Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

«Сент-Луис» первым собрал русскую тройку в НХЛ. Получился провал

Она стоила миллион долларов за сезон.

У «Сент-Луиса» всегда была репутация одного из самых неудобных клубов НХЛ для русских игроков. За 50-летнюю историю в «Блюз» побывали меньше двадцати хоккеистов из России, но только Владимир Тарасенко, Александр Хаванов и Иван Барбашёв провели больше двух полноценных сезонов. Тем удивительнее, что в 90-х именно в Миссури первыми пошли на эксперимент с русской тройкой в НХЛ.

Скотти Боумэн тогда и подумать не мог, что будет работать с Сергеем Фёдоровым, Игорем Ларионовым и Вячеславом Козловым в «Детройте», две трети будущего звена «Питтсбурга» Алексей КовалёвГерман ТитовАлексей Морозов еще не играли в Северной Америке, Александр Сёмин и Александр Овечкин были совсем маленькими, а в «Сент-Луисе» уже собрали Moscow Express Line. Перед началом сезона 1992/93 генеральный менеджер «Блюз» Рон Карон подписал динамовцев Виталия Карамнова и Игоря Королёва, а также нападающего «Спартака» Виталия Прохорова. Для клуба это была настоящая революция.

Виталий Карамнов / фото: Al Bello, Getty Images


«КАРАМНОВ И ПРОХОРОВ ЗАБЬЮТ ПО 60 ГОЛОВ»

Небольшая предыстория. Карона за его фанатичное отношение к хоккею и долгие годы работы в лиге называли Профессором, и он частенько давал уроки мастерства молодым коллегам, совершая неожиданные сделки, которые шли на пользу клубу. Случались и провалы, причем серьезные, но человек, который заполучил Бретта Халла и Адама Оутса, имел право на ошибку. Карон мог зажечь перед дедлайном, неожиданно обменять выбор в первом раунде драфта или молодого игрока на ветерана, но в одном он был очень последователен. Его «Сент-Луис» осторожно относился к европейцам и почти не драфтовал их. В то время как «Эдмонтон», «Нью-Йорк Айлендерс», «Калгари» и прочие охотно использовали финнов, шведов и даже чехословаков, «Блюз» ориентировался на североамериканский рынок, лишь изредка вспоминая об игроках из-за океана. C 1983-го по 1991-й Карон потратил всего 1 из 90 пиков на хоккеистов из Европы, да и того игрока быстро обменял.

Но очередной сезон без Кубка Стэнли заставил «Блюз» задуматься. Одним из лучших в серии с «Чикаго», который выбил «Сент-Луис» в первом раунде плей-офф, был Игорь Кравчук, приз лучшего новичка сезона летом 1992 года вручили Павлу Буре из «Ванкувера», а в «Детройте» набирал ход  Фёдоров. Сборная СНГ завоевала «золото» Олимпиады в Альбервилле, увозить игроков из России становилось все проще и перед драфтом все только и говорили о том, как легко можно найти звезду в ЦСКА, «Динамо» или «Спартаке». Карон решил действовать, и спустил на европейцев почти всё, что у него было. Во втором раунде он выбрал Королёва, в третьем – Карамнова и Прохорова, в восьмом – олимпийского чемпиона Игоря Болдина, а в 10-м – защитника «Сокола» Юрия Гунько.


«Королёв – универсал, он может играть в первом звене прямо сейчас, он способен стать звездой НХЛ. Про Болдина говорят, что он идеальный центр для Бретта Халла», – прокомментировал итоги драфта Карон. - Карамнов и Прохоров очень хороши. Они забьют в следующем сезоне 60 голов. Так мне сказали генменеджеры других клубов».

В советскую школу летом 1992-го верили не только в Сент-Луисе, но и во всей НХЛ. Всего на драфте было выбрано 47 игроков, получивших хоккейное образование в СССР. Больше чем финнов, чехов и шведов вместе взятых. Владелец «Лос-Анджелеса» Брюс Макнэлл даже пошутил, что новым комиссионером лиги стоит сделать Бориса Ельцина. Таким сильным был поток русских игроков за океан, но не все смогли направить его в нужное русло.

«ИХ ПРИШЛОСЬ СРАЗУ СТАВИТЬ В ОСНОВУ. МНОГИМ ЭТО НЕ ПОНРАВИЛОСЬ»

Виртуально решения «Сент-Луиса» были продуманы. Карамнов и Королёв играли в одном звене в «Динамо», Прохоров и Болдин – в «Спартаке». Добавь к ним подходящего игрока – и вот тебе две готовые тройки. Но сразу после драфта начались неприятности. Болдин попал в аварию, сломал ногу в трех местах и выбыл на неопределенный срок. Сэкономить на контрактах новичков для Карамнова и Прохорова не удалось – их агенты выбили односторонние соглашения на очень хорошие по тем временам деньги. Карамнову гарантировали 400 тыс в год, а второму Виталию и Королёву – 300 тыс. К слову, троица Фёдоров – Буре – Александр Могильный за тот сезон суммарно заработала меньше – 951 тыс долларов.


За Королёва в «Динамо» вообще потребовали 500 тыч долларов отступных, что стало для «Сент-Луиса» сюрпризом. Из-за трудных переговоров Игорь опоздал к началу тренировочного лагеря, и времени на адаптацию в новой стране у него было совсем немного. Карамнов и Прохоров также прилетели в Штаты только в сентябре, и, как оказалось, их возможности в клубе преувеличивали. Королёва попробовали в звене с Халлом – не пошло, чисто русская тройка выглядела эффектно и завораживала умением контролировать шайбу и финтить, но в голах и показателе полезности это никак не выражалось. Выпускать их по отдельности в четвертом звене было бесполезно. Не для того брали.

«По правде говоря, мы не знали, чего от них ждать. Тедди Хэмпсон - помощник генерального менеджера - видел их пару раз и всё. А из-за односторонних контрактов русских пришлось наигрывать в основе сразу, что в команде многим не понравилось», – рассказывал для книги Tales from the St. Louis Blues Locker Room главный тренер «Блюз» Боб Блэгер. - Наш президент Джек Куинн хотел, чтобы играли русские, так как это просили болельщики. Я говорил, что в состав попадут лучшие, а когда посадил одного из них в запас, агент Марк Гандлер заявил, что я русофоб. А единственная причина, по которой они меня не устраивали – их неготовность к НХЛ».

BIG V И LITTLE V

Русская тройка показала себя в нескольких выставочных матчах, но в регулярке собрать ее удавалось редко. Прохоров повредил плечо в столкновении с другим игроком «Блюз» еще в сентябре, Карамнов получил травму паха после двух официальных игр и выбыл до декабря, а Королёв, не заиграв с Халлом, стал получать меньше игрового времени. Спустя два месяца после старта чемпионата о 60 голах для Big V и Little V, как прозвали в команде двух Виталиев, уже не мечтали, хотя Карон был настроен оптимистично. Опять же по совету других генеральных менеджеров. «Мне говорили, что с русскими нужно уметь терпеть. В Сент-Луисе хотят результат быстро, красиво и сразу, но не забывайте о языковом барьере, «химии» с другими игроками. Будьте терпеливы», – говорил Карон в ноябре 1992-го.

Карамнов и Прохоров провели последние матчи в декабре, а Королёв завершил регулярку с 4 голами и нолём очков в плей-офф.


Привыкать к жизни в США русским «блюзменам» тоже было непросто. Новички и их семьи с трудом говорили по-английски и без клубного переводчика были беспомощными в быту. «Сент-Луис» нанял для них студента университета Вашингтона Виктора Сахса, который едва успевал решать все вопросы. «У них были деньги, но они понятия не имели, что и сколько стоит, дорого это или дешево, когда речь заходила о покупке машины, одежды, еды, – рассказывал Сахс. – Я проводил с ними по 12 часов в день и делал практически всё: был нянькой для детей, отвечал на телефонные звонки, заказывал пиццу или такси». Игроки, впрочем, не жаловались, а рассказывали местным журналистам об ужасах жизни в России.

«В США легко. Здесь есть всё. Когда я жил в России, там было по-другому. Что меня беспокоило больше всего? Где достать еду. Еда! Очереди, длинные очереди. Даже за хлебом. В Москве есть специальные магазины, в которых принимают только валюту. Но она есть не у всех, а рубли там не нужны. Ты хочешь купить нормальное мясо – ты должен знать нужных людей, которые проведут тебя без очереди», – объяснял Прохоров для St.Louis Post-Dispatch.


ТРЕНЕР СРАВНИВАЛ ПРОХОРОВА С ФИГУРИСТКОЙ СОНЕЙ ХЕНИ

Вторым шансом Moscow Express Line не воспользовались. Осенью 1993-го Карамнов и Прохоров были здоровы, но, как говорил новый коуч «Блюз» Боб Берри: «Они нестабильны, как современная Россия», а за этими словами обычно следовала ссылка игроков в фарм-клуб. К тому же Прохоров поругался с  Халлом, который в раздевалке «Блюз» решал не меньше главного тренера. На примирение ушло два месяца. Чаще других играл Королёв, но и он не мог привыкнуть к тому, что ему нужно чаще бросать, и раз за разом выслушивал от Берри одни и те же претензии. Карамнов восторгал зрителей и одноклубников техникой и катанием, но не спешил в оборону и это не нравилось тренерам. Из слов «форчек, бэкчек и пэйчек» Виталий быстрее всех освоил последнее – речь же шла о деньгах, а за мягкую игру Берри сравнивал его с норвежской фигуристкой Соней Хени. В январе 1994-го по требованию Карона их все-таки поставили вместе, и несколько очень ярких матчей русское звено провело. Их пик – игра с «Оттавой», которая завершилась со счетом 11:1. Они набрали 8 очков и забили три гола, но тот «Сенаторз» был аутсайдером, а за два дня до этого тройка нападающих «заработала» -11 в матче с «Квебеком».


В регулярке 1993/94 Прохоров, Карамнов и Королев забросили 30 шайб, а в плей-офф не набрали ни одного очка. «Блюз» вылетел в первом же раунде и на этом русский эксперимент прекратился. Начало следующего сезона было отложено из-за локаута, а после него Королёв через драфт отказов ушел в «Виннипег», а два Виталия еще полгода мыкались между главной командой «Сент-Луиса» и фарм-клубом. В НХЛ задержался только Королёв, причем он раскрылся в командах, где тоже было много игроков из России. В «Джетс» он прокачался за счет Алексея Жамнова, а в «Торонто» блистала его связка с Сергеем Березиным. Халл после нескольких дней работы с русской тройкой сразу сказал, что лучший шанс играть в лиге у Игоря. Так и получилось.

Неудачный опыт «Блюз» не остановил другие клубы от создания русских троек, но они подходили к их формированию более осмысленно. Осенью 1995-го «Детройт» выменял Ларионова и собрал у себя целую пятерку хоккеистов из России, которая через два года выиграет ему Кубок Стэнли и станет легендарной. В летописи «Сент-Луиса» Королёву, Карамнову и Прохорову отведено более скромное место. Они стали героями байки тафгая Келли Чейса в книге 100 Things Blues Fans Should Know & Do Before They Die («100 вещей, которые поклонники «Блюз» должны узнать, прежде чем они умрут»).

«Как-то раз они позвали меня в русский ресторан в Лос-Анджелесе за день до игры. Парни закрылись в комнате, заказали национальной еды, икры, водки, много водки, еще водки. Королёв все время говорил мне: «Только не рассказывай тренеру о том, что мы гуляли всю ночь. А я отвечал: «Не бойтесь, парни. Я же с вами. Я последний человек на свете, кто проболтается».

Артём Зырянов (телеграм-канал «Эпицентр») специально для «БИЗНЕС Online»

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
  • Анонимно
    Анонимно 0

    никогда не связывайтесь с игроками из стран соцлагерей
    воспитанные в концлагерях не могут играть в плей-офф
    они попросту боятся трудностей
    вместо того чтобы из преодолевать они привыкли их избегать
    это всегда ведет к безответственности и невозможности
    принимать решения в сложные моменты
    умный в гору не пойдет, умный гору обойдет
    кубок, с вылетом по олимпийской системе, и есть гора
    мы же самые умные, значит кубок надо обойти
    тоже самое нервное волнение возникает в кубковой части международных соревнований
    можно громить подряд все сборные, а затем вылететь
    от какой-нибудь более скромной на кубковой стадии
    какую стабильность игры ждать от игроков, если команды в которых они играли были всегда нестабильны во всем
    они зависели и зависят до сих пор от госбюджета
    все эти легенды о финансировании от частных компаний есть только прикрытие освоения бюджетных денег самими частными компаниями



Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть