комментарии 134 в закладки

«На Олимпиаде выспался только с медалью под подушкой». Интервью с капитаном сборной России Кобзарем

Об особых отношениях с Волковым, космическом Михайлове, схожести Вербова и Саммелвуо.

Сборная России, выиграв «серебро» на Олимпиаде-2020, уже вернулась домой и готова подводить итоги. Для Игоря Кобзаря минувшие игры стали вторыми в карьере. В Рио-2016 он был сменщиком Сергея Гранкина, а в Токио-2020 – основным связующим и капитаном команды.

В интервью «БО Спорт» он рассказал, что не получилось у команды в финале с Францией, вспомнил, как жарил стейки в Новогорске, назвал условия в Токио на две головы выше, чем в Рио-де-Жанейро, и объяснил, почему не боялся говорить «Россия».

Игорь Кобзарь / фото (здесь и далее): volleyballworld.com

«ВТОРАЯ СБОРНАЯ РОССИИ БЫЛА БЫ БОЕСПОСОБНОЙ НА ОЛИМПИАДЕ»

– Игорь, что было после финала Олимпиады? Обмыли медаль?

– После матча была церемония награждения, затем общение с журналистами в микст-зоне, плюс я ещё ходил на пресс-конференцию. Всё это очень затянулось. Мы вернулись в олимпийскую деревню только в два часа ночи. Все так вымотались, что единственным желанием было отдохнуть. Обычно у меня отличный сон, выключаюсь буквально за пять минут, но во время Олимпиады с этим были сложности – мысли и волнение не давали уснуть часами. С медалью под подушкой наконец-то выспался!

– Каково просыпаться олимпийским призёром?

– Здорово! Если бы кто-то перед Олимпиадой сказал, что стану серебряным призёром, то я бы вряд ли расстроился. Но, конечно, после финала, когда «золото» было настолько близко, у всех парней в той или иной степени было разочарование. Но в целом мы, конечно, добились большого достижения. Горжусь нашей командой.

– Какое главное впечатление от Олимпиады, помимо медали?

– Наш камбэк с 13:20 в матче с Бразилией. Это было невероятно!

– После матча вы дали очень бодрое интервью.

– Накрыло эмоциями! (Смеётся) Я был уверен, что ничего такого не сказал, но потом увидел видео – оказывается, телевизионщикам пришлось запикивать много мата.

– Тогда вы заявили, что «в России остались ещё 20 парней, которые могли бы выйти как Ярослав Подлесных и тоже переломить ход матча». Огласите, пожалуйста, весь список.

– Например, Женя Сивожелез. У него такой же крепкий характер. В конце прошлого сезона он был лучшим в «Кузбассе». До последнего с нами тренировались Илья Власов и Евгений Баранов – они тоже были достойны поездки на Олимпиаду. Антон Семышев, Фёдор Воронков, Андрей Сурмачевский тоже могли помочь.

Из связующих могли взять Александра Бутько, Сергея Гранкина, Дмитрия Ковалёва или Константина Абаева. Можно было собрать ещё одну команду России и она при хорошем микроклимате была бы боеспособной, я в этом уверен.

– У вас с Михайловым в Лиге наций было не очень хорошее взаимопонимание, но в Токио оно вышло на другой уровень. За счёт чего?

– Да, с Максом поначалу действительно не было контакта, с Полетаевым у меня получалось намного лучше. Но мы много тренировались, искали оптимальную скорость и высоту. На Олимпиаде Михайлов после позитивного приёма забивал с передней линии 80% процентов мячей. Это космос! Он мощно провёл турнир, как и Егор Клюка, который был очень мотивирован. 

12 волейбольных героев Олимпиады – фанат Коржа, продвинутый инвестор, любитель танковых боёв и другие

«В ЭТОМ ГОДУ МЫ СТАЛИ ДРУЖНЕЕ И СПЛОЧЕННЕЕ»

– Давайте поговорим о финале. Что в нём пошло не так?

– Перед матчем мы с тренерским штабом выработали тактику, которая в первой партии успешно работала. Я много играл первым темпом, и мы выигрывали - 22:18. Потом был заступ в атаке, две ошибки в приёме – и мы немного задёргались, помогли сопернику вернуться.

Во второй партии я начал менять рисунок игры. Возможно, зря. Подумал, что в начале партии они будут ждать первый темп. Стал играть через края. Дал пару неудобных передач, плюс не забили с удобных – французы подтащили в защите. В итоге при счёте 4:8 тренеры меня поменяли. Это точно не была та ситуация, когда связующий «плывёт», но счёт требовал изменений. Наверное, свою роль сыграли и мои ошибки на подаче. Паша Панков хорошо вышел, молодец.

– Обидно пасовать весь турнир, но в финале оказаться в запасе?

– Нет, ведь так нужно было команде. В этом плане у нас вообще была шикарная атмосфера. Не было недовольных, все были готовы выйти и помочь даже в одном элементе. Причём с огромной энергией и желанием. Полетаев своей подачей помогал в нескольких матчах, Панков делал нужные эйсы, Куркаев уверенно вышел с Бразилией, Подлесных круто выходил и в полуфинале, и в финале.

Такая атмосфера в команде – заслуга тренерского штаба. Туомас собрал 12 человек, которые хорошо друг другу подходили в плане игры. Плюс мы все примерно одного поколения, только Макс Михайлов чуть постарше. В плане сплоченности был полный порядок.

– По вашим отношениям с Дмитрием Волковым на площадке так и не скажешь – кажется, иногда вы готовы убить друг друга.

– Я понял о чём речь. Было несколько моментов, когда могло показаться, что у нас конфликт. Но могу заверить – у нас с Димой прекрасные отношения. Просто они своеобразные. Я могу Волкова назвать засранцем, а он меня – и никто из нас не обидится. Хотя если сказать такое, например, Клюке или Михайлову, они не поймут. С Волковым мы общаемся в чуть более агрессивной манере, мотивируем друг друга.

– Почему мы проиграли Франции 9 из 12 последних матчей?

– Неудобный для нас соперник, с очень хорошей защитой и приёмом. За пять партий мы сделали один эйс – ужас какой-то! Но повторюсь – в финале мы могли их задавить мощной атакой, они не знали что делать в первом сете. Жаль, что мы сами смазали концовку, дали разыграться тому же Эрвину Нгапету. На Олимпиаде, он, конечно, смотрелся намного лучше, чем в Казани. У них вообще дружная команда, многие близкие друзья. В сложные моменты это помогает, они подставляют друг другу плечо. Мы в этом году тоже стали дружнее и сплоченнее, стали больше времени проводить вместе.

– Вы о барбекю в Новогорске?

–  Да, большое спасибо менеджерам базы, что всегда шли нам навстречу и предоставили восьмой этаж с зоной барбекю. В выходные дни Егор Клюка заказывал стейки, я жарил. Потом готовили плов. Уже после Лиги наций перешли на арбузы и дыни. Собирались, общались на отвлеченные темы. Думаю, это помогло нам в плане доверия и на площадке. Мы вообще сразу договорились: если есть какие-то обиды, то не держим в себе, а говорим в лицо.

«Это «серебро» с напылением «золота». Российские волейболисты – об олимпийском финале

«ОРГАНИЗАЦИЯ В ТОКИО НА ДВЕ ГОЛОВЫ ВЫШЕ, ЧЕМ В РИО»

– Олимпийский комитет России перед Олимпиадой разослал спортсменам памятки как отвечать на каверзные вопросы иностранных журналистов про Крым и допинг. У вас спрашивали?

– Нет. Был вопрос, каково играть под названием ROC. Я ответил, что и мы, и все остальные понимают, какую страну мы представляем, да и флаг олимпийского комитета недвусмысленно об этом напоминает.

– В тайм-аутах вы кричали «Россия!». Не опасались, что и до этого докопаются?

– Обсуждали этот момент, но остановились на том, что ничего не будем менять. Если бы кто-то сделал замечание, сказали бы, что ему показалось и на самом деле мы кричим «Красиво!». (Улыбается)

– Кто-то на Олимпиаде предпочитают абстрагироваться от всего, накрыться куполом. Но волейболистов было достаточно много в медиа.

– Мы сразу договорились, что переусердствовать не стоит, но и полностью от общения с прессой отказываться не стали. Иногда даже полезно отвлечься и выговориться. К тому же Олимпиада – это тот момент, когда можно продвинуть наш вид спорта. На самом деле было много просьб делать разные видео, давать интервью, но мы соблюдали баланс.

– За какими видами спорта ещё следили во время Олимпиады?

– Смотрели гандбол, женский волейбол, баскетбол 3 на 3, лёгкую атлетику, большой теннис. На специальной японской платформе были все трансляции в отличном качестве. Плюс быстрый интернет. Что тут скажешь, страна высоких технологий.

– И картонных кроватей.

– На самом деле они большие молодцы. Сейчас после Олимпиады отправят этот картон на переработку. Заботятся о природе, это же здорово.

– Организация в Токио была лучше, чем в Рио?

– На две головы. Особенно питание. Всё свежее, вкусное. В Рио приходили, смотрели на заветренную еду, пролежавшую весь день, и с трудом находили что поесть. Плюс сами японцы очень дружелюбные и приятные – всюду чувствовался позитив.

«ВЕРБОВ СДЕЛАЛ МОЮ ЗАЩИТУ ЛУЧШЕ»

– Кому посвящаете эту медаль?

– Семье, родителям. И всем тем людям, которые верили в меня и поддерживали. Знаю, что персонально за меня переживали очень многие болельщики «Кузбасса». Спасибо всем за поддержку! Телефон раскалился от поздравлений.

– В минувшем сезоне вы работали в «Кузбассе» с Алексеем Вербовым. Какое он оказал на вас влияние?

– Я бы хотел поблагодарить его за совместную работу. Когда Вербов пришёл, то сказал, что его главная задача как тренера, помимо результата, чтобы каждый волейболист за сезон добился прогресса. Думаю, у меня это получилось.

Он скорректировал мою игру в защите и она стала более эффективной – об этом говорит и статистика. Всё-таки он легендарный либеро, знает толк в защите. Плюс на подаче я стал агрессивнее. Только в финале Олимпиады она не летела. В передаче добился уверенности. Вербов похож на Саммелвуо в плане тренерской философии. Они оба не ставят себя выше игроков, а работают с точки зрения взаимопомощи.

Алексей Вербов и Кобзарь в «Кузбассе» / фото: Данил Айкин, kuzbass-volley.ru

– В следующем клубном сезоне вы вновь будете работать с Саммелвуо. Почему решили перейти из «Кузбасса» в «Зенит» СПб?

– Сложилось множество факторов. В тот момент, когда появилось предложение «Зенита», я не понимал, какие перспективы у «Кузбасса». Было понятно, что уходят Вербов и Иван Зайцев, но не было ясности, кто придёт им на смену. Второй фактор – финансовый. Исполнительный директор «Кузбасса» Сергей Ломако сразу сказал, что клубу будет сложно повторить предложение «Зенита».

Ещё один важный фактор – семья. Учитывая сборную и затяжные перелёты «Кузбасса», я редко бываю дома, а хочется больше времени проводить с женой и детьми. В Питере в этом плане должно быть лучше.

– Говорят, что вы объявили о своём уходе из «Кузбасса» в феврале.

– А смысл тянуть? Так у клуба было больше времени на поиск замены. Иногда игроки до последнего не говорят о своём решении уйти. Возможно, опасаясь что им не доплатят за сезон. И действительно у нас есть клубы, где умудряются зажать одну-две зарплаты. Лично я не сталкивался, но слышал такие рассказы. Мы с «Кузбассом» расстались хорошо. У меня тёплые отношения и с руководством клуба, и с болельщиками «Кузбасса», которых мне будет не хватать.

Благодарен клубу, который помог мне вырасти до основного игрока сборной России. Я изначально уходил из казанского «Зенита», чтобы развиваться – в плане ведения игры, качества передач. За четыре сезона в «Кузбассе» я добавил в мастерстве и опыте. И с этим багажом поехал в Токио.

ДОСЬЕ «БО Спорт»
Игорь КОБЗАРЬ
Амплуа: связующий
Дата рождения: 13 апреля 1991 года
Рост: 196 см
Карьера: «Газпром-Югра» (Сургут) – 2007 - 2009, 2010 - 2012; «Нова» (Новокуйбышевск) – 2009/10; «Звезда Югры» (Сургут) – 2012/13; «Белогорье» (Белгород) – 2012/13; «Зенит-Казань» – 2013 - 2017; «Кузбасс» (Кемерово) – 2017 - 2021; «Зенит» (Санкт-Петербург) – с сезона 2021/22
Достижения в клубах: победитель Лиги чемпионов (2015, 2016, 2017), чемпион России (2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2019), обладатель Кубка России (2014, 2015, 2016), обладатель Суперкубка России (2015, 2016, 2019), серебряный призёр клубного чемпионата мира (2015, 2016), бронзовый призёр чемпионата России (2020) 
Достижения в сборной: серебряный призёр Олимпиады (2020), победитель Лиги наций (2018, 2019), бронзовый призёр Европейских игр (2015).

Фото на превью: volleyballworld.com

Алмаз Хаиров
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
145
-
читайте также
наверх