Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

В исламе запрещен ММА, но Дагестан = борьба. Фильм на канале Уткина сформулировал, почему Хабиб – чемпион

Первая рецензия на кавказские приключения Виктора Кравченко.

Всей спортивной индустрии не повезло, что бой Хабиба Нурмагомедова с Тони Фергюсоном отменили. Большую надежду на UFC 249 возлагал Василий Уткин, продакшн которого сделал фильм «Дагестан: ММА, Хабиб, борьба, ислам». Авторы – Виктор Кравченко и Влад Пушкарев – уже известны русскому спортивному ютубу по работе над «Церкви, Дзюба, борщевик». Теперь они отправились на Северный Кавказ.

Причина такого интереса понятна: никто не знает, почему именно Хабиб стал таким непобедимым и что конкретно сделало его главным спортсменом России после Владимира Путина. Но Кравченко с Пушкаревым словно сознательно никак не сближаются с Нурмагомедовым и его окружением: не ищут его родное село, не идут по его следам, не следуют за ним по пути взросления. Это не биография чемпиона UFC от малых лет до настоящих седин, это именно рассказ о той атмосфере, которая вырастила Хабиба.

Хабиб Нурмагомедов / фото: Ethan Miller, Getty Images


Фильм начинается в обшарпанном борцовском зале на окраине Махачкалы, где неподалеку расположилось русское кладбище, но это не смущает файтеров со всего мира – туда за тайной, как стать самым сильным, едут из Панамы, Ирана и Южной Африки. За рваным монтажом, в котором перемешиваются интервью тренера, подсъем спаррингов и стендап Кравченко, скрыта популярность ММА.

На противопоставлении авторы идут на занятия по вольной борьбе, встречают кучу бывших и будущих олимпийских чемпионов и непонимание с их стороны, что такого в этом вашем UFC. Еще склейка, и коуч по смешанным единоборствам Шамиль спокойно отвечает: «Причина – деньги»: Дана Уайт платит бойцам сразу и после каждой победы, олимпионики становятся на ноги лишь после успеха на Играх».

Важно понимать, что Кравченко не журналист, и потому этим фильмом отвечает на вопрос о культе силы в Дагестане как умеет. У него хватает моментов с говорящими таксистами, за что в приличных редакциях шлепают по рукам. Он убирает камеру при споре коуча с судьей на детском турнире, хотя это настоящая репортерская удача, от которой тут отказываются сознательно. Из-за отсутствия журналистики документалка Кравченко и Пушкарева местами выигрывает, ведь присутствие двух людей с объективами не напрягает никого ни в Махачкале, ни в глубоком ауле. «Камера для них – это часть Хабиба», – объяснил Виктор.


Но одновременно с этим фильму сильно не хватает структуры. Порой ты как зритель не понимаешь, зачем вместе с героями ехать в горное село через четыре блокпоста. Зачем еще раз глядеть на детей, которые занимаются борьбой в неотапливаемом зале, где иногда гаснет электричество. Зачем мальчишки еще раз проговаривают, что в Дагестане для мужчины важны дух, воспитанность и мужество, ведь мы это слышали в предыдущей локации. Зачем мы идём в министерство физкультуры и спорта, если уже были в министерстве по делам молодежи.

Тяжелый вопрос, к которому Кравченко только подбирается и не лезет глубоко, – почему ислам запрещает смешанные единоборства, но Хабиб всё равно молодежный мусульманский герой? Почему Нурмагомедов выходит на бои с флагом Дагестана, а не России? Эти темы обозначены пунктиром, например, в ответе таксиста «Гаишники не местные, российские», но полноценно фильм к ним не обращается. Во-первых,  очень тонкая грань с возможным нарушением закона о призывах к отделению субъекта РФ, а во-вторых, Виктор, вероятно, не очень готов к плотной проработке проблемы.

При просмотре фильма «Дагестан: ММА, Хабиб, борьба, ислам» примерно к середине уже хочется взять монтажные ножницы и отчекрыжить от него добрую часть материала. Но после еще пары локаций сюжет раскрывается, и к концу все метафоры превращаются в понятное высказывание. Весь Дагестан – это борьба, и без кадров с горными тропинками, по которым всю жизнь ходят беззубые старики и ежедневно сражаются за жизнь, до этого не додуматься.

И с параллельным монтажом пожилых мужчин из села Кахиб и молодых парней в хорошем зале Махачкалы сразу становится ясно: традиции здесь крепче, чем где бы то ни было. Именно эти древние устои вместе с духом целого региона вознесли Хабиба Нурмагомедова на ту вершину, которой он достиг. Неизвестно, была ли в этом задумка Кравченко и Пушкарева на старте поездки, но в итоге создатели даже без гонки за призраком Хабиба рассказали о его силе больше, чем сформулировал бы сам чемпион UFC

Фото на превью: скрин с ютуб-канала Василия Уткина

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Все главные футбольные новости в инстаграме «Футбол БО»
Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Поставь оценку тексту
+
1
-
Загрузка...
  • Анонимно
    Анонимно 2.05.2020 10:35

    Данил, хорошо написана статья и хорошо вопросы заданы и ответы даны, акценты расставлены верно. Такого художественного доноса я ещё не читал. Только вот один вопрос не отвечен - Вы кому хотите "пришить" дело о призыве отделения субъекта РФ? Таксистам или Уткину?

    -1 Плюс минус ответить
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть