комментарии 0 в закладки

«Квартальнов крикнул мне: «Иди и работай, доказывай мне!» Большое интервью Тимура Билялова

О карьере в НХЛ, обезболивающих уколах в серии с «Авангардом» и желании менять технику в 27 лет.

Перед стартом сезона «Ак Барса» мы поговорили с вратарём казанской команды Тимуром Биляловым, который последние несколько сезонов находится в статусе первого номера казанской команды.

В интервью «БИЗНЕС Online» Билялов рассказал, что не закрыл для себя двери в НХЛ, хотя и переподписал контракт с казанским клубом прошлой зимой, как намерен меньше «кувыркаться» в воротах, а также вспомнил, как Дмитрий Квартальнов повышал голос на него и призывал бороться за шанс в Казани.

Графика: Сергей Гусев, БИЗНЕС Online / фото: пресс-служба «Ак Барса»

«Раньше очень подвижно играл в воротах. На фоне этого постоянно возникали проблемы с пахом»

Тимур, вы с «Ак Барсом» до 2024 года. Контракт был подписан в декабре прошлого года. Это больше решение ваше или клуба?

– Думаю, это было общее наше решение с «Ак Барсом». И я хотел продолжить играть в Казани, и Марат Валиуллин был заинтересован во мне. Сошлись на мнении, что я останусь в «Ак Барсе» ещё на два года.

Почему именно зимой вели переговоры, а не после сезона, например?

– Чтобы время не терялось и было понимание, как строить команду в новом сезоне. У генерального менеджера были свои планы и задачи на следующий сезон, которые ему нужно было решать как можно раньше. Там же не только меня продлили зимой. Дима Кагарлицкий тоже переподписал контракт.

Были ли переговоры долгими или сразу обо всём договорились?

– Насколько мне известно, со мной готовы были переподписать контракт ещё прошлым летом. Но я тогда находился в Германии, где мне сделали операцию. Восстанавливался после тяжелой травмы. Неизвестно было, в каком состоянии я вернусь и смогу ли вообще играть. Но всё сложилось хорошо: я вернулся, сыграл, по-моему, 24 из 25 матчей и со мной переподписали контракт.

– Вам сейчас 27 лет. Означает ли новый контракт с «Ак Барсом», что вы закрыли для себя дорогу в НХЛ?

Нет, не закрыл. Но нужно быть реалистом. Для того, чтобы мне попасть в НХЛ, нужно добавлять во всех компонентах. Мне есть над чем работать. За эти два сезона я как раз планирую сильно добавить в своей игре.

Фото (здесь и далее): пресс-служба «Ак Барса»

В чём нужно прибавлять?

– Первый момент – сократить количество травм, которые мучали меня полтора года назад через каждые два-три месяца. Минувший сезон был первым за долгое время, когда меня не беспокоили никакие травмы. Второй момент – основной – подтянуть техническую часть. Другие компоненты у меня на хорошем уровне, хотя понятно, что нет предела совершенству.

Но именно техническую часть мне нужно улучшать. Можно даже сказать, что менять. Раньше я очень подвижно играл в воротах, где-то делал много лишних движений, прыгал за шайбой. На фоне этого у меня постоянно возникали проблемы с пахом. Да, это было эффектно, но очень часто я делал это без причины: мог поймать шайбу и без лишнего прыжка, но зачем-то прыгал за ней! Сейчас я меняю технику в этом плане – стараюсь больше играть за счет правильной позиции, меньше прыгать и кувыркаться в воротах.

 Вы верите, что технику можно поменять в 27 лет?

– Да. Главное, чтобы было желание. Если посмотрите, я уже в прошлом сезоне делал меньше лишних движений в воротах. Да, это менее эффектно, но я таким образом минимизировал количество повреждений.

Вы сами пришли к тому, что нужно менять технику или кто-то подсказал?

– Мы много общались с прежним тренером вратарей «Ак Барса» Яакко Валкамой. Он мне подсказал, что нужно менять что-то в моей игре, вместе с ним весь сезон работали над сменой техники.

Вы когда-нибудь рассматривали для себя НХЛ ранее?

– После сезона 2019/20, когда я был признан лучшим вратарем КХЛ. У меня было предложение из-за океана, но тогда я решил, что мне ещё рано ехать. Я понимал, что это только один сезон и мне есть над чем работать. Ехать туда и сидеть в запасе – не видел в этом никакого смысла. У меня ещё есть время, чтобы подготовиться и, если всё будет хорошо, попробовать себя в НХЛ. Это моя мечта, я хочу реализовать её. У меня перед глазами есть пример Микко Коскинена, который всего добился в КХЛ со СКА, а в 29 лет дебютировал в НХЛ.

«Готов был собрать вещи и уехать обратно в Ригу»

– Мы привыкли, что последние три сезона вы – основной вратарь, но сейчас Олег Знарок намекает, что будет конкуренция с Амиром Мифтаховым. Как вам такой вызов?

– Совершенно спокойно отношусь к этому. Конкуренция всегда должна быть. Когда она есть, вратари прибавляют. Если у тебя нет сильного конкурента, то ты начинаешь заставиваться. Взяли бы к нам сейчас вратаря-легионера и сказали бы, что он – железный второй номер, я с этим уже не согласился. Никто изначально не должен быть первым, вторым или третьим номером. Есть конкуренция – иди и доказывай.

– Что скажете о Мифтахове? Кажется, он потерял прошлый год из-за отъезда за океан...

– После Америки, на мой взгляд, он прибавил, вернулся другим. Думаю, он стал только сильнее, плюс у него возраст такой, когда уже нужно доказывать и себе, и другим. Думаю, у нас с Амиром будет хороший тандем в этом сезоне.

Амир Мифтахов

– Павел Зубов – тренер «Ак Барса» в штабе Квартальнова – сказал, что «Ак Барсу» обязательно нужен вратарь-легионер, потому что Билялов один весь сезон не вытащит. Что думаете об этом?

– Посмотрим. Что я ещё могу сказать? Я искренне верю, что у нас с Амиром получится.

– Можно ли назвать Дмитрия Квартальнова особенным тренером для вас? Вы ведь именно под его руководством заиграли и стали основным вратарем «Ак Барса».

– Я мог легко уехать тогда в рижское «Динамо», но он нашел правильные слова. На повышенных тонах сказал мне, что если я буду сильнее конкурентов в «Ак Барсе», то буду играть. Сказал, что шанс есть всегда, нужно просто работать. Я благодарен ему за то, что он поверил в меня.

– Вы тогда были третьим вратарем и не видели себя в составе?

– Да, там были Эмиль Гарипов и Адам Рейдеборн. Я думал, что мне просто не будет места в составе и нет никакого смысла сидеть в запасе. В Риге же меня ждали, я там был основным вратарем. Я уже практически собрал вещи и готов был уехать. Помню, тренировался в щитках рижского «Динамо». Квартальнов мне сказал: «Быстро поменяй щитки! У тебя есть шанс: иди и работай, доказывай мне!» В итоге я завоевал его доверие.

Дмитрий Квартальнов

– Вы, наверное, еще очень долго бы жалели, если бы уехали?

– Кто знает? Может быть, я там провел бы ещё один хороший сезон. Первый сезон у меня был там великолепный, наигрался, играл с высунутым языком. Но я благодарен судьбе, что получилось так, как получилось.

– Но в Риге вы вряд ли бы получили лучшего вратаря сезона.

– Если быть реалистом, то да.

– Правда, что у вас есть дополнительный бонус, который вы получите если станете лучшим вратарем КХЛ в ближайшие два сезона?

– У каждого игрока есть какие-то индивидуальные бонусы. Нет никакого смысла это скрывать, потому что зарплаты всех игроков уже есть в прессе.

Но у вас-то есть бонус?

– Есть, да.

«После Олимпиады не было времени, чтобы набрать форму к плей-офф»

– Важным событием для вас стала Олимпиада в Китае. С одной стороны – серебряная медаль, с другой – вы за месяц не сыграл ни одного матча. Насколько эта пауза помешала набрать оптимальную форму в прошлом сезоне?

– Не хочу искать отговорки. Возможно, Олимпиада наложила свой опечаток в прошлом сезоне. Когда не играешь целый месяц, можно полностью потерять игровой тонус. По ощущениям было похоже, что я снова приехал после операции из Германии и стал набирать игровую форму через матчи. Но если в начале сезона у меня было время, чтобы эту самую форму набрать, то после Олимпиады – нет. Мы вернулись, когда до старта плей-офф оставалось меньше недели. С каждым матчем в серии с «Авангардом» я чувствовал, что набираю форму и играю лучше, но, увы, серия не могла продолжаться бесконечно.

– То есть Олимпиада навредила вам?

– Я побывал на Олимпиаде, об этом мечтает каждый спортсмен. Мы стали серебряными призерами, я очень благодарен за этот опыт. Хотя на игровой форме пауза сказалась, конечно.

– В сборной вам объясняли, почему не дали сыграть ни одного матча?

– Мне сразу честно и прямо сказали, что турнир начнет Ваня Федотов, а в планах у тренерского штаба, чтобы он сыграл все матчи, потому что график на турнире позволял это. Нашей задачей было быть в форме и в случае чего выйти и помочь в нужный момент.

Фото: пресс-служба ФХР

– В психологическом плане насколько тяжело было месяц сидеть в запасе?

– Я понимал, что мне нужно что-то делать, как-то готовить себя к плей-офф. Но я ничего не мог сделать – на Олимпиадах есть ограничения времени командных тренировок, лёд всегда занят, потому в основном ходил в зал, чуть-чуть тренировался на льду.

– Насколько тяжело потом было в стартовых матчах с «Авангардом»?

– Первый матч я провел неплохо, мы «сгорели» только в овертайме, а второй матч я уже неудачно провел. С каждой игрой мне было легче и легче, но серии не хватило.

– Давайте вспомним позапрошлую серию с «Авангардом» в 2021 году и решающий бросок Оливера Каски в овертайме седьмого матча. Могли ли вы его парировать?

– Это было возможно, если бы я сыграл по-другому. Там и Витя Тихонов немножко неправильно сыграл, если бы я знал, что он сыграет так, я бы тоже принял иное решение. В современном хоккее в такие моменты вратари садятся перед броском. Если бы я увидел момент броска, я бы взял шайбу.


– Вы из-за Виктора Тихонова не увидели бросок?

– Я мог по-другому сыграть, посмотреть на шайбу с другой стороны. Но получилось как получилось.

– Сколько раз пересматривали ту седьмую игру?

– Я не любитель пересматривать матчи, но по несколько раз пересмотрел все свои пропущенные шайбы. Тем более, в той серии много голов зашло после рикошетов. Они очень много играли через набросы и подставления. Много таких шайб нам зашло, хотя наши защитники в той серии очень много бросков заблокировали. Игры были такие, что кто больше заблокирует, тот и победит.

«Кололи обезболивающий, чтобы просто мог выйти на лед»

Позапрошлый сезон, когда была серия с «Авангардом» из семи матчей, вы доигрывали на уколах. Травма, полученная до этого, в серии с «Салаватом Юлаевым», – самая тяжелая в вашей карьере?

– Думаю, да. В серии с «Салаватом» игрок Уфы упал прямо на меня, повредился голеностоп. Первые матчи серии с «Авангардом» я пропустил, потому что вообще ничего не мог делать на льду. Но потом, когда команда уступала в серии, я вышел на лёд. Играл на уколах, но для хоккейного мира это нормально.

Фото (здесь и далее): пресс-служба «Ак Барса»

Мы часто слышим, что хоккеисты играют на уколах, но даже примерно не понимаем, каково это. Можете рассказать?

– Если говорить совсем откровенно, то на тренировках я даже не мог сесть на колени, потому что потом банально не мог встать обратно. Нога у меня просто не работала. Мне кололи один обезболивающий укол, чтобы я просто мог выйти на лёд во время тренировки, постоять в стойке и половить броски. Не особо помогало, но это было хотя бы что-то. А на игру уже был полный боекомплект из обезболивающих – три-четыре укола, но даже с ними я чувствовал боль. Единственный плюс от них – нога хотя бы немного двигалась, я мог садиться.

То есть всё равно играли через боль?

– Боль присутствовала, но во время игры я как-то забывал о ней.

При этом вы показали высокий уровень игры и к вам вопросов той серии не было.

– Я показал хороший уровень, но сыграл не на максимуме. К плей-офф я подошел в очень хороший форме, я чувствовал, что готов и могу играть. Если бы не было травмы и вышел с первых игр в серии с «Авангардом», я бы сыграл намного лучше. С другой стороны, нет смысла гадать. Получилось как получилось.

На вас ведь собственной игрок и толкнул хоккеиста «Салавата». Вдвойне обидно так травмироваться?

– В порыве эмоций он, видимо, не понял, что сделал. Толкнул игрока чужой команды и нога у меня подвернулась.


Из-за операции и восстановления вы ведь пропустили потом всю предсезонную подготовку.

– Да, я приехал в конце лета. Две недели покатался и потом начал готовится к играм. У нас там старт сезона еще не задался и с Дмитрием Вячеславовичем Квартальновым решили, что я начну хотя бы вторым вратарем появляться, чтобы просто войти в сезон и в атмосферу. Но получилось так, что пришлось вернуться на лед раньше сроков.

Для полевого игрока пропустить предсезонную подготовку это критично, а для вратарей?

– Я думаю там небольшая разница. Летняя подготовка нужна и полевым игрокам, и вратарям. Работа в зале – очень важный момент. Мне в итоге пришлось набирать форму во время сезона и через игры. Если не ошибаюсь, я отыграл 24 из 25 матчей. Это было тяжело, потому что не хватало физических кондиций играть в таком ритме. Ты вроде бы набираешь форму через игры, но физически тебе всё равно очень сложно. Я по ходу сезона не мог нагружать себя в зале, потому что выходил и играл. Дополнительные нагрузки был чреваты травмами.

По ощущениям через игры вы набрали оптимальную форму тогда?

– Да, был момент, когда мне стало намного легче, многое получалось в воротах, просто паузы на сборную тоже повлияли. Там не всегда знаешь, будешь играть или нет, а тренировки в сборной более упрощенные.

– В этом году вы уже полноценно готовились к сезону с командой. Сейчас ваша форма отличается от того, что было в прошлом году?

– Разница огромная. Сейчас я отхожу после нагрузок, потом будет легче.

– Меняется ли как-то подготовка вратарей к сезону, когда приходит новый главный тренер?

– Мы всю подготовку прошли вместе с командой. Небольшие корректировки были, но основные нагрузки мы получали вместе с остальными.

– Вас трудно удивить звездным составом, потому что вы часто бываете в сборной России, но что думаете о нынешнем «Ак Барса»? На тренировках вам теперь бросают Радулов, Шипачёв или Войнов.

– Когда собирается такой звездный состав, есть своеобразная аура. А что касается тренировок, то теперь их уровень повышается, становится сложнее тренироваться. Это огромный плюс, потому что твой уровень, как вратаря, тоже начинает расти.

– Говорят, что у Радулова бросок не очень хороший, а у Войнова – самый сильный...

– Почему? У Радулова очень хороший бросок и технически очень сильно оснащен. Тяжело играть против него, когда он выходит один в ноль. У Войнова очень сильный и точный кистевой бросок. У нас есть бросковые упражнения, и я заметил, насколько точно он бросает с кистей. Очень много забивает мне. Макс Чудинов, кстати, тоже хорошо бросает с кистей.

– А Шипачёв как вам?

– У него бешеные подкидки, а с броском у него тоже всё в полном порядке. У такого мастера разве может быть по-другому?

«В 20 лет позволял себе разгильдяйство»

– Раньше, когда вы ещё играли в «Нефтянике», часто приходилось слышать мнение, что Билялов – очень талантливый вратарь, но ему мешает лень. Он может не прийти на заминку после матча и так далее. Было ли такое и поменялись ли вы с того момента?

– Что касается тренировочного процесса, я всегда выкладывался. Не стану скрывать, были моменты, связанные с ленью, когда был молодой. Вроде бы, всё получалось, поэтому позволял себе разгильдяйство. Думаю, всё это связано было с моим молодым возрастом: мне было 20 лет.

– Когда отношение к делу начало меняться?

– После чемпионства с «Нефтяником». Чувствуешь, что ты чемпион, крутой, все тебя обожают. Но со временем это начинает мешать, и если не поймешь этого, то загубишь себя. После завоевания Братины я поменял отношение ко всему. Я бы не сказал, что всегда был талантливым. Просто были инстинкты, которые помогали играть, чуйка какая-то. Возможно, именно из-за этого всякие кульбиты были.

Во время летней подготовки в этом году вы надевали под шлем специальные очки. Для чего они нужны были?

– Когда их надеваешь, не видишь, что происходит внизу и по сторонам. Приходится больше крутить головой. Благодаря этому расширяешь глазной кругозор. Когда очки снимаешь, начинаешь больше видеть, быстрее реагировать на броски.

По ходу сезона тоже планируете надевать их на тренировках?

– Да, когда будут перерывы хотя бы в три-четыре дня.

Откуда пришла идея с такими очками?

– Их привез Александр Агопеев – наш новый тренер. Сказал, чтобы я использовал. По себе могу сказать, что они очень помогают, разница ощущается.

У вас новый необычный дизайн формы. Как пришли к нему?

– Дизайн разработали вместе с маркетинговой группой клуба. Они предложили дизайн в таком стиле, а я сказал: «Почему бы и нет?» Своеобразная реклама нашего клуба, выглядит очень стильно. Пестро, конечно, согласен, но почему бы и нет?     

Вы ведь долгое время играли вообще в белом шлеме?

– Да, очень долго, до этого у меня был разукрашенный шлем, но он испортился и я вообще перестал наносить что-то на шлемах. В этом году обратно вернулся к этой идее.

То есть вам всё равно, есть или нет что-то на форме или шлеме?

– Лично для меня вообще без разницы в чём играть. Главное, чтобы была удобная форма. Если нет возможности что-то нанести, могу играть и так.

Столкнулись ли вы с проблемой с экипировкой? Её сейчас тяжелее привозить из Европы или Канады...

– У меня с этим никогда проблем не было, потому что я играю в экипировке от российского производителя, за исключением коньков и шлема. Но шлемы мы закупили заранее, потому что они всегда нужны в большом количестве, часто ломаются. С коньками могли быть проблемы небольшие, но мне их нашли. А вся остальная моя экипировка производится в Нижнем Новгороде. Новый комплект мне сделали за две недели.

А клюшки? С ними, вроде как, больше всего проблем.

– С клюшками тоже заранее все продумали, взяли с запасом.

А в будущем как эту проблема решать?

– Есть ребята, которые поставляют форму, в том числе, клюшки и коньки. Возможно, Данис Зиннурович решит взяться и за вратарские клюшки, буду играть «ЗаряДами»! Мы с ним уже разговаривали на эту тему. Он объяснял, что заниматься вратарскими клюшками намного сложнее – это совсем другая прочность, другой сплав. Но, возможно, в скором времени что-то он разработает.

Вы перестали вести социальные сети. Почему?

– Я их забросил, да, особенно после всяких санкций. Мне, признаюсь, от этого стало даже легче. Меньше времени стал проводить в кровати с телефоном, больше времени провожу с семьей. Читал, что у Артемия Панарина были проблемы из-за телефона, он перешел на кнопочные. У меня такого телефона нет, но теперь в моей жизни только хоккей и семья.

Ничего неизвестно о ваших увлечениях. Какие они? Может быть, компьютерные игры?

– Я могу поиграть в игры во время выездных матчей. В Казани я занимаюсь только семьей и хоккеем.

Говорят, вы рыбалкой раньше увлекались. Это так?

– Да, я очень любил её, но в последнее время забросил. Если бы сейчас поехал, то с большим удовольствием бы посидел с удочкой. Надо возобновить эти поездки. У меня и отец помешан на рыбалке. Он меня постоянно зовет, но я как-то отказывался всё время. Думаю, в ближайшее время мы съездим на речку.

ДОСЬЕ «БО Спорт»
ТИМУР БИЛЯЛОВ
Амплуа: вратарь
Дата рождения: 28 марта 1995 года
Место рождения: Нижнекамск
Карьера игрока: «Южный Урал» (Орск) – 2013 – 2015; «Нефтяник» (Альметьевск) – 2015/16; «Барс» (Казань) – 2016/17; «Югра» (Ханты-Мансийск) – 2017/18; «Динамо» (Рига) – 2018/19; «Ак Барс» (Казань) – с сезона 2019/20.
Главные достижения: обладатель Кубка Братины (2016), чемпион Универсиады (2017), лучший вратарь КХЛ (2019/20), серебряный призер Олимпиады (2022).

Руслан Васильев
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
53
-
читайте также
наверх