комментарии 5 в закладки

В системе «Ак Барса» играет Нассер Субхи. Он наполовину египтянин и танцует брейк-данс

А ещё окончил школу с серебряной медалью.

В межсезонье систему «Ак Барса» пополнили два белорусских хоккеиста – Олег Качеловский и Нассер Субхи. Первый пока чаще играет за «Ирбис» в МХЛ, а вот Субхи провёл 7 матчей в ВХЛ за «Барс», набрав 1 очко за голевую передачу. Команда не лучшим образом начала сезон и сейчас занимает 14-е место в турнирной таблице.

В интервью «БИЗНЕС Online» Субхи  объяснил причины проблем команды, рассказал как танцы помогли ему в хоккее и признался, что утопил самокат.

Нассер Субхи / фото: пресс-служба «Ак Барса»

«БЫЛИ ПРОЯВЛЕНИЯ РАСИЗМА, НО ОНИ НЕ ЗАДЕВАЛИ»

– Нассер, у вас довольно необычное имя для белоруса. 

– Мой отец – египтянин, имя выбирал он. А мама родом из Гомеля. Она была танцовщицей и приехала в Египет на выступления. Там родители и познакомились. Отец был шеф-поваром, а в свободное время – баскетбольным тренером. В Египте появился на свет мой брат, а я родился уже в Беларуси.

– Чем сейчас занимаются ваши родители?

– Мама – хореограф в Гомели, а папа живёт в Америке, у нас нет с ним контакта. Родители разошлись в 2009 году. Мне тогда было всего восемь лет. 

После Египта они сначала приехали в Беларусь, но через некоторое время отец отправился в США на заработки. Но из-за расстояния связь родителей ослабла, и в 2009 году они прекратили общение. С папой мы разговаривали по телефону, когда я был маленьким, но вживую я его ни разу не видел.

– В Беларуси не сталкивались с проблемами из-за необычного имени и внешности?

– Мама рассказывала, что, когда я был маленьким и ездил в коляске, ко мне подходили люди, давали конфеты, сладости – я ведь был необычным ребёнком. Тёмненьким, с кудряшками. Конечно, позднее были и моменты проявления расизма. Помню как-то ехал в троллейбусе и сзади сидели двое пьяных мужчин. Они начали укать в мою сторону, называли индейцем. Я не придавал этому значения, если им весело, пусть будет так. Меня это никогда не задевало.

«ХОРОШО УЧИЛСЯ БЛАГОДАРЯ ТРЕНЕРУ, КОТОРЫЙ СЛЕДИЛ ЗА ОЦЕНКАМИ»

– Как вы пришли в хоккей?

– Я увидел ребят, которые на улице катались на роликах с клюшками. Сказал маме, что хочу также. Меня сразу отвели к тренеру. Помогала даже бабушка, которая таскала мои баулы с формой. Вся семья поддерживала меня, причём не только морально, но и в денежном плане. Все горели мечтой, чтобы я стал профессиональным хоккеистом. Конечно, бабушка сначала считала, что я занимаюсь только для удовольствия, чтобы занять чем-то время и не шастать по улицам. Но со временем поняла, что всё серьёзно. Сейчас родственники смотрят мои матчи, болеют, переживают.

– В «Ак Барсе» есть белорус Кристиан Хенкель. Поддерживаете с ним контакт?

– Да, буквально на днях 20 минут разговаривали на базе. Он спрашивал, как дела у нас, белорусов, как мы общаемся с семьями, как проводим время, познакомились ли с девушками. Поддерживаем общение, в инстаграме друг другу пишем.

– Вы живёте на базе?

– Да. Вообще, на базе проводим много времени, но иногда можем позволить себе выбраться погулять, сходить в кино, в компьютерные клубы. Вот недавно ходили посмотреть на местный баскетбольный клуб УНИКС.

– Вы закончили школу с серебряной медалью. Как удавалось успешно совмещать хоккей и учёбу?

– У нас в классе было много ребят, которые хорошо учились. Я думаю, это заслуга нашего тренера – он понимал, что хоккей хоккеем, но образование не менее важно. Он следил за нашими дневниками, мы даже приносили их на тренировки. Самым жёстким наказанием был недопуск на игры. Стоит отметить, что и учителя в нашей школе всё понимали. Они давали дополнительные задания, чтобы мы занимались дома, помогали нам в классе.

Фото: пресс-служба «Ак Барса»

– Вы учились в специализированном спортивном классе?

– Да, он включал в себя учеников, занимающихся разными видами спорта. У нас были волейболисты, теннисисты и хоккеисты. Спасибо преподавателям, они иногда могли закрыть глаза на какие-то вещи – мы могли приехать с какого-то матча в шесть утра, а потом идти в школу. Они нас понимали.

– Продолжаете ли вы обучение или сейчас концентрация на хоккее?

– Я учусь в Гомельском государственном университете имени Франциска Скорины на хоккейного тренера. Сейчас у меня дистанционное обучение, индивидуальный план. Изначально я поступал в этот университет на дневное отделение, но с переходом в «Барс» мне пришлось поменять форму обучения. Пришлось побегать по вузу чтобы собрать все подписи и получить разрешение.

Из-за хоккея я не часто посещал лекции в университете. Мне приходилось брать дополнительные задания, рефераты, с флешками ходить за преподавателями. Благо в университете тоже всё понимают, помогают нам и идут навстречу.

«УРОКИ ТАНЦЕВ ПОМОГЛИ В ХОККЕЕ»

– Вы занимались ещё и танцами. Как они появились в вашей жизни и сохранился ли к ним интерес?

– Скорее всего, мне перешли танцевальные гены от мамы. В 11 - 12 лет я сказал ей, что хочу начать танцевать и она отвела меня к Валентину Исакову. Меня обучили брейк-дансу, хип-хопу, контемпу – современным танцам.

Вскоре  взяли в команду по брейк-дансу, я в ней был самым младшим. Мы выступали в Гомеле, выезжали в Витебск, принимали участие в соревнованиях. Занимался танцами пять лет и вспоминаю это время очень тепло. 

– Возможно ли было совмещение с хоккеем?

– Да, у меня было пять продуктивных напряжённых лет: сначала тренировка, потом – учёба, вечером я ходил танцевать. Я не знаю, откуда находились силы на всё это. Возможно, от большого желания. Но танцы позже помогли мне в хоккее – я становился более быстрым, резким, улучшилась координация движений, ритмика.

Фото: пресс-служба «Ак Барса»

– Продолжаете ли следить за какими-то танцевальными коллективами?

– Общаюсь со своей старой командой и тренером. Продолжаю следить за его хореографией.

– Почему в итоге предпочтение было отдано хоккею?

– Я изначально понимал, что танцы для меня на втором месте. Просто в определённый момент меня затянуло. Расставание не было тяжёлым. Мы дали концерт, после которого наша команда распалась. А мне как раз нужно было уходить с головой в хоккей.

– Знают ли о ваших занятиях брейк-дансом в Казани или для ваших партнёров  это станет открытием?

– Ребята узнали об этом ещё во время предсезонки в Хорватии. Я сначала просто рассказал об этом, а позже и станцевал. Капитан Максим Пестушко и другие ребята оценили (смеётся).

«ОТ КВАРТАЛЬНОВА ИСХОДИТ ОСОБАЯ ЭНЕРГЕТИКА»

– Как произошёл переход в Казань?

– Ещё в апреле предупредили, что меня и Олега Качеловского пригласят на сборы. Недели три мы проходили просмотр, после чего отправились домой – ждать решения. В итоге нас обоих пригласили в клуб, дав полноценные контракты. Я был рад, что меня заметили.

Мама, конечно, нервничала. Всё-таки переезд в другую страну. Я вообще не волновался. Хотя в Беларуси хороший тренер Сергей Леонидович Стась, но хотелось попробовать что-то новое, пробиваться в КХЛ, бросить себе вызов.

– Город нравится?

– Да, очень красивый. Когда приехали в Казань, отправились с Качеловским кататься на самокатах. Мой побывал в воде. Так вышло, что ехал по мостику, наехал на препятствие и самокат улетел в речку. Я успел спрыгнуть. Всё обошлось, он не сломался. Достал самокат и поехали дальше.

– Сильно ли отличается хоккей Беларуси и ВХЛ?

– В Беларуси больше площадки и пространства. Здесь же больше борьбы и игра строится немного по-другому. Нужно быстрее думать. Если там более тактический хоккей, то здесь – более силовой, с большим количеством борьбы.

Фото: пресс-служба «Ак Барса»

– Как вам инфраструктура «Ак Барса», удалось ли влиться в коллектив?

– Хороший тренерский состав и новая для меня система. К ней сначала пришлось привыкать. Что касается команды, то ребята помогли вписаться. Это весёлый коллектив, с позитивом на льду и вне его.

– Была информация, что перед сезоном «Барс» устраивал тимбилдинг в виде игры в пейнтбол. 

– Да, клуб помог с организацией, а кто предложил идею даже не помню. Побегали, повеселились. Хоть из-за травмы мне и не довелось полноценно принять в этом участие, вышло замечательно.

– «Барс» не лучшим образом начал сезон. С чем это связано?

– Сначала у ребят было много травм, были переломы. Кто-то переболел коронавирусом. Возможно, из-за этого нарушилась «химия» и сыгранность, пришлось восстанавливать. Но сейчас проблемы позади, у нас хороший подход к тренировочному процессу. Все двигаются к одной цели, поэтому всё налаживается.

– Во время летних сборов вас подтягивали к тренировкам с основным составом. Удалось ли пообщаться с Дмитрием Квартальновым?

– Да, у нас были двусторонки. Дмитрий Вячеславович просматривал нас с трибуны. Лично пообщаться не получилось, но всё равно понятно, что это эмоционально заряженный человек. От тренера и должна исходить такая энергетика.

Артур Шипилов
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
17
-
читайте также
наверх