комментарии 2 в закладки

Казанец играл с Клоппом и Бувачем, а теперь тренирует команду Первой лиги. История Сергея Жукова

Главный тренер «Ливерпуля» зовёт его на стажировку.

Легендой казанского футбола можно назвать Сергея Жукова. Первые шаги  Жуков делал в парке им. Урицкого на тренировках за молодежку «Рубина» и будучи школьником попал в основу команды. За свою игровую карьеру Жуков поиграл не только за казанцев, но и за «Торпедо», с которым становился бронзовым призёром чемпионата  СССР, выступал в еврокубках, играл за немецкий «Майнц» с Юргеном Клоппом и Желько Бувачем. Сегодня Жуков — главный тренер ульяновской «Волги» из Первой лиги, которая выбила в этом сезоне «Рубин» из розыгрыша Кубка России.

В интервью «БИЗНЕС Online» Жуков рассказал о своей необычной карьере.

Сергей Жуков / фото: личный архив Жукова, графика: Владимир Чирков

«Радовался тому, что занимаюсь любимым делом, а не копаю траншеи или марширую на плацу»

– Сергей Николаевич, вы родились в Казани, начинали здесь свою карьеру. Где прошло ваше детство?

– Мы жили на улице Шамиля Усманова, позже переехали на Восстания, а затем и на Серова. Футболом я стал заниматься, когда жили на Усманова – ходил в парк имени Урицкого на тренировки. 

– Секция или с друзьями играл?

– Тренер ходил по школам и набирал ребят в группу. Мне было 8 лет, но команды моего возраста не было, пришлось играть за ребят постарше, за 1965-й год. А через 2–3 года поступило предложение от «Рубина» перейти в их команду. Как раз формировали спецкласс. В нашей команде тогда собрались мастеровитые ребята, мы достойно представляли наш клуб на региональных и российских соревнованиях. Тогда было очень много турниров, не успевали играть.

Фото: архив «Рубина»

– Но за взрослую команду вы провели не так много матчей – вас забрали в армию. Там удалось играть в футбол?

– Я в «Рубине» за главную команду играл когда ещё в школе учился. Потом пришла повестка и встал вопрос о будущем. Я ситуацию оценивал по-умному: в армии надо служить, никто мне отсрочку не сделает. Но и футболистом остаться тоже хотелось. В армии командир дивизии мне дал понять, что у нас есть две команды: одна играет в городском первенстве, вторая – в областном. Играть нужно за обе. Можно было жить в спортзале, а не в казарме. Я радовался тому, что занимаюсь любимым делом, а не копаю траншеи или марширую на плацу.

– Учения были?

– Выезжали на неделю-две. Тогда и почувствовал всю «прелесть» солдатской жизни. 

– В 1986-м вы перешли в смоленскую «Искру»? За неё выступали будучи солдатом?

– Я встретился с Валерием Гапоненко – он тоже играл в «Рубине», а тогда выступал за «Искру». Он удивился, что я в армии, предложил пойти к ним в команду. А как я пойду? В итоге пошли к главному тренеру и начальнику команды. Сошлись на том, что когда будет вооружёнка (первенство Вооруженных сил по футболуред.), меня оценят, и если всё будет хорошо, то пригласят к себе. Я сыграл в двух матчах, в одном команда проиграла, но я забил потрясающий гол с 25-27 метров, послав матч в девятку. «Искра» позвала к себе, хотя мной интересовались из ЦСКА. Ехать в Москву я не хотел. Мне было комфортно в Смоленске, я провёл 44 матча, сыгрался с ребятами. После «Искры» семь или восемь клубов были во мне заинтересованы. 

– «Рубин» был в списке желающих?

– Нет, тогда «Рубин» выступал во второй лиге, а мне хотелось попробоваться в вышке. Интересовались из киевского «Динамо»,«Кайрата», «Шахтёра», из «Торпедо» приезжали на каждую игру. «Днепр» со мной и Петей Нойштедтером подписал предварительный контракт, чтобы мы перешли  к ним по окончанию службы, платили нам ежемесячную зарплату. 

– Но выбрали вы «Торпедо».

– Меня убедила личная беседа с Валентином Козьмичём Ивановым. Настолько я был впечатлён его идеями, его личностью, что выбрал московский клуб. При упоминании «Торпедо» в голове всегда возникала ассоциация с великим клубом и легендарными футболистами. В этом клубе я провел четыре сезона. За это время стали бронзовыми призерами, а в 90-м далеко прошли в еврокубки: обыграли дома «Севилью», победили «Монако» Арсена Венгера и дошли до четвертьфинала. За 4 года в чемпионате страны мы ни разу не опустились ниже 5-го места. Единственная досада, что трижды проиграли в финале Кубка СССР – «Днепру», харьковскому «Металлисту» и ЦСКА, хотя мы были сильнее соперников. Руководство завода настолько было уверено в нашей победе, что когда приехали на базу клуба – уже выбирали место на полке для трофея. Всё-таки нельзя так самонадеянно относится. До сих помню, как не попал в ворота, ударив головой в игре с Харьковом – 100-процентный момент загубил. Приезжали родители, друзья – хотелось их порадовать, но не получилось. Три финала, но так и не удалось до хрустального трофея дотронуться. 

Фото из личного архива Жукова

Ради заработка уехал в Бангладеш, оттуда позвали в Германию в команду Юргена Клоппа

– Удивляет, что после «Торпедо», следующей главой в вашей карьере стало выступление в Бангладеше. Как вы там оказались?

– Тогда это была обычная ситуация, когда страны не стало – футболисты уезжали. Кто-то в Европу, а я выбрал Бангладеш – предложили поиграть за «Абахани» три месяца, за хорошее вознаграждение. В России зимний перерыв, а продолжить играть в футбол в тёплое время... Почему нет? В Бангладеш не я один уехал – в одной команде со мной выступал Алексей Арефьев, в команде «Мохаммедан» выступали Азамат Абраидов, Серёга Новиков. Кстати говоря, с «Мухаммеданом» мы боролись за чемпионство и так вышло, что сыграли с ними в последнем туре. Победили и стали чемпионами. А потом я вернулся в Москву и получил предложение из Германии.

– Из бундеслиги?

– Один специалист, работающий в Германии, предложил перейти в «Вердер». Договориться не получилось, но в Германию я всё равно уехал – в «Майнц». 

Фото из личного архива Жукова

– Не договорились с «Вердером» по условиям?

– Этот человек из Германии - русский эмигрант, практикующий зубной врач. Он запросил неподъемные условия, просил выгоду для себя. Я это понял, когда вели переговоры с «Майнцем». Немецкий я немного понимал и когда вместе вели переговоры с «Майнцем», президент клуба ко мне подошёл напрямую и сказал, что готов дать такие-то деньги.

– А как вообще появился этот человек из Германии. Это агент?

– Через него несколько ребят уехали в Германию. Валентин Ковач перешёл в «Бейбрих», я с ним поговорил, спросил, можно ли доверять этому стоматологу. В итоге этот стоматолог устроил недельный просмотр.

– Переезд в Германию как в другой мир?

– Нет, тогда мы часто ездили на сборы в Европу, выступали в еврокубках, так что переезд не стал для меня каким-то откровением или потрясением. С «Торпедо» в 1988 году ездили на сборы в Австралию – тогда это поразило, было очень интересно. Играли спарринги с местными командами и сборной Австралии, хорошие условия для тренировочного процесса. Местная кухня – шикарная. Если в Италии Валентин Козьмич запрещал нам есть пасту, то в Австралии делал поблажки. А обратно летели через Сингапур и набрали видиков, телевизоров, плееров – в Союзе тогда этого не было. 

– А с футбольной точки зрения?

– Мне сразу бросилось в глаза, что все дисциплинированные, чётко выполняют требования, настроены на работу. Когда я подписал контракт – сразу же пошёл знакомиться с командой. Мне ребята сразу дали понять, что первый месяц говорят со мной на английском, со второго – на немецком, никаких поблажек. А у меня контракт на три года, хочешь не хочешь – но учить надо. Важна была постановка вопроса – у нас в России вообще не так, иностранец может несколько лет жить в стране и не может говорить по-русски. Мне было интересно учиться, общаться с ребятами и через месяц я заговорил. 

– На первых порах помогали ли вам русские игроки, которые выступали в Германии или у вас был только немецкий круг общения?

– Валя Ковач жил в соседнем городе. От клуба мне предоставили не только дом, но и машину, поэтому без проблем за 15 минут до него мог добраться. Общался с Юрой Савичевым. Да я и не нуждался в большой компании, думал только о футболе, хотел реализовать свои футбольные планы. К тому же через месяц-два ко мне приехала семья.

– В «Майнце» вы играли вместе с нынешним главным тренером «Ливерпуля» Юргеном Клоппом, а также с Желько Бувачем, который сегодня в «Динамо» спортивный директор. Какими игроками они были?

– Юрген может и не имел искусности в работе с мячом, но была огромная самоотдача, постоянно сконцентрирован. От того, что Юрген был высоким за счёт своего длинного шага мог выполнять большой объём работы, а тренер его ставил на позицию крайнего защитника. Мог конечно, и в нападении выйти, но был слишком прямолинейным: бежит напролом не видя преград и партнёров, которые под него открываются. Внутри команды он был заводилой, старался сделать так, чтобы все были едины и отдавались игре за команду.

Желько Бувач (слева) и Сергей Жуков / фото: из личного архива Жукова

– А Бувач?

– Абсолютно другой. Умный футболист, способный сыграть тонко. Я бы сказал, что футболист советской футбольной школы. Мы с ним вместе играли в центре поля и хорошо взаимодействовали, понимали друг друга. Мы и в повседневной жизни с ним общались. Причём на трёх языках! В какие-то моменты на немецком, смеси русского и английского.

– Сейчас продолжаете общение? Он ведь в России...

– Виделись с ним в прошлом году на сборах. Тепло пообщались, вместе посмотрели футбол – тогда его «Динамо» играло против «Сочи» в товарищеской игре. С Юргеном последний раз виделись в Казани.

– На чемпионате мира в 2018-м?

–  Нет, когда «Ливерпуль» играл на «Казань-Арене» против «Рубина». Тогда ещё и Бувач в его тренерском штабе работал. Я приехал в гостиницу, где команда остановилась. Встретились, тепло пообщались. Я предложил Юргену поехать погулять по Казани, хотел показать ему наш красивый город, в котором я вырос. Но Юрген ответил, что при всём своём желании не может оставить команду перед матчем, это было бы неправильно с профессиональной точки зрения перед игроками. Я его прекрасно понял, ведь на следующий день «Ливерпулю» играть с «Рубином». Нашли компромисс. Юрген сказал, что у него есть полтора часа и мы можем посидеть где-нибудь. Мы вспоминали нашу карьеру в «Майнце»: он за бокалом пива, я за бокалом вина. 

Сергей Жуков (слева) и Юрген Клопп / фото: из личного архива Жукова

– На стажировку не хотели бы к нему?

– Я думал об этом. Разговаривал с Юргеном, он не против. Проблема в другом, что «Ливерпуль» проводит сборы в Азии, либо в Америке. Можно в Англию во время сезона слетать, но пока нет такой возможности.

После Германии год играл бесплатно в Первом дивизионе

– В «Майнце» провели два сезона. Почему покинули Германию?

– Мне, конечно, предлагали подписать новый контракт, но хотелось вернуться домой. В Германии всё было на высшем уровне: быт, тренировочный процесс, за три года я обжился. Был интерес и от других немецких клубов, но желание вернуться в Россию было сильнее. 

– При этом в Германии вы сыграли не так много матчей за три года.

– Это из-за травм. Перед первой игрой за клуб я получил травму. На тренировке под меня подкатился польский игрок – попал в коленную чашечку. Восстанавливался где-то 6 или 7 месяцев, ещё и колено загнило из-за того, что шурупы не прижились. Пришлось их вынимать. После реабилитации вернулся на поле и в первой же игре – снова боль после небольшого столкновения с соперником. Рецидив. Отвезли в больницу, туда приехали и руководители клуба решать, что же со мной делать. В целом в команде я был на хорошем счету, меня называли шпильмахером (плеймейкером ред.), хотя я им не был. 

– Снова шурупы поставили?

– Хотели. А чего их ставить, если они в прошлый раз не прижились? Было решено поехать в Берлин для ещё одного обследования. Там меня осмотрел профессор и назвал причину, о которой никто не говорил раньше. Всё дело в надколенничке. Его нужно удалить, потому что он омертвел. После этой операции больше проблем не возникло и я смог доиграть до 35 лет.

– Почему перешли в «Локомотив»?

– Было много предложений, но выбрал «Локо» из-за Юрия Палыча Семина. Он на протяжении трёх лет звал к себе в команду. Даже после армии было от них предложение, но тогда они играли во втором дивизионе, и я не рассматривал переход к ним. Вообще я просто пошёл посмотреть на футбол на стадион, играл «Локомотив», уже не помню против кого.  Встретились с Юрием Палычем, а он мне говорит: «Серёг, а ты чего здесь? Матч посмотреть? А что на на него смотреть – приходи завтра на тренировку, всё и увидишь». Мне ещё пришлось набирать форму, я 10 дней был не в тренировочном процессе. Но дебюта долго пришлось ждать, потому что у Юрия Палыча была такая привычка, которую я стараюсь перенять – не менял победный состав. Чтобы поддерживать тонус – играл за вторую команду, кстати, говоря, вместе с Ромой Шароновым. 

Юрий Сёмин / фото: Maksim Konstantinov, GlobalLookPress.com

– И всё же, официальных матчей даже и десяти не набралось.

– Вот так сложилось. Например перед одной из игр Палыч мне сказал, что я буду играть в основе, но если хочешь – можешь выйти накануне за дубль для поддержания формы. Я согласился. В этой игре я забил, но получил красную карточку, из-за которой не мог выйти за основной состав в следующей игре.

– Что сказал Юрий Палыч?

– «Ну что же ты в этот стык пошёл!». Мне и самому было очень обидно. Причём ведь не прямая красная – а за две желтых карточки. Но я не могу уступать.

– Такое резкое пике из Германии до «Локомотива» и «Тюмени». Почему решились поехать в Западную Сибирь?

– Я понимал, что в моём возрасте необходимо играть. От них поступило амбициозное и щедрое предложение. Они хотели попасть в премьер-лигу, собирали сильный коллектив. Я всё взвесил и решил покинуть «Локо», Юрий Палыч в этом моменте меня понял. И с «Тюменью» мы задачу выполнили – вышли в высший дивизион, только весь год играли бесплатно. Обещали бонусы, премиальные, но не дали ничего. А я был капитаном команды и от лица коллектива ходил решать вопросы. Требовал выплатить нам то, что мы заработали. В итоге разругался и команду покинул её, так и не получив денег.

– Новую команду быстро удалось найти, причём тоже в Сибири – «Томь».

– Мне звонил Виктор Иванович Калюжный (тогда крупный нефтепромышленник – ред.) – он большой поклонник «Торпедо» и очень хотел бы видеть меня в Томске. Такая заинтересованность подкупала, к тому же это был вызов для моей карьеры – снова выйти в высший дивизион. Правда, дебют совсем не удался. Прилетел в Хабаровск на первую игру, и мы проиграли – 0:3. Ребята в раздевалке травили: «Ничего себе укрепление подъехало». Я не стал оправдываться перелётом и прочим, решил, что всё докажу делом. В конце концов, мы решили поставленную задачу, а мне поступило много предложений от команд выше классом, но я все их отверг – остался в «Томи».

– А когда играли в составе «Томи» против «Тюмени» в розыгрыше Кубка россии какие эмоции испытывали?

– Не представляете насколько это был важный для меня матч! Мы победили – 4:2. Я был горд и счастлив, что так сложился результат. Да, в команде оставались ребята, с которыми я играл и делил раздевалку, но это была победа не над моими товарищами, а людьми, что нас обманули.

«Как я мог радоваться забитому мячу «Рубину», когда мальчишкой на этом же стадионе смотрел за играми кумиров?»

– В процессе карьеры могли вернуться в «Рубин»? 

– Таких разговор не было. Была встреча на 50-летие - я с радостью откликнулся. Было приятно получить приглашение от клуба, в котором я воспитывался, который дал мне путёвку в большой футбол. 

– Для вас соперничество с «Рубином» не принципиальное? «Волга» весной приедет в Казань на игру с «Рубином».

– Я считаю себя и рубиновцем, и торпедовцем. Говорить, что игры против них не принципиальные тоже не совсем корректно – выходишь на такие матчи с особым настроем и чувствами. Всегда приятно сыграть против своей команды, где ты провёл свои лучшие годы. Не помню в каком году мы играли с «Рубином» на Центральном стадионе и я забил гол. Но, знаете, – радости от этого не испытал. Ну как я мог радоваться забитому мячу в Казани, когда мальчишкой на этом же стадионе смотрел за играми кумиров? С ребятами подавали мячи во время матчей – для меня было счастьем выйти на футбольное поле в перерыве, пока игроки уходили в раздевалку. 

– А когда «Рубин» впервые стал чемпионом, что испытали?

– На тот момент немного занимался агентской деятельностью и некоторые из моих ребят играли за ту команду – Саша Рязанцев, например. Мы встречались с Курбаном Бердыевым, с Рустемом Саймановым общались, обсуждали кандидатуры. Так что я не был в стороне, в какой-то степени тоже причастен.  Тогда у Саши ещё и контракт подходил к концу и мы вели переговоры о пролонгации. Рязанцев был системообразующим футболистом. Свою помощь тоже немного видели.

– Агентская деятельность была уже после «Москвы». А как вы стали селекционером в московской команде?

– Меня Валерий Петраков звал работать тренером – мы с ним работали вместе в «Томи». А в итоге Юрий Белоус (президент «Москвы» – ред.) сказал, что пока тренером не может меня взять и предложил поработать селекционером, заниматься подбором футболистов. Я ездил по Латинской Америке, был на самых главных стадионах Аргентины.

– Так это вы привезли Баррьентоса, Макси Моралеса?

– Они уже были после меня. Так получилось что из Аргентины никого не привезли. Юрий Викторович спросил: «А чего вы никого не взяли?» Я ему объяснил, что те игроки, что нам предлагали – не усиление, нецелесообразно брать посредственного футболиста. Он остался неудовлетворённым нашей работой, в итоге – мы разошлись. Но посмотрев как работает скаутская служба, решил и дальше заниматься агентской деятельностью.

– Вы первый, кто нашёл Бранислава Ивановича в Сербии?

– Всё так, но в Россию я его не смог привезти. Вообще я поехал смотреть другого футболиста – Душко Тошича ( экс-футболист «Вердера», «Портсмута», «Реал- Бетиса»ред.). Но с первых минут, как только я начал смотреть игру клуба «Белград» – всё моё внимание привлёк не Тошич, а Иванович. Рост, бег, скорость, мощь, телосложение – всё это говорило как о потенциально сильном игроке.  Президент клуба тогда был Звездан Терзич. Мы начали переговоры, всё обсудили и договорились о личных условиях и трансферной стоимости. Она была невысокой, чуть более миллиона. Я видел потенциал и думал, что эта сделка принесёт деньги и в будущем, ведь Бранислав был тогда ещё молодой, перспективный. 

Бранислав Иванович (слева) / фото: Andy Hooper, globallookpress.com

– Почему же не получилось?

– Я вернулся в Россию,  а в «Сатурне», где я тогда работал селекционером, сменилось руководство – и мы разошлись. А Иванович перешёл в «Локо», а через два года в «Челси» за 12 миллионов.  Обидно, что не удалось довести сделку до конца.

– В этом и есть сложность селекционера, чтобы уговорить клуб подписать того или иного игрока?

– Согласен, но чаще всего исполняются желания главного тренера. Исходя из своего опыта и тренировочного процесса всегда понимаешь, кто нужен.

– С одной стороны работа селекционера: путешествуешь, смотришь за потенциальными покупателями. А в чём сложности?

– Прежде всего много подводных течений, так скажем. Конечно, когда договариваешься с игроком может возникнуть очень много нюансов, личных потребностей и влияние окружения на молодого футболиста со стороны семьи, друзей. Плюс есть клуб, с которым ты договариваешься о покупке, а ещё и агент, который всегда мешают переговорному процессу, потому что каждый  преследуют свои интересы.

«Для меня «Рубин» – родной клуб»

– В сейчас вы работаете в «Волге». Как вы решились на сотрудничество? Команд в лиге стало меньше, конкуренция выше, работали именитые специалисты, как Слуцкий, Кононов, Парфёнов...

– Долго не думал, когда принимал решение по «Волге». Я смотрел несколько игр. Команда была играющей, но ей чего-то не хватало – духа или эмоций. Ну а то, что такие специалисты работали в Первой лиге… Очень интересно соперничать со Слуцким, Парфёновым и Кононовым, показать, чего стоят тренеры из ФНЛ. Первая лига – сложнейший турнир, в чём-то даже специфичный и тренеры имеют более широкий диапазон работы. Тренеры должны объединять вокруг себя всех: от болельщиков и игроков, до руководства клуба и города. У нас, например, губернатор Ульяновской области Алексей Юрьевич Русских очень трепетно относится к футболу, к нашей команде. Переживает и старается помочь в любой ситуации. В Ульяновске всегда был футбол и его любят здесь.

– После того, как вы возглавили команду, «Волга» одержала несколько побед подряд, поднялась с последнего места в таблице. Что изменили в первую очередь?

– Проблема ребят была в психологии. Провели большое количество игр, а одержали всего одну победу. Им нужно было донести, что они не случайно в этой лиге, футболисты мастеровитые, способные.

– Но сейчас команда на предпоследней строчке в таблице. Какие шансы на спасение?

– Пара побед может поднять клуб в таблице. Перед зимней паузой мы одержал несколько побед в первенстве, дважды победили в Кубке России. Считаю, что в проигранном матче с «Родиной» не должны были уступать. Мы больше контролировали мяч, подходили к чужим воротам, но из-за ошибок не досчитались не то чтобы трёх очков, даже одного. А игра с «Кубанью» была последней перед отпуском, а там такое настроение, что все мыслями уже в отпусках, на чемоданах. Нельзя терять очки от команд, которые находятся рядом в таблице.

– До этого вы тренировали «Томь», Когда оставались без работы, чем занимались в это свободное время?

– Накопились бытовые дела: увиделся с друзьями, провёл время с родными, закончил учиться на лицензию Pro. В Томске контракт закончился 30 мая. Нужно было переварить, что произошло, что получилось и не получилось, подвести итоги и взять на вооружение новые знания. Считаю, что мы могли выступить лучше, теряли очки из-за потери концентрации. 

– Простой в работе тренера в полгода – это во благо? Когда можно перезагрузиться, оценить какие-то вещи по-другому или наоборот, теряется тонус работы и сложно будет найти новое место?

– Бывает, что люди без тренерской практики сидят годами, но потом берутся за работу и показывают свой класс. Если человек знает предмет, он справится в любой ситуации, даже после длительного перерыва. Всё подряд берут те, кто не реализовал свой потенциал.

– «Томь» для вас в какой-то степени родной клуб, вы там выступали ещё игроком…

– Родной клуб – для меня «Рубин». Там я делал первые шаги, почувствовал атмосферу, проходил школу и получал истинное удовольствие, что находился среди мастеров. Но, действительно, в Томске я отыграл шесть лет и работал тренером.

– А начинали тренерскую карьеру вы в «Сатурне».

– Да, благодаря Сергею Павлову. Я тогда был спортивным директором. Он меня позвал, помогай, говорит. Я подключился, втянулся в процесс, и до сих пор испытываю любовь к своей работе. Вообще футбольная судьба куда только меня не приводила: был и спортивным директором, и селекционером, и агентом, но я всегда хотел быть тренером.

Сергей Жуков / фото: пресс-служба «Томи»

 – В конце прошлого сезона «Томи» не стало. Финансовые проблемы всегда преследовали Томск? С вами рассчитались?

– Постоянного финансирования нет – это главная проблема. Сейчас видно, что интереса к «Томи» у руководства нет, а может и вовсе планируют создать другую команду, где руководить будут другие люди. Понимаете, долги ведь не только перед футболистами и тренерами: перед персоналом, обычными работниками, за коммунальные услуги, за обслуживание. Когда долго не платят – накапливаются пени. Те же 300 миллионов рублей, которые выделяют – не распределишь на весь сезон, ведь есть и другие расходы, предыдущие долги – их тоже нужно закрывать. И выходит так, что приходят деньги – а их отдают за предыдущие долги. Замкнутый круг…

– Томску футбол не нужен?

– Конечно нужен.  Очень печально за настоящих томских болельщиков, жалко, что теперь команды нет. Какие там спортивные развлечения помимо футбола? Это была отдушина для людей, местные болельщики всегда переживали за команду.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Сергей Жуков
Дата рождения: 8 мая 1967 года
Место рождения: Казань
Игровая карьера: «Рубин» (Казань) – 1984/85, «Искра» (Смоленск) – 1986/87, «Торпедо» (Москва) – 1988–1991, «Абахани» (Бангладеш) – 1992, «Майнц» (Германия) – 1993–1995, «Локомотив» (Москва) – 1995, «Тюмень» – 1996/97, «Томь» (Томск) – 1997–2002
 Достижения: бронзовый призёр чемпионата СССР (1988)
Тренерская карьера: «Томь» (Томск) – 2002– 2004 (тренер), 2021/22 (главный тренер), «Арсенал» (Тула) – 2016 (тренер), «Ротор» (Волгоград) – 2017, «Сатурн» (Раменское) – 2019– 2021 (главный тренер), «Волга» (Ульяновск) – 2022 – по н.в.

Антон Самойлычев
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
17
-
читайте также
наверх