комментарии 2 в закладки

«Время в «Ак Барсе» было лучшим для меня». Белов – о возвращении «Лады» в КХЛ и тенденциях в хоккее

После двухлетнего перерыва тренер снова в деле.

Валерий Белов в нынешнем сезоне возобновил тренерскую карьеру. Экс-наставник «Ак Барса» и «Витязя» теперь возглавляет «Ладу», за которую в бытность хоккеистом отыграл шесть сезонов. Сейчас тольяттинская команда занимает 7-е место в регулярном чемпионате ВХЛ и мечтает вернуться в КХЛ, откуда была исключена в 2018 году.

В интервью «БИЗНЕС Online» Белов рассказал о своем возвращении в «Ладу», выделил особенности ВХЛ и назвал Зинэтулу Билялетдинова лучшим российским тренером.

Валерий Белов / фото: БИЗНЕС Online

 «ОДНА ИЗ ЗАДАЧ «ЛАДЫ» – ВЕРНУТЬСЯ В КХЛ»

– Валерий Геннадьевич, вы впервые работаете в ВХЛ. Почему вас это заинтересовало?

 – В «Ладе» произошли изменения: генеральным директором стал Александр Чеботарёв, а спортивным директором – Игорь Масленников. Эти люди мне хорошо знакомы, мы в хороших отношениях. Они вышли на меня с предложением возглавить команду, и я понимал, что они не будут мне говорить вещей, которые не собираются реализовывать. Они представили планы на дальнейшие два года. Я им доверяю. Кроме того, Тольятти для меня не чужой город. Я шесть лет играл за «Ладу», плюс жена родом отсюда. Все эти факторы подтолкнули к принятию окончательного решения.  

– Другие варианты были?

 – Да, но, если честно, нет желания говорить о других командах. Из КХЛ на тот момент предложений не было, переговоры я начал где-то в феврале и решил оттуда не ждать предложений. Я уже более полугода главный тренер «Лады». У нашего тренерского штаба есть свои цели и задачи, одна из них – вернуться в КХЛ.  

– Это реально? 

– На сегодняшний день не могу назвать точные сроки – всё-таки я отвечаю за команду, а стратегические задачи решает наш менеджмент. У нас есть необходимая инфраструктура, традиции, болельщики и желание выступать в КХЛ. Думаю, самое главное – желание, мы движемся к реализации своих идей.  

– ВХЛ не шаг назад для вас? 

– Как я и говорил, личности руководителей и амбиции клуба сыграли свою роль. Не сказал бы, что это шаг назад. Есть желание работать и доказывать. Возможно, в определённый момент не было этого самого желания, но заинтересованность в тольяттинском проекте появилась. 

– В хоккейных кругах говорят, что ваш двухлетний контракт обязывает «Ладу» вернуться в КХЛ через два года, иначе вы покинете клуб...

 – Я верю, что наш проект осуществится. У меня есть чёткое убеждение, что «Лада» будет в КХЛ и всё, что в моих силах, я делаю. Сейчас мы все в клубе ничего не загадываем. Но на мой взгляд, два года – оптимальный срок, чтобы решить задачу по возвращению в КХЛ. Год – это немного, а вот два – самый раз. 

– В таком случае, задача «Лады» в этом сезоне – победа в Кубке Петрова?

– Я бы впереди паровоза не бежал. Пока что я ставлю команде одну задачу – выход в плей-офф. Наступит вторая часть сезона, будут другие задачи. Мы хотим попасть в плей-офф с самого высокого места, чтобы была некая безопасность в играх навылет. Никто не знает, что может произойти и всегда лучше начинать плей-офф у себя дома. К концу регулярного чемпионата будет видно, на что мы можем рассчитывать. Задача-минимум от руководства – попадание в восьмёрку лучших. Максимум – вы и сами понимаете. Мы же в топ-8 попали совсем недавно, пару недель назад. 

– Вы два года находились без работы. Сейчас, наверное, наслаждаетесь тем, что постоянно находитесь в деле? 

–  Это точно. Год отдыха был кстати, стоило перевести дух. А два года – это уже слишком много. Поэтому я обрадовался, когда ко мне обратились с предложением возглавить команду в Тольятти. Не могу сказать, что я отвык от рабочего ритма. Я достаточно долго проработал в предыдущих клубах, поэтому не забыл, что это такое. Я даже после первой тренировки не почувствовал, что был большой перерыв. Есть фраза: «Руки помнят», – вот и у меня навыки никуда не делись.

Я старался приступить к работе как можно раньше. Мы с руководством провели в апреле тренировочные сборы, даже успели провести четыре товарищеские игры. Нужно было войти в тонус, чтобы уже летом на предсезонных сборах было полегче. 

Семья порадовалась за меня. Близкие понимали, что работа мне нужна и к тому же знали куда я еду. Тольятти, повторюсь, не чужой город для меня. Сейчас жду семью в гости, как только будет свободное время – хочу привезти её в Тольятти. 

– Вы сказали, что за «Ак Барсом» не следите. Нет времени или желания?  

– Желание есть, стараюсь смотреть игры КХЛ, если есть возможность для этого. Но времени мало, потому что у меня сейчас своя команда. В прошлом году несколько раз приезжал в Казань. Остались хорошие отношения с руководством клуба, вспоминаю «Ак Барс» с тёплыми чувствами. 

– После вашего ухода из «Ак Барса» прошло пять лет. Скучаете по тем временам?

– Я очень долго там проработал – десять лет с перерывом в один год. Конечно, время в «Ак Барсе» было лучшим для меня. Когда я перешёл в Казань, были невероятные впечатления. Мне посчастливилось поработать с теми людьми, лучшим российским тренером, как я считаю. Воспоминания самые теплые и благодарные.

Зинэтула Билялетдинов / фото: БИЗНЕС Online

– С Зинэтулой Билялетдиновым поддерживаете общение?

– Да, конечно. Вот, кстати, давно он не звонил, сегодня только думал об этом. Нужно будет набрать его номер обязательно, поговорить! Спасибо за напоминание.

– Вас удивляет, что он без работы?

– Нет. Когда он ушёл из «Ак Барса», говорил мне, что хочет заканчивать. В это никто не верил, но это всё-таки произошло! Поэтому я не удивился, когда он решил остановить тренерскую карьеру. Если он захочет вернуться в тренерское ремесло, я тоже не удивлюсь. Он в хорошей форме и ещё сможет удивить и болельщиков, и коллег по цеху. 

– Данис Зарипов объявил о завершении карьеры после этого сезона. Как отнеслись к его решению? 

– Данису 40 лет, поэтому удивляться не стоит. Он провёл прекрасную карьеру и, наверное, посчитал, что всему есть предел. Не поздно ли? Думаю, раз с ним подписали контракт, значит знают, что он принесёт пользу «Ак Барсу». 

«КОНТРАКТЫ, ФИНАНСЫ – НЕ МОЁ ДЕЛО»

– «Ладу» летом обновили почти на 100 процентов. С чем это связано?

– Cтоит вспомнить, как выступил прошлогодний состав. Он не попал в плей-офф и завершил регулярный чемпионат на 17-м месте. Всё дело в этом результате. 

Честно говоря, когда я возглавил «Ладу», то был не сильно осведомлен об уровне игроков ВХЛ, в том числе и нашей команды. Поэтому в принятии решений об определённых игроках мне помогали члены тренерского штаба и спортивный директор. В команде остались те ребята, которые, на наш взгляд, были готовы решать большие задачи – и у них для этого имелись хорошие задатки. 

Да, с кем-то мы всё равно потом расторгли контракты, но это абсолютно ничего не значит. Просто какие-то моменты мы разглядели со временем, на что-то обратили внимание не сразу – в спорте такое случается. Хочу отметить, что ни с кем не расстались в плохих отношениях. Есть такие команды, где карьера может не пойти, каким бы не был игрок. Возможно, «Лада» оказалась такой и теперь у ребят есть возможность проявить себя в другом месте.

– Каких игроков искали? 

– Способных закрывать меньшинство, большинство и остальные компоненты. Взять, например, братьев Альшевских и Михаила Мокина. Да, ребята проявили себя на протяжении трёх сезонов в «Нефтянике», и мы их пригласили. К сожалению, не удалось сразу увидеть результат, который мы хотели – Ярослав Альшевский в начале сезона получил травму и этому звену пока не удаётся проявить себя в полной мере. Но у нас есть надежда, что в скором времени это произойдёт.

Михаил Мокин и братья Альшевские / фото: БИЗНЕС Online

В остальном брали игроков, которые смогут решать амбициозные задачи. Если не сразу, то через некоторое время точно. Это и Александр Денежкин, и Михаил Назаров, и Андрей Белозёров. Мы рассчитываем на этих ребят и верим, что они помогут нам.

– Со стороны кажется, что «Лада» предложила большие деньги некоторым игрокам, чтобы заполучить их в клуб… 

– Если честно, я в финансовые дела не лезу. Контракты, трансферы – это не моя забота. Да, я понимаю какие требования предъявляет тот или иной игрок, но переговоры с ним веду не я. У нас, конечно, хорошая финансовая составляющая в клубе, но мы не финансовая бочка. Уверен, что у нас не самый большой бюджет и есть клубы, которые в несколько раз нас обходят.

– Какую роль вы играете в селекции?

– Я могу проконсультировать и высказать своё мнение о том или ином игроке. Были люди, которых подписали по моей рекомендации. Само собой, не будет ситуации, когда в команду берут игрока, которого я видеть не хочу. Здесь мы со спортивным директором хорошо взаимодействуем. 

«СЕЙЧАС В БОЛЬШИНСТВЕ ВСЕ ИГРАЮТ В «ЗОНТИК»

– Какой хоккей вы ставите в «Ладе»? 

– Современный. Должна быть гармония в обороне и атаке. Команда, которая решает серьёзные задачи, должна в равной степени уметь и атаковать, и обороняться. В команде мы хотим видеть и скоростные качества, и характер – это основополагающие факторы. 

– Сильно ли будет отличаться хоккей от того, что было в «Ак Барсе» или «Витязе»?

– Давайте не будем сравнивать, всё-таки это разные команды и, что более важно, – разные лиги. Концепция, конечно, не сильно отличается, может лишь исчезнуть сама реализация. Это зависит от индивидуального мастерства: то, как будут пользоваться своими шансами игроки. Всё-таки индивидуальное мастерство в этих лигах разное.

Тактика в обеих лигах очень похожа. Можно привить команде ВХЛ хоккей, который пропагандируется в КХЛ. Даже нужно. Потому что в ВХЛ мало команд, которые играют в атакующий хоккей. Но тем не менее, есть конкуренция, что мне нравится. Что нравится – любая команда может обыграть любого соперника. Чуть не подготовишься или не настроишься – и это может аукнуться. На это также влияют и переезды, как мне кажется. Моё мнение – в ВХЛ нужно играть три игры на выезде и только. Потому что не все могут передвигаться чартером, всего 2 - 3 команды.

– Есть понимание, в какую сторону движется хоккей и на что стоит обращать внимание?

– Дмитрий Квартальнов недавно говорил, что хоккей становится быстрее. За счёт чего? Одна из причин – правила. Нельзя цеплять, хватать соперников. Плюс уменьшают объёмы льда – в основном все играют на финской и канадской площадках. В ВХЛ пока к этому мало кто пришёл, но, думаю, со временем придут. Как минимум благодаря этим факторам хоккей сильно меняется.

Из-за новых правил много удалений, что не всем нравится. Начинают разбираться, что сделали не так, где неправильно поступили – растёт недовольство. Но, мне кажется, это мелочь, которая скоро уйдёт. К этому привыкнут и никто не будет обращать внимание на эти детали. В том числе из-за удалений много времени играешь в большинстве или меньшинстве – фактически, можешь половину матча отыграть в неравных составах. Это ведь тоже сильно влияет на темп и повествование игры. 

Дмитрий Квартальнов (слева) и Евгений Перов / фото: БИЗНЕС Online

– Большинство в современном хоккее – немаловажный фактор для команд? Мы видим, что «Ак Барс» от этого сильно страдает.

– Стоит понять, с чем сравнивать современное большинство. К примеру, сравнивать его с розыгрышем лишнего игрока двухлетней давности нельзя, слишком мало времени прошло. А вот 15 лет назад – достаточно. За это время перешли к розыгрышу под названием «зонтик». Это пришло из НХЛ и сейчас практически все так играют. И это нововведение было прорывом для нашего хоккея. А вот поменялся ли хоккей в чём-то ещё – не могу сказать. 

Что касается «Ак Барса» – я сейчас не слежу за ними, поэтому мне тяжело сказать, что у них происходит в большинстве. У каждого своя система, все работают по индивидуальным наработкам. Однако хочется отметить, что при не самом лучшем большинстве, «Ак Барс» всё равно лидер конференции.

«В МОЕЙ ТРЕНЕРСКОЙ КАРЬЕРЕ МЕНЯ НИКТО НЕ УВОЛЬНЯЛ»

– Есть понимание, что не получилось в вашем последнем клубе – «Витязе»?

– Наоборот, в «Витязе» у меня всё получилось. Более того, в каких-то моментах даже превзошли мои ожидания. Особенно в первом сезоне. Мы впервые в истории попали в плей-офф и переписали достаточно клубных рекордов. Например, в регулярном чемпионате были третьими по большинству после «Металлурга» и СКА. 

Мы два раза за три года попадали в плей-офф, а перед тем сезоном, когда мы туда не попали, пять наших игроков подписали контракты с клубами НХЛ. Это Петер Ержабек, Харри Сятери, Миро Аалтонен, Марио Кемпе и Герман Рубцов. Это проблема для команды, когда уходят по десять человек, а у нас ушли ведущие игроки. Времени практически не оставалось, чтобы качественно укомплектоваться. 

Мы не успели найти замены, потому что о необходимости их искать стало понятно только в конце сезона. После этого «Витязь» я покинул по собственному желанию и ещё за полгода до окончания контракта я понимал, что уйду. Я считаю, что полностью отработал свой трёхлетний контракт и меня никто не увольнял. Более того, в моей тренерской карьере меня никто не увольнял. Были расставания по обоюдному желанию.

– В «Витязе» вы реанимировали карьеру Максима Афиногенова и Александра Сёмина. Им было почти по 40 лет, но они играли далеко не на свой возраст.

– Не так сложно было это сделать. Меня спрашивали: «Нужны ли они?». Конечно, нужны. У меня с ними даже дружеские отношения. Макс – профессионал, это больше его заслуга, что он заиграл. Он прислушивался к тому, что ему говорят. Если что-то и не получалось у него, мы могли жёстко поговорить об этом. То же самое могу сказать и про Сёмина. 

– Работать с такими профессионалами легче, чем с молодежью, которая не всегда ответственно подходит к своей работе?

– Не знаю, я не видел ещё таких ребят, которые бы относились к своей работе с пофигизмом. С кем мне легче работать? В этом плане у меня нет определённых рамок. Существуют интересы команды – кто тянет, тот и играет. Кто хочет и может развиваться, конечно, пользуется предпочтением. Пример – Данис Зарипов или Сергей Мозякин, когда он играл. Они свою роль в команде выполняют, подают пример молодёжи.

Данис Зарипов / фото: БИЗНЕС Online

– Сегодня для молодых нет авторитетов. Это проблема?

– Я бы так не сказал, но я и сужу по тем командам, в которых я работал. Тот же «Ак Барс», когда там были Алексей Морозов, Зарипов. В «Витязе» те же Сёмин, Афиногенов, Семёнов. Все знали, что такое уважение.

– В КХЛ очень мало тренеров из ВХЛ. На ваш взгляд, с чем это связано?

– Тяжело сказать, если честно, и, наверное, я с вами не соглашусь. Всё равно происходят какие-то назначения: был вариант в прошлом году у Леонида Тамбиева, который в этом сезоне принял «Адмирал». Он был достоин работы в КХЛ.

– Андрей Разин – хороший пример того, что тренерам из вышки стоит довериться?

– Андрей долго пробивался в КХЛ, прежде чем выстрелить в ВХЛ. «Автомобилист», «Югра», хоть она и была недолго в КХЛ. Он – опытный тренер. Сейчас он это доказывает с «Северсталью». Тот же Олег Леонтьев в «Нефтехимике» и Борис Миронов в «Спартаке» – тренеры из вышки есть.

– Если говорить про финансирование клубов ВХЛ и КХЛ. Нужно ли уходить от бюджетных денег и искать частных партнёров? 

– Не знаю даже, хотя помню тот же Фетисов много об этом говорил. Я со своей стороны могу сказать только одно: когда создали КХЛ, организация вышла на совершенно другой уровень по сравнению с суперлигой. Организация матчей, судейство, трансляции, работа СМИ с игроками – просто невероятно.

Тимур Сахапов
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
20
-
читайте также
наверх