комментарии 0 в закладки

Сезон с Леброном, изоляция в Нью-Йорке, Трамп и Байден. Интервью с новичком УНИКСа

Джон Холланд о медитации, книгах и вере в команду.

В это межсезонье УНИКС сильно обновил состав, и одним из главных подписаний стал форвард Джон Холланд, который выступал за «Кливленд», а большую часть карьеры провёл за океаном. В его резюме – Турция, Испания, Израиль, Италия, Филиппины, а теперь Россия.

В интервью «БИЗНЕС Online» Холланд объяснил, почему УНИКС на пике формы способен обыграть любого соперника (даже ЦСКА), вспомнил пустынный Нью-Йорк во время локдауна и общение в раздевалке с Леброном Джеймсом и отметил, что Дональд Трамп во время президентства сделал мало для афроамериканского сообщества.

Джон Холланд / фото: Ксения Богданова, пресс-служба УНИКСа


«ГЛАВНЫЕ СОПЕРНИКИ МЫ САМИ»

Джон, почему вы выбрали УНИКС этим летом?

– Это клуб с богатой историей. Если вы посмотрите на состав, который собрался у нас в этом году, то согласитесь со мной, что у нас хорошие шансы добиться успеха. Я считаю, что наша команда может претендовать на многое.

– Если коронавирус не повлияет ни на сезон, ни на команду, каких результатов вы ожидаете от УНИКСа?

– Мы может выиграть Кубок Европы, можем выиграть лигу ВТБ. Я действительно верю в это и не стесняюсь об этом говорить. Если мы выйдем на пик своей формы, то способны обыграть любого. У нас достаточно таланта для этого. Я держу это в голове каждый раз, когда мы выходим на паркет.

В Кубке Европы шансы УНИКСа действительно высоки. Кого вы считаете главными соперниками?

– «Уникаха», «Болонья», «Виртус», «Локомотив», «Гран Канария» собрали в этом году сильные команды. Но, честно говоря, я не задумываюсь об остальных командах. Я думаю только о нас. Если мы будем играть так, как должны, мы должны отталкиваться только от этого. Главные соперники – мы сами.

В лиге ВТБ вас не пугает ЦСКА? Знаете, сколько у них чемпионских титулов?

– Много, но дело ведь не в ЦСКА. Дело в нас. Если мы будем показывать тот баскетбол, который от нас ждут, мы способны обыграть любого.

Какой баскетбол ждут от УНИКСа?

– Мне кажется, с нашим составом мы можем подстраиваться под разные стили. У нас много возможностей варьировать свою тактику. Что мы точно должны делать, так это выкладываться в защите. Мы можем быстро играть при переходе из защиты в атаку. Мы можем многое. Как я уже сказал, если мы будем сконцентрированы и будем становиться лучше день за днём, я не вижу кого-либо, кто может нас остановить.

Как вы можете описать главного тренера Димитриса Прифтиса?

– Отличный тренер, который понимает своих игроков. Я многому научился от него и от всех других членов нашей команды. Мне всё нравится. Перед сезоном у нас было не так много времени, чтобы сыграться, так что мы используем сам сезон, чтобы восполнить пробел. У нас была очень трудная предсезонка, но пока мы справляемся.

Что отличает обычную предсезонку от той, чтобы была у УНИКСа?

– Обстановка в мире. Всё изменилось, в том числе сам сезон. Игры переносят, отменяют и это большой вызов как для тренера, так и для игроков. Он даст понять, что мы представляем из себя как команда. Мы должны оберегать себя и ограничить себя в передвижениях за пределами площадки.

Фото: Ксения Богданова, пресс-служба УНИКСа


«ПУСТАЯ ТАЙМС-СКВЕР ЖУТКОЕ ЗРЕЛИЩЕ»

Пандемия доставила вам и другим иностранцам УНИКСа проблем ещё до старта сезона. Тяжело ли было добраться до Казани?

– Это был самый тяжелый перелет в моей жизни. В общей сложности он занял у меня два дня. Сначала я отправился из Нью-Йорка в Стамбул. Затем сдал в турецком аэропорту тесты на коронавирус. Когда дождался результата, вылетел из Стамбула в Москву, а оттуда в Казани. Четыре самолёта!

Вы провели лето в Нью-Йорке. Какой была обстановка в городе?

– За те девять лет, что длится моя карьера, я никогда не проводил столько времени с родными. Так что я был даже рад возможности быть дома с мамой, папой, тётушками. Самоизоляция напомнила мне, что самое важное в этой жизни.

Была ли у вас возможность тренироваться?

– В первое время я просто вёл мяч на лестничной площадке. Потом стал выходить на улицу, ездить на велосипеде, искать площадки. Через некоторое время власти стали демонтировать кольца по всему городу и играть на улице стало негде. Пришлось арендовать крытые корты, пытаться собрать туда людей.

Когда вы ходили по пустому Нью-Йорку, не было ощущения, словно это сцена из фильма про конец света?

– Я жил в Бронксе, а он расположен далеко от Манхэттена. Так что в самом городе я не бывал так часто. Но мне довелось увидеть пустую Таймс-сквер, и, стоит признать, это очень жуткое зрелище.

Вы видели ситуацию в Нью-Йорке и Казани. Где к коронавирусу относятся более серьёзно?

– Даже не могу сказать. Думаю, что к этому моменту люди сильно устали от ограничений в своей жизни. Очень сложно относиться ко всему с должной серьёзностью. Как в США, так и в России люди просто хотят жить и работать в обычном режиме и им трудно привыкать к новым реалиям.

«КУПИЛ КНИГУ «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

Сейчас всем приходится проводить много времени дома. Чем вы занимаете себя, чтобы не сойти с ума?

– Общаюсь с друзьями, много думаю, много читаю.

Какие книги предпочитаете?

– Всё, что может улучшить мой разум и тело. Недавно я, кстати, купил через амазон книгу русского автора. Называется «Мастер и Маргарита». Я ещё не начал, но когда прочту, обязательно поделюсь своими впечатлениями. Пока я хочу завершить другую книгу – «Пророк» Халиля Джебрана. Там главный герой – это великий пророк, которого просят поделиться мудростью, рассказать, как работать, любить, помогать. Я нашёл эту книжку у отца, она очень старая. Мои родители преподавали, так что наш дом полон разных книг.

Как так получилось, что в семье учителей вырос баскетболист?

– Мой папа играл в сборной, когда учился в колледже. У каждого своя дорога, моя связана с баскетболом.

Фото: пресс-служба УНИКСа


Какой статус у учителей в Америке?

– Не такой высокий, какой должен быть. Учителя – это основа общества. Они обучают молодых людей, которые затем определяют курс всего мира. Так что в системе образования нужно многое менять. Это тема для отдельной дискуссии. 

Вы получили от родителей стремление к знаниям?

– Конечно. Думаю, мы все пытаемся выяснить, что делает нас счастливыми. В этом плане я не исключение. Моя цель – быть в мире с самим с собой. Я справляться со всеми вызовами и всё равно быть хорошим человеком. Есть столько вещей, которые могут вывести тебя не на ту дорогу, мне же хочется всегда позитивной энергетики. 

Где её можно найти, по-вашему?

– Через медитацию. Под ней я понимаю какой-то момент, когда ты оказываешься в тишине и думаешь – а, может, и не думаешь. Проще говоря, находишься в мире с самим собой. На самом деле любое занятие может превратиться в некую форму медитации. Даже баскетбол. Что мне нравится в баскетболе, так это, что в момент игры я чувствую себя по-настоящему живым. Моя голова ничем не забита, я просто ловлю момент. Когда ты, как журналист погружаешься в статью, ты чувствуешь примерно то же самое, что и я на площадке.

«У МЕНЯ БЫЛА МЕЧТА ПОПАСТЬ В НБА, МОЖЕТ БЫТЬ, ГЛУПАЯ»

Давайте немного поговорим о вашей карьере. Вы успешно выступали за океаном, но в определённый момент вернулись в Штаты, где не было гарантий. Почему?

– Я мечтал играть в НБА. Дело не в деньгах и чём-либо ещё, а мечте, которой я загорелся ещё ребёнком. Мне представился шанс, и я захотел им воспользоваться, несмотря на риск. Когда ты вырастаешь в Америке, у тебя формируется мнение, что лучшее место где можно играть – это НБА. Уже сейчас я понимаю, что у каждого своя дорога и лучшим местом может быть НБА, Европа, что угодно.

Лучшее место не где-то там, а там, где находишься ты прямо сейчас...

– Именно. Люди бывают одержимы прошлым, одержимы будущим, но в жизни нет ничего кроме настоящего момента. У меня же была мечта, может быть, глупая. Я хотел попасть в НБА, потому что там выступают лучшие игроки. Я попробовал и это был замечательный опыт. Я двинулся дальше и оказался, где я сейчас. Меня волнует только нынешний момент. Я не знаю, где окажусь в следующем году или в любое другое время. 

Выступая в «Кливленде», вы застали невероятный сезон Леброна Джеймса. Он провёл все 82 матча в регулярном чемпионате, вытащил свою команду в финал. Как у него получилось это?

– Он игрок высочайшего класса и заботится о своём теле.

На таком уровне все заботятся о своём теле, но не все могут так же.

– Да, но он тратит такие деньги на своё восстановление, которых нет у других. Насколько я знаю, речь идёт о миллионах долларов. К тому же, он высоко дисциплинирован. Он нашёл способ выигрывать вне зависимости от того, кто в его команде. У него хорошо получается делать своих одноклубников лучше, поэтому я не думаю, что ему принципиально, кто с ним в команде.

Леброн Джеймс / фото: Kyle Ross, Icon Sportswire, globallookpress.com


Вы и Леброн были в одной команде, но значит ли это, что вы как-то общались, шутили?

– В этом плане он совершенно доступный человек. Я и любой другой игрок мог с ним разговаривать в раздевалке. Сперва я, конечно, скромничал и думал: «А что я могу ему сказать?» Но потом он дал понять, что он такой же одноклубник, как и все, и устранил все барьеры.

Что вам больше всего запомнилось с того сезона?

Когда он забил сверху через Нуркича. Весь сезон он делал удивительные вещи, поэтому таких моментов много. Это был замечательный опыт, и по-настоящему осознал это я только сейчас, когда мы перестали играть из-за коронавируса. Кроме Леброна у нас в команде играли Дуэйн Уэйд (чемпион НБА в составе «Майами»  ред.), Деррик Роуз (ранее играл в «Чикаго»), Айзея Томас («Бостон»). Когда я впервые увидел всех их, то сказал себе «Ничего себе!»

Главная разница между США и Европой здесь приходится часто менять команды, практически каждый сезон. Как вы к этому относитесь?

– С разочарованием. В каждой команде ты встречаешься с замечательными людьми – не только на площадке, но и за её пределами. Ты не перестаёшь общаться с ними, когда покидаешь клуб, но жизнь подталкивает тебя к тому, чтобы нарабатывать новые контакты. В своей семье я единственный ребёнок, у меня нет братьев и сестёр. Так что мои одноклубники для меня всегда как братья. И это трудно, когда тебе нужно покинуть одних братьев, перейти в другой клуб и добиться такого же взаимопонимания с другими.

С точки зрения баскетбола два континента отличаются?

– Думаю, что не так сильно. Сейчас все стремятся к смол-болу (стиль игры, в котором отказываются от чёткого разделения по позициям, делают выбор в сторону мобильных и универсальных игроковред.).

Фото: Ксения Богданова, пресс-служба УНИКСа


«ЕСЛИ ТРАМП ВЫИГРАЛ ОДИН РАЗ, ПОЧЕМУ НЕ МОГ ВТОРОЙ?»

Кого вы поддерживали во время президентской гонки в США?

– Я не сторонник конкретной партии или конкретной личности. У меня есть вопросы к системе в целом. Мне бы хотелось, чтобы к власти пришёл тот, кто поможет моим людям (речь идёт об афроамериканцахред.). Неважно, демократ он или республиканец. 

Когда Дональд Трамп говорит, что никто не сделал для афроамериканцев столько, сколько он, вы ему не верите?

– Думаю, политики много говорят, это часть их работы. Я жду не слов, а действий. Будут ли они от Трампа или Байдена, я хочу действий. Интересно понять, когда у моих людей лопнет терпение. Пока я не вижу, что мы достигли предела. 

Тем не менее, по всей Америке шли протесты Black Lives Matter. Как вы их объясняете?

– Люди больше не могут терпеть нынешнее положение дел. Что-то определённо должно поменяться. Что конкретно – честно говоря, я не знаю. Проблема не только в расизме, но и в полицейских – и всё это глубоко интегрировано в американское общество. Мне бы хотелось лучше разбираться в ситуации, чтобы предложить своё решение.

Трамп не одержал победу на выборах и рано или поздно ему придётся это признать. Вы бы удивились, если он выиграл?

– Нет. Если он выиграл один раз, почему не может второй? Я думаю, что он мало сделал для моих людей и вряд ли уже сделает. Но я могу сказать то же самое про Байдена.

Досье «БИЗНЕС Online»
Джон ХОЛЛАНД
Амплуа: форвард
Дата рождения: 8 ноября 1988 года
Место рождения: Нью-Йорк, США
Карьера: «Роан» (Франция) – 2011/12; «Севилья» (Испания) – 2012/13; «Гравлин-Дюнкерк» (Франция) – 2013/14; «Бешикташ» (Турция) – 2014/15; «Кантон Чардж» (США) – 2015-18; «Бостон» (США) – 2016; «Кливленд» (США) – 2017/18; «Остин Спёрс» (США) – 2018/19; «Сантерос де Агуада» (Пуэрто-Рико) – 2019; «Сан Мигель Бирмен» (Филиппины) – 2019; «Хапоэль» (Израиль) – 2019/20; УНИКС (Россия) – 2020 - н.в.
Достижения: обладатель Кубка Израиля (2020), чемпион Пуэрто-Рико (2019), участник Матча звёзд чемпионата Франции (2012).

Артур Валеев
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
Оценка текста
+
2
-
читайте также
наверх