комментарии 2 в закладки

Виталий Атюшов не ест макароны и картошку. А ещё ему вырывали зубы без анестезии

Большое интервью с защитником-ветераном «Нефтехимика».

40-летний Виталий Атюшов - третий по возрасту хоккеист в КХЛ после Андрея Маркова и Павла Дацюка. По ходу карьеры он выиграл полные комплекты медалей чемпионата мира и чемпионата России, а сейчас помогает «Нефтехимику» бороться за попадание в плей-офф.

В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал об обманщиках хоккея из НХЛ и самых умных хоккеистах КХЛ, вспомнил баллоны Крикунова и самые жуткие травмы, которые видел.

Виталий Атюшов / фото: hcnh.ru


«ПОКА НЕ ОТСТАЮ ОТ ДРУГИХ – БУДУ ИГРАТЬ»

– Виталий, что вы поменяли в своей работе с учётом возраста?

– Сами тренировки не сильно изменились. Больше поменялось питание. Примерно пять лет назад я кардинально пересмотрел рацион. Многие продукты вообще не употребляю в пищу. Например, картошку и макароны. Если и ем макароны, то без глютена – гречневые или рисовые. По минимуму сладкое. Совсем от него не отказался, но сильно ограничил. Сейчас можно заказать любую сладость, в которой будет меньше вреда, чем в обычной. Не на обычном молоке, а на кокосовом. Есть и разные безглютеновые пирожные. Благодаря этому можно справиться с нехваткой сладкого.

– Почему пришлось исключить глютен?

– По анализам крови доктор расписал, что можно употреблять в пищу, что нельзя. Не то что эти продукты вредные, а просто не усваиваются моим организмом.

– Это как с возрастом человек перестаёт усваивать молоко?

– Да. Раньше я всегда его пил, а сейчас перестал.

– Вы долгое время жили в Хабаровске, не перешли полностью на морепродукты?

– Нет. Могу и рыбу поесть, могу и мясо. Кстати, наоборот, когда жил в Хабаровске, очень редко ел икру. А когда приезжал в отпуск в Москву и привозил с собой, то налегал.

– Какое у вас отношение к алкоголю? Для хоккеистов нормально выпить пару пива после тренировки или игры?

– Ковальчук откровенно говорил, что для него это нормально. А для кого-то тяжело. Я уже лет семь вообще ничего не пью. Раньше мог позволить себе бокал вина или того же пива. Сейчас мне это мешает. Это всё индивидуально.

– Как вы обычно готовитесь к сезону?

– Начинаю тренироваться за месяц до сборов, плюс-минус пять дней. Особенно ничего не менял в привычной схеме. Просто начинаешь потихонечку втягиваться. Тем более в Москве нет проблем со льдом, с ребятами снимаем лёд и занимаемся. Занимаюсь с тренером. Одному неинтересно тренироваться, потому что тебе лень, себя не заставишь. А когда есть тренер, хочешь не хочешь, а приходится делать.

– Это тренер только по физподготовке?

– Да. Над катанием, мне кажется, мне уже поздно работать (смеётся). Сейчас и клубах работают тренеры по физподготовке, в некоторых есть диетологи. На лето дают план занятий. Раньше отношение у игроков к работе было другое. Все приходили с отпусков растренированными, сейчас – более подготовленными.

– Сколько ещё планируете играть?

– Пока идёт, не загадываю. У меня нет желания бить какие-то рекорды. Пока чувствую, что могу. Не отстаю от других. Я делаю всё то же самое, что и другие. Никаких поблажек из-за возраста нет.

– Яромиру Ягру - 47 лет. Он еще играет в чешской экстралиге. Говорят, даже по ночам тренируется...

– Я тоже слышал. Ну, теперь у него есть свой каток, может, если бы у меня был свой лёд, я бы тоже сутками тренировался.

– За карьеру вы многое выиграли. Какая сейчас мотивация?

– Конечно, хочется выиграть ещё одно чемпионство. Я стараюсь, команда старается. Сезон покажет, что у нас получится.

– С «Нефтехимиком» вряд ли это удастся.

– Почему не получится? Играют же люди, не роботы. Играет характер, самоотверженность и самоотдача. Ничего такого не вижу, в чём бы «Нефтехимик» уступал любой команде в КХЛ.

– Задумываетесь о тренерской работе?

– В будущем у меня есть желание попробовать себя в этом. Я пока не знаю, что будет после хоккея, никогда не представлял себе, что когда-то карьера игрока может закончиться.

– За время вашей карьеры хоккей сильно поменялся?

– Он постоянно меняется. Раньше у молодых ребят было больше желания проявить себя. Сейчас они как-то более скромно себя ведут. Ленятся – слишком жёсткое слово, но они как бы стараются быть в тени. Раньше молодые игроки больше прислушивались к старшим, больше брали с них пример. Сейчас всё доступно, они видят ту же НХЛ. Они всё сами знают, на всё есть своё мнение.

Фото: hc-avto.ru

«В РОССИИ КРИТИКА ВСЕГО И ВСЕХ В ПОРЯДКЕ ВЕЩЕЙ»

– Вы застали тройку Гулявцев – Бардин – Ахметов в «Молоте». Говорят, что они не замечали соперников, это правда?

– Со стороны так и казалось. Они с полувзгляда понимали друг друга, спиной, наверное, друг друга видели. Красиво играли, но это у них получалось, только когда играли вместе. Когда их начали разбивать, это терялось.

– Сейчас кажется, что таких троек в хоккее уже не осталось.

– Была тройка Зарипов – Зиновьев – Морозов, Мозякин – Коварж – Зарипов ещё недавно. Но, да, сейчас таких троек стало меньше.

– Вы играли в «Магнитке» с молодым Евгением Малкиным. Он уже тогда выделялся?

– Он начал, кажется, в 17 лет играть за первую команду. Сейчас он ещё окреп, но и тогда был очень крепким, никому не уступал. Мы с ним дружили, всё время зарубались после тренировок на что-нибудь. Играли на кока-колу или приседания.

– Сейчас общаетесь?

– Летом, когда он приезжает в Москву, созваниваемся.

– Как он изменился после стольких лет в Америке? Перенял западный образ мысли?

– Нисколько. Мне кажется, ему это не грозит. Такой же, как и был, простой парень.

– Когда он приезжал в локаут, к нему было уже другое отношение?

– Да нет. Он никогда не звездил, был простой парень. Понятно, что Малкин – звезда мирового хоккея, по нему не скажешь, что он какой-то особенный и к нему не подойти.

– На чемпионате мира Малкина часто критиковали.

– Критики всегда бывают. Ну, люди играют столько матчей в НХЛ, прилетают, и сразу на игру. Конечно, им тяжело, особенно первые игры, но потом они вкатываются. У нас всегда критикуют, что бы ты ни сделал. Хорошо – критикуют, плохо – опять критикуют. Мне кажется, в России это в порядке вещей.

– Про Александра Овечкина такое тоже часто говорят, что он приезжал в сборную за счёт давления авторитетом.

– Если бы он был не нужен, его бы не взяли, как бы он ни просился. Значит, тренер на него рассчитывал, поэтому он играл. Он же неплохо играет. На диване сидя, можно хоть что говорить.

– У него здорово получается в НХЛ, но в сборной уже не так хорошо.

– Может, он не так много голов забивает в сборной, но он делает другую работу, которая может быть не видна простому болельщику. Но тренеры и игроки видят.

«РАССКАЗЫ МАКЛЕЛЛАНА И СТЭПЛТОНА – СКАЗКИ ОТ НАЧАЛА И ДО КОНЦА»

Виталий Атюшов и Илья Ковальчук на ЧМ-2011 / фото: Martin Rose, gettyimages.com


– Помните эмоции после победы в чемпионате России-2008 с «Магниткой»?

– Такое, мне кажется, не забывается. Помню все кубки, которые я поднимал. Это не передать словами, это надо почувствовать. Помню, тогда у нас ещё с собой шампанского не было. Только у меня одна бутылка в сумке лежала. Когда мы приехали в Казань, в гостинице в каждом номере стояла бутылка шампанского. Я жил с Алексеем Тертышным. Говорю:  «Лёха, давай возьмём. Выиграем – в кубок нальём, проиграем – так выпьем, с горя». И вот, сначала её налили, потом откуда-то ещё принесли.

– На чемпионате мира-2009 шампанского хватило?

– Да, там всё нормально было. Хорошая команда у нас была.

– Как вам работалось с Вячеславом Быковым, который тогда руководил сборной?

– Мне понравилось с ним работать. Он долгое время до этого жил в Европе, приехал с тем менталитетом. Мне у него очень нравилось, было очень много свободы, никто тебя не контролировал. Ты не должен был сидеть 24 часа на базе. В свободное время мог поехать погулять по Москве, когда мы были на сборах. Не было такого, что не выходите никуда, за забором сидите.

– В локаут к вам в «Магнитку» приезжали Гончар, Набоков, Сикора, Элиаш. Это ребята с другой планеты?

– Гончар, Набоков – нет, Сикора тоже нормальный парень. А вот Элиаш не то что странный, но на своей волне. Он общался с ребятами, нормально, никаких конфликтов не было. А потом заболел и уехал. Потом я читал интервью, где он нелицеприятно отзывался о «Магнитке».

– А по уровню хоккея?

– Звёзды, что могу сказать. За ними тянулись парни, даже на тренировках. Всем хотелось сделать так же хорошо и красиво.

– Вы коснулись вопроса критики КХЛ легионерами, которые уезжают обратно. Какое у вас отношение к ним?

– Они приехали, бабки заработали, а потом уехали и начинают оттуда говорить всякие гадости, которые не соответствуют действительности. Там всё преувеличение. Вот писал вратарь, который был в Магнитогорске (Джейми Маклеллан, – ред.) про какой-то дикий случай в Шереметьево. Будто мы ехали в автобусе, нас заблокировали и нашему водителю приставили к голове пистолет. Такого вообще не было! Я был в команде, когда он пришёл к нам. Он отыграл полтора месяца и его выгнали. Такой ситуации вообще не было. А он как будто там с Кулёминым в этот момент сидел, который разговаривал по телефону. Это полнейший бред, вообще сказка.

Так же, как и Стэплтон бегал по ночам в свете фар. Ну, никто не тренируется по ночам, кому он это рассказывает? У Владимира Васильевича Крикунова тяжёлые тренировки, я тренировался с ним. У каждого своя специфика подготовки команды. Но то, что говорят эти обманщики хоккея, которые приезжают, якобы, из НХЛ… Зачем тогда они вообще сюда приезжают, если там так здорово в НХЛ? Всё это сказки от начала и до конца.

Атюшов и Тим Стэплтон / фото: hcsalavat.ru

– Они наверняка и сами куролесили, приезжая в Россию на большие деньги. Ведь вряд ли могли получить столько у себя на родине.

– Да все в своё время куролесили, все были молодыми. Мне кажется, это ни для кого не секрет. Сейчас этого меньше. Это уже не модно что ли, сейчас все больше стараются придерживаться здорового образа жизни.

– А на тренировки никто не опаздывал, пьяным не приходил?

– Нет, таких не было. Может быть, было пару раз. Не то что игрок был пьяным, но видно, что вчера устал.

– За это наверняка есть штраф?

– Конечно, во всех командах. Перед сезоном показывают бумагу, на которой прописаны все штрафы, с обратной стороны «ознакомлен» – подписываешь.

– Вы попадали на штрафы?

– Один раз в Уфе было. Я опоздал на тренировку. Тогда Венер Сафин был у нас главнымтренером.

– В этом году сняли Геннадия Величкина с поста генменеджера «Магнитки». Как вы считаете, затяжные спады команды требуют таких кардинальных перемен?

– «Магнитка» всегда была такой командой, которая долго запрягает лошадей. Сколько я там играл, так было постоянно. И даже если вспомнить чемпионский год – половину чемпионата мы шли далеко от плей-офф. Потом встрепенулись и в итоге выиграли Кубок. Кадровые перестановки – это прерогатива руководства клуба. Наверное, они думают, что это встряхнёт команду.

– Как смена тренера обычно влияет на игроков?

– Когда меняют тренера, обычно у всех игроков эмоциональный подъём, все хотят показать новому тренеру свои лучшие качества. Такова тренерская работа – сегодня ты нужен, завтра что-то не пошло, а виноват всегда тренер. У нас никто не разбирается, может быть, проблема в чём-то другом. Не дают поработать тренерам больше года, чтобы они собрали коллектив. Всё равно команда не создаётся за одну предсезонку. У нас нужны результаты здесь и сейчас. Никто не смотрит в будущее.

– Может, это и есть наша проблема в сравнении с НХЛ, где команды строят годами?

– Там и детский хоккей работает по-другому. Там не требуют обязательно побеждать везде и всюду. У нас, посмотрите, в 10 лет положено уже всё уметь, всех обыгрывать, нужно занимать только первые места. Помню, когда я пришёл в школу, меня учили читать, писать и считать. Сейчас ты должен прийти уже подготовленный, должен знать три языка – утрирую. Может, это и правильно, в случае с учёбой. Насколько работает это с хоккеем, не знаю, поживём – увидим.

Виталий Атюшов в сезоне 2008-09 / фото: Вадим Китаев, ak-bars.ru


«ПОСЛЕ БАЛЛОНОВ КРИКУНОВА В «АК БАРСЕ» ПОДУМАЛ: «НАФИГ МНЕ ЭТО НАДО?»

– Все хоккеисты говорят, что у Владимира Крикунова тяжёлая подготовка. Вы это прочувствовали на себе?

– Да, я пришёл в «Ак Барс», прошёл всю предсезонку, но клубы не договорились о моём переходе. Но баллоны застал. По-моему, надо было бегать десять отрезков туда и обратно. Первую половину я пробежал, была пауза, я на лавку сел и думаю: «Да нафиг мне это надо? Поеду я лучше в Пермь». Баллоны большие, я ещё тогда молодой был, худой. Потом добежал остальные, помылся – в принципе, нормально. Много кому становилось плохо, кого-то и тошнило после таких тренировок.

– Сейчас от такой работы тренеры уже отказываются.

– Да, но, кстати, после той предсезонки я вернулся в Пермь и, наверное, больше половины сезона просто отдыхал – настолько у меня было много сил. Я приехал в Казань уже к Моисееву. Интересно было работать, у Юрия Ивановича была своя специфика. Чем отличался подход? Моисеев всегда был открытый, посмеяться мог, подколоть. Со всеми тренерами, с кем я работал, было интересно. У каждого своё видение. Я работал у Марека Сикоры, Дэйва Кинга в «Магнитке», Кари Хейккили.

– Про Хейккиля говорят, что у него проблемы с алкоголем.

– У нас любят слухи, кто-то где-то сказал – и понеслась. Он хороший специалист, дошёл до финала с «Локомотивом», потом пришёл в «Магнитку». Если не ошибаюсь, мы заняли с ним третье место. У него была своя тактика, интересные тренировки.

– Хейккиля любил проводить предсезонку в горах. Вы с ним не выезжали в высокогорье?

– Выезжали один раз в Швейцарию, но это была не предсезонка. Кажется, был перерыв по ходу сезона. Так не объяснишь разницу между тренерами. У кого-то больше где-то штанги, у кого-то бега, упражнений со своим весом.

– А как у Буцаева в «Нефтехимике»?

– Сейчас у нас в основном велосипед, зал, прыжки. Один раз ходили по лесенкам. Но это разные варианты одних и тех же нагрузок. У одного тренера ходишь по лестницам, у другого через барьеры перешагиваешь. В принципе, всё одно и тоже, просто разная методика, разный подход.

– А тактических занятий в «Нефтехимике» много?

– Конечно. Это неотъемлемая часть хоккея, все досконально разбирают перед игрой соперника, кто как поехал, кто где должен быть. Раньше, давно-давно, такого не было. Но сейчас очень много разбирают тактику.

– Статистику от новых шайб изучаете?

– Смотрю после матча. Интересно. Всё совершенствуется, движется вперёд.

– Чувствуете, что хоккей меняется благодаря современным технологиям?

– Сам хоккей остаётся тем же. Меняется тактика, видение хоккея. Раньше были большие коробки, больше комбинационной игры. Сейчас коробки меньше, в игре стало больше простых действий.

– А в плане шума вокруг хоккея, медиа?

– Да, всё развивается. Не было раньше инстаграма, сейчас он пестрит фотками игроков. Не успел выйти на лёд, в соцсетях всё уже выставили. Как это влияет на хоккеистов? У меня нет инстаграма, меня нет ни в одной социальной сети, обхожусь без этого.

– Вы были задрафтованы «Оттавой», почему не поехали? Не было предложений?

– Предложения, может, и были, сейчас уже не помню. У меня никогда не было такого желания или стремления уехать. Не знаю, почему. Может, я не настолько фанател НХЛ. Я никогда раньше не смотрел НХЛ по телевизору, наш российский хоккей иногда смотрел – сейчас вообще не смотрю. За сборную ещё можно поболеть, чемпионат мира посмотреть. А потом у меня родился ребёнок. С маленьким ребёнком ехать в чужую страну… Ну, и так всё сошло на нет. Не поехал и не поехал, не жалею об этом. Считаю, и так хоккейная карьера неплохо складывается.

– Сейчас вы соревнуетесь с Данисом Зариповым по количеству матчей в чемпионатах России.

– Помню, вроде в Хабаровске было 1150. Как за этим уследишь? Тут ещё трудно найти статистику по предыдущим чемпионатам, до КХЛ. Приятно, что такое большое число. Зарипова мне, кажется, не догнать. У меня уже карьера идёт под закат, а у него ещё всё впереди, ему только 38.

– Медали все храните?

– Всё дома в сейфе лежит.

– Не ощущается такая проблема, когда ты играешь практически с детства, не хватает времени получить образование?

– У меня два высших образования – физкультурное и психология в спорте, естественно, я выбрал психологию в хоккее. Сейчас учусь в высшей школе тренеров.

– У вас сын и дочка. Сын не занимается хоккеем?

– Нет, он уже взрослый. Учится. Не стал отдавать его в хоккей, у него голова хорошо работает.

Виталий Атюшов / фото: hcnh.ru


«ВИДЕЛ НА ЛЬДУ ТАКИЕ ТРАВМЫ, КОТОРЫЕ НЕ ЗАБУДЕШЬ»

– На ваш взгляд самые умные и интеллектуальные хоккеисты в лиге?

– Зарипов, Умарк хорошо читают игру. У каждого есть свои фишки, приходится подстраиваться, применять свои хитрости. Я никогда не считал себя жёстким защитником, я всегда больше отбирал клюшкой.

– Когда встречаешь игрока силовым приёмом, нет мысли, что можно нанести ему травму?

– Раньше я над этим не думал, но сейчас уже посмотрел на хоккей, видел, какие тяжёлые травмы бывают, когда человек не видит удара. Не знаю, как себя поведёшь, оказавшись в такой ситуации. По мне, лучше так не делать. Конечно, бывают всякие случаи в пылу азарта, но чтобы специально бить кого-то, чтобы нанести травму – нет. Много случаев, когда люди заканчивали с хоккеем после таких травм. Как говорится, мы один хлеб едим, у всех жёны, дети. Есть человеческая солидарность.

– Если кто-то играет грязно, можно ли тоже подловить такого хоккеиста?

– Зачем отвечать грязью на грязь? Можно же подловить по правилам.

– Есть ли в КХЛ игроки, которых не любят из-за того, что они некрасиво играют?

– Я думаю, все не любили тех бойцов, что играли в Подольске. Тогда их подписывали по три-пять человек только чтобы драться. В КХЛ подраться может каждый, но таких хоккеистов, роль которых состоит только в боях, нет. У нас не любят грязь, не любят, когда падают картинно.

– Говорят, Умарк это любит.

– Что есть, то есть, это же всё заметно на видео.

– Хоккей не приближается понемногу к футболу?

– Футбол я очень редко смотрю, не особо он мне нравится. Хотя там тоже мужики играют, парни стараются. Может быть, это нам со стороны так кажется, мы просто не знаем нюансов. Ведь у них действительно почти ничего не защищено, шипами наступить на ногу – тоже очень больно. Тут-то шайба пробивает щитки, а у них защиты совсем почти нет.

– Про блокирование шайбы. В этот момент возникает мысль, что будет больно?

– Если такая мысль возникнет, то, во-первых, по любому будет больно, а во-вторых, ты просто будешь бояться ловить шайбы. В последний момент будешь отворачиваться. А мысль должна быть только одна – чтобы поймать её, чтобы она не долетела до ворот.

– Бывают такие травмы, когда шайба попадает в лицо. Недавно игрок «Югры» сломал челюсть.

– Ну, Паша Валентенко, по-моему, вообще магнитит шайбы. Он уже столько шайб поймал на себя. Вовка Маленьких раньше играл из Тольятти, тоже очень много ловил. Второй вратарь всегда был на площадке.

– Самая жутка травма, которую вы видели?

– Когда я играл в Уфе, на предсезонке хоккеист в моей команде пошёл в силовую борьбу и ударился головой о стекло: визор опустился вниз и отрезал ему кончик носа. И нос прямо болтался. Такое не забудешь.

– Часто бывает, что приходится зашивать раны прямо во время игры..

– У меня на лице много что зашивали – подбородок, нос, на щеке было семь швов. Это мелочи, зашивают прямо на игре. Анестезия? Да нет, её же не ставят, шьют на живую, да там особо и не чувствуешь.

– А почему не обезболивают?

– Там вопросы с допингом. Когда мы играли в плей-офф, мне выбило несколько зубов. Клюшку подставил неудачно, шайба попала в неё и отлетела вверх, в лицо. Выплюнул зубы, а когда вернулся в Магнитогорск, пошёл вырывать, что осталось. Анестезию колоть было нельзя – допинг. Так меня и мучили. Кресло опустили головой вниз, чтобы удобнее было тянуть. Крокодильи слёзы у меня лились, весь мокрый оттуда вышел.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Виталий АТЮШОВ
Дата рождения: 4 июля 1979 года
Место рождения: Пенза
Карьера: «Крылья Советов» (Москва) – 1996 - 1999; «Молот-Прикамье» (Пермь) – 1999 - 2002; «Ак Барс» (Казань) – 2002/03; «Металлург» (Магнитогорск) – 2003 - 2011; «Салават Юлаев» (Уфа) – 2011 - 2013; «Атлант» (Мытищи) – 2013/14; «Трактор» (Челябинск) – 2014/15; «Амур» (Хабаровск) – 2015 - 2019; «Нефтехимик» (Нижнекамск) – с 2019 года.
Достижения в клубах: чемпион России (2008), обладатель Кубка европейских чемпионов (2008), бронзовый призёр КХЛ (2009), серебряный призёр Лиги чемпионов (2009), обладатель Кубка Шпенглера (2005), серебряный (2005) и бронзовый (2007) призёр чемпионатов России.
Достижения в сборной: чемпион мира (2009), серебряный (2010) и бронзовый (2007) призёр чемпионатов мира.

Александр Приндин
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
0
-
читайте также
наверх