комментарии 3 в закладки

«Если ты работаешь хорошо, всегда найдутся те, кто захочет скинуть тебя». Разин – про вбросы, потолок зарплат и детский хоккей

Большое интервью главного тренера «Северстали».

«Северсталь» в этом сезоне пробилась в розыгрыш Кубка Гагарина и достойно там смотрелась в 1/4 финала против московского «Динамо». Несмотря на вылет в первом раунде, болельщики остались довольны игрой своей команды, а главный тренер Андрей Разин заявил, что нынешний сезон для него удовлетворительный.

Мы поговорили со специалистом и выяснили, действительно ли он совмещал обязанности главного тренера и генерального менеджера «Северстали», что думает о жёстких высказываниях в свой адрес от бывшего игрока Евгения Лапенкова и почему детский хоккей «убивают» родители.

Фото: пресс-служба «Северстали»

«СВАЛИВАТЬ НА ОТСУТСТВИЕ УДАЧИ И ОПЫТА НЕ ПО МНЕ»

– Андрей Владимирович, «Северсталь» в этом сезоне пробилась в плей-офф и оказала достойное сопротивление «Динамо» в 1/4 финала Западной конференции (1 - 4). Как можете прокомментировать итоги сезона?

– Удовлетворительно. Команда играла стабильно весь сезон, несмотря на пандемию. У нас не было больше трёх подряд поражений, зато была серия из пяти побед подряд. Меня как тренера это радует.

– Вы довольны той игрой, которую показали в плей-офф?

– Как я могу быть доволен, если мы проиграли? Выиграли бы – я был доволен. Плей-офф – это совсем другое соревнование. Я считаю, что мы подошли к нему в хорошей форме. Дали бой сопернику и, возможно, сделали это не так, как хочется. Но всё равно удалось показать зрелищный хоккей, который понравился зрителям. Тренерам и игрокам, конечно, всегда доставляют удовольствие победы, даже если они добываются вата-катанием.

– Чего не хватило, чтобы зацепить серию с «Динамо»?

– Можно было бы сказать, что удачи, опыта и ведущих игроков, но сваливать на это как-то не по мне. Игры с «Динамо» мы проиграли в одну шайбу. Взять даже четвёртую игру: проиграли 2:5, но четвертую шайбу забросили при счёте 2:3 в пустые ворота.


– Достаточно ли было закрыть первую тройку, чтобы «Динамо» посыпалось?

– Установки закрыть тройку Яшкин – Шипачёв – Кагарлицкий, конечно, не было. Трудно играть с такими командами, где играют мастеровитые люди с большим опытом в хоккее. Но мы понимали всю её эффективность, особенно учитывая помощь их защитников. Андрей Сергеев провёл отличную серию. Казалось, что он не является лидером команды, однако, вышел на первый план и стал лучшим бомбардиром. 

Мы много разбирали игру первой тройки. В большинстве даже получилось закрыть Яшкина, хотя это практически невозможно было сделать. Разобрали игру Шипачева, как он позиционно двигается и делает свои передачи. 

«КОНЕЧНО, Я ХОЧУ, ЧТОБЫ БЮДЖЕТ БЫЛ БОЛЬШЕ, НО...»

– Это правда, что вы совмещали функции и главного тренера команды, и её генерального менеджера?

– В нашем клубе всё решается коллегиально. Кто-то предлагает хоккеиста, мы просматриваем и совместно обсуждаем. Просто за мной – последнее слово. Также я веду переговоры с агентами и хоккеистами. Если в таком случае меня можно назвать генеральным менеджером, пожалуйста.

– Что-то ещё входит в ваши обязанности?

– Я также распределяю зарплатный бюджет, рассчитываю, кому и сколько необходимо дать денег.

Но мои возможности ограничены. Перед дедлайном была ситуация с Заком Митчеллом, который отказался переходить в нашу команду из минского «Динамо» и в итоге ушёл в Ригу, несмотря на регламент. Не будь я тренером, я бы повоевал за него, но у меня и другие обязанности есть. Поэтому я только высказал своё раздражение по поводу этой ситуации у себя в инстаграме.

Фото: пресс-служба «Северстали»

– Как вы ищете новичков-легионеров?

– Во-первых, нам присылают кандидатуры агенты. Во-вторых, мы сами рынки отслеживаем. В этом плане нам сильно помогает программа InStat. В-третьих, помогают связи. Всё-таки хоккейный мир маленький: каждый про каждого понемногу знает. Мы через кого-то узнаем о том или ином хоккеисте.

– Трансферы иностранных легионеров всегда рулетка, особенно в клубах с небольшими возможностями…

– Согласен. Мы стараемся в эту рулетку не играть: взвешиваем все плюсы и минусы. Успехи в чемпионате Финляндии, Швеции, AХЛ – это вовсе не показатель, что игрок будет также успешно играть у нас. Была ситуация: нашли игрока, он нам по всем качествам понравился, послали ему контракт, а после узнали его пожелания и, мягко говоря, удивились. Мнение об этом хоккеисте отбросилось очень далеко.

Скажу так: «Северстали» практически нереально взять легионера, который, прогрессируя, перейдёт в нашу команду. Даже если он играет на одном уровне, то всё равно выберет другой клуб. Пример того же Зака Митчелла хорошо это демонстрирует. Ни один легионер не выберет Череповец ради собственного развития. Единственное, что мы можем – пригласить первоклассного легионера, который затем уйдёт в СКА, ЦСКА, «Авангард», «Ак Барс». Мы заработаем на этом деньги, а они получат хорошего игрока.

– Сообщалось, что вы продлите контракт, только если клубу увеличат бюджет. Это так?

– Было пожелание. Как я могу чего-то требовать? Я, наоборот, хочу поблагодарить руководство, что меня оставили после прошлогоднего сезона. Если бы я ещё сейчас сказал: «Либо увеличивайте бюджет, либо я уйду», то не знаю, что было.

Хочешь чего-то добиться – работай. Конечно, хочется, чтобы бюджет был побольше, но я понимаю, что просто так деньги не свалятся. Сейчас каждый их считает и не выделит просто так.

– Также была информация о миллиардном доходе от рекламы. Откуда такие деньги в регионе?

– Эти данные – чушь какая-то, если честно. Я читал, что «Северсталь» заработала 850 миллионов рублей на рекламе, но как клуб может заработать такие деньги? На бортах, где нет зрителей? Или на льду с рекламными вставками…

Не знаю, зачем и кому необходимо вбрасывать такую информацию… Я понимаю, когда вбрасывают информацию по поводу открытого письма, когда команда его написала против меня. Я осознаю, что за люди поспособствовали разглашению этой информации. Но с рекламой – это абсолютная глупость.

– Кто, по-вашему, пытается раскачивать лодку?

– В КХЛ сейчас 24 команды – то есть 24 главных тренера. Отнимите из этого числа иностранные команды. Представьте, какая конкуренция сейчас между специалистами. Агенты работают для трудоустройства своих клиентов, поэтому я вижу, откуда растут ноги в адрес этих вбросов.

Эти люди есть и в Череповце, которые стремятся к власти. Если ты работаешь хорошо, всегда найдутся люди, которые захотят скинуть тебя с вершины. Таких будет больше, чем тех, кто погладит по голове. Так всегда происходит.

«ПОТОЛОК ЗАРПЛАТ? НАС БОЛЬШЕ ИНТЕРЕСУЕТ ПОЛ»

– Есть команда в КХЛ, которая вам импонирует?

– Мне нравится, как работает Игорь Никитин в ЦСКА. Я вижу, как он работает и требует от своих подопечных, стараюсь брать это в свою команду. Дмитрий Квартальнов в «Ак Барсе», например. Пусть он немного импульсивный, но многое в хоккее понимает.

– Главный тренер «Лады» Валерий Белов мне говорил, что если бы ЦСКА в этом сезоне выиграли Кубок Гагарина, то это была заслуга Никитина, а не индивидуальное мастерство игроков, как раньше. Согласны?

– Во-первых, у Никитина сильные помощники, поэтому говорить, что это только его заслуга – было бы неправильно. Он как тренер поставил эффективную работу в ЦСКА. Взять, например, Этери Тутберидзе из фигурного катания. Какая у неё классная команда, которую Этери контролирует. В ЦСКА происходит то же самое: Никитин руководит, а ему в этом помогают настоящие профессионалы.

– Наш чемпионат изменился после введения потолка зарплат?

– Может быть, из-за потолка ребята начали уезжать в другие лиги. Хотя я в это не особо верю. Взять, например, нашего Владислава Провольнева, который уехал в НХЛ. У него закончился контракт, и он мог выйти на рынок, где смог бы получить хороший контракт, но такие мысли не про него – деньги его не особо интересуют. Парень поехал к своей мечте.

Вообще, нам до этого потолка ещё расти, конечно (смеётся). Мы, в первую очередь, следим за полом зарплат. Какие-то игроки на рынке появлялись, как, например, Николай Голдобин, но нам их взять не получалось. И таким образом нет возможности набрать полноценную команду.

Естественно, бюджет у клубов стал меньше. Раньше я говорил, что мы взяли Владислава Кару из-за появившегося потолка – в «Ак Барсе» парень не входил в лимит по зарплатам и поэтому в Казани для него не было места. Потолок помогает таким ребятам не «мариноваться» в топ-клубах, где им не дают играть, либо они играют в ВХЛ, которую они переросли. В такой ситуации появляемся мы и даём таким игрокам реализовать свой потенциал.

Владислав Кара / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

– В одном интервью Кара говорил: «Мне доверяют в «Северстали», дают игровое время. Буду стараться оправдать ожидания». Примерно то же самое говорили про него вы в течение всего сезона. Перед закрытием трансферного окна он покинул клуб, находясь в фарм-клубе «Молот-Прикамье». Как получилось, что вы довольны игроком, но на деле всё оказалось иначе?

– Я доволен тем, как Кара относился к своему делу. Влад – не лентяй, свой парень, так скажем. Но если взять его статистику, он получал много времени на льду, играл в большинстве. Кара провёл 20 игр и набрал два очка. Мне кажется, это не то, что хочет получать тренер от игрока.

Мы просматривали его по играм за «Ак Барс», «Барс» в ВХЛ. Видели, что он уже перерос высшую лигу и ему необходимо играть. Летом к нам Кара приехал, переболев коронавирусом, может это так повлияло на его подготовку? Многие к нам едут, чтобы раскрыть свой потенциал, и мы надеялись, что Кара будет таким. Но, не пошло, к сожалению.

– Не пробовали поменять его игровые качества? Или в его возрасте это уже бесполезно?

– Не хотелось бы вдаваться в подробности, что и как не получилось. Бытует мнение, что, если игрок не заиграл – значит был не тот тренер, не та команда. Возможно, я ему давал не тех партнёров и неправильно объяснял какие-то вещи…

Мы с ним разговаривали об его игре, я пытался ему что-то донести, но он не прибавлял в своей игре.

– Переход Провольнева в НХЛ – это успех не только Череповца, но и всей КХЛ?

– Мне кажется, в таком плане можно сравнить успех КХЛ с «Северсталью»: в плей-офф играли хорошо, но проиграли. Радоваться тому, что человек, заигравший в КХЛ, на крыльях летит в другую лигу, – это неуспех. Если мы хотим, чтобы наша лига развивалась, нужно делать всё, чтобы в лиге оставались такие молодые игроки, как Провольнев.

– Есть вещи, в которых «Северстали» необходимо догнать другие клубы?

– Без бюджета невозможно на что-либо претендовать. Можно стрельнуть один сезон, выйти в финал и, возможно, выиграть Кубок Гагарина. Но топ-клуб считается топ-клубом, когда демонстрирует результат ежегодно. А выстрелишь однажды – тебя разберут на следующий сезон и ничего не останется.

«ЗАЧЕМ РАЗДЕЛЯТЬ ВХЛ? ИГРОКИ РАЗВИВАЮТСЯ, КОГДА ИГРАЮТ С БОЛЕЕ МАСТЕРОВИТЫМИ СОПЕРНИКАМИ»

– На ваш взгляд, ВХЛ развивается?

– Я считаю, что между лигами должен быть некий фонд взаимопомощи. Условно говоря, в «Северстали» условия отличные, а в ВХЛ про некоторые команды даже сказать нечего: они могут сутки ехать на автобусе на игру.

Помню, я сам ездил по 32 часа в другой город. Слышал, некоторые жалуются, что Хабаровск летает по восемь часов… Вы проедьте на автобусе 32 часа! Или, например, во время плей-офф из Ижевска в Усть-Каменогорск: по несколько часов из одного города в другой на автобусе, а затем ещё на самолёте. И не забывайте, что парням ещё нужно играть в хоккей.

Тут обычный тренер устанет, что говорить про хоккеистов под нагрузкой, которым после такого маршрута надо на льду пахать.

– Почему бы не разделить ВХЛ на две лиги? В первой будут выступать богатые клубы, во второй – бедные.

– Спорная затея. Возьмем МХЛ-А и Б. Я больше, чем уверен, что ни один хоккеист МХЛ-Б не пробьется в КХЛ. Разделим ВХЛ, и сильнейшие будут играть там, где лучше, а худшие продолжат вариться в своём котле.

Это всё напомнит чемпионат Советского Союза, когда были первая и вторая лиги. В вышке сейчас играет «Металлург» (Новокузнецк), который некогда шёл на последних местах в КХЛ, а недавно сыграл в финале чемпионата ВХЛ. В Ханты-Мансийске – у «Югры» – тоже хороший уровень, и народ ходит на хоккей, даже несмотря на коронавирус.

К чему это я? Людям нравятся победы и многие даже не понимают, в какой лиге играет их любимая команда. Поэтому получается палка о двух концах. Зачем мучать зрителей, хоккеистов, вводить какие-то реформы? Уровень игроков повышается, когда они играют с более сильными и мастеровитыми оппонентами.

– Почему тренерам ВХЛ не доверяют работу в КХЛ?

– Сложный вопрос. Я рад, что мне до сих пор удаётся работать в КХЛ, и меня радует, что я первый, кому удалось пройти от ВХЛ до КХЛ. Я как-то узнал, что история с голым торсом стала главным фактором моего попадания в континентальную лигу. Хотя, когда эта ситуация произошла, мне казалось, что моей тренерской карьере конец, а произошёл такой толчок.

Лучше, конечно, спросить руководителей клубов, почему они не решаются довериться тренерам вышки. Возможно, они сопоставляют все риски и не хотят стать первопроходцами, потому что решение может оказаться судьбоносным. Опять же, взять меня в качестве примера. Говорят, что я работаю только с молодыми, малобюджетными командами. Но я сам, своей работой хочу пробить это неоднозначное мнение. Каждый тренер пусть ставит себе задачу пробиться на новый уровень. Только это я могу пожелать коллегам.

– Вы очень много времени уделяете детскому и молодёжному хоккею. На ваш взгляд, сегодня он регрессирует?

– Я считаю, что он на месте стоит. Детский спорт – это большая клоака, захваченная родителями. Такого быть не должно! Во времена Советского Союза родители работали на заводах и практически не контролировали своих детей. Дети выбирали то, что им нравилось и саморазвивались. Делали это по собственному желанию, а не благодаря кошельку родителя. Не могу сказать, что это направление регрессирует. Просто отпало желание детей учить что-то новое. Дети выходили на улицу, сами занимались, а сейчас можно где-то такое увидеть? Только с уговорок родителей.

Фото: пресс-служба «Северстали»

– Что нужно поменять в детском хоккее?

– Законы. Не подпускать очень близко родителей к спорту. Условно говоря, чтобы дача взятки тренеру приравнивалась к даче взятки должностному лицу. Состав команды не должен формироваться большим кошельком. Об этом можно долго говорить, потому что это проблема не только хоккея.

– Бывают отцы, которые могут подойти к своему ребенку на матче ЮХЛ и наорать. А тренер будет стоять рядом и ничего не предпримет…

– Это не самое страшное, я вам скажу. Это было, есть и будет. Ситуации разные бывают: отец может забрать своего ребенка по ходу матча и сказать тренеру, что он ни черта не понимает. Отец возьмёт и отдаст сына в другую секцию. Когда отец видит одно, а тренер другое – страдает ребёнок.

– Видели видео, где тренер учит малолетних детей драться в хоккейной амуниции?

– Да. Я так понял, что тренера просто попросили родители, которые ему заплатили и отказаться от денег он не сумел. Здесь большая глупость, что он повёлся на уговорки родителей, а не то, чему он учил хоккеистов.


– Что плохого в том, что тренер учит хоккеистов держать удар? Сегодняшний хоккей предполагает, что игроки должны уметь ответить сопернику.

– Куда родители привели своих детей? В хоккей. Тренер должен учить ребят кататься и прочим хоккейным вещам, а не тому, что показали на видео. В слове «хоккей» нет букв, слагающихся в «бокс» или «мордобой». Если хотите учить детей боксу – идите в другую секцию.

Возможно, что такая ситуация произошла из-за того, что в последней игре парнишек кто-то из команды соперника побил и родители переволновались. Попросили тренера научить паре приёмов, но то, что он показывает – это вообще чушь. Тренер должен уметь отстаивать свою точку зрения, что в хоккее необходим хоккей, а не такая грубость. Меня, как и многих, учили, что на любую грубость нужно отвечать голами!

– Детский тренер – это другая профессия, сказали вы в одном интервью. Как вы видите эту профессию и что она из себя представляет?

– Детский тренер должен быть вторым отцом. Ребёнок смотрит на тебя с широко открытыми глазами и ждёт, чему ты будешь его учить. Поэтому и отдача должна быть с душой, а не просто так.

Работать детским тренером очень трудно. Нужно уметь не только рассказывать, но и показывать. После тренировки ты выходишь весь в мыле, потому что тренировался не меньше их. Очень жаль, что профессия неблагодарная, потому что малооплачиваемая.

– После всех разговоров о взаимоотношениях нельзя не вспомнить слова Евгения Лапенкова. Среди прочего он назвал вас «моральным уродом». Какая у вас была реакция на его слова?

– Я не видел, что он говорил на ютубе, читал только. По мне, там были слова простого обиженного человека. С Евгением мы поработали не так много – всего пару месяцев, и я считаю, что это мало для оценочного суждения. Он собрал всё, что слышал и читал в одну кучку и высказал.

Мне и моим родителям было тяжело это читать. Так же, как и после смыть это пятно со своего лица. Возьмите интервью ребят, которые выходили в этом сезоне – мне кажется, это показатель моей работы. Мне просто жаль, что СМИ до сих пор ставит акцент на таких отрицательных интервью с Лапенковым, а не на положительных.

Но я понимаю, что безо всяких заголовков и прочего потеряется какой-то процент аудитории. Я осознаю, что ваша работа спрашивать подобные вещи, поэтому мне никуда не деться – нужно отвечать. Слава Богу, сейчас у меня есть свой рупор – инстаграм, где я высказываюсь так, как я хочу. И, к счастью, оспорить это никто не может.

– Прилетало ли вам за всё время за те истории, которые вы публикуете у себя в инстаграме?

– Нет. Я считаю, что чем больше о «Северстали» говорят, тем лучше.

– Егор Морозов сказал в одном интервью: «Разин – сильный мотиватор и тактик». К какому типу вы можете себя больше причислить?

– Мне трудно оценивать самого себя. Тренер должен быть разносторонним, а не только кричать или подсказывать, условно говоря. Мне хочется быть таким – быть в тренде, так скажем. Мне понравилось, как Егор сказал, что я не только кто-то один. Когда называют только тактиком или мотиватором мне не очень нравится.

– Как вы развиваетесь как тренер?

– В хоккейном плане методика одна – смотреть хоккей. Наблюдать за разными командами, их аспектами. Сразу видно, что требует тренер и на чём делает акцент. Если видишь, что какой-то аспект приносит результат – стараешься перенести его в свою работу и команду.

Если есть возможность, я стараюсь смотреть за раскатками соперников. Например, Боб Хартли в «Авангарде» хотел меня выпнуть с раскатки, потому что я подсматривал за его работой. Тренер растёт, когда есть конкуренция – это можно с хоккеистами сравнить. Если говоришь, что в хоккее умеешь всё – можешь с ним смело заканчивать.

«УЕЗЖАТЬ В ДРУГУЮ ЛИГУ НЕ ТАК ТРУДНО»

– Четыре года назад вы говорили о наличии вас в списках на пост главного тренера европейских клубов. Вы действительно рассматривали работу за пределами России?

– Да. Я полтора года сидел без работы, если бы предложили – конечно, рассмотрел предложение.  В хоккее хочется быть постоянно.

– Многие знают, как тяжело игрокам перебираться в другую лигу. Как обстоят с этим дела у тренеров?

– Хоккейный язык – один. У нас были легионеры, которые по-русски не понимали, но во время игр я практически не переходил на английский язык. Они всё и так понимали. В Европе больше доверяют канадским тренерам. Раньше во времена Советского Союза много наших специалистов там работало – Владимира Владимировича Юрзинова до сих пор боготворят в Финляндии. Я считаю, что уехать в другую лигу не так трудно. Я за три месяца выучил словацкий язык и в дальнейшем разговаривал с тренерами на их языке. Если хочешь работать в этой профессии, нужно пахать и крутиться!

– Это словацкий язык настолько лёгкий или вы восприимчивый к учёбе?

– Словацкий не такой сложный. Когда находишься в их атмосфере, начинаешь быстрее понимать. Сама жизнь заставляет учить и понимать, что происходит вокруг. Неужели наши игроки в НХЛ сидят по 10 лет и не учат язык? Всё равно хочется общаться с ребятами или банально в ресторане заказать еду.

Евгений Малкин / фото: Joel Marklund, ZUMAPRESS.com, globallookpress.com

– Женя Малкин говорит, что до сих не знает английского…

– Не верю! Как уж так… Женя может подкалывать, но он не глупый и выучил язык. Не сразу, но сделал это, просто потому, что это не невозможно.

Тимур Сахапов
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
7
-
читайте также
наверх