Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен

«Вес девушек – причина распада многих пар»

Известный в прошлом фигурист, а ныне тренер Алексей Соколов в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал, почему ушел из большого спорта в 24 года, тонкостях создания и распада пар в фигурном катании, а также своем отношении к частым переходам спортсменов от одного тренера к другому.

Алексей Соколов (справа) / Фото: fsrussia.ru


«ОДИНОЧНИЦЫ ДУМАЮТ, ЧТО ВСЕГДА УСПЕЮТ ПЕРЕЙТИ В ПАРНОЕ КАТАНИЕ»

– Алексей Владимирович, вашу вновь созданную пару Амина Атаханова – Никита Володин недавно включили в состав юниорской сборной. Что это даёт?

– Разные возможности. Те, кто занял первые - третьи места на первенстве России, получают зарплату и путевки на юниорский чемпионат мира, а остальные спортсмены, попавшие в сборную, получают возможность на проведение тренировочных сборов и возможность показать себя в контрольных прокатах, где будут формироваться списки для участия в юниорском Гран-при.

Что касается Амины с Никитой, то они стали кататься вместе с января. По сути, у них всё ещё сырое в программах. Мы долго искали партнершу Никите, потому, что девочек в одиночном катании много – и прыгающих, и обученных, но они не хотят идти в парное катание, до последнего веря в свои силы. Думают, что перейти в парное катание всегда успеют. А потом приходят, когда поезд уже  ушел.

– Итальянка Валентина Маркеи встала в пару с Ондржеем Готареком, когда ей было 28 лет после участия на Олимпиаде в Сочи...

– За границей многое обстоит совсем иначе. Там нет такого количества фигуристов, как у нас, и нет такого количества людей, которые за что-то борются. У нас на первенстве России выходят юниорки и катаются одна лучше другой. Глядя на них, я сочувствую судьям, не понимая, как можно оценивать эти выступление, расставляя девочек по итоговым местам. Все прыгают, все очень прилично катаются, на всех приятно смотреть, и все готовы конкурировать на международных соревнованиях в борьбе за самые высокие места.

– Чешка Анна Душкова совмещает одиночное и парное катание. Как это возможно?

– Это всё же единичные случаи. Для того, чтобы совмещать эти два вида катания, нужно проводить две разные тренировки, тратя на них по три часа в день. И необязательно эти тренировки будут полноценными. К примеру, мы за полуторачасовую тренировку не успеваем отработать все парные элементы. Да и здоровья для совмещения нужно очень много. Я такое могу представить только у маленьких фигуристов. К примеру, в нашей группе юные парники ходят на тренировки одиночников, чтобы отрабатывать прыжковые элементы.

Возвращаясь к Атахановой и Володину, скажу, что изначально мы просто работали над тем, чтобы наладить элементы, не придираясь к каким-то шероховатостям, которые в итоге надо будет исправлять. Произвольную программу ставили буквально за полмесяца до старта первенства России среди старшего возраста, который они в итоге выиграли. 


– До этого Володин катался с Алиной Устимкиной. С чем связан распад этой пары?

– У Алины изначально были проблемы со спиной. Это не позволяло ей совершать прыжки, из-за чего вся подготовка в летний период у нас строилась без прыжков. Подготовка пошла насмарку, пара осталась без этапов юниорского Гран-при. Потом пошли проблемы с весом, что имеет огромное значение в парном катании. В общем, всё шло к распаду дуэта. Сейчас Устимкина встала в пару с Алексеем Рогоновым, могу пожелать им успехов.

– А какой вес оптимален для парницы?

– Для юниорских пар желательно не переваливать за 40 кг. Потому, что мальчики еще молодые, по 15-18 лет, не успели нарастить мышечную массу, и тяжелая партнёрша вредит и выполнению элементов, и просто здоровью партнёра. В этом, кстати, скрывается секрет распада многих пар, когда природа берёт своё, девочки вырастают и тут уже ничего не поделаешь.

«ИНОГДА ПАРЫ СОЗДАЮТСЯ ПО ПРИНЦИПУ: ЕСТЬ МАЛЬЧИК, ЕСТЬ ДЕВОЧКА. ПОЧЕМУ БЫ НЕ ПОСТАВИТЬ ИХ ВМЕСТЕ?»

 – Помимо этого, российские пары распадаются, поскольку их изначально создают на короткий срок, когда партнер старше на пять-шесть лет...

– Да, есть такая практика, когда пару создают из большого, сильного мальчика и крошечной девочки. По юниорам это только плюс, поскольку сделать поддержку, подкрутку не представляется проблемой. Это даёт преимущество над остальными. Правда, там часто возникают проблемы с прыжками у партнёрш, нивелируя это преимущество. А уж во взрослом катании этот вариант вообще не проходит. Хотя есть люди, которые восторгаются подобными парами, но с профессиональной точки зрения видно, что дальше юниорского катания они не пройдут. Зачастую я у таких дуэтов не вижу никаких перспектив.

– Мы же рассчитываем на эти пары, вкладываем деньги в их подготовку, делегируем на международные соревнования. А в итоге из юниорского возраста в профессиональное катание за последний олимпийский цикл перешли только Тарасова с Морозовым и Столбова с Климовым...

– Ну, что на это сказать? Каждый тренер решает свои задачи. Кто-то преследует цель отличиться «здесь и сейчас», кому-то интересна работа на перспективу. Для этого не надо форсировать подготовку, стремиться к тому, чтобы спортсмены не покалечилась еще по юниорам, потому что много фигуристов травмируется в юниорский период, и это тоже приводит к распадам. Нагрузки приводят к тому, что у спортсменов болят колени, спины и так далее. Я считаю, что фигуристов надо беречь, поскольку они и без сверхнагрузок получают проблемы со здоровьем.

Потом, как мне кажется, сейчас у нас большое количество тренеров по парам. Такое впечатление, что их едва ли не больше, чем самих спортсменов. В итоге пары могут создаваться по принципу: есть мальчик, есть девочка, почему бы не поставить их вместе, посмотрим, может, пойдёт процесс. Если у кого-то не заладится, всегда можно найти замену, создав новую пару.

– Тогда конкретный вопрос: Атаханова и Володин – это пара на какой срок?

– Надеюсь, что надолго. Уже сейчас вижу их как взрослую пару, несмотря на то, что у Володина есть еще два года, которые он мог бы выступать по юниорам. Но они смотрятся, как взрослая пара. Я изначально сказал им, что мы будем учить элементы под взрослые программы, поскольку они уже не первый год соревнуются в парном катании.

Я не хотел бы работать с парой, которая катается просто ради того, чтобы кататься. Если они в спорте, то надо ездить на соревнования для того, чтобы за что-то бороться. Когда пара приезжает на старт, и даже не вступает в борьбу, когда один из партнеров, может завалить полпрограммы не прыгая, не делая ни одного выброса за обе программы, ну куда это годится? Значит, надо расставаться.

Если говорить о моей работе, то случается, что я говорю своим подопечным: «Давайте уделим разучиванию элемента больше времени, чтобы не пришлось переучиваться через пару лет, когда партнерша вымахает еще на десять сантиметров, поправится». Это же чревато: вес изменился, центр тяжести сместился, и надо всё учить едва ли не заново. В целом при создании пары мы учитываем, чтобы они подходили друг к другу, были близки по уровню мастерства и хорошо смотрелись.

Поддержка на земле / Фото: http://fsrussia.ru


«ОБЕРТАС БЫЛА ХОРОШЕЙ ПАРТНЁРШЕЙ. КАКОВЫХ ЕДИНИЦЫ В МИРЕ»

– У Амины Атахановой татарские корни?

– Да, она рассказывала, что приезжала в Казань к своим родственникам.

– Кажется, вы в Казани становились призёром чемпионата России? 

– Да, точно. Победили в итоге Тотьмянина с Марининым, вторыми финишировали Петрова и Тихонов, мы с Юлией Обертас стали третьими. Это был декабрь 2002 года, стояли жуткие морозы.

– Вам было всего 24 года и этот старт стал для вас одним из последних. Почему?

– Потому, что партнёрша ушла к Сергею Славнову. Во-первых, у них тогда складывались личные отношения. Во-вторых, тренеры – супруги Великовы – посчитали, что именно в таком составе пара будет более перспективной. В итоге, Обертас и Славнов откатались у Великовых три месяца и ушли к другим наставникам.

– Вам-то было всего 24. Неужели нельзя было найти новую партнершу?

– Начну с того, что Юлия Обертас была очень хорошей партнёршей, каковых единицы даже не в России, а во всём мире. Начинать поиски такой же в 24 года мне показалось неразумным. Плюс в те годы не было такого финансирования, которое позволяло бы нормально жить. Поэтому я ушел в шоу, два года откатав там. За это время я успел осознать, что шоу меня не прельщает, а вот спорт я любил и люблю. И я вернулся в спорт, отозвавшись на предложение Натальи Павловой поработать в её группе. Она тогда перебиралась из Питера в Москву, и я отправился с ней. У нашей группы были хорошие результаты у Илюшечкиной с Майсурадзе, которые стали чемпионами мира среди юниоров, у Мартюшовой с Рогоновым. Я два года работал в этой группе, после чего вернулся домой, поскольку не чувствовал в Москве того комфорта, как в родном Питере.

«ИЛЮШЕЧКИНА В КАНАДЕ БУКВАЛЬНО РАСЦВЕЛА»

– Любовь Илюшечкина со временем перебралась в Канаду, откуда пыталась отобраться на Олимпиаду в Пхёнчхан. Но не смогла...

– Да, поскольку у Любы были определенные проблемы с прыжками, и они не были решены. Но зато в Канаде она буквально расцвела, её всё устраивает, она очень довольна пребыванием в Канаде.

– Чем вам в целом запомнился прошлый сезон?

– На пару Евгения Тарасова – Владимир Морозов в прошедшем сезоне очень приятно было смотреть. Особенно мне нравилась их короткая программа.

– Которую они провалили на чемпионате Европы...

– Зато на Олимпиаде они дважды откатали короткую на разрыв, в командных соревнованиях и личных. И на чемпионате мира выполнили эту программу очень хорошо. Говоря о произвольной, запомнилось, конечно, что на Олимпиаде они не смогли сделать своё, что позволило бы бороться за медали. Это нервы… Просто не справились с волнением.

– То, с чем лучше всего справилась Алёна Савченко с Бруно Массо...

– Они заслужили свои победы, как на чемпионате мира, так и на Олимпиаде. Про Алёну - настоящего профессионала и человека, который столько времени посвятил фигурному катанию, можно сказать: потом и кровью она заслужила это «золото». Правда, в личностном восприятии мне больше нравился её дуэт с Робином Шолковы. Зато с Бруно Алёна показала, какого прогресса можно добиться, если правильно работать. Поначалу они не очень смотрелись на льду, но с каждым разом смотреть на них было всё приятнее.

– Есть перспективы у этой пары, чтобы замахнуться на шестую для Савченко Олимпиаду?

– Думаю, что нет. Дело даже не в возрасте Алёны, просто она добилась того, к чему шла всю жизнь. Идти еще на один четырехлетний цикл, продолжая поддерживать себя в той же самой потрясающей форме, в которой она была в Пхёнчхане, будет очень тяжело. Тем более, что новый олимпийский цикл даст нам новые пары, которые будут наступать на пятки лидерам.

«ЗА ГОД-ДВА СИТУАЦИЯ В ПАРНОМ КАТАНИИ МОЖЕТ СИЛЬНО ИЗМЕНИТЬСЯ»

– Вы оставляете в числе лидеров олимпийского сезона-2022 Тарасову с Морозовым и китайцев Суй - Хань?

– Они безусловно будут оставаться в лидерах. Главное чтобы не было травм, но к ним будут подтягиваться конкуренты. За год-два ситуация может поменяться очень сильно. Из тех, кто сейчас на виду, Джеймс - Сипре раньше не производили серьезного впечатления, когда катались с другими партнерами, но, создав дуэт, они перешли на более высокий уровень. Причем, в предолимпийском сезоне, на мой взгляд, они выглядели лучше, чем сейчас, когда стали третьими на мире и четвертыми в Европе. Потом вы забыли Забияко с Энбертом. Плюс еще кто-то появится. Четыре года, это очень большой срок. О чем говорить, если на последнем первенстве Москвы было порядка 20 пар. И это еще не всё. До профессионального уровня доживут не все, но зато те, кто пройдёт через подобное горнило, будет очень конкурентоспособен. В целом у нас по стране очень много пар, в других странах с этим гораздо сложнее.

– Навка, Обертас и Волосожар приехали в Россию с Украины, Забияко – из Эстонии, японка Кавагути, англичанка Загорски. Как вы относитесь к тому, что мощная сборная России, тем не менее, постоянно пополняется спортсменками из других стран?

– Кавагути настолько давно переехала в Питер, тренируясь там с Маркунцовым, что я уже давно стал считать ее своей, еще до того, как она приняла гражданство, и встала в пару со Смирновым. Часто людям не могут подыскать пару, которая соответствовала бы по ростовым, весовым параметрам, и иногда эту проблему решают за счет иностранцев. Алёна Савченко не могла найти партнера у себя на родине, поэтому встала в пару с немцем Шолковы. То же самое о фанатизме можно сказать в адрес Юко Кавагути, которая практически всю свою жизнь посвятила фигурному катанию. Ради него ей в итоге пришлось отказаться от своего гражданства, зато она осуществила мечту, выступив на Олимпиаде в Ванкувере. И только травмы помешали стартовать на Олимпиаде еще раз. По-моему они продолжают кататься, выступают в шоу. Про Смирнова слышу, что иногда участвует в учебно-тренировочных сборах, начав работу с детишками.

«В ПИТЕРЕ СЕЙЧАС С ФИГУРНЫМ КАТАНИЕМ ВСЁ ХОРОШО»

– В фигурном катании остро стоит проблема, когда спортсмены легко и безболезненно переходят из одной тренерской группы в другую. Её можно решить?

– Скажу так, что это большая проблема, когда тренер может вкладывать в работу с учениками не только время и знания, но и частичку своей души, а спортсмен способен в один момент сесть на поезд и уехать, даже не сказав «до свидания». Это некрасиво и неправильно. В вопросе о переходах трудно что-то решить юридически, но можно же эту процедуру провести нормально. Хотя бы попрощаться и поблагодарить. А так эта проблема всеобщая.

– Питерская школа фигурного катания всегда конкурировала с Москвой за лидерство в стране и в мире. Сейчас ваш родной город ощутимо отстаёт. Почему?

– Я бы так не сказал. Если смотреть по последним Олимпийским играм, то девушки представляли Москву, мужчины – Петербург. Вы посмотрите, кто катается в Москве - наверное 80 процентов спортсменов приезжие из регионов. Если копнуть поглубже, то вы увидите большое количество представителей Санкт-Петербурга. Либо воспитанников города, как Энберт, либо тех, кто подобно Транькову, выходил в Питере на лидирующие роли. Почему они переезжают в Москву? Скорее всего, это связано с определенными финансовыми затратами, которые могла позволить себе столица и вера спортсменов в то, что именитый тренер их обязательно выведет в мировые лидеры.

– Питер называют самым щедрым городом в плане трат на спортивные команды: футбольный, баскетбольный и волейбольный «Зениты», хоккейный СКА...

– Эти затраты относятся к игровым видам спорта, которые не коснулись остальных видов, включая фигурное катание. Сейчас ситуация меняется, у нас новый президент федерации, с приходом которого улучшилась финансовая ситуация. Ведущие спортсмены города могут позволить себе не только тренировки в родном городе, но и сборы за его пределами. Поэтому могу сказать, что с фигурным катанием сейчас в Питере становится очень хорошо. У нас действует несколько школ, наиболее известные из которых это наша школа «Академия фигурного катания», школа Москвиной и «Звёздный лёд».

– В вашей школе, судя по результатам, лидерами сейчас являются одиночники. Те же Михаил Коляда и Дмитрий Алиев...

– Судя по результатам, соглашусь, хотя у нас есть много сильных юниорских пар, которые скоро будут выступать по мастерам, еще и синхронницы, команда «Парадиз», которые дважды подряд становились чемпионками мира. Если говорить о представляемых условиях, то грех жаловаться. Во всяком случае, и у группы тренеров Великовых, и у моей группы нет проблем со льдом. Помимо этого, у нас хотят развивать танцы на льду, с чем ранее были проблемы. Наверное, скоро мы увидим отдачу от этих вложений в виде результатов. 

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть