улетим».

Как решили ситуацию?

– Никита Палыч Симонян позвонил в спорткомитет, всё доложил. Там высчитали, что за простой самолёта из Союза нужно было заплатить больше, чем вознаграждения ребятам. Прикинув потери, спорткомитет сделал-таки перевод – по пять тысяч долларов на брата. Это с суточными за полмесяца.


Потом вы стали администратором сборной СССР. Хотя у вас был конфликт с Романцевым…

– Звонит Леонид Фёдорович Трахтенберг – пресс-атташе «Спартака»: «Серёж, мог бы приехать в Тарасовку? Олег Иваныч хочет с тобой встретиться, пообщаться». Там Романцев предложил стать менеджером сборной. Спрашиваю: «А Симонян?». – «Симоняна не будет». Думаю, ну ладно. Согласился. Расспросил про свои функции. Он мне всё расписал.

Удалось сработаться с ним?

– С коллегой оперативно навели справки через «Спартак» какие у главного тренера предпочтения в еде, напитках. После первого совещания в Новогорске Романцев спросил: «Сергей Григорьевич, первый сбор, новая сборная. Можем как-то?» Тут мой ассистент вкатывает в номер тележку, как в самолёте: водочка, закуска, сигареты Marlboro - любимые романцевские. Он удивился: «Откуда вы узнали?». – «Работаем, Олег Иваныч!».

Олег Романцев, Михаил Гершкович и Сергей Хусаинов (слева направо)  / фото: личный архив Хусаинова


Кроме судейства в начале 90-х вы параллельно занимались встречей, приёмом и размещением иностранных судей. Как так вышло? Какие у вас были обязанности?

– Должности офицера сопровождения ещё не существовало, а моим официальным местом работы было управление футбола. Аэропорт, гостиница, ужин, сметы – весь этот фронт работ повесили на меня. У судей есть такое понятие – симпатия. В спорных, пограничных ситуациях иногда срабатывает. Её можно банально заслужить. Как это сделать? Тепло встретить, вкусно накормить. Иностранцы тоже люди, тоже любят халяву. А мы с переводчиком должны были есть минимально. Котлета по-киевски – это максимум.

Кто спонсировал эту историю?

– Потом ввели практику, что сбрасывались судьи. Высшая лига – по червонцу, первая – по пятёрочке.

Странные просьбы от гостей были?

– В отборе на Евро-92 играли последний матч против Италии в «Лужниках». Нас устраивает ничья. Судят швейцарцы. Встречаю их, рассказываю, как на юношеском чемпионате в Берне 10 дней просидел. Поинтересовался, есть ли пожелания какие в Москве. Говорят: «Большой театр – можно?». Были разные просьбы от коллег, но про театр ещё не спрашивали.

Удалось организовать?

– Завёз швейцарцев в отель, сам погнал в театр. Там сидит бабулька, бывшая балерина. Еле выпросил! Говорю: «Завтра вся страна будет смотреть футбол. Решается, поедем мы на Евро или нет. А судьям из Швейцарии приспичило в Большой театр попасть». Вошла в положение. Сказала, чтобы через 20 минут приехали. В итоге повела в директорскую ложу, где Горбачёв обычно сидел.

Бесплатно?

– Да! Уже в день игры повёл судей в ресторан. Там главный судья матча Бруно Галлер признался, что итальянцы предложили ему 75 тысяч. Я расстроенно: «У нас таких денег нет». Швейцарец в ответ улыбнулся: «Спокойно. Всё решится на футбольном поле». В итоге 0:0 закончили, без вопросов отсудил.

Правда, что иностранных судей уже в раздевалке ждали русские девушки лёгкого поведения? Кто оплачивал это дело?

– Однажды один судья из Австрии вообще хотел жениться на русской проститутке. Он нас с греками судил. Обычный мужик, и вдруг: «Хочу русскую». После матча захожу в судейскую: «Одевайтесь, только не торопитесь». Подождал, пока делегат и команды уедут. Отвёл их в сауну под трибунами «Лужников». Там три комплекса, бассейн, массажные кабинетики. Наш водитель Саша оперативно доставил девушек с Тверской. Потом выходит та, которую главный судья выбрал: «Где ты его взял? Он мне сейчас предложил выйти за него замуж».

«СУДЕЙСКИЕ НАЗНАЧЕНИЯ – ЧИСТО КОРРУПЦИОННАЯ СХЕМА»

Был момент, когда вы были начальником судейского корпуса. Почему не остановили этот беспредел со взятками судьям?

– Я пытался что-то сделать, но сама система всегда шла против. Например, я предложил ввести компьютерные назначения арбитров, чтобы исключить человеческий фактор. Потом ввели ещё дополнительное ограничение – конфликтные ситуации. И знаете, кто первым возмутился? Сами судьи! Мои подчинённые.

Как они выражали своё недовольство?

– Написали коллективное письмо против меня. Колосков, который тогда руководил РФС, даёт письмо. Меня просят назначить определённого судью на игру, а я объясняю, что это не я, а компьютер назначает. Например, встречаюсь на «Торпедо» с тренером Александром Ирхиным, который кстати и «Рубин» в своё время тренировал. А тогда он только «Уралан» принял и жалуется мне: «Серёжа, приезжали твои парни – требуют долги вернуть». Мне тогда один авторитетный человек сказал: «Сергунь, ничего ты не сделаешь. Они с «рюкзаками» за спиной бегают. В этом – долги перед одной командой, а в том – долги другой команды перед ними. Надо отдать».

Что в итоге?

– Анализировать что-то не было времени. Чемпионат идёт, игры срывать нельзя. Уже потом начал изучать прежние назначения: одни и те же люди судят определённые команды. Чисто коррупционная схема. Но никому до этого нет дела.

Чем вы занимаетесь сейчас?

– Пока на самоизоляции, сижу дома. До этого работал в школе учителем физкультуры. В декабре уволился по собственному желанию, но, честно говоря, меня уже нескромно выдавливали. Те методики, которые я применял, которые доставляли большую радость детишкам, назвали неэффективными. Хотя родители стали проходить мимо кабинета директора с благодарностями и подарками. Я говорил, что не стоит, это мой долг, но они: «Не, не. Дети только и ждут, когда встреча с Сергеем Григорьевичем». Я до работы только появлялся на территории школы, а дети уже бежали навстречу. Как говорил великий Владимир Высоцкий: «Шарапов, если у человека хоть одна голова Горыныча вырастит, то всё. Это погибель». Жадность, зависть, предательство…

В 2009 году в интервью вы говорили, что у вас накопились большие долги. Как-то удалось решить этот вопрос?

– На сегодняшний день – нет. Долги образовывались по неопытности. Я решил открыть футбольный колледж. Депутаты сперва поддерживали. Потом это вызвало неприязнь у некоторых футбольных клубов, начались бандитские дела, наезды. Спонсоры отказались от идеи. Я побежал к Егору Титову, рассказал ситуацию. Он сказал: «Григорич, когда сумеешь – тогда вернешь». Помогали и другие ребята. В результате вышло так как вышло.

Егор Титов (справа) / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


У вас нет никакого бизнеса?

– Нет, куда не кинешься – бизнеса нет. Я предлагал многим свои условия. Людям не надо. В итоге докатились до того, что есть. Даже Фетисов рассказывает, что родители проплачивают места с первой по третью пятёрки в хоккее.

Вы нередко критикуете коллег. Делаете это жёстко. Не было из-за этого проблем? Не просили не топить их?

– Они не могут меня просить, потому что они же меня предали. Они же обратились с письмом о моём отстранении. Не по судейским делам, а чисто по меркантильным. А те, которые новые судьи приходят, то я высказываю только по их работе. Я же не говорю, что это плохой человек. Всегда объясняю свою критику. В конце концов не он виноват, что испортил тот или иной матч. Виноват тот, кто его назначил на эту игру.

Вспоминается один эпизод. Помните, когда Смолов ещё играл за «Краснодар», был момент в матче против «Арсенала»? Там был эпизод, когда Феде порвали бутсу! А судья Артём Чистяков вместо пенальти дал ему жёлтую за симуляцию и удалил его с поля. Как этот арбитр вообще появился на этой игре – не знаю. В итоге Смолов из-за него был вынужден пропустить следующий матч – с прямым конкурентом за места в еврокубках. Я тогда публично сказал: «Это заказ». На это отреагировал Мутко: «Мы попросим компетентные органы побеседовать с экспертом».

Что было дальше?

– Позвонил начальник по безопасности РФС. Пригласил на разговор. Я под протокол подтвердил свою точку зрения: по правилам игры нарушение было против Смолова, симуляции и близко не было, жёлтая карточка – преднамеренная. Безопасник спрашивает меня: «А как с этим бороться?». Я уже давно говорю, что нужно создать команду, отслеживать встречи в аэропорту, движение средств по счетам. Масса вариантов! Надо только иметь желание, варианты есть. Уже потом этот Чистяков рассказывал, что прошёл проверку на детекторе лжи. Да хоть десять! А чего же ты сейчас не судишь?

Сейчас вас перестали приглашать на телевидение…

– После долгого перерыва Валера Карпин начал привлекать к эфирам на «Матч ТВ». Хотя я знал, что в своё время Мутко дал команду: «Такого эксперта нет». Потом всё равно Димка Губерниев лично просил меня выступить в качестве эксперта, я приехал на ночной эфир. Без оплаты, без всего – всё во славу футбола. А потом раз и без объяснения всё прекратилось. Я знаю, что это всё за критику «Зенита». Я высказал свою версию против них. Сейчас на «Матч ТВ» меня не пускают.

Вячеслав Фетисов / фото: Алексей Белкин, БИЗНЕС Online


Следующий момент: меня приглашает Фетисов. До этого никогда не звал, а тут пригласил. По нашумевшему матчу «Зенит» – ЦСКА. Костя Генич говорит, что Геннадий Орлов только что выступил на «Эхо Москвы» и сказал, что Хусаинов – это ультрас и всегда всех критикует. Я на передаче сказал правду, что Сердар Азмун в одном из эпизодов нарушил правила на прямую красную. Потом там дали карточку армейцу, хотя фола никакого не было. И на этом всё. А потом с эфиров пропал и Владимир Федотов. Почему? Потому что он тоже высказался против «Зенита». И это не для кого уже не секрет.

Он открыл свой канал на ютубе. Не было таких мыслей? Может создать свою колонку в газете?

– Я в своё время вёл с вашими коллегами свою колонку, разбирали все судейские дела. Были и другие предложения, а потом – тишина.

Как вам сегодняшняя работа судей? Если сравнивать с тем, что было при вас, стало ли лучше?

– Нет. Даже близко нет. Всё упало. Упала подготовка. Это ключевое в работе арбитра. Нужны наставники. Несколько лет назад Мишель Платини предложил ставить пятых судей за ворота. Стали ставить молодых. Я же считал, что нужно ставить тех, кто только закончил судить в поле. Во-первых они авторитетные, во-вторых – им не нужна уже такая физическая подготовка, бегать 90 минут не нужно.

Вы за VAR или против?

– За VAR должен сидеть человек, который прекрасно разбирается в трактовках эпизодов. Единственный его недостаток – не может бегать по полю. Он в разы должен быть лучше, чем тот, который бегает по полю. А где их взять, когда тех, которые бегают по полю-то нужно подготовить? Некачественную работу судей я объясняю только одним: недостаток футбольного образования.

– Сейчас российских судей возглавил венгр Кашшаи. Думаете, станет лучше?

– Кашшаи рекомендовал сам Роберто Розетти. А почему он? Почему не немцы или ещё кто-то? Да потому что Кашшаи уже работает по заданию Розетти и УЕФА. И где надо прибивает. У Александра Дюкова, который близок к «Зениту», хорошие отношения с Розетти. У них всё на мази. Тихо и спокойно. Когда Дюков говорил, что к Егорову было много претензий, только два клуба воздержались во время голосования. Но Егорова не снимали до последнего. Ему дали время на исправление ошибок. А почему? Потому что надо было довести начатое дело до конца! А сейчас «Зенит», можно сказать, уже чемпион. Дело сделано. И теперь Александр спокойно ушёл руководить федерацией футбола Мордовии. Михаила Вилкова, которого разносили в пух и прах, поставили руководить Нижегородским футболом. Всё же очевидно, ребята. О каком качестве судейства можно рассуждать, когда в судейство приходят дети судей. Как Лапочкин может быть назначен на матч Суперкубка, когда за сезон он получил пять двоек?! Ни о каком качестве речь не идёт. У нас, к сожалению, сохраняется принцип «свой – чужой».

Как теперь быть?

– Если хотим двигаться дальше, то нужно принимать принципиально-радикальные меры по вертикали управления и по отбору арбитров. А если нет, то остаётся довольствоваться тем продуктом, который сейчас есть. Но народ же у нас не слепой. Болельщики всё видят.

ДОСЬЕ «СПОРТ БО»
Сергей Григорьевич ХУСАИНОВ
(при рождении – Рашид Рахматуллович Хусаинов)
Дата рождения: 18 июля 1954 года (65 лет)
Место рождения: Москва
Карьера футболиста: Динамо (Москва) – 1964 - 1970; Торпедо (Москва) – 1971 - 1972; Динамо (Махачкала) – 1975.
Судейская карьера: высшая лига чемпионата СССР (74 матча), чемпионат России (183 матча), главный судья финала Кубка России-1993.
Достижения: в списках лучших судей (1987, 1988, 1991 – 1994, 1996 – 1998 годы).
В 1999 году завершил судейскую карьеру.

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Все главные футбольные новости в инстаграме «Футбол БО»
Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Поставь оценку тексту
+
1
-
Загрузка...
  • Анонимно
    Анонимно 14.04.2020 10:05

    Вот это судьба...

    4 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 14.04.2020 10:11

    Интересно,как сложилась бы карьера,если своевременно не прикинулся бы представителем государствообразующего народа. Ну а само интервью интересное и познавательное.

    8 Плюс минус ответить
    • Анонимно
      Анонимно 14.04.2020 11:06

      Нормально сложилась бы! Альмир Каюмов же судил. Другое дело - судьёй он был слабеньким и нервы ни к черту у него были. Жаль, что свёл счёты с жизнью.

      2 Плюс минус ответить
      • Анонимно
        Анонимно 14.04.2020 12:29

        "Нормально сложилась..........,.свёл счёты с жизнью".Лучше не придумать.

        5 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 14.04.2020 11:46

    Средняя зарплата в 1985ом 62 рубля... (на самом деле ~150)
    Курс доллара в 1999ом 30 копеек... (на самом деле 20+ рублей)

    Маразматик. А журналист и рад кивать и подливать. Байки.

    -2 Плюс минус ответить
    • Анонимно
      Анонимно 14.04.2020 16:59

      Под словом "копеек" Хусаинов имеет ввиду рублей, скорее всего. Судя по его интервью, это особенности его общения: "Серунь, торпедчики, Демьян" и тп)))

      6 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 14.04.2020 12:05

    В 1999 году доллар никак не стоил 30 копеек! А некоторые иностранные судьи брали по 100000$ за один важный матч, на чемпионате мира, обычно перед уходом на пенсию.

    0 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 14.04.2020 12:17

    Не уважаю татар сознательно обрусевшими. Вроде и христианство по зову партии принял.

    7 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 14.04.2020 13:14

    Плохо с памятью у него: когда он судил средняя зарплата была гораздо выше 62 рублей, доллар никогда не стоил 30 копеек (официальный курс в СССР в те годы был 63 копейки, а на черном рынке 2-3 рубля), ну и премиальные «По 100 тысяч долларов за выход из группы. Каждому!» доверия совсем не внушают. Сумма по тем временам просто огромная, чтобы платить за выход из группы.

    -3 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 14.04.2020 13:17

    Помню этого "честнейшего" судейку по 8 добавленным минутам на Петровском в матче с Балтикой, когда играли пока Балтика не сравняет счет.

    -2 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 14.04.2020 14:06

    Только недавно было его огромное интервью в другом спорт издании. Что это он столь популярный стал, или просто совпадение?! А так, почитать интересно.

    2 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 14.04.2020 21:24

    Предатель своего народа. Я бы наплевал на все сокровища мира, если бы для этого надо было сменить имя. Ни за какие деньги не предал бы свой народ. Наши предки ценой жизни сохраняли свою культуру, свою религию. А этот. Просто стыд и позор. Мало того, что продал своё имя за червонцы, так ещё и религию предал.

    4 Плюс минус ответить
    • Анонимно
      Анонимно 15.04.2020 22:47

      Ты не жил при СССР и под давлением КПСС. Никогда не зарекайся

      -3 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 14.04.2020 22:50

    Человек который сам сделал себе имя, которого знают и уважают в футбольном мире! Побольше бы таких судей, но как он правильно сказал в настоящее время, к сожалению, работают другие принципы (свой-чужой), честные и неподкупные судьи (и уже даже эксперты) не нужны тем, кто платит...А наш футбол деградирует

    4 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 14.04.2020 22:51

    Дин саткан

    7 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 15.04.2020 19:32

    На чемпионате мира один западный судья взял у западной команды за решающий матч 100000$, а потом сразу ушёл на пенсию и купил дорогую виллу на побережье моря.

    0 Плюс минус ответить
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть