комментарии 27 в закладки

В «Самотлоре» играет русский немец. Он шокирован ценами в магазинах и злится, когда опаздывают

Интервью с Егором Богачёвым.

В межсезонье нижневартовский «Самотлор» подписал контракт с 23-летним уроженцем Москвы Егором Богачёвым. При этом доигровщик впервые в карьере оказался в российском клубе, да ещё и в статусе легионера – волейбольное образование он получил в Германии и уже играл за бундестим.

В прошлую субботу Богачёв дебютировал в российской суперлиге в матче с «Белогорьем» (3:0), набрав 15 очков при 62% реализации атак (13/21). Завтра «Самотлор» сыграет против «Кузбасса».

Егор Богачёв (справа) и Дмитрий Макаренко / фото: belogorievolley.ru


– Егор, вы с родителями уехали из Москвы в Берлин, когда вам было шесть лет. Почему семья приняла такое решение?

– Родители посчитали, что в плане жизни, в том числе моих перспектив, в Европе будет лучше. Как показало время, они не прогадали – всё хорошо сложилось.

– Вы учились на немецком языке?

– Да, ещё застал детский сад, где довольно быстро освоил новый язык – детям он всегда даётся легче. В школе дополнительным языком выбрал французский. А дома говорили только по-русски. У меня мама - преподаватель русского языка, поэтому все базовые знания я получил. Но из-за полностью немецкого окружения родной язык, конечно, немного подзабылся.

«В ФИНАЛЕ ХОККЕЙНОЙ ОЛИМПИАДЫ ТОПИЛ ЗА РОССИЮ»

– Думаете на немецком?

– Да, ведь я уже много лет в Германии – и учёба, и тренировки на немецком. Возможно, сейчас смогу перестроиться, учитывая что всюду звучит русский язык.

– Как в обычной немецкой школе подают тему Второй мировой войны и гитлеровской Германии?

Этот момент разбирается очень подробно и с той точки зрения, что немецкий народ стал участником самого большого преступления в истории. Рассказывают о нацизме и холокосте, вызывая чувства сочувствия к его жертвам. В общем делают всё, чтобы ученики поняли, что такая катастрофа больше никогда не должна повториться. Все, кого я знаю, понимают что это была величайшая трагедия.

– Вы себя считаете русским или немцем?

– Немцем. Менталитет этой страны уже глубоко в меня проник. Хотя я помню свои корни и чувствую, что во мне течёт русская кровь. Если смотрю какие-то спортивные события, то всегда переживаю за Россию.

– За кого болели, когда Россия и Германия играли в финале хоккейной Олимпиады-2018?

– О, я прекрасно помню этот момент. Мы ехали на автобусе из Унтерхакинга. Все, конечно, болели за своих, а я показательно топил за Россию – это было интересно. Но на самом деле когда Россия против Германии бывают смешанные чувства.

– Вы, как и все немцы, предельно пунктуальны?

– Я – да. Если тренировка или ожидается встреча, то приезжаю на 20 минут раньше. Если кто-то из приятелей опаздывает на две-три минуты, то злюсь и нервничаю – ну, как так можно?

– Почему у вас не двойное гражданство?

– В Германии второе гражданство можно получить, если ты старше 18-ти лет. А мне нужен был немецкий паспорт, чтобы выступать за сборную Германии U-18.

– Сомнений по выбору сборной не было?

И я, и отец объективно смотрели на вещи – попасть в сборную России у меня шансов не было.

Богачёв (справа от тренера Андреа Джани) после матча Мировой лиги-2017 / фото: fivb.com


– Вы играли за национальную сборную Германии в Мировой лиге-2017, но после этого не вызывались. Почему?

– К сожалению, я тем летом получил обиднейшую травму – наступил на мяч на тренировке и повредил голеностоп. Если бы не это, поехал бы на чемпионат Европы и, возможно, смог бы закрепиться в команде. Это травма отбросила меня назад. Потом тренеры делали выбор в пользу других парней.

– Видел фотографии в инстаграме, на которых вы в очках. Были проблемы со зрением?

– Когда мне было 14 - 15 лет, я начал стремительно расти. Побочным эффектом стало ухудшение зрения. Сейчас ношу линзы, никаких проблем нет.

«В РОССИИ НЕМНОГО ИГРОКОВ МОЕГО СТИЛЯ»

– Вы пару месяцев провели в «Берлине» с Сергеем Гранкиным. Много общались?

– Да, для меня было радостно, что в команде появился русскоговорящий игрок. Сергей – хороший парень. У него в первое время был не очень хороший английский, поэтому помогал ему по мере возможности.

– Сергей в одном из интервью рассказывал, что попал в идеальное для себя место, потому что он – любитель пива. А вы?

– Когда после сезона встречаемся с друзьями, можно попить пива. А так я не фанат, редко пью. Тем нее менее, есть желание как-нибудь попасть на Октоберфест, ощутить эту атмосферу. В этом году пивной фестиваль из-за пандемии вообще отменили – в Баварии траур.

– Вы два сезона играли со связующим Тимофеем Жуковским, который сейчас в «Факеле». Чем он хорош?

–  Помимо того, что он хорошо пасует, он ещё и разносторонне развит, у него нет слабых элементов. В «Берлине» у него была очень хорошая подача, что характерно не для всех связующих. Я с интересом жду нашего матча с «Факелом», чтобы сыграть против него. Это был редкий человек, с кем я мог поговорить по-русски. Так получилось, что и в учёбе, и в спорте вокруг меня не было русскоговорящих ребят.

– А Денис Калиберда?

– Он говорит по-русски ещё хуже, чем я. Но мы пытались. У нас семьи друг с другом общаются.

– Кто ваш главный волейбольный друг?

– Наверное, Рубен Шотт, который сейчас в польском клубе «Ольштын». Мы с ним вместе многое прошли и жили в одной комнате. Ещё с Морицом Райхертом много общаюсь, он сейчас тоже в Польше. Своим другом могу назвать баскетболиста «Альбы» Тима Шнайдера. А брат другого товарища - Йоханнес Фойгтманн - сейчас играет за ЦСКА. Недавно парни спрашивали меня, чем российский волейбол отличается от немецкого.

– Что ответили?

– Сказал, что это примерно как немецкая баскетбольная лига и НБА. В России почти все волейболисты по два метра, еще и прыгают на полтора метра вверх. И каждый второй бьёт с такой силой как Георг Грозер. В Германии таких игроков, наверное, двое-трое на всю лигу. В целом игра в немецком чемпионате, наверное, ближе к итальянскому – ставка на скорость и технику.

Фото: belogorievolley.ru


– Как идёт ваша адаптация к российскому волейболу?

– Учитывая, что у меня не было возможности тренироваться и я приехал только в начале сентября, всё очень даже неплохо. Надеюсь, дальше будет только лучше. В чемпионате не так много игроков моего стиля, которые отыгрываются от блока, много используют скидки. Из тех, кого я видел – Антон Карпухов, Павел Тетюхин.

– Ваш рост 204 см – можно и поверх блока колотить.

– Наверное, я впитал в себя немецкий стиль игры. Если в России бьют мяч, чтобы забить, то в Германии – чтобы выиграть любым способом. Там, прежде всего, стараются избегать ошибок. Стараюсь играть с головой – понимаю, когда можно рискнуть, а когда лучше сыграть надежнее.

«В ГЕРМАНИИ «САМОТЛОР» МОГ БОРОТЬСЯ ЗА ЕВРОКУБКИ»

– Бюджет «Самотлора» – примерно 1 миллион долларов. На каком месте была бы команда в чемпионате Германии?

– Могла бороться за еврокубки.

– Серьёзно?

– Да. В Германии бюджетом выделяется только «Берлин», у них примерно 3 миллиона долларов. У «Франкфурта» и «Фридрихсхафена» – около 1,5 миллиона. У остальных клубов бюджеты ещё скромнее. Финансовые возможности российских клубов значительно выше. В «Берлине» лучшие игроки зарабатывают около 100 тысяч долларов. Лучшие игроки в других клубах – максимум 40 тысяч. Больших зарплат в Германии нет. Зато есть много команд с молодыми игроками, для которых бундеслига становится трамплином для перехода в топовые чемпионаты России, Италии, Польши.

Слева направо: Мориц Райхерт, Себастьян Кюхнер, Егор Богачёв и Георг Кляйн после победы в чемпионате Германии-2019 / фото: Conny Kurth, kurth-media.degloballookpress.com


– Кто из тренеров оказал на вас самое большое влияние?

– Затрудняюсь сказать. Марк Лебедев и Роберто Серниотти давали мне шансы заиграть во взрослом волейболе, подтягивали к составу, за что я им благодарен. Затем был Стелиан Мокулеску – лучший немецкий тренер в истории. У него я очень многому научился, рад что удалось с ним поработать. Но всё равно кого-то одного выделить сложно – каждый чем-то помог, чему-то научил.

– Грозер – главная волейбольная звезда в Германии?

– Из действующих игроков, наверное, да. Есть ещё легендарный Рене Хехт, который сейчас возглавляет федерацию. Бьерн Андрае, Йохан Шопс тоже известные фигуры. Но с футболистами их известность, конечно, не сравнить. Это спорт номер один в стране, а Роберт Левандовский – самая известная персона.

– Что вас пока больше всего удивляет в России?

– Расстояния. К длительным поездкам, конечно, предстоит привыкать. В Германии на самолёте летаешь только на матчи еврокубков или суперважные матчи плей-офф. Всё остальное время – катаешься на автобусе. Причем по времени это также, как в России на самолёте.

– Уже почувствовали разницу в уровне жизни?

– Наверное, для этого нужно больше времени. Я ещё толком ничего не видел. Но обратил внимание, что в продуктовых магазинах цены сравнимы с немецкими, если даже не выше. В этом плане я немного в шоке. При этом, как я понимаю, уровень зарплат в Германии в несколько раз выше.

«В 2006-М ВЛЮБИЛСЯ В «ЛЕЙКЕРС»

– Жизнь в Сибири – испытание. Морально готовитесь к холодам и короткому световому дню?

– Думаю, всё будет в порядке. Единственное – хотелось бы встретить Новый год и Рождество с родными и близкими. С этой всей пандемией непонятно, получиться ли. Хотелось бы, чтобы моя девушка Эмма ко мне приехала, но пока иностранцы не могут въезжать в Россию и, судя по последним новостям, не скоро смогут.

– Как познакомились с девушкой?

– На турнире по пляжному волейболу, на котором она играла. Через какое-то время вновь случайно встретились и там уже завязались отношения. Карантин провели вместе в городе Киле, прямо на берегу Балтийского моря. Классное место, очень понравилось.

– Ваш бывший одноклубник Георг Кляйн после завершения карьеры стал полицейским. Вы себя можете представить вне волейбола?

– Честно говоря, нет. Если бы я не оказался в волейболе, наверное, попал бы в другой спорт. В детстве я играл и в гандбол, и в баскетбол. Потом выбрал волейбол. По поводу будущего что-то конкретное сказать трудно, но я, конечно, задумываюсь о нём. Сейчас учусь в университете по направлению «международный менеджмент».

– За плей-офф НБА сейчас следите?

– Обязательно. Плюс переезда в Нижневартовск в том, что теперь удобнее смотреть трансляции в прямом эфире. В Германии посреди ночи не встанешь, а здесь можно спокойно смотреть игры во время завтрака и до утренней тренировки.

– Кто выиграет в финале – «Майами» или «Лос-Анджелес Лейкерс»?

– «Лейкерс» сильнее и должен взять титул. Я давно болею за эту команду. Первый баскетбольный матч, который я случайно посмотрел – «Лейкерс» против «Торонто» в январе 2006 года. В той самой игре Коби Брайант набрал 81 очко. После этого я влюбился в этого игрока и в эту команду.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Егор БОГАЧЁВ
Амплуа: доигровщик
Дата рождения: 6 апреля 1997 года
Место рождения: Москва
Карьера: «Берлин» (Германия) – 2014 - 2019; «Олимпия» (Берлин, Германия) – 2016/17; «Дюрен» (Германия) – 2019/20. С сезоне 2020/21 – в «Самотлоре».
Достижения: чемпион Германии (2017, 2018, 2019).

Фото на превью:  Andreas Gora/dpa, globallookpress.com

Алмаз Хаиров
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печти
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год