Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
9.04.2013

Руслан Авлеев: «Я был кумиром сербских фанатов после инцидента с Йовчичем»

Кто следил за матчами УНИКСа в конце 90-х, с ностальгией вспоминают атмосферу, царившую в старом дворце спорта и крошечном по нынешним меркам КСК КФУ. Символом того, яркого и эмоционального УНИКСа, является Руслан Авлеев. Он был и остается любимцем казанских ценителей баскетбола, несмотря на свою скандальность. А потому приезд Руслана Авлеева в Казань — всегда событие. В начале марта Авлеев побывал в столице Татарстана, сыграв в выставочном матче. Корреспондент «БИЗНЕС Online» встретился с легендой казанского баскетбола. Беседа ожидаемо получилась душевной и содержательной, растянувшись на полтора часа.





6.jpg


Руслан Авлеев с олимпийским чемпионом-1988 Сергеем Таракановым. Казань. Март 2013 г.




«НА МАТЧАХ УНИКСА Я БОЯЛСЯ, ЧТО БАЛКОН РУХНЕТ ПОД НАТИСКОМ ТОЛПЫ И ПРИШИБЕТ КОГО-НИБУДЬ»


— Руслан, с возвращением в родной зал. Что чувствуешь, сидя на этой скамье? (Беседа проходила в главном игровом зале КСК УНИКС , — авт.).

— Ностальгия. Только теплые чувства. Вот здесь ведь с парнями сидели, играли в этом зале, забивали в эти кольца. Трибуны ломились от количества зрителей, топали ногами, шумели. В каждом матче я боялся за этот балкон — думал, что рухнет и пришибет зрителей, судей и игроков.

— Сейчас атмосфера на матчах УНИКСа уже не та?

— Не мне об этом судить. Много воды утекло, сейчас времена другие. В Казани сейчас много куда сходить можно помимо баскетбола. Футбол и волейбол, например, появились.

— Такой эмоциональный лидер, как Руслан Авлеев в свое время, УНИКСу бы точно не помешал сейчас.

— Возможно, но я не думаю, что нынешние игроки настолько равнодушны. Все играют, стараются.

— Расскажи о себе. Где живешь сейчас, чем занимаешься?

— Сейчас живу на два города — в Москве и Ижевске, где живут мои родители. Можно сказать, что нахожусь в свободном плавании. В прошлом году, например, полгода находился в Казани. Были тут кое-какие дела.

— Вернешься в баскетбол? В качестве менеджера, а может быть, тренера.

— Сразу тебе скажу, что тренер — это не мое. Я поработал тренером в Ижевске с юношеской командой. Это адски тяжелый труд. Надо объяснить, втолковать человеку. А когда меня не слушают или не понимают, я просто начинаю выходить из себя, кричать. В общем, нервов уходит даже больше, чем в игре. Что касается менеджерской работы, то пока не знаю, готов ли.

— Он заскучал, — подсказывает шепотом миниатюрная симпатичная спутница Руслана Авлеева.

— Если бы пригласили в УНИКС на работу…

— Глупо об этом говорить, ведь конкретных приглашений не было.





5.jpg




ШРАМ ИМЕНИ ЙОВЧИЧА


— Твои расставания с УНИКСом — и первое, и второе — получились не очень приятными. Особенно болельщики злились на тебя после ухода в стан главного конкурента пермского «Урал-Грейта» в 2001 году.

— В этом была не только моя вина. Все началось с того скандального эпизода с судьей Йовчичем. Я тогда не встретил даже малейшей поддержки со стороны УНИКСа. Знаешь, как было обидно? Отдал клубу столько сил и эмоций… Да, ударил судью… Я виноват, признал это сразу. Но ни президент УНИКСа Евгений Богачев, ни тренер Станислав Еремин меня не поддержали. Отношение было такое, будто я человека убил.

А Сергей Кущенко (на то время президент «Урал-Грейта» и вице-президент РФБ по международным связям, — авт.) тогда похлопотал за меня, скостил международную дисквалификацию (за тот инцидент с Йовчичем ФИБА дисквалифицировала Авлеева на два года и наложила штраф на БК УНИКС в 20 тыс. немецких марок; международная дисквалификация Авлеева была снята сразу же после перехода игрока в «Урал-Грейт» летом 2001 года, — авт.). В итоге, я принял его предложение. Думаю, любой в моей ситуации тогда поступил бы также. Я скажу, что ни разу не пожалел потом о своем решении. «Урал-Грейт» был просто феноменальным клубом по организации. Я рад, что удалось поиграть в той команде.

— Раз уж мы коснулись темы Йовчича. Что это было? Неконтролируемый порыв эмоций? Предвзятое судейство?

— Нет, предвзятого судейства в том матче не было. И каких-то личных счетов у нас с ним не было. Я хорошо помню тот момент. Меня там чуть не уронили, Йовчич стоял рядом и вместо фола свистнул мне пробежку. Ну, я на эмоциях бросил в него мячом, который был у меня в руках. Попал не так сильно, как хотел, немного промахнулся. Но мне показалось, будто Йовчич со свирепыми глазищами начал переть на меня. Какая первая реакция у человека, когда на него танком с напыщенными ноздрями идет человек? Я его ударил…

— Да, но удар ногой вдогонку по уже нокаутированному арбитру был явно лишним.

— Если бы Йовчич сразу отошел, то ударов вообще бы не было. Во многом он сам вынудил меня это сделать. Возможно, если бы еще мячом я не промахнулся, а попал точно в него, то наверно потом воздержался бы от удара. Но потом, конечно, я все осознал. Через 12 часов после игры я был у него в гостинице, извинился перед ним, заплатил все штрафы. Мы поговорили, он оказался хорошим парнем, в принципе он меня понял. Потом судил матчи с моим участием, все было нормально.

Кстати, вспомнился один любопытный случай. Как-то раз мы вместе со сборной приехали на международный турнир в Белград. Это был 2002 год. Сыграли там. После матча даем интервью, телевидение, все как положено. И вдруг ко мне подбегает целая толпа ребят, и начинают брать у меня автографы, фотографироваться, жать руку. Я сначала не понял. Оказалось, что это были лидеры местного фанатского движа. Они же там вообще отвязные. У них там война между «Партизаном» и «Црвеной Звездой». В каком-то из этих дерби Йовчич нехило накосячил. Вот болельщики и называли меня героем, благодарили. А я впал в ступор. Как себя вести? Улыбаться им, кивать головой перед камерами? Глупо. Я же вроде бы уже публично извинился, признал вину. Но и игнорировать парней нельзя было… Сейчас с улыбкой все это вспоминаю, а тогда не до смеха было.

— Известно, что пострадал не только зуб Миливое Йовчича, но и твоя кисть.

— Вот такой шрам остался (Руслан показал шрам сантиметров в 10 на левой кисти, — авт.). Это распространенное дело, когда в драках кулак режется об зуб. Но меня прооперировал известный в Казани профессор-травмотолог, но пару месяцев я не мог тренироваться. Если доктор вдруг прочитает это интервью, то еще раз хочу сказать ему спасибо.





4.jpg


Сезон 1997−1998. Первый сезон Авлеева в Казани. Слева направо: Роман Сафронов, Руслан Авлеев и Дмитрий Древке




«МОЙ ВЕС 145 КИЛОГРАММОВ, НО Я ПОХУДЕЮ УЖЕ В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ»

— Бывший игрок УНИКСа Каспарс Камбала после дисквалификации профессионально занялся боксом. Ты не думал об этом, завершая карьеру баскетболиста?

— Как-то нет. Вообще я сейчас американским футболом увлекся. Меня товарищ подсадил. Посмотрел пару раз, вник и понял, что вид спорта классный. Многие спорят, какие спортсмены самые атлетичные и физически подготовленные. Кто-то говорит, что марафонцы, кто-то говорит, спринтеры. Но эти люди, видимо, не смотрели американский футбол. Там есть такое амплуа уэдж бастер, так эти люди настоящие монстры. Физическая подготовка сумасшедшая. Мало того, что они весят более сотни килограммов, так еще каркасы, экипировка тяжелая. При этом они такие скорости развивают! Их сшибают, они могут кувырок на 360 градусов в воздухе сделать и дальше бежать. Это бизоны настоящие. Американский футбол — это вообще нечто, целая индустрия, самый популярный вид спорта в США. Содержание команды дорогущее — там в заявку команды только полсотни игроков входит.

— Не зря они там полные стадионы собирают. Из тебя бы наверно неплохой «холодильник» получился. Так, кажется, там называют массивных игроков. Какой, кстати, сейчас вес у Руслана Авлеева?

— 145 килограммов. Но это на самом деле не так много. Я когда играл профессионально то больше центнера весил. Но я похудею уже в ближайшее время. Сейчас вот Великий пост начинается (интервью состоялось в начале марта, — авт.). Я его обязательно буду держать.

— Не знал, что ты православный.

— Моя мама русская, отец татарин. Мне предстояло выбрать между исламом и православием, и я выбрал православие. Кстати уразу в исламе, мне кажется, проще держать. Там, конечно, нельзя ни пить, ни есть в светлое время суток, но в темное-то можно. А тут, представь, без животного белка сорок дней. Особенно для спортсмена это просто нереально. Там уже через неделю такая жажда мяса начинается.

— Знаю, есть спортсмены, которые и во время матчей уразу пытаются держать.

— Нет, так нельзя конечно. Горло смочить нужно обязательно в любом случае. Это неправильно. Хотя, возможно, я и ошибаюсь насчет уразы. Кстати, и пост тоже можно по-разному держать. У меня есть один приятель, который держит пост, но чуть ли не каждый день жарит по сковородке картошку на растительном масле и уплетает ее. Думаю, чем так держать пост, лучше вообще не держать.





1997-1998 со спартаком.jpg


Сезон 1998−1999. Второй сезон Авлеева в Казани. УНИКС — Спартак (Санкт-Петербург)




«ШЭММОНД УИЛЬЯМС БЫЛ ЖУТКИМ ИНДИВИДУАЛИСТОМ»


— Вернемся к твоей спортивной карьере. Из «Урал-Грейта» ты отправился в Италию, но там не сложилось. Почему?

— У «Виртуса» из Болоньи была серьезная «банда» в том сезоне. Словенец Матьяш Смодиш, австралиец Дэвид Андерсон, француз Антуан Ригодо, итальянец Алессандро Фросини, серб Котурович, пара толковых американцев. Но по ходу сезона акции спонсора клуба резко потеряли в цене, пошли финансовые трудности. Перестали платить по контрактам, пропало доверие к президенту.

— Была занятная история, когда в Италию не хотели пускать вашу подругу?

— Да, отказали в визе. Тогда из России и Украины вообще почти всех незамужних девушек разворачивали в связи с расцветом проституции. А она уже уволилась, бросила все дела в Перми, чтобы переехать в Болонью. В итоге все-таки ее пустили после того как в верхах похлопотали.

— Потом перед возвращением в УНИКС, снова были «Урал-Грейт» и «Динамо».

— В Перми после ухода Сергея Кущенко дела пошли под откос. Там тоже пошли задержки зарплат.

— Потом отчисление из «Динамо». Настолько не везло с клубами?

— В «Динамо», как ты помнишь, пришел новый тренер Валерий Тихоненко. Мы с ним тогда поговорил, сошлись на том, что я буду отдан в аренду на полгода в другой клуб. Но тут мне поступило предложение от УНИКСа (инициатором приглашения Руслана стал президент УНИКСа Евгений Богачев, который определенно держал руку на пульсе, — авт.). Я долго не раздумывал.

— Почему? Обиды на казанский клуб не осталось к тому времени?

— Да нет. Какие обиды? Это работа. Я почти сразу отошел.

— В том сезоне УНИКС имел все шансы выйти в финал чемпионата России, но проиграл в полуфинале московскому «Динамо». А на следующий сезон вообще в призы не попал, что в те времена считалось явным провалом.

— Да. Состав то был неплохой. Помню, был такой парень в команде — Шэммонд Уильямс — набирал больше всех очков в каждом матче, шоумен, молодец. Но командной-то игры не было. Уильямс был ярко выраженным индивидуалистом — в баскетбол пятеро играют, а не один. Я ему говорил-говорил, а он в толк никак не мог взять. А на следующий год Стас (главный тренер Станислав Еремин, — авт.) уже просто потерял контроль над командой, не справился с легионерами.





2.jpg


Сезон 1999−2000. Третий сезон Авлеева в Казани. УНИКС — Минеральные Воды. В форме УНИКСа Руслан Авлеев (№ 14), Антон Юдин (№ 10), Александр Петренко (№ 11)



«У АРШАВИНА „КОЛПАК СВИСТЕЛ“, ПОХОЖЕ — ЛЯПНУТЬ ТАКОЕ ПРО БОЛЕЛЬЩИКОВ»


— Проблем в нашем баскетболе и сейчас хватает. Интерес к чемпионату России, например, падает. Единая лига ВТБ как будто «съедает» его. Как к этому относишься?

— С одной стороны Лига ВТБ мешает развиваться профессиональной баскетбольной лиге, как ты говоришь «съедает». Конечно, не дело, когда один и тот же матч идет в зачет двух разных турниров. Сейчас и клубов то почти не осталось в ПБЛ. С другой стороны Единая лига ВТБ — это международные матчи, и с коммерческой точки зрения они привлекательны. Такие игры тоже нужны. Но то, что чемпионат России нужно поднимать с колен — это однозначно. Отличный пример под боком — это КХЛ. Если Лига ВТБ превратится во что-то подобное, то я не против.

— Кстати следишь за хоккеем?

— Да, конечно. Особенно плей-офф. Мне нравятся самобытные команды — омский «Авангард» и магнитогорский «Металлург». Люблю силовую борьбу. Вот это настоящий спорт. Я даже часто задумываюсь о том, что нужно было пойти в хоккей. Жалею, что не стал хоккеистом. Накопил негатив — раз, припечатал кого-нибудь к борту, успокоился и дальше поехал. А в баскетболе чуть контакт — сразу свисток.

— А футбол смотришь?

— Бывает, английскую премьер-лигу смотрю. Сборную иногда смотрю, но немного охладел к ней в последнее время.

— Почему? Разочаровал последний Евро?

— Да. Ну, и Аршавин там, конечно, облажался. Ляпнуть такое про болельщиков! Я имею ввиду спор с депутатом. У него там «колпак свистел» уже, похоже.

— Роман Широков из «Зенита» тоже не отличается любовью к болельщикам.

— К Широкову я, наоборот, нормально отношусь. Его там провоцировали какие-то недалекие болелы. Что он им должен был сказать? Да и игрок он неплохой. Вы журналисты, кстати, умеете из себя выводить. У меня от Казани такой еще неприятный немного осадок остался — часто попадались журналисты, чаще журналистки, которые ну такие глупые вопросы задавали после матчей. Подходит однажды одна и спрашивает: «Что вы оставили жене после развода?». Или подойдут и начинают какие-то факты перевирать. Ну, если ты решил интервью сделать — подготовься! Есть, конечно, и нормальные журналисты. Помню такого Сашу Медведева — всегда интересно было с ним пообщаться.

— У тебя ведь дочь занималась в Казани баскетболом, в ДЮСШ «УНИКС-Юниор» 1996 года рождения Как ее дела, как успехи сейчас?

— Эвелинка потом занималась в Екатеринбурге в юниорской команде. Сейчас она в Верхней Пышме, это тоже в Свердловской области, в местной юниорской команде.

— Почему именно Екатеринбург?

— Она с мамой, моей бывшей супругой живет. Но я тебе скажу, что в Екатеринбурге в этом плане молодцы. В УГМК детскому и юношескому баскетболу уделяют достойное внимание.

— Ну, в Казани с этим делом беда, конечно. Руслан, спасибо за интересную и откровенную беседу.





1.jpg


Вот такой материал вышел в январе 2005 года в газете «Восточный экспресс» после возвращения Авлеева в Казань. Автор — Евгений Макаров



Авлеев Руслан Шамильевич. Родился 4 июня 1976 года в Сарапуле (Республика Удмуртия). Выпускник Казанского педагогического института. Мастер спорта по баскетболу. Чемпион России. Выступал за команды «СКА-Урал» (Екатеринбург, 1995−1996), ЦСКА (Москва, 1996−1997), УНИКС (Казань, 1997−2001, 2005−2006), «Урал-Грейт» (Пермь, 2001−2002, 2003−2004), «Виртус» (Италия, 2002−2003), «Динамо» (Москва, 2004). Закончил карьеру в клубе высшей лиги БК «Родники» (Ижевск). Чемпион и обладатель Кубка России в составе «Урал-Грейта», бронзовый и серебряный призёр российских чемпионатов в составе УНИКСа. Член сборной России 1999−2000 г. г. Участник чемпионата Европы 1999 года и Олимпийских игр 2000 года.

Целый ряд клубных рекордов БК УНИКС по сей день принадлежит Руслану Авлееву. 1 марта 1999 года в матче против «Локомотива» в Новосибирске он 27 раз пробивал штрафные броски, из них точно — 25. Уже в следующем туре, 5 марта 1999 года, в матче против «Енисея» в Красноярске Авлеев набрал 49 очков. Это третий результат в истории российской суперлиги. Также Авлееву принадлежат рекорды УНИКСа по количеству набранных очков и совершенных подборов (3256 очков и 1329 подборов по состоянию на начало января 2005 году, позже такая статистика, к сожалению, не велась).

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть