комментарии 2 в закладки

Георгий Кинкладзе: «Я скажу про Курбана - таких порядочных людей редко встречал»

Звезда грузинского футбола 90-х Георгий Кинкладзе, поиграл в свое время в Англии, Германии, Голландии, Аргентине. Свою карьеру он завершил в «Рубине» в 2006 году. Мог Кинкладзе остаться в структуре казанского клуба, однако вместо этого отправился на Кипр, а сейчас проживает в загородном доме под Москвой. В интервью Кинкладзе, в котором он касается и казанского этапа своей карьеры.

Кинкладзе рассказал о том, почему долгое время провел в «рубиновском» лазарете, как Бердыев воспитывал Алехандро Домингеса и почему они постоянно ругались с Макбетом Сибайя. Приводим фрагмент интервью:

— В «Рубине» вы полсезона лечились. Что это было?

— Паховые кольца. В Англии дважды оперировался, а тут третий раз прихватило. Коварная штука. Минут пятьдесят играешь — и дальше двинуться не в состоянии.

— Понимали, что контракт с вами не продлят?

— Разумеется. Я скажу про Курбана — таких порядочных людей редко встречал. А главное, тренер изумительный. Для него никакого значения, с именем ты или без. Как говорят англичане, «для меня нет игрока важнее, чем клуб». Ко мне однажды подошел: «Вижу, тебе уже тяжело играть. Хочешь должность в „Рубине“? Знай — я всегда помогу, всегда рядом…»

— Угрюмый он, ваш Курбан.

— На тренировке или в игре это один человек. Но видели бы вы его за столом. Где-то в ресторане. С большим юмором!

— Чувствовалось, что Домингесу Бердыев готов простить все?

— Может, в чемпионский сезон так было, но первые два года он держал аргентинца в ежовых рукавицах. Воспитывал. Менял по ходу матча, переводил в дубль. Домингес психовал, злился. Сам у ребят спрашивал: «Почему я не играю? Разве хуже других?»

— Как вы на этот вопрос отвечаете?

— По таланту, конечно, он был не хуже — лучше многих! Но надо было приучить его к игровой дисциплине. Как только Домингес начал делать то, чего от него добивался Бердыев, — расцвел во всей красе. А меня с ума сводил Сибайя.

— Чем?

— Втолковываю ему: «У тебя, опорного хава, задача отобрать мяч и отпасовать мне. Если не первым касанием, то вторым». Но Сибайе хотелось творить. Пока кого-нибудь не обведет, с мячом не расстанется. Это приводило к потерям. Сколько же мы с ним ругались!

— Так и не дошло до него?

— Дошло. Но я к тому моменту уже почти не играл. Африканцы вообще непредсказуемые. Могут выдать шикарный матч, а следом пять провалить.

— К легионерам из Южной Америки это не относится?

— Нет. В «Рубине» были аргентинцы, бразильцы, уругвайцы. Теплые, заводные ребята. Перед игрой смеялись и шутили, но на поле выкладывались на сто процентов.

— Широков и в «Рубине» был с гонором?

— Да что вы! Он держался так тихо, что я не вспомню, какой у него голос. Это в «Зените» Рома стал крутым. В Казани Широков в основном лечился. Потому и не раскрылся.


«Спорт-экспресс»

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
еще истории
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год