Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Волейбол

Большое интервью Вербова. Он заменил в «Зените» взявшего паузу Алекно

Алексей готовился к этому 13 лет и согласился на меньший контракт.

Алексей Вербов три сезона был играющим тренером казанского «Зенита»: периодически он проводил тренировки, руководил игрой команды в чемпионате страны, Кубке России и Лиге чемпионов.

В сезоне 2018/19 «Зенит-Казань», который раньше доминировал в российском и европейском волейболе, потерял сразу три титула, и в клубе решились на перезагрузку. Владимир Алекно, возглавлявший команду с 2008 года, взял паузу по состоянию здоровья. А роль основного тренера доверили 37-летнему Вербову.

В большом интервью «БИЗНЕС Online» Алексей рассказал, почему принял предложение стать тренером, несмотря на хорошие шансы поехать на Олимпиаду-2020 в качестве игрока, и о многом другом:

● есть небольшая вероятность, что Вербов ещё возобновит игровую карьеру;

● зарплата в разы меньше, чем у игроков, но сумма контракта – десятый вопрос;

● у Вербова была звёздная болезнь, но после Олимпиады-2012 он стал другим человеком;

● в России исчезает клубный патриотизм, а тренерам не хватает обмена опытом;

● в прошлом сезоне у игроков казанского «Зенита» были проблемы с мотивацией.

Алексей Вербов / фото: Роман Кручинин, zenit-kazan.com


«МОЁ МЕСТО В РАЗДЕВАЛКЕ УЖЕ ЗАНЯЛ ВОРОНКОВ»

– Алексей Игоревич, давайте определимся с вашим статусом на следующий сезон. Вы – главный тренер казанского «Зенита» или ассистент Владимира Алекно?

– Я отвечаю за всю спортивную часть: тренировки, разбор соперников, игры. Как официально будет звучать моя должность, не так важно. Владимир Романович – куратор, контролирующий мою работу.

– Он будет на скамейке во время матчей?

– По договорённости – нет. Он будет следить за рабочим процессом и помогать. Кстати, за те три года, что мне доверяли управление командой, он ни разу не вмешивался в ход матчей. Свои замечания и пожелания он высказывал уже после игр.

– А как же матч 1/4 финала Лиги чемпионов с «Гданьском»? Вы его начали тренером, а завершили – игроком...

– Я должен был проводить этот матч в качестве либеро, но Романыч сильно приболел, ему вообще рекомендовали оставаться в отеле. Но он вышел на уколах, не хотел оставлять команду. Мы в начале, по сути, вообще играли без тренера. Я в спортивной форме делал какие-то корректировки, параллельно разминаясь – это не совсем то, что нужно в четвертьфинале Лиги чемпионов. Когда ситуация стала критической, я отправился помогать ребятам на площадку, это была необходимость на тот момент. А Романыч взял на себя управление командой в состоянии далёком от оптимального. Это ни в коем случае не была недооценка соперника. Это были форс-мажорные обстоятельства.

– В июне Алекно говорил, что до января Вербов будет тренером, а потом может возобновить карьеру ради Олимпиады.

– Это был один из рабочих вариантов, который мы обсуждали, но в итоге от него отказались. Он отпал сам собой, когда мне предложили полноценную тренерскую работу. Я участвовал в комплектации команды, лично приглашал некоторых ребят. Если мы говорим конкретно о либеро, то моя задача передать весь мой опыт и знания Голубеву и Кроткову, вывести их на пик формы к решающим матчам.


– Фактически вы объявляете о завершении карьеры?

– С этим не хочу торопиться. Я отдаю себе отчет в том, что у меня в «Зените» будет немного тренерских «жизней», если проводить параллели с компьютерной игрой. Такова тренерская работа – она чемоданная. С одним ты летаешь на выезды, а второй стоит открытым дома. Я горю тренерской работой, связываю с ней будущее и сделаю всё, чтобы «Зенит» побеждал. Если будет получаться и команда при мне будет показывать достойную игру и результаты, то вопрос с игровой карьерой будет закрыт навсегда.

– А если нет?

– Если не справлюсь и от моих тренерских услуг откажутся, то нельзя исключать вариант возвращения на площадку. Но в Казани он маловероятен. Может быть, будет какой-то вариант в Европе. Всегда хотелось попробовать свои силы там, почувствовать себя легионером и заодно посмотреть, как там всё устроено. Был бы отличный опыт. Играть всё равно лучше, чем по ходу сезона вставать на тренерскую биржу. Но мы сейчас говорим о запасном варианте, который выглядит  фантастическим. Мне скоро 38 лет, я занимаюсь фитнесом, а не тренируюсь. Моё место в раздевалке уже занял Фёдор Воронков, я переехал в тренерскую. Началась другая жизнь. Все мысли о тренерской работе, я получаю от нее большое удовольствие.

– Какие чувства сейчас испытываете – страх, волнение?

– Страха нет, есть трепет от ожидания чего-то очень значимого и важного. Это даёт очень мощный заряд энергии. Понятно, что работать в «Зените» сложно, потому что ты всегда на виду, от тебя всегда ждут максимального результата, на тебе огромная ответственность, в команде сплошные звёзды. С другой стороны, в «Зените» легко в том плане, что в тренерский штаб входят большие профессионалы. Они всегда рядом и готовы подставить плечо.

«НА ОЛИМПИАДУ МОЖНО ПОПАСТЬ И ТРЕНЕРОМ»

– В прошлом сезоне вы показывали высокий уровень игры и отличную статистику. Саммелвуо говорил, что сборная заинтересована в вас. Почему не захотели дотерпеть до Олимпиады-2020?

– Это было тяжелое решение. Я долго думал, всё взвешивал. По своим физическим возможностям я мог протянуть ещё годик, но не захотел обманывать волейбол. Романыч после нашего поражения в финальной серии от «Кузбасса» сказал, что соперники были голодными, а мы – сытыми. Это относится и ко мне. Чтобы добиваться успеха, нужна внутренняя мотивация. Я почувствовал, что она у меня начала иссякать. Даже при совмещении я с куда большим энтузиазмом тренировал, чем тренировался. Как игрок я вдоль и поперек исплавал озеро. Теперь перед мной океан – тренерская работа.

Фото: Роман Кручинин, zenit-kazan.com


Этот океан за всю жизнь полностью не изведаешь, потому что тренер может бесконечно получать знания и развиваться, это необъятная вселенная и она затягивает тебя с сумасшедшей силой. Безусловно, Олимпиада была бы жирной точкой в игровой карьере и я долго сомневался – продолжать или нет. Но когда Романыч решил взять паузу и мне сделали предложение стать тренером «Зенита» без совмещения, я выбрал тренерскую работу. Это то направление, в котором у меня огромная мотивация. Возможно, я пожертвовал Олимпиадой, но ведь на неё когда-нибудь можно попасть и тренером. 

В Казани мне предоставляют чудо-шанс, которым грех не воспользоваться. Я благодарен за доверие всему руководству клуба – Рафкату Кантюкову, Ильхаму Рахматуллину, Олегу Брызгалову и, конечно, Алекно, так как это полностью его проект. Постараюсь оправдать это доверие. Казань стала для меня вторым домом, это клуб, в котором я провёл больше всего времени и добился максимальных высот. Я очень переживаю за команду и хотел бы помочь ей вернуться на олимп.

– Клубный патриотизм?

– Да, я чувствую серьёзную связь с клубом. Всё-таки уже семь лет. Сейчас в волейболе это редкость. Игроки и тренеры меняют клубы очень часто. Подписываются краткосрочные контракты, и даже они уже не всегда выполняются. Раньше такой текучки не было. Клубный патриотизм реально существовал. Белгород всегда был примером для меня. Помню, как ребята были готовы отдать всё за команду, в которой они выросли. За город, в котором живут. Контракты были важны, но было ещё что-то… Екатеринбург, Пермь, Нижневартовск, «Динамо», «Автомобилист», ЦСКА – везде была какая-то клановость. Сейчас полкоманды могут подписать контракт с другим клубом уже в феврале, и как бы мы не хотели, уже никакой клубной химии добиться невозможно. Этого уже нет нигде, не только в волейболе.

– Некоторые считают, что Вербову рано тренировать команду уровня «Зенита» и неплохо было бы сначала поработать в высшей лиге А...

– Есть масса примеров, когда те или иные топ-клубы и даже национальные сборные доверяли тренерам, которые только-только завершили игровую карьеру. Владимир Алекно, Никола Грбич, Туомас Саммелвуо, Пламен Константинов, Стефан Антига, Андреа Джани, Слободан Ковач, Мигель Фаласка царство ему небесное. Все они всю спортивную жизнь были в лучших клубах, работали с лучшими тренерами, участвовали в топовых соревнованиях, тренировались и играли со звёздами. А что самое главное – они задолго до окончания карьеры готовились стать тренерами. Как показывает время, они ими стали и очень даже хорошими. Это все-таки призвание и судьба.

У каждого человека свой путь: кто-то работает в детской спортивной школе и делает это лучше других, кто-то – с молодежными командами. Я знаю много тренеров, которым нравится быть ассистентами и они в этом преуспевают. Есть те, кто вынужденно пошёл этой тропой за неимением лучшего варианта. Это всё педагоги, но в разных направлениях. Я одинаково уважаю каждого из них.

Мне судьба предоставила такой шанс. Воспользуюсь я им или нет, зависит от меня и совокупности очень многих вещей. Я живу волейболом всю свою жизнь. Если придётся, готов поработать и в СДЮШОР, и в высшей лиге. Подумывал и собственную школу открыть, но это отдельная история. Главное заниматься тем, что тебе доставляет удовольствие.

– Всё равно неизбежен штамп «молодой тренер» и, как следствие, неопытный.

На самом деле у кого-то в 40 лет может быть больше знаний, чем у 60-летнего специалиста. В этом количество прожитых лет не показатель. Безусловно, с возрастом у тебя больше опыта, а опыт это количество ошибок, которые ты совершаешь. Конечно, на чужих ошибках можно и нужно учиться, но это не всегда удаётся, к сожалению. Зато у молодости гораздо больше сил, терпения, задора, азарта, энергии и желания развиваться.

Если говорить обо мне, то, по сути, я уже три года был ассистентом главного тренера. Проводил собрания, делал разборы соперников, тренировал и вёл игры. Мы же не близкие друзья с Алекно, чтобы он делал мне какие-то поблажки. Думаю, он все эти годы наблюдал за мной. Видел, что мне хватает знаний и авторитета в работе с парнями. Увидел определенный потенциал, поэтому решил дать шанс. Вообще, не каждый главный тренер будет так помогать помощнику из-за боязни, что его в будущем могут подвинуть. Это показатель сильного человека, который уверен в себе.

Алексей Вербов и Владимир Алекно / фото: Роман Кручинин, zenit-kazan.com


– Вы часто спорите с Алекно по волейбольным вопросам?

– Романыч говорит, что со мной сложно, потому что по многим вещам у нас возникают противоречия. Но это нормальный рабочий процесс. Несмотря на то, что Алекно один из самых титулованных и востребованных тренеров мира, он умеет слушать, а главное – слышать других. Этому, кстати, надо учиться. Кто-то держит рядом с собой угодных помощников, которые никогда не противоречат – пользы от этого, конечно, мало.

– В одном из интервью Алекно отметил, что Вербов-тренер более демократичен, но в то же время раньше он говорил, что «в нашем спорте демократия аналогична анархии».

– Тут нужно разделять демократию в повседневной жизни команды, в тренировках и в работе непосредственно на площадке. Разумеется, во время игры нужно выполнять то, о чём было сказано на установке перед матчем. Это однозначно. На площадке должна быть дисциплина, в этом я согласен с Романычем. Когда встречаются две равные по силе команды, зачастую всё решает именно игровая дисциплина. Но и здесь, на мой взгляд, должна быть некоторая свобода. Есть игроки-творцы, которые некомфортно чувствуют себя зажатыми в рамки. Наша задача на ближайший сезон как раз в этом. Сохранить монолит, который у нас есть, но при этом добавить игре больше вариативности, максимально использовать возможности игроков. Тут важно, чтобы все принимали друг друга такими какие они есть, и выполняли правила, о которых мы договорились.

«МОЯ ЗАДАЧА – СДЕЛАТЬ КАЧЕСТВЕННУЮ ПРОШИВКУ»

– Вы обсуждаете с игроками те или иные решения?

– Вот это как раз та самая демократия – каждый может вносить свои предложения по работе. Мы в одной лодке. Обсуждаем идею, принимаем ее, если она интересная, и воплощаем. Это всё та же вовлечённость в процесс. Да и для тренера полезно. Педагогика не терпит готовых решений, всегда нужно находиться в поиске. В целом люди меняются, молодежь сейчас другая: более профессиональная, более свободная и менее терпеливая, чем мы. Ей не нужен авторитарный режим, за редким исключением.

Важно, чтобы все получали кайф от работы, приходили на тренировки с настроением. КПД в разы повышается. Например, раньше сложно было представить музыку на разминке, сейчас это сплошь и рядом. Ребята меньше болтают друг с другом, лучше разминаются, сконцентрированы только на своем теле. Возможно, это 0,1 процента к успеху. Тот же лозунг команды – еще 0,1%. Обнялись перед игрой, поделились энергией и настроем – еще 0,1%.

Если игроки смотрят друг на друга с любовью, а не с кислой миной, когда что-то не получается – ещё плюсик в нашу копилку. Мы называем это актёрской игрой. Даже если у тебя ужасный день и ты встал не с той ноги, никто не должен чувствовать или видеть твоё плохое настроение. Прилетела ужасная передача, одел маску с улыбкой и поддержал партнёра. Так называемый body language или язык тела очень важен для климата внутри коллектива. Из таких околоволейбольных мелочей всё и складывается. В этом плане у меня много идей.


– Вы сказали, что, порой, всё решает игровая дисциплина. А тактика?

– В волейболе в плане тактики уже сложно чем-то удивить. Вот когда меняются волейбольные правила – да, начинаются тактические игры. Сейчас же очевидно, что всё решает скорость и нюансы в подготовке – психологической, физической. Вот игровой дисциплиной можно удивить. Когда все знают, что делать в тот или иной момент, ошибка у тебя просто вызывает улыбку. Это тебя не мучает и ты уже знаешь, что нужно сделать в следующий раз. А вот если ты недостаточно осведомлен или натренирован, ошибка вызывает панику. Ты не понимаешь, как она произошла и почему. Командный дух, как говорили выше, тоже очень важная составляющая.

– Как вы выстраиваете отношения с игроками, с которыми ещё вчера рядом сидели в раздевалке?

– Никакого панибратства в команде нет. Да и раньше проблем с этим никогда не возникало, хотя моя роль часто менялась – то игрок, то тренер. Все ребята адекватные, интеллектуальные. Ещё по ходу прошлого сезона я общался с ними, интересовался, что они думают о совместной работе. Понятно, что любой игрок может дать ответ, который ты хочешь услышать, но я видел в ребятах искренний интерес к этому обновлению команды и своеобразной перезагрузке, о которой говорило руководство клуба. Моя задача – чтобы это была качественная и современная прошивка и всё хорошо работало. А то знаете, обновишь иной раз айфон, а он начинает тормозить.

– Летом вы говорили, что у Саммелвуо в сборной России могут быть сложности из-за звёзд. У вас не будет?

– Конечно, проблемы могут быть. Я понимаю, что у каждого талантливого игрока есть свои завороты. Если кого-то заставляешь что-то делать, это всегда не нравится. Поэтому моя задача не заставлять, а вовлекать парней в работу, вызывать интерес к ней. Успех возможен только тогда, когда все проникнутся одной идеей. Важно создать хороший микроклимат в команде, чтобы мы были как кулак. Этот фактор учитывался и при приглашении новичков – человеческие качества очень важны.

Безусловно, кто-то играет больше, кто-то меньше, но тот кто играет меньше, может приносить много пользы, создавая правильный климат в раздевалке. Подавать пример на тренировках или просто обладать отличным чувством юмора, вызывая кучу положительных эмоций.

Алексей Вербов / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– Вы прекрасно знаете, кто из бывших партнеров по команде курит или употребляет алкоголь. Будете с этим бороться?

– Да, у нас будет собрание, на котором мы всё это обговорим. Нужно уважать друг друга. Разумеется о курении в раздевалке или запахе алкоголя на тренировке не может быть и речи. Понятно, что следить за кем-то и ловить за руку никто не будет. Все взрослые люди и должны понимать, когда 0,3 пива уместно, а когда лучше воздержаться даже в выходной.

– При общении с игроками матом ругаетесь?

– Нет, я так воспитан, что матерюсь крайне редко. Но крепкое словцо можно использовать специально, чтобы привести человека в чувство. Бывали случаи, что тренеры могли ущипнуть, подтолкнуть – как-то шокировать игрока, чтобы тот вышел из прострации. Мат иногда тоже можно применять, но если ты на нем разговариваешь, он вряд ли будет восприниматься.

– Есть какой-то период, после которого будут оценивать вашу работу и определять дальнейшее будущее?

– Думаю, в конце декабря. К тому моменту пройдёт финал Кубка России, на который ещё предстоит попасть, а также матч за Суперкубок России. Регулярный чемпионат, конечно, тоже важен. Также для руководства будет показателем уровень волейбола, который мы будем демонстрировать.

«ПОСЛЕ ОЛИМПИАДЫ-2012 ПОНЯЛ, ЧТО МИР НЕ КРУТИТСЯ ВОКРУГ МЕНЯ»

– В своё время Алекно не взял вас на Олимпиаду-2012, но именно он помог вам начать тренерскую карьеру. Совпадение?

– Отдаёт ли Романыч долги? Это лучше у него спросить. У нас с Алекно конфликта вообще не было, как и никаких разговоров на эту тему. Скорее, с федерацией были недопонимания.

– Расскажите.

– В 2010 году я отказался от выступления в Мировой лиге. У меня были проблемы со спиной и нужна была пауза. Я чувствовал, что не смогу помочь сборной. Концовку сезона играл на уколах, физически страдал – не получал никакого удовольствия от игры. Однако в то время к игрокам особо не прислушивались, так было не принято. В любом состоянии ты должен был приезжать в сборную. Никто не хотел создавать прецедент, и мне сказали, что мой отказ лишает меня права впредь выступать за сборную, хотя я не отказывался от участия в будущих турнирах, только в коммерческой Мировой лиге.

Сейчас всё поменялось, уже сама федерация на это смотрит иначе. Кому-то дают отдохнуть летом, кого-то позже вызывают на сборы. С нынешними нагрузками, наверное, по-другому невозможно. Да и вообще заставлять кого-то играть бессмысленно – такой игрок будет обузой для команды.

– Но вы все-таки сыграли на ЧМ-2010.

– Даниэле Баньоли настоял, чтобы я был приглашен.

Даниэле Баньоли (слева) и Роберто Пьяцца на ЧМ-2010 / фото: fivb.com


– И вы приняли участие в том самом знаменитом матче с Испанией (2:3), который команда сдала, чтобы получить более комфортную турнирную сетку...

– Да, тяжелая там была ситуация. Игроки оказались между двух огней. Руководство настаивало, что мы обязаны выигрывать. Между тем, тренерский штаб посчитал, что лучше проиграть. Там была какая-то сумасшедшая формула проведения турнира и на втором этапе все изгалялись, выбирая себе более удобных соперников и дополнительные выходные. Бразильцы на матч с Болгарией выпустили пасовать второго диагонального. Но их поражение в итоге обернулось чемпионским титулом, а мы потом проиграли Сербии и не вышли в полуфинал.

Наша ошибка была в том, что мы смотрели в будущее сквозь соперника, а сербы вышли против нас как на последний бой. Грбич мне рассказывал как их зацепила тогда вся эта ситуация. Наверное, проявить хитрость и тактику – не наш путь. Мы должны героически преодолевать трудности: чем сложнее, тем лучше. Ментально мы проявили слабость, за что и были наказаны. На эмоциях после игры сказал, что вообще больше не хочу играть в сборной. Наверное, это была звёздная болезнь. Думал, что я один такой незаменимый. Ждал, что ко мне придут, позовут обратно. Но в следующем году на сборы меня уже не вызвали.

– А потом появился Алексей Обмочаев.

– Сборная выиграла Мировую лигу со Степаняном и Соколовым, потом Кубок мира – с Соколовым и Обмочаевым. Смысл что-то менять? Обмочаев подходил под концепцию омоложения сборной, плюс Романыч хотел иметь в команде несколько по-хорошему сумасшедших парней, которые особо не задумываются о последствиях. Я смотрел пятый сет олимпийского финала с Бразилией и видел, что Алексей в такой ответственный момент стоит и пританцовывает в перерыве под музыку. Для меня, человека который много думает и анализирует на площадке, это была фантастика. Век живи – век учись. Помню, много тогда я для себя вынес из этого танца.

– Как вас изменило непопадание на Олимпиаду-2012?

– Думаю, это принесло мне даже больше пользы, чем медаль. В голове что-то щелкнуло. Я понял, что мир не крутится вокруг меня. Стал умнее и взрослее. Непопадание в Лондон стало мощным стимулом. После этого я провёл свои лучшие сезоны и игрой заслужил вызов в сборную. В конце концов Алекно мне всё-таки позвонил, но для того, чтобы позвать в «Зенит-Казань». А потом я попал в состав команды на Олимпиаду-2016.

Владислав Бабичев, Алексей Обмочаев и Алексей Вербов на Матче звёзд-2013 / фото: zenit-kazan.com


«У НАС СО ШЛЯПНИКОВЫМ БЫЛА ОДНА ЦЕЛЬ»

– Кстати, после Рио вы тоже объявляли о завершении карьеры в сборной.

– Тогда из-за физического состояния. Чувствовал, что уже не вывожу. Все-таки по ходу карьеры были операции на тазобедренный сустав, на мениск. И хронические проблемы с межпозвоночной грыжей замучили. После Олимпиады чувствовал себя разбитым во всех отношениях. Когда в клубе мне уменьшили нагрузки, стало легче и в 2018-м я снова вернулся в сборную. Жизнь научила, что лучше не спешить с заявлениями.

– Сергей Шляпников дал понять, что на ЧМ-2018 после подключения к команде ветеранов микроклимат в команде поменялся не в лучшую сторону. У вас были какие-то проблемы в общении?

– Конечно, Шляпникову проще работать с молодежью, но в тот момент все остальные ребята поломались и меня попросили помочь. Когда был разговор с федерацией, было чётко оговорено, что я нужен не как играющий тренер, а как либеро. Ещё в молодежной сборной у меня со Шляпниковым были разногласия, но сейчас по приезду в команду мы сели за стол и расставили все точки над i. Мы сразу пришли к выводу, что у нас одна общая цель – победа команды. Но, к сожалению, не всё пошло так, как хотелось бы.

С Ковалёвым не совсем понятная ситуация, Клюка и Мусэрский пропустили почти всю подготовку. Вольвич практически не играл. Бутько с Гранкиным по очереди пасовали в стеночку, так как наигрывался Ковалёв. Вопросов было больше, чем ответов. Атмосфера в коллективе была и правда плохой. Так называемые ветераны старались исправить ситуацию, собирая ребят вместе и пытаясь направить всех в нужном направлении. После первого провального этапа ситуация немного выровнялась, и мы провели хороший отрезок. Но, к сожалению, этого не хватило. Мы играли плохо, не показали всё на что способны.

Исходя из своего опыта, я понял одно: есть все остальные турниры, а есть чемпионат мира и Олимпиада – это особенные турниры, где важно всё. Все команды готовы на 100 процентов, играют основными составами и подводят своих лидеров к оптимальной форме. И если ты где-то не доработал, что-то пропустил в подготовке или не собрана команда единомышленников, шансов нет. Эти два турнира показывают реальный расклад сил.


– Почему вы не оперировали спину – травма ведь мешала вам на протяжении всей карьеры?

– Страшно было, через позвоночник все нервы проходят. Девять из десяти врачей говорили, что надо оперироваться, но никто не давал гарантий. Плюс в 2006-м ещё не было того уровня медицины, как сейчас. Но и сейчас даже мениск стараются оперировать только в том случае, если нет никакой возможности укрепить мышцы. Мама убедила меня, что лучше попробовать консервативные методы лечения. Кстати, она не только дала мне жизнь и привила любовь к волейболу, но и поучаствовала в знаковом для меня моменте карьере.

– Что за момент?

– Я ведь раньше был пляжником, играл в паре с Антоном Куликовским. Как-то на одном из турниров на трибуне рядом с мамой оказались Геннадий Шипулин и селекционер «Белогорья» Петр Сатановский. Завели разговор о том, что есть проблемы с российскими либеро. Мама сказала: «Вот есть подвижный мальчик, может, посмотрите?» Шипулин сказал, чтобы я приехал на просмотр. А я тогда выше вышки А не играл никогда, следующий сезон должен был проводить в красногорском «Зорком» как связующий. Помню, сомневался: где я и где «Белогорье». Чем-то ситуация похожая на нынешнюю в «Зените», только в другом качестве. Все-таки поехал. Попытка - не пытка. Приезжаю, а там сборная России тренируется! Ну, посмотрели на меня в августе, а в январе я уже дебютировал в сборной в олимпийской квалификации в Лейпциге. Судьба? Да. Случай? Да. Ну и, конечно, сумасшедшая работа.

– Кто внёс ключевой вклад в формирование Вербова-либеро?

– На самом первом этапе, конечно, мама. Она дала мне техническую базу и научила правильному отношению к делу. Затем Борис Колчин и Пабло Меана. Аргентинский либеро вообще был моим персональным тренером, я всё за ним повторял. Конечно, Шипулин. Помню у нас был «Финал четырёх» Кубка России. Турнир давал право участвовать в Лиге чемпионов. Принципиальное противостояние с «Динамо» в финале. Лучший либеро мира Меана в команде, а отыграл весь турнир я. Шипулин рискнул, поверил. Никто не верил, но он пошел против всех и взял меня в Лейпциг. Рад, что не подвёл его. Считаю его вторым человеком в моем волейбольном становлении после мамы. Пользуясь случаем хотел в очередной раз передать ему слова благодарности за всё.

Вербов (в центре) в сезоне 2005-06 / фото: belogorievolley.ru


«ТРЕНЕРСКИЙ КОНТРАКТ МЕНЬШЕ ИГРОВОГО»

– Когда вы поняли, что хотите стать тренером и начали вести конспекты?

– Наверное, в 2006 году, когда возникли серьёзные проблемы со спиной и я понял, что карьера может прерваться в любой момент. Я всегда старался впитывать то, что говорят тренеры, а конспекты начал вести, когда играл у Гаича. У него я многому научился. Тому, что нельзя делать, – тоже. Возможно, его сумасшедшие нагрузки в тренажерке могли увеличить силу на 5 - 10 процентов, но риск травм был значительно выше. 

Так или иначе все тренеры оказали влияние на моё мировоззрение. Любовь к волейболу, конечно, привила мама. Ей 70 лет в следующем году, но она до сих пор тренирует три детские команды. Невероятный фанат своей работы! Она не умеет отдыхать. Это пример преданности своему любимому делу. Потом в моей жизни были такие глыбы, как Виктор Радин, Олег Молибога, Юрий Нечушкин, Сергей Шляпников, Анджиолино Фригони.

Геннадий Шипулин - классный мотиватор. Роберто Пьяцца – настоящий мозг, Роберто Сантилли – интересный специалист. С Даниэле Баньоли я провёл очень много времени - глыба итальянской школы тренеров. Томазо Тотоло – это вышка аналитической работы. Конечно, Владимир Алекно, который очень много мне дал, а главное дал шанс все эти знания воплотить в жизнь.

– Учителей было много.

– Это точно. Называть кого-то эталоном не буду, да и пародировать кого-то не стоит. Игроки прекрасно чувствует, когда ты играешь. Я не буду ни Романычем, ни Шипулиным, ни кем-то другим, но от каждого я взял какие-то вещи, которые подходят под мою философию.

Я постоянно стараюсь общаться с разными тренерами. Спасибо родителям, что в своё время настояли на английской школе. Это сейчас очень помогает. Я целенаправленно ездил в Италию и общался с Пьяццой, Баньоли. С Хулио Веласко встретиться не удалось, но я смотрел его лекции. Почти все иностранцы идут навстречу, у них так принято. Причём они не только сами говорят, но и готовы обсудить твои идеи. В Модене случайно встретились с главным тренером «Сиены» аргентинцем Хуаном Сичелло – часа четыре общались. А с Анжело Лорензетти вообще досиделись до момента, пока нас из ресторана не выгнали, часа три ночи было. Прекрасный человек и специалист.

У нас обмен опытом вообще не практикуется. А это необходимость, которая помогает развивать тренерские кадры. Нам нужно обязательно возвращать семинары, где великие игроки и тренеры могли бы поделиться своими знаниями.

– В волейболе нужна лицензия для работы главным тренером, как в футболе?

– Да, конечно. Я могу вести педагогическую деятельность как в ДЮСШ, так и в профессиональных клубах. Я прошёл тренерские курсы в РГУФКе. Там ты получаешь тренерскую лицензию и можешь находиться на скамейке на играх чемпионата и Кубка России. Потом были курсы переподготовки в Поволжской академии спорта в Казани. Это как второе высшее образование, только в совсем усеченном варианте. Но этого, конечно, недостаточно.

Стараюсь саморазвиваться. Прочитал все труды Вячеслава Платонова, читаю всё что написали футбольные и баскетбольные тренеры. Автобиографии очень интересны и полезны. Мне интересно учиться, хотя раньше вообще этого не понимал. Не зря говорят, что всему своё время. Понятно, что в той же биомеханике или физиологии я магистром не стану, моя задача – базовые знания. А вот психология мне как-то поближе.

– Сумма вашего тренерского контракта будет меньше или больше игрового?

– В разы меньше, но для меня это сейчас совершенно неважно. Я даже в контракт не смотрел когда подписывал. В Казани мне предоставляют уникальный шанс, и сумма контракта – десятый вопрос.

Вербов на Универсиаде-2019 / фото: vk.com/fakelteam


«РЕКОМЕНДУЮ МОЛОДЫМ ИГРОКАМ СНАЧАЛА ОБЗАВЕСТИСЬ ЖИЛЬЁМ»

– Во что вкладывали деньги по ходу игровой карьеры?

– Как и многие спортсмены – в недвижимость. Мне кажется, это правильное использование средств, если нет возможности заниматься каким-то бизнесом. А это трудно делать, когда играешь. Только если кому-то доверять своё дело, но это риск. Некоторые ребята прогорали. Недвижимость может и не приносит большого дохода, но это подушка безопасности на будущее. Бывают молодые ребята-транжиры, которые первые же серьёзные деньги несут в автосалоны. Покупают машину за 6 миллионов, через какое-то время продают её за 1,5 миллиона. Всегда рекомендую сначала обзавестись своим жильём, чтобы потом не переживать и не жить у родителей.

– Кажется, у вас есть квартира в испанском городке Кальп.

– Да. Там проживают многие российские волейболисты. И отпуск у нас всегда проходит активно и весело. Помимо того, что там могут круглогодично отдыхать друзья и родственники, это серьёзные инвестиции. Тем более в евро.

– Вы говорили, что при совмещении вас почти не видели дома. Как на это реагировала супруга Валерия?

– Она как-то сказала, что я больше времени провожу с Алекно, чем с ней (улыбается). На самом деле она моя опора и лучший друг, мы уже почти 20 лет вместе. Она не только создаёт домашний уют и занимается детьми, но может дать и какие-то советы по работе – она сама в прошлом спортсменка, чемпионка Европы по пляжному волейболу.

– Вам важно знать, что у игрока происходит дома?

– На самом деле это важный момент. Некоторые подруги или жены могут невероятно мотивировать своих мужчин, другие, напротив, могут притормаживать развитие их карьеры. Если у игрока всё хорошо дома, то он и работать будет с настроением. У нас, кстати, есть идея сделать возле площадки небольшую трибуну для семей игроков. Условно говоря, ты идёшь на подачу, ловишь взгляд и чувствуешь поддержку, можно сказать, бьёшься за свою семью. Это те самые 0,1 процента, которые могут помочь.

– Ваши дети продолжат волейбольную династию?

– Сейчас они как раз с бабушкой в летнем лагере – тренируются с мальчиками. Насте - 12 лет, Лизе – восемь. Старшая уже профессионально занимается, играет на первенстве Татарстана. Для младшей ещё пока не было набора. Посмотрим, будет ли у них получаться и самое главное – будет ли желание. Со своей стороны стараемся дать детям хорошее образование. Отдали в полилингвальную школу – знание языков в современном мире очень полезно.

Детских радостей девочек, конечно, не лишаем, но объясняем что всё нужно заслужить. Пока им всё очень просто достаётся, и наша цель подготовить их к взрослой жизни, где придётся самим прорубать дорогу. Ещё бы как-нибудь от всех этих гаджетов оградить. На Универсиаде в этом убедился, где было много молодежи. Совсем другое поколение, цифровое. Живого общения мало, поэтому на обеды и ужины даже запрещали приходить с телефонами – и так постоянно с ними в комнатах. Хотя стоит отметить, что любовь к старым добрым настольным играм у них где-то сидит внутри. Нужен только небольшой толчок.

«ТАНЦЫ В МАТЧЕ С ПОЛЯКАМИ БЫЛИ ПРОВОКАЦИЕЙ, НО ЭТО НАМ ПОМОГЛО»

– Универсиада в Неаполе стала для вас первым полноценным турниром в качестве главного тренера. Какие остались впечатления?

– Очень яркие! Получил удовольствие от работы с этой командой и большой опыт. Да, результат неудовлетворительный – по сути, мы заняли третье место среди трёх сильных команд. Тем не менее, я благодарен всем парням – они выложились, никто не халтурил. Атмосфера в команде была классная.

Сборная России на Универсиаде-2019 / фото: vk.com/fakelteam


– Поведение игроков сборной России в полуфинале с Польшей (2:3) вызвало резонанс. Танцы на площадке ваших игроков понравились далеко не всем.

– Мы проигрывали 0:2, играли хуже соперника. Изменения в тактике эффекта не давали, и тогда я предложил ребятам немного подергать соперников, вывести их из равновесия своими эмоциями. Парни решили делать это через танцы после выигранных мячей. Разумеется, их никто заранее не готовил. Это была попытка переломить ход игры, и она сработала. Поляки начали беситься, переживать, заводиться, забыли немного про волейбол, а мы, наоборот, скинули давление, начали играть раскованно и в итоге взяли две партии.

Да, это была провокация, не совсем красивое поведение. После матча я подошел к тренеру поляков Павлу Войцки, чтобы извиниться. Он сказал, что всё в порядке и ему понравился этот ход.

– Но вы всё равно проиграли тай-брейк...

– Да, причём перед ним у меня была непростая дилемма. Мы с Костей даже обсудили это тет-а-тет. С одной стороны, было понятно, что эмоций на тай-брейк уже не хватит, поляков этим уже не удивить. С другой – я не мог сказать парням: «Всё, убирайте эмоции, хватит танцевать, начинаем все делать по другому». Возможно, стоило сделать именно так, но мы этого уже никогда не узнаем.

– Константин Сиденко – главный тренер в «Урале», но на Универсиаде был вашим ассистентом. Не было из-за этого напряженности?

– Вообще никаких проблем. Мы с Костей - хорошие друзья, давно и часто общаемся. Когда я ему предложил поехать на Универсиаду, он искренне ответил, что с удовольствием поможет. Мне было приятно. Также очень помогли Александр Казанцев, Илья Ершов и Михаил Чернышев. Спасибо им большое за всё. Это люди, с которыми можно пойти в огонь и в воду. У нас был суперколлектив.

– Какие-то волейбольные тенденции уловили?

– Мы обратили внимание, что сильнейшие сборные на Универсиаде играли точно так же, как их взрослые команды. Они привезли с собой целую группу специалистов – от аналитиков до психологов. Ни в чём нет мелочей. У них есть единая система, общие принципы, по которым работают все сборные. Тренеры постоянно общаются между собой. Когда игрок приходит из молодежки, он уже знает требования. На самом деле, это здорово. Думаю, что нам есть куда расти в этом направлении. Пока же заметно, что у ребят совершенно разные представления о тактике и технике, каждый тренер ранее работал с ними по своим методикам. Не уверен, что все наши главные тренеры национальной сборной знали, кто возглавляет юношеские и молодежные направления, за исключением Шляпникова, который курирует молодежные команды. Про общую систему подготовки и говорить не приходится.

– Вам Туомас Саммелвуо давал какие-то рекомендации по работе с игроками?

– Нет. Думаю, ему было не до этого. Но в перспективе создать единую систему работы в сборных не помешало бы, чтобы не было как в басне «Лебедь, щука и рак». Нужно всем двигаться в одну сторону.

«МИХАЙЛОВ БУДЕТ НЕ ХУЖЕ АНДЕРСОНА»

– Вернёмся к казанскому «Зениту». Максим Михайлов в новом сезоне будет играть в доигровке. Почему?

– Нам нужна была равноценная замена Мэттью Андерсону, но все топовые доигровщики на контрактах. Леон, Хуанторена, Леал, Камехо, Клюка – все недоступны. Лукарелли после операции, американцы в предолимпийский сезон обычно выглядят неубедительно и думают только о сборной. Вспомнили об универсализме Макса. По атаке, подаче, блоку он в топ-5 доигровщиков мира. К Бутько нам нужны были силовые нападающие, способные приносить по пять - шесть очков за сет. Соколов и Михайлов как раз в их числе. Приёму Михайлова и связанной с ним психологии мы уделим основное внимание. Рядом с ним будут Нгапет, Воронков, один из либеро. Это мастера своего дела и приёма в частности. Они помогут, оставляя Максу минимальное пространство.

Максим Михайлов / фото: Роман Кручинин, zenit-kazan.com


– Соперники же будут его выцеливать...

– Для нас это будет плюсом. Думаете, так легко подавать в определенную точку? Это же потеря скорости подачи. Тем более Михайлов будет принимать не впервые в жизни. Он начинал доигровщиком, у него с детства навыки. На Кубке мира-2015 играли с Михайловым в доигровке, и он был в тройке лучших. Он способен держать определенный уровень в приёме и, зная его работоспособность, будет прогрессировать. Он и диагональным всегда помогал принимающим. Думаю, по общей полезности Макс будет не хуже Мэтта, а то и лучше.

В атаке из четверки Макс чувствует себя комфортно, на высоком мяче ему гораздо легче. Блокировать там ему тоже комфортно. К тому же потенциально это лучший пайп в мире. Возможно, и для сборной России будет определенный плюс в универсальном Михайлове, особенно при таком Полетаеве. В доигровке есть Волков и Клюка, но ротация иногда напрашивается. В общем, в теории всё хорошо. Осталось применить на практике.

– Почему вы сделали выбор в пользу либеро Валентина Голубева?

– Я к нему всегда положительно относился, симпатизировал. Он уравновешенный, спокойный, сконцентрированный. У него всё на уровне – и приём, и защита, и организация атак. Мы все-таки говорим о либеро сборной России. Кротков, напротив, эмоциональный и очень активный. Каждый из них способен помочь в тех или иных ситуациях.

– Что будете делать с Эрвином Нгапетом? В прошлом сезоне он провёл на высоком уровне всего несколько матчей.

– С этим трудно не согласиться. Постараемся сделать из Нгапета более качественный продукт, чем в прошлом сезоне. Выжать из него всё, на что он по-настоящему способен. Он суперигрок, каких я не видел. Талант, которому нужно помочь раскрыться в новом месте. Нужно, чтобы у него была мощная внутренняя мотивация. Вспомните прошлый сезон. Одни из наших лучших матчей – с «Перуджей». Желание обыграть Леона всех разрывало. А для Нгапета этот матч был ещё более принципиальным. И он там был похож на того человека, которого я знаю, и против которого много раз играл. Потом «Факел» в плей-офф – нам хотелось доказать им, что те два поражения это случайность. В этом и заключается задача тренера – найти нужные слова, чтобы все отдали себя без остатка.

– Почему проблемы с мотивацией возникли в финале против «Кузбасса»?

– Сколько мы у них до этого выиграли? Матчей 15 подряд? Вот и ответ. Дело в психологии. Выиграй в полуфинале Питер, мы бы стали чемпионами, как мне кажется. На них был бы бешеный настрой. Будем работать над этим, нам вновь нужно взбираться на вершину, с которой нас скинули. Перевернуть страницу и начать всё заново. Помимо результата, нашей мотивацией в каждом матче должно быть улучшение командной игры и отношений между нами, а также индивидуальный рост каждого спортсмена и тренера. «Победи себя и выиграешь тысячи битв» – мне очень нравится эта цитата Будды.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Алексей ВЕРБОВ
Дата рождения: 31 января 1982 года
Место рождения: Москва
Карьера: «Динамо-МГФСО-Олимп» (Москва) – 1998/99; «МГТУ-Лужники» (Москва) – 1999/2000; ЦСКА (Москва) – 2000 - 2002; «Белогорье» (Белгород) – 2003/04, 2005 - 2007; «ЗСК-Газпром» (Сургут) – 2004/05; «Искра» (Одинцово) – 2007 - 2009, 2010 - 2012; «Урал» (Уфа) – 2012/13; «Зенит» (Казань) – 2009/10, 2013 - 2019.
Главные достижения в клубах: победитель Лиги чемпионов (2004, 2016, 2017, 2018), победитель клубного чемпионата мира (2017), чемпион России (2004, 2010, 2014, 2015, 2016, 2017), обладатель Кубка России (2003, 2005, 2009, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018), обладатель Суперкубка России (2015, 2016, 2017, 2018).
Главные достижения в сборной: бронзовый призёр Олимпийских игр (2004, 2008), чемпион Европы (2013), победитель Мировой лиги (2013), серебряный призёр Кубка мира (2007). В составе сборной России сыграл 211 матчей.
Индивидуальные достижения: лучший либеро Олимпиады (2008), чемпионата мира (2006), Мировой лиги (2006, 2009), чемпионата Европы (2007, 2013), Лиги чемпионов (2009), Кубка России (2008, 2011).
Достижения в качестве тренера: бронзовый призёр Универсиады (2019).

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
  • Анонимно
    Анонимно 0

    Интересные подробности про ЧМ-2018, Ковалев наигрывается, а остальные стучат в стеночку... При этом Вербов не сказал, почему это происходило.

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Алексей Игоревич, желаю Вам идти в тренерскую работу с открытым забралом, и не держать в уме продолжение карьеры игрока. Ну, и надеюсь, что Ваши тактические решения не ограничатся танцами на площадке.

    Успехов! Ждем побед во всех турнирах в этом сезоне.

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Кузбаас их не мотивировал)))) а теперь тем более.

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Спасибо, очень интересная статья!

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Проблема не только в мотивации, но в равной степени в наших центрах, с которыми горы не свернешь, так что тот факт, что они все сохранили за собой место в "Зените", уже не внушает никакого оптимизма в отношении сезона грядущего. Но ничего, команду не выбирают, - будем болеть и поддерживать её, если надежды на сезон особой и нет... И ещё - "Приёму Михайлова мы уделим основное внимание", - эти же слова были ранее произнесены в адрес Сурмачевского...

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Подскажите , где можно купить " икону Вербова"? Уже есть в продаже или еще не поступили? Заранее спасибо

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Мне кажется. что Вербов не совсем верно оценивает причину почему его не взяли 2012году в сборную. Я полагаю, что он плохо отыграл под руководством Баньоли на ЧМ, да и в Одинцово много пижонил, особенно неприятно было смотреть на его приём и передачу сверху "аля пляжка", и он этим бравировал и не раз подводил команду, особенно на приснопамятной игре с сербами на ЧМ.. В Алекно всё это видел со стороны , и придя после Д.Баньоли, не приглашал Лёшу...

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Стремно себя ставить на одну ступень с этими тренерами: Владимир Алекно, Никола Грбич, Туомас Саммелвуо, Пламен Константинов, Стефан Антига, Андреа Джани, Слободан Ковач, Мигель Фаласка - их сразу подписывали в клубы - Главными тренерами, а Алексею дали ЖЕЗЛ подержать - и сразу столько елея!!!!

    • Анонимно
      Анонимно 0

      Ну почему же стрёмно-ставит же... Время покажет, сможет ли Алексей себя реализовать как тренера. Судя по тому, что вижу на данный момент-рано ему руководить клубом уровня Зенита, сколько бы не давали "рулить" в прошлом сезоне... Алекно не сразу возглавил суперклуб-был и Луч, и провал на домашнем Евро ( от того же Фаласки, тогда игрока, царствие небесное).. "Шишки" то были набиты, чего нет у Алексея...

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Вербов хочет учиться - а это самое главное.
    Много говорит о психологических моментах и это понятно. Сам он анализирует себя и признается, что ошибки были связаны с этим ( его слова о "звездной болезни" до 2012 года).
    Вообще - почти все его изложенные здесь тренерские постулаты относятся к психологии. Обстановка в команде, музыка, групповые объятия, присутствие родных на игре и еще многое другое.
    Не удивительно, что считай в первом по настоящему тренерском опыте - в трудный момент - при проигрыше 0-2 с Польшей - он эту психологию на пользу позвал сразу ( провокация танцами).
    Почему именно такое у него???
    Это можно понять, он только только закончил играть и все в волейболе пропускает через призму собственных ощущений. Какое то время будет это делать - пока тренерский опыт настоящий не придет.
    А у него специфическое амплуа - либеро.
    Либеро Вербов - формировался в 2000 годы под определенную задачу - большей частью под стабильный прием подач - под устранение нашей старой "ахиллесовой пяты". А при технике и фиксированных физических данных - единственный резерв улучшения приема - психология.
    А вот к тактике ( Вербов сам это вскользь отмечает) - он относится несколько скептически.
    Впрочем - это очевидно "уклон" долголетней работы вместе с Алекно.
    И у него все силовое и психологическое - силовые нападающие, непроходимый блок - мускулы и обязательно выдвинутый до упора подбородок впереди живота!
    Но результат замешан не только на одной психологии .
    Конечно же, опыт самого Вербова заставит его помнить об этом.
    Будущий- научившийся на тренерских ошибках Вербов , скорее всего уже не будет устраивать "психологические танцы", а попытается найти другие - более игровые и действенные резервы преодоления соперника.
    Пожелаем ему Успехов в этом!!!
    --
    Chiko10

    • Лепосавич
      Лепосавич 0

      Если бы он просто хотел учиться, давно бы ушел тренировать команду по способностям и без закидонов.
      И куда нибудь подальше и пониже.
      Учиться он хочет только сидя на белом коне впереди всех.

      • Анонимно
        Анонимно 0

        +++ Ни чего у него не выйдет. Провалит сезон - выгонят. Справедливость должна быть.

      • Анонимно
        Анонимно 1

        Странный, если не сказать сильнее - довод.
        Почему если хочешь учиться - обязательно нужно начинать с низкого уровня????
        Это что?? Древняя мудрость?
        Думаю - нет. Обретают мастерство всегда в бою - когда повышенные стимулы и ответственность, а не в комфортных условиях.
        Вербов вовсе не начинает в комфортных условиях. Он сам намекает - в случае неудачи его попросят из Зенита и тогда его тренерская карьера вообще сильно затормозится.
        Думаю писать вот такие несуразицы вас заставляет одно из двух:
        Неприязнь к Вербову конкретно или возрастая привычка опровергать всех по делу и совсем без него.
        Для человека, который работал рядом с тренерами самого высокого уровня и уже постигал от них истины, которые касаются подготовки команд самого высокого уровня - вовсе не обязательно для начала опускаться на дно волейбола.
        Вербов и сам об этом сказал. Привел пример игроков, выступавших долго на высоком уровне, а потом сразу начавших тренировать тоже - сильные команды.
        ------
        chiko10

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Много букв,как говорится. Но это тот случай, как читаешь их с удовольствием. Спасибо. Есть чем на работе заняться))

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Снова пыль в глаза. Вроде б как дураков и нет, но почему-то нужно сказать об опыте 40-летнего ) Забавно )
    И кстати, если не путать роли, может все получится, а?
    Зачем вот Шляпникову мешал? Атмосфера ... стеночка ...

    Игрок 09

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Вот и подтвердился слух о том, что Алекно уходит. А ведь не верили!

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Т.е Алекно Зениту-Спб якобы отказал потому что "мужик и не смог предать", а на самом деле я возьму паузу по состоянию здоровья ;D
    ахаха, ну цирк и клоуны

    • Roman
      Roman 0

      Алекно остался в Казани как и хотел, из клуба никуда не ушел, по состоянию здоровья взял паузу от тренерской деятельности, что у вас не срастается то?)

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Ой, ну хорошее интервью по объему и кол-ву текста.
    Но как и часто между Алмазом и казанцами - нежное. Нет вопросов, каково это вынужденно тренироваться с игроком без проф. пригодности Лораном. К примеру. Ну и проч.

    Как в большей степени не нравился Алексей, интервью только укрепило.
    Пытался убедить, что начать прям с Зенит-Казань норм, уже почти в один ряд себя с великими поставил.
    Об Олимпиаде - не еду мол, только потому что сам решил. Ни мысли о том, что его как бы и вытеснить могут. Есть либеро в сборной.
    Вспоминает то, что удобно. На ЧМ ну прям во всем Шляпников виноват. Хотя в ЛН с ним же были, да только без определённых игроков.
    На ЧМ приглашали не как играющего тренера - так разумеется, откуда эти мысли вообще возникли?))

    Ну куча всего.
    Итог же в том, что на мой взгляд, Алексею пока стоит больше делать - рано говорить о некоторых вещах. 3 года якобы помогал тренировать, опыт и всё такое. И уже считает неплохая база набрана.

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Видели мы Алексея на турнире в Питере. Видели сынка. Видели Сурмачевского.
    Владимир Романович всех одарил невероятным пафосом. Даже непонятно - лечится ли.

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Алмаз, спасибо за интересную статью! За интересные вопросы, за интересные и честные, развернутые ответы! Прочел с удовольствием!

  • Лепосавич
    Лепосавич 0

    Вот он куда метит, тренером на олимпиаду...
    Надо только ему отдельный там домик и запереть на весь турнир, чтобы близко к игрокам не подходил портить атмосферу. Раз все таки его появление судя по всему в сборной к сожалению неизбежно...
    Ну и ясно кто теперь примет эстафету у Андерсона по здешним женским сериалам. Лучше ведь на сегодня в Казани не сыщешь.

  • Лепосавич
    Лепосавич 0

    Особо понравилось про готовность поработать и в СДЮШОР и в высшей лиге...
    Да уж, если раньше не додумалось, то теперь то даже смешно...
    И про Сиденко и его зов в помощь на универсиаду.
    Какой карт бланш от федерации...
    ПроЭкт.

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Что сказать? По сути чемпионат в молодежке был 1-м тестом на профпригодность Алексея. Есть в нем что-то. Только побыстрее понять, как научиться выигрывать у чуть более сильного соперника при шансах 45 на 55 в самом ответственном матче. Это высший пилотаж. Думаю, что Алекно этот момент прочуял в клубе с Боллом, а возможно еще раньше.
    Конечно Вербов молод даже по мыслям и верит даже в "раздевалку". А Гаича многие вспоминают, я тоже, но лучше спросить про него у братьев Грбичей, да посмотреть игру сербов в сборной. А Зенит? Все воспользовались случаем после неудачного сезона клуба, где были обьективные проигрыши Факелу и Кузбассу, по делу. Пока пауза Алекно и скачок в карьере Вербова.
    PS:Мне очень не понравилась игра молодежной сборной в манере тренинга Вербова. Хочется думать, что манера дрыгать ногами не перерастет в "танцы с бубном".

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Алексей единственный кто вспомнил Шиполино с положительной стороны, даже Тетюхин и Мусерский не могли себе этого позволить.

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Алмаз, вы топ-интервьюер! очень интересные вопросы, и не менее интересные ответы от Вербова, через которые прям чувствуется харизма и любовь к волейболу! Спасибо!

  • Анонимно
    Анонимно 0

    мне понравилось. Вербов хорошо отвечает

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Где-то Алексей, Лепосавичу дорогу перешёл,ненависть зашкаливает. Слюна очень ядовитая. Из всех пришедших на тренерский мостик, бывших игроков, Алексей самый перспективный! Казаков, Косарев,Богомолов, Сиденко, кто ещё рискнул выбрал этот тяжёлый путь?! Удачи всем молодым и немного терпения, они себя ещё проявят.

    • Лепосавич
      Лепосавич 0

      Объясните чем Вербов перспективнее чем Сиденко?
      Просто например...
      Отбросив все вокруг и всех толкателей данных персонажей в тренера...
      p.s. Снимите розовые наивные очки.
      И вспомните, мы говорим не про прошлое игрока, а про будущее наставника.

      • Анонимно
        Анонимно 0

        Отвечаю: Перспективность у них отличается в мощности домкратов, которые за ними. Реально силен Шулепов - но он как Атлант - без домкратов "держит небо на собственных плечах"

        • Анонимно
          Анонимно 0

          14:34
          Соглашусь с Вами-Игорь и игрок был отличный, и тренер стал очень хороший-дойти до Суперлиги за 4 года хороший результат. К сожалению в нашем волейболе, как и в стране , сейчас профессионалы не нужны-нужны "свои" люди. Отбор по принципу "свой-чужой" превалирует, а Шулепов не играл в ЦСКА-значит не "свой", в отличии от Вербовать и Сиденко. Жаль , что так, но это данность.

      • Анонимно
        Анонимно 0

        Предлагаю вас в тренера Зенита! Опыт у вас, судя по комментариям, весьма и весьма обширный. Все знаете кто, куда, зачем и почему, что надо делать, а тем более, что не надо- и наш российский волейбол обречен на успех!!

      • Анонимно
        Анонимно 0

        Хотя бы тем , что моложе почти на 10 лет, хорошо воспитан и владеет английским, на достаточном уровне. И надеюсь научит Голубева принимать.

        • Лепосавич
          Лепосавич 0

          Английский и молодость на последнем месте в надобности для хорошего наставника коллектива здесь.
          Про воспитанность промолчу.
          Он воспитан также хорошо, как и вся федерация.
          Про Игоря ничего не сказал, так как знаю его в отличии от большинства лучше вместе всех взятых.
          А про толкателей/домкратов я и сам сказал и просил сформулировать именно без этого, так что не понятно зачем мне рассказывать что я и сам знаю и повторять это...
          Детсад. Смотрите спокойной ночи и спать, зачем что то тут писать если слегка деревянны...

      • Roman
        Roman 0

        хотя бы тем,что у Алексея больше авторитета уже перед игроками, чем у Константина, хотя тренировать еще и не начинал.
        Это хорошо было слышно когда сидели рядом Алексей, Константин и игроки Зенита/Урала.

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Не знаю как тренировать и выигрывать, но давить на судей он уже научился и пожалуй даже не хуже своего учителя!

Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть