комментарии 8 в закладки

Как Бельгия стала топ-сборной: схема 4-3-3, запрет детям играть 11 на 11, деньги - в школы

Всего 20 лет назад бельгийцы в футболе были хуже россиян.

Сейчас сборная Бельгии занимает первое место в рейтинге ФИФА, а её «золотое поколение» претендует на победу уже в четвёртом крупном международном турнире подряд. И это страна с населением всего в 12 млн человек. Но так хороши бельгийцы были не всегда. 20 лет назад футбол Бельгии переживал кризис, а их сборная была в рейтинге на 28-м месте. Ниже, чем Россия.

Ситуацию быстро исправили чередой волевых решений, направленных на модернизацию детско-юношеского футбола.

Фото: Panoramic, ZUMAPRESS, globallookpress.com

«МЫ БЫЛИ РАЗОЧАРОВАНЫ УРОВНЕМ БЕЛЬГИЙСКОГО ФУТБОЛА»

В 1986 году сборная Бельгии дошла до полуфинала чемпионата мира в Мексике, в котором уступила будущему победителю турнира Аргентине (Диего Марадона оформил дубль), а в матче за третье место проиграла Франции. За шесть лет до этого бельгийцы дошли до финала чемпионата Европы в Италии, где уступили сборной ФРГ. Но именно наивысший успех команды на ЧМ оказал больший эффект.

Однако затем футбольную Бельгию накрыл кризис. Команда пропустила два подряд чемпионата Европы, дошла до 1/8 финала на ЧМ-1994 в США, но уже в следующем мундиале во Франции не вышла из группы. Ситуация достигла апогея на ЧЕ-2000, который Бельгия принимала совместно с Нидерландами. Бельгийцы не вышли из группы, в решающем матче при домашней поддержке безвольно проиграв Турции. Бельгия стала первой страной-хозяйкой за всю историю чемпионатов мира и Европы, вылетевшей с турнира уже на групповой стадии.

С трибун стадиона с Брюсселе за позором родной команды наблюдал Мишель Саблон – помощник главного тренера бельгийской сборной с 1986 по 1994 годы. Вскоре ему позвонил президент футбольной ассоциации и действующий член исполнительного комитета ФИФА Мишель Д'Хуг, попросив изменить ситуацию к лучшему и предложив должность технического директора ассоциации. Саблон согласился.

«Мы были разочарованы уровнем бельгийского футбола, – вспоминает Саблон. – Даже при просмотре команд U-17, U-18 и U-19 было ясно, что что-то в корне не так. Дело было не только в результатах, но и в качестве игры. Это было причиной, говорящей о необходимости изменений в нашем футболе. Фактически мы изменили всё».

«У НАС БЫЛИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ЦИФРЫ»

Саблон познакомился с Вернером Хелсеном – бывшим футболистом, тренером во втором дивизионе, а по совместительству ещё и профессором университета Лёвена. Хелсену предложили провести масштабное исследование юношеского футбола в Бельгии для определения лучшей модели игры.

Профессор вместе с шестью студентами проанализировали 1500 часов видеозаписей матчей разных возрастных групп. Особое внимание уделялось таким аспектам, как: короткий и длинный пас, количество касаний каждого игрока, расстановка на поле. «Результаты были ошеломляющими. Вот почему мы начали с научного анализа. Если мы покажем клубам статистику, говорящую, что восьмилетний мальчик за полчаса игры коснулся мяча всего дважды, никто не скажет, что это хорошо. У нас были доказательства, цифры», – говорит Саблон.

Вернер Хелсен / фото: Kristof Van Accom, ZUMAPRESS, globallookpress.com

Открытия Хелсена требовали дальнейшего толкования. Саблон собрал рабочие группы из более чем 70 человек – футбольных экспертов, тренеров директоров академий, учёных, занимающихся вопросами физического развития, психологов. Постепенно у Мишеля появился план действий по возрождению бельгийского футбола.

МАССОВЫЙ ПЕРЕХОД НА 4-3-3

Вместе с Саблоном революцию принялись творить тренеры молодёжных команд Боб Брауэйс, Эрик Абрамс, Марк ван Гирс и директор по обучению тренеров королевской бельгийской футбольной ассоциации (КБФА) Крис ван дер Хэген. Первую проблему они увидели в используемой схеме и стиле игры. Ранее Бельгия больше защищалась и контратаковала, играя по схеме 4-4-2 или даже 3-5-2. «Бельгия играла в устаревший и примитивный футбол. С 4-4-2 или 3-5-2 вы как правило создаёте бегунков и рабочих лошадок», – говорит Брауэйс.

Команда изучила методы тренировок сборных Голландии, Франции, Испании, а также «Барселоны» и «Аякса» и увидела, что все молодёжные команды там играли по схеме 4-3-3. После было решено внедрить подобное во всех возрастах бельгийской сборной. Переход на более современную схему предполагал как развитие и создание нового типа игроков, так и достижение результатов. «4-3-3 имела первостепенное значение для подготовки игрока будущего. После оценки различных игровых систем она виделась наиболее эффективной. У вас есть четыре защитника сзади, оборонительный и атакующий треугольники в центре поля, центральный и два крайних нападающих, для которых дриблинг имеет решающее значение», – говорит Саблон.

Крис ван дер Хэген / фото: David Catry, ZUMAPRESS, globallookpress.com

4-3-3 для них был неразрывно связан с зональным футболом – концепцией, предполагающей доминирование над соперником в финальной трети поля, быстрый переход из обороны в атаку и равномерное распределение нагрузок между всеми игроками. «Это было дальновидное решение. 4-3-3 отвечает всем требованиям для развития индивидуального мастерства игроков. Если молодые футболисты применяют персональную опеку, то что это означает тактически? Он просто весь матч следит только за одним своим игроком. А играя по зонам, нужно больше думать, как правильно занять позицию по отношению сопернику и игровой ситуации», – говорит Брауэйс.

Команда создала специальную брошюру, разосланную не только тренерам сборных, но и других молодёжных команд по всей стране. В брошюре было показано, как тренировать и внедрять новую схему, чтобы каждый игрок был знаком с системой. Однако разом заставить всех тренеров переучиваться было непросто. После введения новой схемы молодёжная команда проиграла одну из своих первых игр со счётом 1:6. «Даже в ассоциации некоторые говорили, что это катастрофа. Но мы возражали: «Нет, мы не торопимся, вы увидите прогресс». Четыре года спустя мы вошли в десятку лучших команд Европы U-17 и U-19, хотя и не ставили такой цели», – вспоминает Саблон, который в итоге оказался прав.

Фото: Simon Moore, imago sportfotodienst, globallookpress.com

Они могли бы войти и в пятёрку лучших, если бы не ещё один принцип. В 2009 году команда U-17 не вышла в финал ЧЕ из-за того, что игроки уровня Эдена Азара уже были переведены в U-19. Если игрок переводится в более взрослую команду, то больше уже никогда не возвращается к сверстникам. Им дали понять, что назад пути нет. «Как только игрок становится готов к соревнованиям более высокого уровня, мы подталкиваем его к этому. Мы не позволяем ему откатиться, потому что в команде более высокого уровня его прогресс становится значительнее. Иначе бы он ничему не научился. Наша основная цель на всех уровнях – сделать качественного взрослого игрока», – говорит Саблон.

Тем не менее, схему используют не все школы. Например, в «Андерлехте» играют в 3-4-3, но объясняют свою позицию. В клубной академии хотят, чтобы их футболисты владели мячом 70% времени. И играя с четырьмя защитниками они бы обеспечили своим воспитанникам комфортные условия уже в раннем возрасте. Игра в три защитника усложняет задачу. Также в «Андерлехте» игрокам до 21 года запрещается отбирать мячи. Им разрешается прерывать атаки соперника только за счёт выбора позиции и перехватов. Это способствует развитию техники игроков.

УПОР НА РАЗВИТИЕ МАСТЕРСТВА, А НЕ СИЮМИНУТНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ

Один из выводов научного исследования также гласил, что ранее слишком много внимания уделялось сиюминутный победам в ничего не значащих матчах и турнирах. А развитию молодых игроков – недостаточно. Саблон организовал более 200 встреч с тренерами и руководителями школ по всей стране, каждая из которых длилась по четыре часа. На них специалист с помощью презентаций рассказывал о новых методиках, а после показывал всё на поле. И каждый раз Мишель говорил: «Если вы раз за разом ставите целью выигрывать каждую игру, то заканчивайте с молодёжным футболом. Идите наслаждаться рыбалкой».

Фото: Bruno Fahy, ZUMAPRESS, globallookpress.com

На одной из встреч его возмутила турнирная таблица для мальчиков 7 - 8 лет. Он отказывался начинать презентацию, пока не объяснил, что на данном возрастном этапе таблицы – ошибка. По новой программе игроки должны были в первую очередь получить технические, а затем тактические основы – и только потом осваивать командную тактику.

Также для поиска новых талантов была разработан список из шести пунктов. «Когда я занимаюсь скаутингом, для меня такие характеристики, как менталитет победителя, эмоциональная стабильность, индивидуальность, взрывная способность, понимание игры, а также контроль мяча и тела», – объясняет Абрамс. Менталитет победителя специалист называет главным критериям. Важно, есть ли у игрока стремление становиться лучше.

«Игрок может быть невероятно талантливым, но он не сможет попасть в элиту без этого качества. С ним он может даже не быть лучшим игроком команды. Все дело в потенциале и долгосрочной перспективе, а не в результатах матчей», – говорит Абрамс. Он был одним из первых, заметивших фантастический потенциал Кевина де Брюйне – ныне главной звезды сборной Бельгии и одного из лучших игроков мира. «В 16 лет он читал игру в три раза быстрее остальных, – пояснял Абрамс.

Эден Азар / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

ОТКАЗ ОТ ИГРЫ 11 НА 11 ДЛЯ ДЕТЕЙ

Исследование также показало, что в играх 11 на 11 молодые игроки за весь матч могли коснуться мяча всего два раза. То есть, игрок по сути просто не играет в футбол, бесцельно шатаясь по полю все 90 минут. Это тоже нужно было исправлять.

Дети до восьми лет начали играть только 5 на 5, затем 8 на 8, и только после достижения 12 лет – 11 на 11. Так они лучше развивали дриблинг, удар и диагональный пас. «Наши футболисты начинают играть с четырёх-пяти лет. Очень очень важно дать им свободу и позволить именно играть, – говорит Саблон. – Сперва футбол должен стать для них развлечением, а не постоянными тренировками. Затем мы начинаем обучать дриблингу. Сперва они должны научиться вести мяч, прежде чем научатся отдавать пас. И только потом они начинают играть двусторонки».


В 2014 году было предложено и вовсе играть детям 6 - 7 лет 2 на 2. В один момент специалисты поняли, что даже при игре 5 на 5 ребёнок, только начавший заниматься футболом, может теряться на фоне более опытных сверстников. Ему ещё нужно время для получения необходимых навыков. Поэтому и был придуман промежуточный этап, позволивший адаптировать футбол под игроков, а не наоборот.

«В этом возрасте единственные навыки, которые они готовы развивать, – это дриблинг и удар, – считает ван Хаген. – Это соответствует психологическим и умственным способностям маленьких детей, которые, давайте посмотрим правде в глаза, довольно эгоцентричны. Они не в состоянии принимать сложные решения, необходимые для того, чтобы знать, когда вести мяч, а когда отдать пас.

Некоторые родители сперва были в бешенстве и называли нас безумцами. Они кричали, что футбол – это командный вид спорта. Спустя всего несколько месяцев один из них отправил мне СМС: «Крис, теперь я всё понял. Мой сын сегодня забил 4 гола. В прошлом году он не забил ни одного за весь сезон».

ПОМОЩЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Помимо новых методик бельгийский футбол получил ещё и помощь от государства. Ведь страна неплохо заработала за счёт проведения Евро. Саблон настоял, чтобы часть этих денег была вложена в развитие молодёжи. В Тюбизе был построен новый национальный футбольный центр. После того, как федерация сделала его бесплатным, количество людей, поступающих на тренерские курсы, увеличилось в десять раз.

Психолог Андерс Эрикссон из университета Флориды провёл исследование, изучив, сколько часов практиковались лучшие музыканты Берлинской музыкальной академии, прежде чем выступить на международной сцене. Он разработал правило 10 тыс часов, а Саблон был первым, адаптировавшим её под футбол.

«Понятно, что 10 тысяч часов – это минимум. Но если вы сравните это с тренировками в клубах, то поймёте, что молодые игроки занимались только 10 - 12 часов в неделю. Чтобы добиться необходимого результата нужно заниматься не менее 20 часов в неделю», – говорит Мишель.

Ромелу Лукаку / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

Правительство Бельгии вложило миллионы в строительство восьми централизованных футбольных школ по всей стране. В рамках учебной программы они предоставляли наиболее талантливым спортсменам от 14 до 18 лет дополнительные тренировки – по два часа четыре раза в неделю. Через такие школы прошли, например, де Брюйне, Тибо Куртуа, Аксель Витсель, Дрис Мертенс, Симон Миньоле, Насер Шадли – все они в заявке сборной на предстоящее Евро.

Но есть и сторонние примеры. Свой подобный проект в 2007 году запустил «Андерлехт», начав сотрудничать с двумя школами Брюсселя. Выпускником одной из них стал Ромелу Лукаку – один из лучших форвардов мира прямо сейчас. При этом в «Андерлехте» внимание уделяют и общему образованию воспитанников. Футболистов могут не допускать до тренировок, пока они не исправят оценки.

«У нас 220 молодых парней от шести до 21 года мечтают о профессиональной карьере, – рассказывает директор по развитию молодёжи «Андерлехта» Жан Киндерманс. – Сколько из них действительно станут профессионалами? Максимум 10 процентов. Мы должны объяснить им, что если этого так и не случится, то они всё равно получат школьное образование, которое даст возможность найти работу и быть интеллектуально развитым человеком».

В 2012 году Саблон ушёл из бельгийского футбола, выполнив свою задачу. Шесть лет он поработал в федерации футбола Сингапура, а сейчас на пенсии. Нынешнее «золотое поколение» бельгийцев пока добилось лишь «бронзы» чемпионата мира 2018 года. И новых де Брюйне и Азаров на горизонте пока не видно. Но с такой системой, которая уже качественно проявила себя, это кажется вопросом времени.

Максим Иванов
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
27
-
читайте также
наверх