Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен

Алиса Галлямова: «Ситуация с Россией и Индией на шахматной Олимпиаде возмутительна и абсурдна»

Большое интервью с королевой татарстанских шахмат.

Российские шахматы на днях отметили большое событие – победу в первой в истории онлайн-Олимпиаде, пусть даже «золото» по техническим причинам пришлось поделить с Индией. В своё время в Олимпиаде побеждала казанская шахматистка Алиса Галлямова. Дважды она была близка и к мировой короне, но уступала китаянкам.

Сейчас она играет редко и только в больших турнирах, планируя тренировать детей. В большом интервью «БИЗНЕС Online» Галлямова рассказала о матче в военном городке Китая, катании на подводной лодке на Арубе, возросших в последние годы призовых и проблемах татарстанских шахмат.

Алиса Галлямова / фото: ruchess.ru


«МИННИХАНОВ ПОДДЕРЖАЛ ШКОЛУ ГАЛЛЯМОВОЙ, НО ОТ МИНСПОРТА ПОМОЩИ НЕТ»

– Алиса Михайловна, сколько времени вы сейчас ежедневно уделяете шахматам?

– В последнее время довольно много. У меня были периоды, когда я на год - два уходила из шахмат, но сейчас снова есть силы и желание. На прошлой неделе с большим интересом следила за ходом шахматной Олимпиады. Очень рада, что наши ребята выиграли.

– Индийцы тоже получили «золото», потому что у них произошёл сбой с интернет-соединением. Как отнеслись к этой ситуации?

– Она возмутительная и абсурдная. Нужно было просто переиграть эти две партии, это было несложно сделать. Россия ведь вела в счёте 2,5:1,5 – не было никаких оснований делить «золото» с Индией. Получилось совсем не по-спортивному. Самое плохое – двойные стандарты. Идентичная ситуация с обрывом связи была у армян, но им засчитали поражение в игре с той же Индией. А индийцам, получается, дали победу.

– В интернете провели целую шахматную Олимпиаду. Значит, вид спорта вообще не пострадал от коронавируса?

– Не сказать, что шахматы обошлись без потерь. Всё-таки были отменены несколько турниров. Например, шахматная Олимпиада должна была пройти в августе. Онлайн-шахматы очень популярны, каждый день играются миллионы партий. Но есть свои проблемы. Помимо, технических сбоев, бывают ещё и читтеры. Есть шахматисты, которые раньше показывали слабые результаты в турнирах, но в интернете заиграли подозрительно сильно. Вероятно, с помощью мощных компьютерных программ.

ФИДЕ постоянно поднимает эту проблему, но пока решить её не удаётся. Всегда находятся те, кто не соблюдает правила честной игры. Мне в интернете играть не очень нравится, а вот для тренировок это хороший вариант.

– Какие у вас дальнейшие планы?

– Планирую участвовать только в больших турнирах, а в остальное время посвящать себя тренерской работе, если будут желающие заниматься в моей школе. Понимаю, что не каждый большой спортсмен становится хорошим тренером, но я уже пробовала и вроде бы у меня неплохо получается взаимодействовать с детьми.

– Терпения хватает?

– На чужих детей хватает, на своего – не всегда (смеётся). Сейчас младшему сыну 12 лет, бунтарский возраст, поэтому бывают непростые моменты.

– На сайте федерации шахмат Татарстана сказано, что школа Алисы Галлямовой проводит набор детей. Что из себя представляет школа?

– Сейчас набираю детей для групповых занятий. В июне мы с заслуженным тренером России Александром Васильевичем Филипенко уже проводили онлайн-занятия. Хотелось пригласить самых перспективных, но анализ результатов прошлого первенства России показал, что в целом детские шахматы в Татарстане находятся на низком уровне. Из 526 стартовавших детей в возрасте от 11 до 19 лет в финалы первенства страны пробились всего 17. Только Мария Якимова завоевала серебряную медаль в возрастной группе до 15-ти лет. В остальном 10-е, 20-е и 30-е места.


– Почему результаты такие низкие?

– Если ребёнок занимается шахматами два - три раза в неделю по 45 минут, серьёзных результатов никогда не будет. Чтобы развиваться, необходимо играть в сильных турнирах и ежедневно заниматься как минимум два - три часа. Желательно с сильными тренерами. А это недешёвое удовольствие, которое могут себе позволить далеко не все родители. Сейчас я собираю платную группу и по разговорам с родителями понимаю, что у детей есть желание, но у семей нет возможности.

Поэтому ещё в 2016 году у меня возникла идея создания в Казани гроссмейстерской школы, в которую пять - шесть раз в год могли бы бесплатно приезжать на двухнедельные сборы перспективные дети со всей республики.

– Что для этого требуется?

– Поддержка со стороны властей. В 2017 году я написала письмо президенту республики, в котором рассказала о слабых результатах татарстанских шахмат. Я предложила концепцию, которая могла бы улучшить ситуацию. Она включала проведение сборов, приглашение сильных тренеров и гроссмейстеров. Таким образом, республика помогла бы талантливым детям.

Рустам Нургалиевич Минниханов идею одобрил, я ему благодарна за многолетнею поддержку. Несколько миллионов рублей были выделены, но застряли в министерстве спорта. Ничего не было сделано, ни одного сбора для детей мы не провели. Затем была очень длительная переписка, которую с министерством вела Лилия Тимурова, в результате которой через два с половиной года выделили деньги на два сбора, причём существенно их урезав. Разумеется, пригласить сильных специалистов по их нормативам не удалось. Но сама ситуация, когда ты столько времени ждешь выделенных денег довольно странная.

С министерством спорта РТ у меня давно напряженные отношения, ещё с 1998 года, когда был сорван мой матч за мировую корону. Причем министры меняются, а поддержки как не было, так и нет. Пишу им – никакого ответа. Пишу президенту – получаю поддержку. Министерству это, видимо, не нравится, и начинают вставлять палки в колёса.

Надеюсь, что в будущем ситуация изменится и талантливые татарстанские дети получать возможность развиваться у нас, а не ездить в другие регионы. Например, сейчас есть сильная гроссмейстерская школа «Сириус» в Сочи.

– В интернете очень много рекламы частных шахматных школ.

– Да. Более того, иногда вижу очень навязчивую рекламу со стороны мастеров ФИДЕ. Этот статус шахматист автоматически получает, когда достигает рейтинга 2300. По нашему – кандидат в мастера спорта. Есть тренеры, которые расписывают, что выиграли множество международных турниров, воспитали множество чемпионов, хотя это далеко от истины. Родители, которые не сильно разбираются в шахматах, попадаются на это и годами платят деньги, рассчитывая на результат. Я всё-таки рекомендую проверять, к кому вы ведёте своего ребёнка – сейчас вся информация есть в интернете. Читала о «заслуженном» тренере, который учит делать первым ходом d3. Гроссмейстеру не придёт в голову такая ерунда.


«ТАТАРСТАНСКИМ ШАХМАТАМ НЕ ХВАТАЕТ ОРГАНИЗАТОРА УРОВНЯ МУХАМЕДЗЯНОВА»

– Раньше ежегодно проходил детский турнир Кубок Алисы Галлямовой. Почему он прервался?

– Мне приходилось решать слишком много организационных вопросов. В какой-то момент я от этого устала, не получая никакой поддержки. А турнир был хороший. Десять лет турнир проводился в Актаныше, потом я его шесть лет организовывала в Казани. Призовой фонд составлял 250 тысяч рублей, было много других ценных призов. Наши дети получали возможность бесплатно поиграть с соперниками из других регионов – в турнире участвовало больше 200 детей из разных городов. Я бы с удовольствием возродила турнир, если бы появилась спонсорская помощь.

– Если посмотреть календарь, то там и так полно детских турниров. В ещё одном есть необходимость?

– Турниров действительно много, но большинство из них с контролем времени 5 - 15 минут на партию. Нельзя расти, постоянно играя только блицы. Интересно, проводилось бы столько же турниров по два-три дня без вступительных взносов?

Количество турниров в данном случае не переходит в качество. Всё инертно, по накатанной. Мемориал Нежметдинова – да, серьёзный турнир с нормальным контролем времени. Но если талантливые молодые ребята хотят сыграть со взрослыми, то взнос 5 - 6 тысяч рублей.

Несколько сильных турниров, как детских, так и взрослых, – точно бы не помешали, чтобы местные дети не варились в собственном соку, а играли с сильными соперниками из других регионов. Для роста необходима хорошая игровая практика. С этим пожеланием я тоже обращалась в федерацию, но тщетно. На самом деле татарстанским шахматам очень не хватает сильного организатора, каким был Наиль Ибрагимович Мухамедзянов, который ушёл из жизни в 2003 году.

– Кто сейчас самые перспективные шахматистки Татарстана?

– Зарина Шафигуллина из Набережных Челнов в прошлом году играла в суперфинале чемпионата России. Есть Елизавета Мальцева из Бугульмы, Камалия Булатова из Зеленодольска. Им нужны тренеры, сборы, занятия, но их никто не оплачивает. Если республика хочет, чтобы её представители добивались успеха в шахматах, нужно помогать. Иначе результата не будет.

Зарина Шафигуллина / фото: ruchess.ru


Я в своё время почему резко прибавила? Потому что уехала в Москву в спортивный интернат. Там было два занятия в день, а по вечерам я ещё в мужских турнирах участвовала. Самостоятельно развиваться очень непросто, тем более в юном возрасте. Я в своё время работала с Александром Халифманом, Алексеем Дреевым, Сергеем Долматовым. Конечно, это помогало расти. С индийцами сейчас работает чемпион мира Владимир Крамник. Они пашут по пять - шесть часов в день. Неудивительно, что добиваются успехов.

Надеюсь, что власти Татарстана на всех уровнях всё-таки поддержат идею полноценных бесплатных сборов для детей или найдётся спонсор, который нам поможет. Пока всё ложится на плечи родителей.

– Почему в последние годы вы не играете за «Ладью»?

– По словам президента федерации шахмат Татарстана Геннадия Николаевича Захарова, из-за своих капризов. На самом деле нет – исключительно по финансовым причинам. Если не обеспечиваете сборами и тренерами, то дайте гонорар. Его мне урезали в два с половиной раза – для меня это неприемлемо. Повторюсь, во времена Мухамедзянова находились спонсоры, у нас была очень сильная команда, которая побеждала в России и показывала хорошие результаты в Европе. Сейчас всё иначе. Клуб никого не приглашает, играет своими силами, поэтому и результаты невысокие. Мне всегда нравилась играть за «Ладью». Если будут достойные условия, я буду играть.

– По ходу карьеры от других клубов были интересные предложения?

– Да, и не раз. В своё время вообще могла уехать в Югославию, там обещали квартиру. Но потом произошел балканский кризис.

Алиса Галлямова и Се Цзюнь / фото: архив БИЗНЕС Online


«МАТЧ В 1999-М БЫЛ ОРГАНИЗОВАН БЛАГОДАРЯ ШАЙМИЕВУ – БОЛЬШЕ НИКОМУ НЕ БЫЛО ДЕЛА ДО МЕНЯ»

– Самое необычное место, в котором вы играли?

– Если со знаком минус, то китайский военный городок, где проходила вторая часть матча с Се Цзюнь за звание чемпионки мира в 1999 году. Было понятно, что условия будут неравными. Меня поселили в дом со свежим ремонтом. От запаха краски и всей этой строительной химии, даже залетающие насекомые долго не выживали. А я в таких условиях готовилась к партиям. На разборки и скандалы уже не было ни сил, ни желания, потому что полматча было позади.

Играли в небольшом зале. Зрители – только китайские военные и больше никого. Психологическое давление было серьёзным. У нас в Казани организация была значительно лучше.

– Годом ранее вы ведь отказались ехать в Китай…

– Да, и просто получила техническое поражение. Се Цзюнь была объявлена победителем без борьбы. Это была ужасная ситуация. Я вплотную подошла к мировой шахматной короне, была в отличной форме, но мне никто не помогал ни на республиканском, ни на российском уровне – никому не было дела до шахмат и меня.

В те времена если одна из соперниц не хотела играть на чужой территории, международная федерация шахмат должна была искать нейтральную площадку, но она этого не сделала. Сколько я тогда нервов потратила, упустив такой шанс. Когда на следующий год Жужа Полгар отказалась играть из-за рождения ребёнка и мне представился второй шанс, я написала Минтимеру Шариповичу Шаймиеву. После его вмешательства нашлись средства для внесения в призовой фонд и матч был организован: 8 матчей в Казани, 8 – в Шэньяне. Но расклад сил уже был другим, времени на подготовку у меня было гораздо меньше, да и вся эта нервная ситуация отрицательно сказалась. Тем не менее, после российской части серии счёт был 4:4, а в Азии не заладилось (2,5:4,5).

– Шаймиев – большой любитель шахмат. Вы с ним играли?

– Нет, не довелось. Знаю, что президент федерации шахмат Татарстана Геннадий Захаров регулярно с ним играет. Видела, что в Актанышском районе появился арт-объект «Шахматы». На самом деле Минтимер Шарипович многое сделал для шахмат, я ему благодарна за поддержку.

26 августа 2020 года. Минтимер Шаймиев и Рустам Минниханов у арт-объекта «Шахматы» в Актанышском районе / фото: president.tatarstan.ru


– В 2006 году вы снова были в шаге от чемпионского титула, но проиграли другой китаянке – Сюй Юйхуа (0,5:2,5).

– К сожалению, я тогда со спиной попала в больницу. Возможно, из-за перенапряжения так произошло. Доигрывала на обезболивающих. Тогда формат был иным. Играли в Екатеринбурге плей-офф, начиная с 1/32 финала.

– Плачете после поражений?

– Иногда бывает так обидно, что могу заплакать. Многие шахматисты сильно переживают. Каждое поражение, как микросмерть. Важны характер, стрессоустойчивость.

– Самое колоритное место, куда вас приводили шахматы?

– Австралия и остров Аруба. Раньше голландский миллиардер Йоп ван Остером регулярно проводил турнир «Леди против ветеранов». Сильнейшие шахматистки играли против Виктора Корчного, Василия Смыслова, Льва Полугаевского, Марка Тайманова и других легенд. Это было очень интересно. Организация всегда была на высочайшем уровне. На Арубе нас даже покатали на подводной лодке.

«КОРЧНОЙ РАЗДРАЖАЛ ШУРШАНИЕМ, А ОДНАЖДЫ НЕ ПОДАЛ РУКИ»

– Было такое, что соперник во время партии раздражал вас своим поведением?

– У Корчного была привычка иногда стоять за спиной и шуршать конфетными обёртками – это действительно раздражало. Помню, однажды он мне проиграл и не подал руки. Не любил человек проигрывать! В следующий раз уже я ему уступила и в голове промелькнула мысль поступить также, но я подала руку – нужно уметь проигрывать. Злиться нужно не на соперника, а на себя. Если ты грубо ошибся или залез в цейтнот, то это твоя вина.

2001-й год. Слева направо: Виктор Корчной, Яков Дамский, Марат Бариев, Анатолий Карпов и Алиса Галлямова перед матчем Татарстан - Европа / фото: архив БИЗНЕС Online


– Наверное, девушки могут сильно надушиться перед игрой, а мужчины, напротив, не сходить в душ? Это мешает?

– Безусловно, это неприятно. Такие вещи всегда вызывают непонимание. Это просто неуважение к сопернику. Раньше ещё была проблема с китаянками – намажутся своими специфическими мазями и реально стоит вонь. Сейчас всё иначе, шахматы меняются. В своё время во время партий можно было курить сигареты. Сейчас это недопустимо. Да и вообще, шахматисты сейчас следят за своей физической формой. Посмотрите на Магнуса Карлсена, Сергея Карякина, Яна Непомнящего. Все подтянутые. Нагрузки сумасшедшие, напряжение огромное и чтобы это всё выдерживать, организм должен быть крепким.

– В шахматах бывают договорные матчи?

– Гроссмейстерские ничьи бывают часто. Если соперники уже добились своей цели и обоих устраивает такой результат. Они договариваются, делают обязательное количество ходов и жмут друг другу руки.

– Как вы к этому относитесь?

– Не вижу в этом проблемы. Если соперники решили свои задачи, то почему бы им не сэкономить силы и время? Бывает и ситуация, когда один из соперников целенаправленно играет на ничью, разменивая фигуры и отказываясь от серьёзной борьбы. Например, Карлсен так делал и в матче с Карякиным в 2016-м, и в матче с Фабиано Каруаной в 2018-м. Он уводил обоих на тай-брейки, в которых играют быстрые партии. В них он значительно сильнее соперников.

Сергей Карякин / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– Среди гроссмейстеров встречаются люди без высшего образования?

– Конечно. Когда ты с головой уходишь в шахматы, трудно совмещать это с учебой. Я поступала в педагогический институт, но бросила. Чемпион мира Карлсен, сёстры Полгар школу не посещали. И таких примеров много. Многие занимаются самообразованием или получают дипломы позднее.

– Что вы сейчас читаете?

– Летом с сыном читали школьную программу – «Робинзон Крузо», «Остров сокровищ» и другую литературу. Час-два в день обязательно уделяю чтению. Недавно прочитала «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына. Несколько раз пыталась начать, но осилила только сейчас. Тяжёлая книга, оставила тягостное впечатление. Потом взяла «Над пропастью во ржи». Многие хвалят, но мне совершенно не понравилось. Сейчас открыты рассказы Чехова – прекрасно читаются.

«ШАХМАТЫ МОЛОДЕЮТ И СТАНОВЯТСЯ БОЛЕЕ СПОРТИВНЫМИ»

– Вы помните все свои партии?

– Ой, нет, память у меня плохая. Во многом из-за этого подготовка к турнирам всегда была тяжелой – многие вещи приходилось зубрить. На самом деле современные шахматы – это гигантский пласт информации, который нужно запомнить. Шахматных ходов больше, чем звёзд на небе. Сами крупные турниры тоже изматывают. Представьте, что вы десять дней подряд напряженно сдаёте экзамены. С утра до обеда готовишься к одной партии. Отыграл – тут же переключаешься на подготовку к другой.

– Шахматный человек, поражавший вас памятью?

– Думаю, у всех сильных шахматистов хорошая память. То ли это природный талант, то ли именно шахматы её развивают – наверное, здесь всё индивидуально. Например, у моего тренера Александра Филипенко прекрасная память. Мне бы такую, у меня рейтинг был бы на сто пунктов больше (улыбается).

– Чьи партии вызывают у вас профессиональное восхищение?

– Сейчас заново открываю для себя классиков – смотрю партии Василия Смыслова, Михаила Ботвинника, Тиграна Петросяна. Очень много красивых, выдающихся партий. Их соперники тогда позволяли им реализовывать какие-то яркие идеи. На мой взгляд, сейчас шахматы более спортивные, более упорные.

Алиса Галлямова в 2001 году / фото: архив БИЗНЕС Online


– Какой возраст сейчас считается пиковым для шахматистов?

Шахматы молодеют. Посмотрите на китайцев и индийцев – они уже в 12 - 13 лет становятся международными гроссмейстерами. В 80-х годах 60-летний Смыслов играл в турнире претендентов – сейчас сложно такое представить. Наверное, оптимальный возраст 20 - 30 лет, хотя всё индивидуально и всегда есть исключения.

Я по нынешним меркам начала поздно заниматься – в девять лет. Но благодаря постоянным тренировкам в 17 лет стала первым международным гроссмейстером в республике, а в 18 лет играла за сборную СССР на шахматной Олимпиаде. Была я и четыре грузинки – Майя Чибурданидзе, Нона Гаприндашвили, Нана Иоселиани, Кетеван Арахамия. Мы набрали одинаковое количество очков с Венгрией, за которую выступали три сестры Полгар, но по дополнительным показателям всё-таки стали вторыми.

– Вы сталкивались с тем, что вашим соперникам подсказывали?

– Может быть, на детских турнирах. Кто-то нос почешет или ухо. Сейчас масштабы другие, поскольку техника развивается. На крупных турнирах стоят металлоискатели, даже ручку свою нельзя пронести. Вдруг у тебя там чип какой-нибудь? Организаторы обычно глушат всю связь в зале.

«НЕ ДУМАЛА, ЧТО СМОГУ ТАК ИГРАТЬ ПОСЛЕ РОЖДЕНИЯ ВТОРОГО РЕБЁНКА»

– Сейчас в женских шахматах доминируют китаянки. Кто из россиянок может изменить ситуацию?

– Екатерина Лагно, Александра Горячкина, Александра Костенюк. Наши девушки в двух последних финалах играли. Лагно в 2018-м вообще удивила. Через месяц после рождения ребёнка дошла до финала. Сделай ничью белыми в последней партии – стала бы чемпионкой, но не получилось. Горячкина в этом году только на тай-брейке проиграла Цзюй Вэньцзюнь. Поразительно везёт китаянкам. Иногда ты понимаешь, что человек заслуживает победы, всё для неё делает, но какие-то высшие силы мешают. Нет другого объяснения – видимо, на небесах так написано.

Евро-2017. Слева направо: Нана Дзагнидзе, Алиса Галлямова, Александра Горячкина / фото: ruchess.ru


– В 2010 году в составе сборной России вы выиграли шахматную Олимпиаду. Какие были взаимоотношения внутри команды? Александра Костенюк в 2008-м рассказывала, что сборная разделена на группировки.

– Я бы так не сказала. Всё было нормально, дружелюбно. Понятно, что в обычное время мы прямые конкурентки, но тут на две недели об этом забываешь, переживаешь за партнёрш по команде. У нас на том турнире был тренер Юрий Дохоян. Помню, сидим мы в зале, думаем и тут он где-то в сторонке как выругается матом. Все приняли это на свой счёт, сосредоточились и сильнее заиграли (улыбается). На том турнире за первую сборную играла я, сёстры Косинцевы, Костенюк и Валентина Гунина.

– Шахматные подруги у вас есть?

– Прямо подруг нет, но периодически общаюсь с теми, с кем играла.

– Вы после рождения второго ребёнка не тренировались и играли два с половиной года. Как смогли вернуться на хороший уровень?

– Честно говоря, я сама удивлялась. Помню, что постоянно размышляла над тем заканчивать карьеру или нет. Но потом пришло приглашение сыграть в суперфинале чемпионата России. Я целенаправленно готовилась буквально три недели, но в итоге выиграла турнир. А год спустя повторила успех. Сама от себя такого не ожидала. Видимо, так сильно соскучилась по шахматам. Тем не менее, такие большие паузы, конечно, сказываются на карьере. Как и в любом виде спорта, чтобы быть лучшим, нужно тренироваться ежедневно. Только в нашем случае нужно тренировать голову.

– С рейтингом 2438 вы сейчас замыкали бы топ-30 в мировых женских шахматах, но ваш рейтинг, кажется, заморожен.

– Да, такое бывает, когда определённое время не играешь. Рейтинг разморозится после сыгранных партий. Помню, Хампи Конеру в 2019 году по этой причине не попала на турнир претенденток в Казани, который выиграла Горячкина. Когда-то у меня был третий рейтинг в мире после сестёр Полгар.

– Вы довольны тем, как сложилось ваша карьера?

– Уверена, что могла добиться большего. Есть обида, что не до конца реализовала свой талант. Я в 19-летнем возрасте вышла замуж за Василия Иванчука и уехала во Львов. Сейчас понимаю, что не стоило этого делать – нужно было оставаться в Казани и продолжать активно заниматься шахматами. А так получилось, что я на время их забросила, полностью посвятив себя семье и домашним делам. А это, пожалуй, было лучшее время для развития.

«ФИНАНСОВАЯ МОТИВАЦИЯ ШАХМАТИСТОК ВЫРОСЛА»

– Какие самые большие премиальные в вашей карьере?

– 40 тысяч долларов – в матче за мировую корону-1999. За победу на Олимпиаде-2010 нам дали по 25 тысяч. С нынешними премиальными, конечно, не сравнить. В январе этого года Горячкина и Вэньцзюнь разыграли в финале 500 тысяч евро – сумасшедшие деньги для шахмат. В плане материального поощрения женские шахматы в последние годы поднялись, у девушек есть мотивация.

– Говорят, у вас в Казани есть бизнес.

– В своё время я построила объект на улице Бутлерова, который сдаю в аренду – вот и весь бизнес. Я занималась разными проектами, но понимала, что не смогу в полной мере их контролировать по ходу карьеры, а без полного погружения ничего не выйдет. Остановилась на варианте с пассивным доходом.

– Какого уровня должен быть шахматист, чтобы безбедно жить?

– Международные гроссмейстеры и международные мастера неплохо зарабатывают за счёт выступления за клубы и сборные. Плюс возможны частные уроки, тренерская работа. Знаю, что многие зарабатывают на тренерской работе даже больше, чем на турнирах.


– В 2019 году проходили новости, что шахматы станут в России обязательным школьным предметом. Что вы об этом думаете?

– Положительно на это смотрю. Шахматы развивают мышление, логику, память. Для популяризации шахмат это было бы отлично. Понятно, что столько шахматных тренеров у нас нет, но даже обычные учителя по книгам могли бы давать детям азы. Возможно, у кого-то будет появляться интерес к игре, раскрываться талант. Тогда уже можно идти в специализированный шахматный кружок.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Алиса ГАЛЛЯМОВА
Международный гроссмейстер по шахматам
Дата рождения: 18 января 1972 года
Место рождения: Казань
Достижения в личных турнирах: вице-чемпионка мира (1999, 2006), чемпионка России (1997, 2009, 2010), победительница турнира претенденток (1997), бронзовый призёр чемпионата Европы (2002, 2017), бронзовый призёр чемпионата мира по блицу (1992), чемпионка мира среди молодёжи U-16 (1987, 1988), чемпионка мира среди молодёжи U-20 (1989), 7-е место в чемпионате России среди мужчин (2000), спортсменка года в России в неолимпийских видах спорта (2010), обладательница шахматного Оскара (1997).
Достижения в сборной: победительница шахматной Олимпиады (2010), серебряный (1990, 1992) и бронзовый (1996, 2000) призёр шахматной Олимпиады, победительница командного чемпионата Европы (1992), бронзовый призёр командного чемпионата мира (2013).
Достижения в клубах: победительница клубного чемпионата России (2003 – среди мужчин, 2007, 2012 – среди женщин).

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Поставь оценку тексту
+
4
-
Загрузка...
  • Анонимно
    Анонимно 11.09.2020 21:38

    Ого, Алмаз, Вы ещё и шахматист?)

    0 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 19.09.2020 17:08

    Есть фигурист Александр Галлямов (выступает в парном катании с Анастасией Мишиной). Он случайно не родственник Алисы Галлямовой?

    0 Плюс минус ответить
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть