Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

Василий Уткин: «Мало уверенности, что у власти хватит сил противостоять этой опасности. А альтернатива – хаос»

Интервью о том, как пандемия коронавируса изменит спорт и индустрию медиа.

Журналист, блогер и комментатор Василий Уткин в большом интервью «БИЗНЕС Online» рассказал, как он переживает кризис в роли предпринимателя, почему важно доиграть европейский футбольный сезон, а также объяснил важную роль букмекеров в спорте и их будущее после глобального карантина.

Василий Уткин / фото: Алексей Белкин, БИЗНЕС Online


«ПОРОГ ВХОЖДЕНИЯ В ЛЮБОЙ БИЗНЕС ПАДАЕТ ДО УРОВНЯ ПАРКЕТА. ЭТО ВРЕМЯ НОВЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ»

– Василий, как ваша жизнь и её уклад поменялись из-за пандемии?

– Во-первых, для меня как для предпринимателя вся эта ситуация – вызов. И вызов всегда заводит. Я убежденный поклонник либертарианства, поэтому в последние годы в любом разговоре о профессии и развитии бизнеса я говорил, что никогда не чувствовал себя так свободно и кайфово. Я делаю то, что хочу и меня раздражает только то, что не на всё у меня хватает возможностей и, порой, времени. Поэтому сейчас я понимаю, что очень трудные времена, очень трудно сохранить компанию и сотрудников, но мы для этого сделаем всё.

Но как только жизнь возобновится, мы будем тут. Жизнь после кризиса сложна, но порог вхождения в любой бизнес падает до уровня паркета. И все, кто был большим до того, как динозавры в определенную эпоху, измождены быстрее и сильнее. Им сложнее было себя прокормить. Это время новых возможностей – так всегда бывает. Поэтому переживать мы будем это всё вместе, а потом более талантливым и уверенным в себе, наконец, кто возьмёт удачу за яйца, это даст колоссальный гандикап.

– Нерабочие дни продлили до конца апреля и непонятно, как предпринимателям и бизнесу с этим справиться. Вас это коснулось?

– Я имею к этому косвенное отношение. На самом деле прямое, но по закону – косвенное. Сам я по статусу самозанятый и зарабатываю как индивидуальный предприниматель. Но при этом я акционер компании Simple Sport и, разумеется, у меня есть за неё ответственность, хотя я ею не управляю и лишь один из совладельцев.

И когда я прослушал выступление президента и вообще ни слова не услышал, как быть предпринимателям, вроде нас, сначала очень удивился. Я особого ничего не ждал, но потом понял, что для меня самое главное указание президент дал. Им было сказано, что нерабочие дни продолжаются до конца апреля и зарплату сотрудникам нужно выплачивать в максимально полном объёме. Таким образом, я получил от президента указание работать, несмотря ни на что. Уж если губернаторам можно принимать решения по своим регионам, то я, получается, никому не должен объяснять, почему заявляюсь в студию, сижу на стримах, записываю программы. Мне президент велел – обеспечивать сотрудников моей команды, насколько это возможно. Вот я и работаю, презрев карантинные нормы, но соблюдая меры предосторожности. Беря на себя эти риски.

Мне в этом отношении проще: живу один, мои собака и енот не должны заразиться коронавирусом. В этом отношении я рискую только собой и имею на это полное моральное право. А всё остальное мне президент разрешил. Мало того – фактически попросил меня об этом.

– Выпуски про ваш клуб «Эгриси» пока на паузе?

– «Эгриси» не может выпускаться, потому что мы же и в межсезонье не выходим. Нет игр, нет чемпионата. Я рассказывал, что само существование команды – это моё дело и я сам содержу команду. Мой партнёр «Марафон» спонсирует выпуски на ютубе и 95 процентов бюджета этих выпусков – их спонсорская поддержка. Сейчас все букмекерские конторы все свои маркетинговые программы остановили. Хотя у нас в этом году был полностью прописан контракт, мы понимаем, что у букмекеров в прямом смысле всё встало. Поэтому мы с полным уважением друг к другу ждём, когда эта история возобновится. Но для моего бизнеса, конечно, беттинговый партнёр, которого я никогда не менял – это якорный партнёр и без него очень сложно.

Историю с «Эгриси» мы остановили. Мы доделываем большой документальный проект. К сожалению, Хабиб не будет драться с Фергюсоном, видимо. Мы готовим большой фильм про борьбу в Дагестане и бои дагестанцев как род национального сознания. Мы всё равно фильм выпустим на неделе, когда планировался бой Хабиба с Фергюсоном. Тема вечная, что её откладывать? Так сложились обстоятельства, что мы теперь не найдём спонсора для этого фильма. Ну, что теперь поделать? Выложим как есть.

Я очень беспокоюсь, что наш бизнес с детской футбольной школой придётся свернуть до окончания этой истории. Мы начали заниматься этим осенью. Стали более-менее выруливать на оперативный плюс. Но сейчас, наверное, это дело придётся свернуть. У людей вряд ли будут деньги на то, чтобы отправлять детей учиться играть в футбол. Да ещё и лето скоро, каникулы. Но это прикладные вопросы.

– Каких мер помощи предпринимателю Уткину хотелось бы от правительства?

– Законных. Дело в том, что если вы внимательно почитаете законы РФ, то убедитесь, что в условиях, которые связаны с чрезвычайной ситуацией, государство автоматически берёт на себя выполнения обязательств, которые не могут выполнять в том числе и предприниматели. Именно для того, чтобы не брать не себя этих обязательств, как считается, избегаются некоторые слова: «чрезвычайная ситуация», «карантин» и так далее.

По факту частные предприниматели – такие же работодатели, как и государство. Они вносили в казну немалое количество налогов, вполне соответствующее своему статусу, даже превышающее количество налогов, которые платит государственный служащий. Поэтому частные предприятия вправе рассчитывать на государство. Для чего оно нужно? Чтобы оно защищало нас от внешних угроз, не только военных и политических, но и таких, как сейчас. Разумеется, я ждал, что эти обязательства будут выполнять. Но если государство нас кинет, то что теперь поделать? В нашей стране частное предпринимательство и происходит от того, что на государство рассчитывать не приходится и ты готов взять на себя эти риски. Как говорится, не забудем, не простим.

– Общество поменяет отношение к правительству, власти и президенту? Ожидалось, что сильная власть примет сильные решения, возьмёт на себя ответственность.

– Мне бы не хотелось глубоко это обсуждать, потому что это очевидно. На меня самое сильное впечатление произвели слова о том, что президент ждёт инициативы от местных руководителей. Их сперва перестали выбирать, потом перестали нормально назначать: кончились те, которые за что-то отвечают. Сейчас по факту они никак не связаны с территориями, которыми они управляют. И так далее.

То есть всё это мирное время от губернаторов требовалось быть исполнительными руководителями в первую очередь. А сейчас в критической ситуации оказывается, что они должны сами принимать решения. Наверное, кто-то окажется способным к этому. Но сам смысл селекции, которой они подвергались все эти годы, заключался в другом. И сейчас как с куста рассчитывать, что они справятся – как уповать на то, что я, например, сейчас стану курьером. Не вижу в этой работе ничего дурного, но мне для этого по крайней мере полгода нужно побороться с лишним весом.

В остальном же, мне не привыкать. Я очень часто оказываюсь в категории людей, о которой наша власть и, в частности, президент не особо заботятся. Ну я и привык не особо ждать поддержки.

«МЫ СМОТРИМ ПРЯМЫЕ ТРАНСЛЯЦИИ, ПОТОМУ ЧТО В ЭТОМ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ БУКМЕКЕРЫ»

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– Про букмекеров вы недавно упомянули на стриме, что их роль в спорте недооценивают и принижают. Можете разъяснить?

– Я постоянно получаю фидбек от играющих на ставках людей и делаю публичные прогнозы на матчи, делаю ставки. И я не очень удачливый игрок, как многие знают. Но при этом подавляющее число людей, которые оставляют комментарии, убеждены, что я нарочно даю плохие прогнозы, работая тем самым на контору. Но это показывает, что люди вообще не очень хорошо понимают, на чем основан букмекерский бизнес. Любому человеку, который этим поинтересуется, станет ясно, что букмекерская контора зарабатывает не на том, выиграет она или проиграет, а на привлеченных средствах и вовлечении большого количества игроков. Конторе нужно, чтобы человек был как можно дольше вовлечен, поэтому нужно, чтобы он иногда выигрывал. Это очевидная вещь, но многие этого не понимают.

Букмекеры – это простейший бизнес, который всегда сопутствует спорту. Страсть, эмоции, азарт и так далее. Они всегда являются способом привлечения в спорт денег. И развивают сам спорт. Сравните любую недавнюю букмекерскую линию, когда ещё были матчи, с той, что была десять лет назад. Вы увидите, что ставки принимаются по огромному количеству показателей, которые раньше не принимались во внимание: владение мячом, прочие статистические показатели. Вы легко проследите связь в том, что подробная статистика улучшается по самым разным направлениям игры. Это позволяет и тренерам объяснять игрокам, в чём заключается их задачи на поле, способствует мышлению футболистов. Статистическое развитие я бы сравнил с тем, что шахматам дало умение записывать ходы. Ведь ходы в шахматах записывают с конца XIX века, если не ошибаюсь. Но как сразу это облегчило передачу мыслей, классику дебютов, общение между игроками. Продвинутая статистика в спорте точно так же облегчает общение и развитие футбольной мысли. А откуда она возникает?

– Букмекеры?

– Им для принятия ставки нужны стандарты: что в одном месте называется победой, в другом - тоже должно называться победой. И нужно, чтобы владение мячом считалось совершенно по определенной статистике. Букмекеры, таким образом, всегда и во всем способствуют развитию и появлению статистических показателей, их идентификации. Но это мелочь и очень простой пример.

Если вы смотрели фильм «Афера» с Редфордом и Ньюманом, там описывается случай, когда мошенники хотят кинуть нехорошего человека на азартной игре. Это всё происходит в Америке 30-х годов в период Великой депрессии, когда в букмекерских конторах следят за событиями по телеграфу. И если создать искусственную задержу и сделать ставку на событие, о котором уже известно, но ещё не сообщено, это гарантированный выигрыш. Люди мало отдают себе отчёт в том, что когда они смотрят спорт в прямой трансляции – это прямая заслуга и вклад букмекерских контор. Потому что любые стандарты происходят у букмекеров: стандарты игрового времени, площадок. Когда-то давно огромное развитие в футболе и теннисе произвело изобретение такой штуки, как газонокосилка. Это сделало возможным стандарты площадок и стало посылом для профессионализации процесса. Точно так же и букмекеры заинтересованы, чтобы люди со всех концов света одновременно могли узнавать и следить за событиями, это прямое развитие индустрии и спорта. Мы смотрим прямые трансляции, потому что в этом заинтересованы букмекеры, начиная примерно с конца XIX века.

– Рестораторы ожидают, что их рынок сократится минимум вдвое. Что будет с букмекерами?

– Мне трудно об этом судить. Букмекеры – более глобальный бизнес. Наверное, у него больше разнообразных технических прокладок и страховок. Всё-таки ресторанный бизнес, если бы он был глобальным, не рисковал гигантскими убытками прямо сейчас. Это маленький бизнес и у него не может быть большого запаса прочности.

Весьма вероятно, что кто-то из букмекерских контор не вернётся после паузы. Но это просто размышление по теории вероятности. Кто это может быть – понятия не имею. Но совершенно очевидно, что как только возобновится спортивная соревновательная жизнь, вернутся и доходы букмекеров в той или иной степени. Они изменятся, потому что у людей будет меньше денег, чтобы развлекаться, будет колоссальный экономический кризис.

«ОЧЕВИДНО, ЧТО КАКОЕ-ТО КОЛИЧЕСТВО ФУТБОЛЬНЫХ КЛУБОВ УМРЁТ»

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– Верите в теорию, что российский спорт сейчас очистится от государственных денег? Нефтяные компании перестанут содержать клубы, весь спорт обнулится?

– Если говорить об очищении, то через некоторое время мы подойдем к логике самосожжения староверов – тоже форма очищения и обнуления. Нет, думаю, что это немного пустые разговоры, потому что мы должны понимать, что шоу-бизнес и спорт как его частный вид, конечно же, производная от экономических процессов в стране. И если вы готовы сделать какой-то конкретный прогноз, как Россия выйдет из этого кризиса, который в ней ещё и двойной как минимум. Связанный с падением цен на нефть. Если у кого-то есть представление, как экономика выйдет из этого положения, то тогда давайте строить прогнозы по другим направлениям. Мне для этого не хватает эрудиции. Но совершенно очевидно, что в этот период какое-то количество футбольных клубов умрёт.

– Футболистам сейчас сокращают зарплаты и клубы об этом открыто объявляют. Рынок зарплат после пандемии изменится?

– Сейчас все постараются отложить момент принятия окончательного решения по конкретным контрактам. Могут быть разные предположения, но сколько можно, столько все будут тянуть. Потому что никто не знает, каким будет рынок.

Вчера я читал, что в «Барселоне» у Марка-Андре тер Штегена произошло обновление контракта, и он настаивает на одной сумме увеличения – вдвое больше, чем получал – 10 млн евро в год. «Барселона» не даёт конкретного ответа. Совершенно очевидно, что все делают скидку на неизвестность и кто как выйдет из этого «идеального шторма» – большая проблема. Сейчас колоссальное значение имеет то, какой чемпионат сможет быстрее возобновиться.

– Почему?

– Потому что тогда на него будет устремлено внимание всего мира и, конечно же, он завоюет глобальное внимание к себе – это гораздо важнее сейчас. Это означает инвестиции на долгий срок. Ну, и оживёт букмекерский рынок.

Думаю, что примерно этим объясняется настойчивое желание главы UFC Даны Уайта провести вечер боев, где планировался бой Хабиба с Фергюсоном. Какими бы проблемами это не обернулось, сам прецедент проведения ивента в такое время – это останется у него как у менеджера навсегда. Такой кейс, что он сумел это сделать. Это будет колоссальный прорыв, потому что больше ничего спортивного не происходит.

– Сейчас в АПЛ обсуждают возможность провести концовку в режиме карантина на какой-то территории. В Германии тоже есть вариант провести матчи за 16 дней на двух стадионах в закрытом режиме. Вы такой подход поддерживаете?

– Это было бы очень круто во всех отношениях, незабываемо и интересно. Меньше всего тут хочется думать о том, со зрителями или без них это произойдет. Если это будет происходить без зрителей… Представляете, что это за карантин? Нужно все команды запереть, весь обслуживающий персонал, всё телевидение, всех журналистов. Это же будет по факту колоссальное реалити-шоу. И даст гигантский толчок для развития индустрии само по себе, как бы парадоксально это не звучало. Возможно, родятся новые жанры.

«ВОПРОС НЕ В ТОМ, КАК ДОИГРАТЬ СЕЗОН, А В ТОМ, КАК ИСПОЛНИТЬ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПЕРЕД СПОНСОРАМИ»

Фото: Алексей Белкин, БИЗНЕС Online


– Что нужно делать со спортивным сезоном: закончить, ждать?

– Нужно понимать, что в КХЛ или РПЛ нет бизнеса в нормальном смысле этого слова. А в Англии или в Испании ты должен доиграть сезон, потому что у тебя не исполнены обязательства перед спонсорами. Они платят деньги за то, что ты сделал их заметными и видными, там всё количество показов посчитано: центральные щиты, угловой фланг и так далее. Невозможно эти матчи не сыграть, потому что тогда спонсоры могут судиться, могут уйти или в конце концов не смогут объяснить себе, как они тратили деньги. 

Это об исполнении обязательств. Всё достаточно прозрачно и честно. Поэтому вопрос не в том, как доиграть, а вопрос в том, как исполнить все взятые на себя обязательства. Как футболистам объяснить, почему они получают зарплату ни за что? Они в этом не виноваты, но не работают, а деньги получают. Никто в этом не виноват, но надо будет это как-то отработать. Иначе это как в истории с цыганом, который приучал лошадь не есть, и почти получилось - только она умерла. Так и здесь.

Когда всё спокойно, то люди думают, что деньги капают на карточку автоматически. А такая ситуация заставляет задуматься, откуда и что берётся. Сейчас наблюдать за тем, как федерации и клубы пытаются доиграть чемпионаты – это очень поучительно, потому что объясняет нам, из чего реально состоит спорт. Мы обсуждаем почему-то вопросы, как неприятно играть без зрителей. Ребят, надо хоть как-то сыграть! И в матче без зрителей есть и свои плюсы.

– Какие?

– Слышно, что говорят игроки и тренеры. Вы услышите звуки футбола и поймёте, что когда сами выходите, они раздаются те же самые. Вам, возможно, захочется больше поиграть самим. Как бы сейчас было круто, если бы бой Хабиба и Фергюсона прошел без зрителей! Мы бы слышали все эти сопения, звуки ударов, что они друг другу говорят. Мы бы узнавали об этом в пересказе, а так – онлайн. И это же дико круто. Поэтому может быть очень много разных изменений, но конкретный ответ даст жизнь.

– В Голливуде допускают, что пандемия приведет к революции и кинотеатры будут неактуальны, премьеры будут сразу смотреть у себя дома. В этом смысле футбол может измениться?

– Во-первых, то как люди вообще потребляют зрелище – важный аспект. И то, что сейчас будет получен колоссальный опыт, как развлечь себя дома с помощью всех онлайн-сервисов и прочего – это даст определенный толчок вне всякого сомнения.

Но не думаю, что возможны прямые параллели между возможной смертью кинотеатров и при этом стадионов. Вы знаете, я вот допустим могу сказать, что стадион для многих людей – отдушина. Там можно вести себя не так, как в обычной жизни. Про кинотеатры это можно сказать? Нет. На спортивном событии люди объединяются, сопереживают и достигают какого-то катарсиса, а кино это не очень свойственно. Хотя я понимаю, что смотреть кино где-то в специальном помещении на большом экране, где ты не один – это тоже иное ощущение. Но не такое сильное. Футбол – более эксклюзивное для обычной жизни переживание, чем поход в кинотеатр.

«ВОССТАНОВИТСЯ ИНДУСТРИЯ – ВОССТАНОВИМСЯ И МЫ»

– Газетные издания сейчас в кризисе, где-то сокращают штат. Что будет со СМИ и медиа и как этот рынок поменяется? Сферы спорта, кино, искусства, музыки очевидно сейчас мало кому интересны и там ничего не происходит...

– Будут люди снова ходить по кино и музеям, появится снова интерес. Вы же со мной сейчас разговариваете, и я в похожей ситуации: спорта нет, приходится о чем-то писать, изгаляться. Приходится нам с Тиной Гивиевной (Канделаки) заботиться о том, чтобы люди сублимировали свои конфликты в наш и меньше ссорились между собой, брать на себя это всё. Вытаскиваем общество, как обычно, берём на себя ответственность. Сейчас ещё даст Бог, посудимся. Вообще отлично.

Возвращаясь к теме, я должен заботиться только о том, что когда всё возобновится, я должен по-прежнему привлекать, чтобы ко мне пришли первому, чтобы я об этом рассказывал. И будет всё хорошо. Восстановится индустрия – восстановимся и мы.

– Главный тренер «Ак Барса» провёл пресс-конференцию с журналистами по видеосвязи. После пандемии есть такая вероятность, что привычная система работы медиа поменяется?

– Очень может быть. Но я же сейчас в этом отношении кустарь и по счастью вот уже пять лет мне не нужно думать о глобальных решениях в области индустрии. Меня это мало волнует. Не хотел бы, чтобы это прозвучало цинично, но ценные кадры обычно не сокращают и наша индустрия выживет обязательно. Это можно расценивать как естественный отбор. Разумеется, я понимаю, что потеряв работу в спортивной журналистике по этой причине, никто от голода не умрёт и в депрессию не впадёт. Но да, это всё время для того, чтобы очиститься от лишнего и от того, что ты поддерживаешь по инерции.

Фото: Алексей Белкин, БИЗНЕС Online


– Спортивное телевидение поменяется? Это будет какой-то другой продукт или всё встанет на те же рельсы?

– На основании пандемии – нет. Самое главное, что меняется способ потребления всего телевизионного продукта. Очень сильно меняется. Вы напрасно думаете, что для понимания, как изменится мир, нужно придумывать какие-то новые жанры. Можно просто спокойно смотреть, как меняется аудитория. Это очень простые и очевидные наблюдения, но этому мало кто уделяет внимание.

Между тем, что можно показать в интернете и тем, что по телевизору, на самом деле разница определяется двумя простыми критериями. Когда человек смотрит телевизор, он смотрит его в свободное от работы время вечером и в выходные. Поэтому есть понятие прайм-тайм. А в ютубе такого понятия не существует. И это очень сильно сказывается на том, что можно посмотреть в ютубе и по телевизору. Самое главное – когда вы будете смотреть телевизор в прайм-тайм, с вами будет главный цензор российского телевидения: женщина в возрасте 45 - 50 лет. Она ваша тёща или ваша мама, либо, если вам не очень сильно повезло, ваша жена. То, что ей не нравится, вы точно смотреть не будете.

А в ютуб ты приходишь, когда хочешь и с кем хочешь, когда у тебя есть свободное время. Это важное отличие. Так или иначе, по телевизору ты потребляешь продукт, когда тебе это предложат. А в ютубе ты ищешь, что тебе интересно. Зритель там деятельный и сам ищет, он не пассивный потребитель. В телевизоре это вообще невозможно. И это определяет совершенно разный характер просмотра. Так и СМИ очень сильно меняются, потому что зритель меняется.

«СИТУАЦИЯ С ПАНДЕМИЕЙ ВЫРАБОТАЛА ПРАВИЛО: НИКАКИХ ПЛАНОВ ДАЛЬШЕ ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ»

– Как изменится наш уклад жизни после пандемии?

– Сейчас очень много интересных размышлений о том, как изменится мир после пандемии. Ну разве не факт то, что многие вещи и огромное количество работ спокойно делается на удалёнке? С другой стороны, совершенно очевидно что и до пандемии в отношении удалёнки был определенный перекос. Потому что она позволяет снизить арендную плату.

Но в работе СМИ, казалось бы, нет ничего сложного в том, чтобы удаленно собрать материал и в любом количестве. Но мы знаем прекрасно, что есть понятие редакции и редакционной жизни. Варево идей редакционное – оно очень способствует и выработке формата, и повышению качества, и всего остального. Пандемия может не только изменить представления о том, без чего мы можем обойтись, но и то, чего нам не хватает, когда мы оказываемся по одному.

Сейчас в Европе принято в определенное время выходить и аплодировать тем, кто работает в эти дни. И среди этих профессий понятно есть полицейские, врачи, на которых всегда падает нагрузка в подобных ситуациях. Но есть и другие специальности, способы заработать, которые в эти дни поднимаются. Это работа курьером, водителем такси, движение которых не запрещены даже в тех городах, где ограничен общественный транспорт. Но мы понимаем, что и курьеры, и таксисты могут быть разносчиками инфекций. А что мешает в Европе и в Америке решить вопрос о беспилотных автомобилях? По сути, целая куча препон. Какая главная проблема беспилотного автомобиля?

Фото: Алексей Белкин, БИЗНЕС Online


– Какая?

– Самая большая проблема в том, что никогда на сто процентов нельзя исключить возможность аварии. А кто несёт за тебя ответственность? Если человека за рулём нет, то производитель? Он разве может брать на себя такие риски? И это в основном бюрократический казус.

Точно такая же ситуация с дронами, которые могут доставлять любые товары. Может же он кого-то напугать, сбить, подтолкнуть? Очевидно, что и то, и другое подвергается автоматизации и управляемо. Может быть, сейчас в это время будет дан толчок беспилотникам во всех видах. Все остальные плюсы от них очевидны: эти машины не надо парковать, этих машин на круг требуется меньше для большого города, чище атмосфера. Плюсов куча, а все минусы зашиты в пакет того, что это меняет жизненный уклад. Если бы сейчас в Москве ездили беспилотные такси, ну это же дико облегчило жизнь! Они были только в тестовом режиме, на ограниченной площади.

Жизнь может поменяться в очень большом количестве направлений, и вы не замечали, что когда у вас отпуск или вы болеете, но голова нормально работает, столько идей в голове возникает? Может быть, сейчас в какой-то голове зреет решение, как определять скорость света, например. Мы думаем, что это невозможно, но кто-то наверняка размышляет об этом.

– Как вы думаете, что будет в мире и в стране в ближайшие месяцы? К чему готовиться?

– Пока вся эта ситуация выработала у меня только одно простое правило: никаких планов дальше завтрашнего дня. Я человек, который привык иметь позицию по ключевым вопросам, но в данном случае слишком много неизвестности. И она меня, как человека со скептическим складом ума, пугает. Я вижу очень много опасностей. На мой взгляд, очень мало уверенности в том, что у власти хватит сил хотя бы в своих интересах этой опасности противостоять. А альтернатива – хаос. Этого я очень опасаюсь, конечно же. Это не панические обстоятельства. Если мы ничего не может сделать, то чего паниковать? Если сегодня среда, то неважно, какие у тебя планы на субботу. Главное – чтобы шторм кончился.

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Все главные футбольные новости в инстаграме «Футбол БО»
Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Поставь оценку тексту
+
20
-
Загрузка...
  • Анонимно
    Анонимно 6.04.2020 11:17

    все правельно сказал

    2 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 6.04.2020 11:42

    Все вы одним миром мазаны Все вы государствообразующие

    -1 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 6.04.2020 13:21

    Вася, удачи

    3 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 6.04.2020 17:52

    Вася или сам знаешь куда

    -3 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 6.04.2020 21:58

    либертарианец мамкин блин. свои политические как дырка в известном месте есть у каждого, но о таком лучше публично не распространяться.

    -8 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно 7.04.2020 10:25

    Странно, что о Дзюбе не сказал ни слова. Я даже засомневался.а Уткин ли это !

    -1 Плюс минус ответить
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть