комментарии 0 в закладки

«На совещании в спорткомитете футбол отдали «Рубину», хоккей – СК им. Урицкого». История создания школы «Ак Барса»

erid:

Интервью с легендой казанского хоккея.

В этом году своё 50-летие отметила спортивная школа олимпийского резерва «Ак Барс». В 70-х годах прошлого столетия клуб, именем которого названа школа,  именовался иначе – спортивный клуб имени Урицкого. Со временем его переименовали в «Итиль», а уже потом – в  «Ак Барс». Немногие знают, но вначале детей тренировали отнюдь не профессионалы, а любители – работники казанских предприятий.  А сами хоккеисты занимались не только хоккеем, но и другими видами спорта.

Мы поговорили с Юрием Комаровым – бывшим игроком и хоккейным тренером, который стоял у истоков школы. Он рассказал, как проводилась подготовка хоккеистов полвека назад, и кто из нынешних легенд клуба уже выделялся в то время.  

Юрий Комаров (справа) / фото: пресс-служба «Ак Барса»

«ПОЧЕМУ ХАРЛАМОВ БЫЛ ТЕХНИЧНЫМ ИГРОКОМ? ПОТОМУ ЧТО ИГРАЛ ДЕРЕВЯННЫМИ КЛЮШКАМИ»

– Юрий Николаевич, расскажите, как вы попали в секцию хоккея, и что тогда представляла из себя представляла детская спортивная школа СК им. Урицкого? 

– Я родился в 1946 году и в 10 лет уже попал в этот клуб. У нас было 36 секций и одна из них – это группа подготовки хоккеистов. Тренировали нас специалисты по слесарному делу, токари и так далее. Валерий Шалахин, ныне – мастер спорта, у него отец работал в цехе, а параллельно играл до 50 лет за клубную команду Урицкого.

Не скажу, что у нас была любительская или профессиональная команда – что-то среднее. Помню, на первенстве города играли 8 команд и среди них даже были «Рубин», СК им. Воровского. Это были спортклубы, и – как в те времена полагалось – у всех была преемственность. Как-то на одном из совещаний в спортивном комитете города решили разделить направления – футбол отдать «Рубину», а хоккей – нашему клубу, который основался на базе 16-го завода Казани. И в 1962 году наша команда вошла в лигу под названием «Класс А». 

– Как проходил тренировочный процесс в то время? 

– Так получалось, что летом мы занимались футболом, а всё остальное время – хоккеем. У нас был тренер – Абдул Хакимович Гайнуллин, у которого даже было прозвище Футбол Хоккеевич. Он, как и все другие тренеры, был обычным рабочим – слесарем в цехе. 

Все хоккейные коробки на улице были открыты – это да. Можно было поиграть на свежем воздухе. Когда команда мастеров играла в хоккей – стягивался весь народ. На трибунах болельщики, отдельные ложи для руководства. Уже потом на месте, где у нас была коробка, построили заводскую поликлинику, сейчас она стала городской. Все ребята с округи съезжались, чтобы там поиграть в хоккей и потренироваться. 

Признаюсь, мы в своё время настолько хорошо играли в футбол, что даже «Рубин» обыгрывали. Хотя у них в команде играл, например, Борис Силин. Но мы всё равно побеждали…  И вот что касается хоккея, то я уже в 16 лет тренировался в команде мастеров. Получал зарплату на уровне взрослых игроков, играл с ними. Два сезона я отыграл в Куйбышеве (сейчас – Самара – ред.), где получил серьёзную травму – вылетело плечо.

Ветераны «Ак Барса» / фото: пресс-служба «Ак Барса»

Любопытно, что параллельно с хоккейной деятельностью я числился шорником в 10-м цехе. Сейчас об этой профессии мало кто знает. Это специалист по ремням. У нас на заводе были станки, которые привезли в Казань еще во время войны. Так вот они комплектовались ремнями, которые нужно было постоянно ремонтировать. И тот, кто этим занимался, назывался шорником. Но я, откровенно говоря, просто числился – профессиональных спортсменов тогда практически не было, все имели какие-то параллельные специальности. 

– Экипировку тогда всем выдавали?  

– Да, всё было бесплатно. Помню, рядом с базой у нас было помещение в три комнаты забитое экипировкой. С 10 лет я ходил в эту комнату…. Там давали коньки, клюшки. Их производили в Зеленодольске. Клюшки были деревянные. Чуть не так примешь шайбу, и крюк ломается. Это сейчас клюшки из прочного пластика, а раньше играть деревянной клюшкой – была ювелирная работа. Почему все говорили, что Валерий Харламов был техничным игроком? Потому что аккуратно играл деревянными клюшками, которые в любой момент могут сломаться. Мы с ним, кстати, пересекались на льду, когда он выступал за Чебаркуль, а я за спортивный клуб №16 в Куйбышеве. 

Что касается экипировки, то, я помню, у нас на складе была заведующая – тётя Тося. Вся экипировка тогда передавалась  от команды мастеров младшим возрастам. Ой, помню, какой костюм был у меня! Шерстяной, с тремя полосочками – да что ты! В школу придёшь в такой олимпийке – высший пилотаж! 

По окончании сезона мы всю экипировку сдавали обратно на склад. Рядом с базой у нас была мастерская, где тётя Тося всё приводила в порядок. Все стиралось, латалось, подшивалось для следующего сезона. 

Рафик Якубов (справа) / фото: пресс-служба «Ак Барса»

Вот вам случай с ребятами 1966 года рождения. Мы поехали в другой город на игру на поезде. Представляете, заходят в вагон 20 человек в телогрейках. Это сейчас нельзя представить, чтобы кто-то так расхаживал. А мы вот ходили, и в них, можно сказать, выросли ветераны нашего хоккея. Это и Рафик Якубов, и Вадим Шайдуллин, и Анвар Валиахметов и Олег Бурмистров.

«ПРОФЕССИЯ ХОККЕИСТА НЕДОЛГОВЕЧНА»

– Непросто было справляться с молодёжью в то время? 

– Учителя в школе, конечно, понимали, что ребята не подарок. Мы, тренеры, зачастую посещали занятия ребят, не так как сейчас – отдадут ребёнка и всё. Мы хоккеистам всегда говорили, что играть на профессиональном уровне будут единицы, и не нужно заблуждаться, что учеба – второстепенна. Хоккей – это всё-таки профессия по молодости, и никто не знает, чем будешь заниматься после окончания карьеры. Всегда нужно иметь запасной вариант! 

Пример из собственной жизни. Я тогда уже работал в команде мастеров вторым тренером, заканчивал высшую школу тренеров. Однажды в Донецке нашу команду, около 12 человек, если не ошибаюсь, пригласили на экскурсию в шахту. С нами там были тогда Равиль Фазлеев, Сергей Краснов, Андрей Писарев... Чтобы туда спуститься, нужно было целый ритуал выполнить (смеётся). Надо было помыться, одеться в специальную спецовку. Повсюду чернота, пыль… А старшему тренеру – Владимиру Васильеву – доверили ещё и специальный комбайн, с помощью которого куски породы откалывали. Это всё непросто, скажу я вам. После этой экскурсии у ребят козявки из носа еще целую неделю были чёрными! Хотя находились там всего два часа.

Равиль и Радель Фазлеевы / фото: БИЗНЕС Online

Поездка была поучительной. Эту историю Фазлеев потом своему сыну Раделю, который поиграл за океаном, рассказывал. Это я к тому, что нужно ценить своё дело и те условия, в которых ты находишься, но при этом понимать, что профессия хоккеиста недолговечна. Нужно учиться, учиться и ещё раз учиться! Если вспомнить, то Михаил Сарматин закончил мехмат. Ильдус Хуснуллин – педагогический и юридический… 

– В 1971 году вашу группу подготовки уволили из СК. Урицкого. Почему? 

– В 1972 году было образование детской спортивной школы по хоккею «Зенит». Здесь всё было на высшем уровне. Питание, форма – класс! Не каждый клуб в то время мог себе позволить кормить спортсменов бифштексами, яйцами и сметаной, а в «Зените» это было. Воспитанники тренировались дважды в день: первая тренировка была в небольшом плавательном бассейне, который находился на месте бывшего комбината здоровья, в центре. Сорок пять минут плавают и едут в школу на первый урок. Лёд у нас, честно скажу, был по праздникам. И порой на тренировке находилось три команды – разделяли арену по зонам и все там тренировались. Но как только школе присвоили статус ДЮСШ, то сразу начали предоставлять полную коробку для занятий. И сразу после этого пошли первые успехи: например, на турнире в Северо-Донецке обыграли всех и стали чемпионами. Чтобы туда попасть, надо было выиграть свой округ, то есть обыграть команды из Перми, Ижевска, Куйбышева и Подмосковья. 

– Кто выделялся в те времена?  

– Много ребят, если честно. Помню, нам нужно было съездить на финал в Усть-Каменогорск, и там у меня хорошо выступили Рустем Абдулхаев, Александр Ксенофонтов, Андрей Мартынов, Рафаэль Мингазов. 

Нельзя не выделить Якубова, чей свитер висит под сводами «Татнефть Арены». Легендарный капитан «Ак Барса», который выигрывал чемпионат России в 1998 году. У Абдулхаева и Мингазова тоже висят свитеры под сводами, но уже не «Татнефть Арены», а дворца спорта «Юбилейный» в Альметьевске. 

Нужно отметить и Сергея Столбуна. Как сейчас помню, у него был хронический вывих - как только шайбу бросит – сразу плечо вылетает. И был эпизод, когда мы остались без врача – уволился. Мне, помимо обязанностей второго тренера, приходилось ещё и медицинскую сумку таскать. Хотя немало историй ходило, что в ней кроме зелёнки ничего не было (смеётся). И всегда возникал вопрос: как дёрнуть плечо, чтобы оно встало на место? Мы приезжаем на сборы в Зеленодольск – в то время они у нас там проходили – я Серёге говорю: «Надо тебе руку подкачивать, чтобы был мышечный корсет». Он – мужик с характером - внял моим советам и взялся за дело. Я молодым потом часто говорил: «Вы никогда его не обыграете. Посмотрите, как он работает, у вас нет такой работоспособности!».

– Сергей Абрамов? 

– Порядочный, спокойный парень. В наше время практически не было хоккейной литературы, но зато было чешское пособие по современному хоккею. Абрамов проштудировал его полностью и передавал полученные знания всем остальным ребятам. Общая физическая подготовка, техника, реакция и прочие вещи – всем этим занимался он. Фактически, был в роли тренера, помогал мне с голкиперами. Мы первые в СССР приобрели камеры на 60 метров и благодаря им снимали все тренировки. После проводили тактические занятия и разбирали их. 

Сергей Абрамов / фото: пресс-служба «Ак Барса»

Помню, Серёжа даже учил остальных вратарей шить форму. Ведь, что такое вратарская форма? Не так шайбу принял и всё – травма. А так, все ребята сами шили и лучше понимали, в каких местах больнее всего.

– В какой момент поняли, что нужно уходить из хоккея? 

– Признаться, душа у меня ещё пела, и хотелось продолжать. Но порой смотрел со стороны на свою работу, и думал – надо было по-другому сделать. У настоящего наставника должно быть достаточно энергии, чтобы вдохновлять команду. А то вот, например, на игре два тренера, а они будто глухонемые. Ну скажи ты что-нибудь, отметь ошибки, выплесни эмоции. Психология есть психология! И если тренер не обладает вот этими заводными качествами, то многое может не получиться.

Тимур Сахапов
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
18
-
читайте также
наверх