комментарии 14 в закладки

«У жены спрашиваю: «Мы всегда так играем?» Кагарлицкий – о проблемах «Ак Барса», отсутствии инстаграма и любви к кыстыбыям

Большое интервью с лучшим бомбардиром казанской команды.

Нападающий Дмитрий Кагарлицкий минувшим летом перешёл в «Ак Барс» из московского «Динамо», подписав контракт с казанским клубом на один год. 32-летний хоккеист легко вписался в систему нового тренера: на данный момент он лидирует в списке лучших бомбардиров «Ак Барса», набрав 21 (9+12) очко в 34-х матчах, играет в первом звене и выходит в большинстве. 

В интервью «БИЗНЕС Online» Кагарлицкий честно рассказал о проблемах «Ак Барса» с реализацией и в большинстве, как предлагал Данису Зарипову передумать о завершении карьеры, для чего Владимир Крикунов специально выводил его на эмоции и почему не может есть конину.

Дмитрий Кагарлицкий / фото: здесь и далее официальный сайт «Ак Барса»

«В «АК БАРСЕ» ПРОЩЕ ОТНОСЯТСЯ К ОШИБКАМ. ЭТО В ПИТЕРЕ Я НЕ ИГРАЛ 23 МАТЧА ПОДРЯД»

– Дмитрий, сейчас есть популярное мнение, что игроки не хотят ехать к Квартальнову. У вас были опасения из-за этого?

– Нет, хотя мне тоже говорили, что Квартальнов – специфический тренер. Я приехал сюда и ничего такого не увидел, никаких жестких рамок. Понятно, что есть определенные требования, но у нас есть цель, к которой мы идём. Без системы и дисциплины достигнуть эту цель невозможно.

– В «Динамо» у вас всё было примерно так же?

– В «Динамо» в каких-то определенных моментах было меньше требований в обороне. Да, у нас была система, но не было жёстких рамок. Возможно, только у нашего звена. Мы немного играли даже за пределами системы. Но там был Вадик (Вадим Шипачёв – ред.) – лидер и капитан. Он мог вести игру за собой. В Казани – другая система, и я готов был к этому. К ней нужно было просто привыкнуть. Во время летних матчей, например, я думал перед тем как что-то сделать в обороне, а сейчас всё делаю машинально. Привык.

– Может быть, вы просто некапризный игрок и готовы к любой системе?

– Есть требования – я их соблюдаю, как любой другой игрок. В нападении, кстати, нет определенных требований. Мы в звене договариваемся между собой, обсуждаем, как будем играть в атаке. В основном требования касаются игры в обороне.

– Говорят, что в системе Квартальнова нет права на ошибку. Это так?

– А сколько молодых пацанов играют в команде? В наше время такого не было. Пацаны играют в первом и втором звеньях. Им дают шанс. Я бы точно не сказал, что здесь за ошибку посадят в глубокий запас. В Питере вот я 23 матча подряд не играл (улыбается). У Квартальнова если ошибся один-два раза, то ничего страшного в этом нет. А если ошибаешься систематически, то будут санкции. Но так везде. Это совершенно нормально.

Посмотрите на наш состав – постоянно играют одни и те же ребята. Нет такого, чтобы кто-то надолго угодил в запас. В Казани проще относятся к ошибкам.

Дмитрий Квартальнов 

– Вы до «Ак Барса» ни разу не работали с Квартальновым. Какое впечатления о нём сейчас?

– Всё нормально. Вообще нет никаких вопросов и претензий. Он может сказать в глаза всё, что думает. С ним, кстати, можно поспорить и прийти к общему мнению. А не так, чтобы его мнение было главным и никак иначе. Меня всё устраивает. Какие у меня могут претензии? Мне главное – играть.

– С Владимиром Крикуновым, с которым вы работали в «Динамо», тоже можно было поспорить?

– С Владимиром Васильевичем мы даже пару раз ругались. Поспорить можно, но у него немного по-другому. Он может специально вызвать на эмоции.

– Для чего?

– Ну, он видит, что у тебя не получается и хочет специально задеть. Он так скажет чуть-чуть, когда уже закипел – и всё... Помню была поездка на Дальний Восток. Вообще ничего не получалось. Два периода играем и всё не так – передачи не туда, шайба не летит. Владимир Васильевич подошел ко мне и начал под руку что-то говорить. Я сильно разозлился и бросил шлем. У меня и так ничего не получалось, я внутри злился, а потом ещё он подошёл и добавил. Я психанул, а в следующей смене забил. Приехал на лавку после гола, а он улыбается.

– Многие уверены, что излишняя импульсивность мешает Квартальнову в важных матчах. Замечали что-то подобное?

– Давайте дождемся ответственных матчей за Кубок Гагарина, и я потом летом вам расскажу (улыбается). А если честно, пока такого не наблюдал. Проигрывать никому неприятно, поэтому эмоции могут быть всегда.

– Писали, что был разговор на повышенных тонах после поражения в Магнитогорске.

– Я, кстати, в том матче «съел» все три шайбы. Был на льду во всех пропущенных голах.

– Не было санкций к вам?

– Там были такие моменты, что я не совсем виноват. У меня в этом сезоне вообще худший показатель полезности в карьере. С минским «Динамо», московским и «Металлургом» у меня было по -3. Никогда в жизни такого не было. Причем такие моменты были, что я вышел на лед – бам и забили. Потом снова вышел, а человек в ноль убежал и забил нам. В следующей смене вышел – соперник в пустые забил. Бывает такое, к сожалению.


– Вы пристально следите за своей статистикой?

– Я её знаю. Я помню все голы, которые забил. Помню и те, которые пропустили со мной на льду.

– Есть лучший гол за «Ак Барс», который вам нравится?

– С «Магниткой» хороший забили, но там пацаны всё сделали для меня. Угол, конечно, острый был, но я попал. Там Олкинуора хорошо сыграл – он до конца не вышел на Коваленко и остался в воротах. Если бы вышел, то я бы уже в пустые бросал. Но я в итоге всё равно попал и забил – бросок у меня получился. 

«НЕТ ТАКОГО, ЧТОБЫ СКАЗАЛИ: «НЕ БЕГИ В АТАКУ, ИГРАЙ ТОЛЬКО В ОБОРОНЕ»

– В «Ак Барсе» очень много времени уделяется разбору большинства. При это по этому компоненту команда – одна из худших в лиге. Почему так?

– Мы тоже очень мучаемся этим вопросом. Очень много разбираем, постоянно смотрим видео. Я вообще с этими видеонарезками не расстаюсь. За день-два до матча я всегда смотрю, как соперник играет в меньшинстве.

– Вам скидывают эти нарезки?

– Да, я постоянно прошу об этом. Но как правило смотришь одно, а они играют против нас совсем по-другому. Поэтому на этом нельзя акцентироваться, просто для понимания.

– Так что не получается в большинстве?

– Хороший вопрос. Может быть, на старте сезона текучка игроков в большинстве была слишком большой. С одними договоришься как играть, а потом уже другие выходят. Голова кипит, ничего не получается. Я люблю, когда в большинстве все на своих местах и знают, что нужно делать. Понятно, что на автомате всё сделать не получится, но хотя бы приблизительно это должно быть. Мне важно, чтобы каждый знал, за что отвечает. У нас все в принципе это понимают, но, когда что-то идет не так, всё ломается.

– Это говорит о недостаточном уровне мастерства игроков?

– Нам не хватает каких-то игровых моментов, где-то сыграть нестандартно или схитрить.


– «Динамо» играет нестандартно в большинстве, но у них есть Шипачёв, Войнов или тот же Галиев. Это же уровень мастерства?

– Сто процентов. У нас много молодых ребят играют в большинстве, им нужно немного времени. В целом, я думаю, что всё будет нормально. Все пацаны очень стараются – мы много сидим, обсуждаем друг с другом. Нам бы чуть-чуть добавить креатива и всё будет хорошо.

– Откуда такая вера, что всё поменяется и наладится?

– Мы же работаем, а это не должно пропасть. Мы сейчас много с тренерским штабом обсуждаем и хотим немного поменять наш тренировочный процесс. Тренеры в этом плане не закрываются от нас и идут на контакт. Мы с пацанами между собой общаемся, переписываемся или скидываем друг другу видео с голами. Все заинтересованы в решении проблемы. Сейчас календарь ещё такой – мы, по-моему, 28 матчей провели за 60 дней. На отдых даже времени не остаётся.

– В таком темпе удается получать удовольствие от хоккея? Как вам, кстати, матч с «Сибирью»? На мой взгляд, это невозможно было смотреть.

– А я не играл в этом матче. Согласен, что его тяжело было смотреть. Я потом ещё у жены спрашивал: «Мы что, всегда так играем?» Прямо всё не так в этом матче было, ничего не получалось. У нас много плохих игр было в этом сезоне. Я, кстати, не понимаю, почему все жалуются на наши игры с «Авангардом»? Кто-то говорит, что скучные. Но там две системные команды, как по-другому? «Авангард» в целом никогда зрелищностью не отличался. Может быть, в Дубае сыграем зрелищно. Хочется всегда забивать много, но сломя голову мы с «Авангардом» никогда вперёд не побежим.

– Почему в этом сезоне команда так мало забивает? В топ-8 на Востоке только «Сибирь» забивает меньше.

– Ещё один хороший вопрос, который нас тоже беспокоит. Блин, даже не знаю, что сказать. У нас новая команда, сейчас идёт период перестройки. Понятно, что три месяца уже прошло и пора бы уже. Ну вот Уил, кстати, недавно четыре гола забил «Автомобилисту». То есть, всплески какие-то есть. В начале сезона, да, вообще была жесть – больше двух не забивали. Сейчас уже получше ситуация.


– Это проблема тренерских схем или нападающих?

– Исключительно нападающих. Схемы-то здесь причем? Думаете, нам говорят не забивать? Нам говорят, что в обороне мы должны сыграть так и так. Но нет такого, чтобы нам сказали: «Не беги в атаку, играй только в обороне».

– Тогда другая причина: у «Ак Барса» банально состав слабее, чем у «Трактора» или «Металлурга», которым вы проиграли и мало забили...

– Я бы так не сказал. В хоккее не имена играют.

– В регулярном чемпионате как раз имена, разве нет?

– Но мы тут за Кубком, а не регуляркой. У нас при этом состав достаточно молодой, где-то, может быть, не хватает опыта. Все молодые пацаны – классные, у них большое будущее, но сейчас надо время. У некоторых ребят может быть синдром второго сезона. В молодом возрасте это нормально.

«ГАЛИМОВ  ОФИГЕВШИЙ В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ»

– Никто из молодых игроков с короной на голове не ходит в «Ак Барсе»?

– Нет, коллектив тут шикарный. Ни у одного молодого короны нет. Я им постоянно говорю: «Пацаны, у вас такой шанс – на вас ставят тут, этим нужно пользоваться». Я верю, что мы будем двигаться выше и выше.

– Стив Кэмпфер говорил, что Воронков – это танк.

– Димка – хороший парень. Не хочется сильно хвалить, но, блин, у него столько здоровья. У него всё есть – бросок, скорость. Мне нравится, как он играет и относится к работе. У него голова точно не должна закружиться.

– Вы играете в одной тройке с Галимовым. Про него говорят, что очень наглый.

– Очень, но мне нравится это. У него характер пробивной.

Кагарлицкий и Артём Галимов

– Рассказывали, что в прошлом сезоне он даже с Зариповым мог подискутировать...

– Сейчас такого точно нет. Я от него никакого негатива никогда не слышал. Его наглость позволяет ему не зацикливаться на чём-то плохом. Скажу прямо, он – офигевший в хорошем плане. Мне про него ещё говорили, когда меня не было в Казани. Я всё думал, что за парень тут такой? Сейчас мы с ним хорошо общаемся, иногда ужинаем вместе. Очень клёвый парень. 

– В «Динамо» вы играли в тройке с Шипачёвым, за которым шли, а сейчас с молодыми, которые идут за вами. Вам как комфортнее?

– Сложный вопрос. Я не против быть лидером. Я об этом никогда не думал, пока вы не спросили. Не знаю, что комфортнее. Я подумаю над этим вопросом на досуге.

– Вы действительно чуть всплакнули, когда Зарипов объявил о последнем сезоне в карьере?

– У меня прямо мурашки по телу пробежали. Для меня это был сюрприз, я об этом не знал. Рад, что у меня получилось сыграть с Данисом Зиннуровичем.

– Вы прямо так хотели?

– Не скажу, что это была мечта, но сыграть всегда хотелось. В итоге мы сыграли – и мне всё понравилось. У него сил хватит ещё на один сезон точно. Я ему говорю: «Может быть, передумаешь?»

– Он действительно такой лидер в раздевалке? В сериале, где клуб показывает сцены из раздевалки, он часто говорит банальные вещи.

– Не всё ведь попадает в сериал. Он может и подбодрить, и на повышенных тонах команде объяснить, что так играть нельзя. Тут в целом есть костяк опытных ребят, которые поддерживают атмосферу в раздевалке команды. Мне очень нравится атмосфера внутри нашей команды, несмотря на то, что писали.

Кагарлицкий (слева) и Данис Зарипов

Имеете ввиду «Металлург», когда Зарипов и Квартальнов говорили на повышенных тонах?

– Да, вообще бред какой-то. Мне в «Ак Барсе» очень спокойно. После поражений мы не плачем, а говорим, что выиграем следующую игру. Мне очень нравится такой подход.

– С другой стороны, вы вряд ли бы сказали, что всё плохо. В любой команде атмосфера должна быть хорошей.

– По-разному везде бывает. Если ты играешь в команде, то всегда скажешь, что внутри коллектива всё хорошо. Но проходит время, и ты понимаешь, где действительно было хорошо, а где – нет. Я сейчас совершенно искренне говорю, что в Казани мне очень спокойно и всё нравится. Тут всё делается для комфорта игроков.

«АК БАРС» СНАЧАЛА ВРОДЕ БЫ ПЕРЕДУМАЛ О МОЁМ ТРАНСФЕРЕ»

– Чем ваш переход в «Ак Барс» отличался от СКА и московского «Динамо»?

– Разные периоды в моей карьеры. Если брать «Динамо», то мне тяжело было покидать Череповец. Я не сильно хотел покидать родной клуб, тем более, что команда там создавалась тяжело и долго. Много друзей у меня там было. Очень непросто мне было тогда. Если говорить про СКА, то тут тяжело что-то комментировать. Много уже было сказано, но это было моё решение. Да, сезон был провальным, но предложение было хорошее – контракт на три года, все понимали, что СКА – базовый клуб сборной. Мечта сыграть на чемпионате мира никогда не покидала мою голову. Я понимал, что у меня есть шанс.

На тот момент я не планировал покидать «Динамо», но поменялось руководство и мне сказали, что не планируют меня оставлять. Были и другие предложения от топ-клубов, помимо СКА. Тот же «Ак Барс» звал меня тогда. Но ключевой аргумент для меня был – сборная. Я думал, что есть определенная система, в которой я буду развиваться и попаду в сборную. Как минимум я думал, что у меня будет шанс. В итоге не получилось и вернулся в «Динамо».

– Перед переходом в «Ак Барс» сообщалось, что «Динамо» снова не хотело вас оставлять. Почему этот клуб уже во второй раз отказался от вас?

– Не знаю, честно говоря. Поменялось руководство, пришёл новый главный тренер. Я так понимаю, это было решение тренера. Мы с ним работали в Санкт-Петербурге. Если бы остался Крикунов, то вообще никаких проблем, думаю, не было. Получилось как получилось.

– Вы говорили, что помимо «Ак Барса» у вас были еще другие варианты. Почему выбрали именно Казань?

– Летом всё быстро менялось: были одни предложения, потом – другие. Был момент, когда Казань сначала звала меня, а потом отказалась. Через какое-то время снова вышла на меня. Другие клубы тоже выходили, но потом пропадали.

Что повлияло? С Дмитрием Вячеславовичем несколько раз созванивались: он мне объяснял, в какой роли видит меня и для чего я еду в «Ак Барс». Предложение от Казани оказалось самым конкретным, чётким и обоснованным. Ну и не забываем, что «Ак Барс» – каждый год претендент на Кубок Гагарина.  

– «Ак Барс» в какой-то момент отказался от вашего трансфера?

– Сначала была просто заинтересованность, они взяли паузу. Вроде бы даже передумали. Через какое-то время агент позвонил мне и сказал, что «Ак Барс» снова хочет заполучить меня. Потом уже я поговорил с Квартальновым и генеральным менеджером. Перед подписанием контракта я уже сам позвонил Дмитрию Вячеславовичу – у меня было несколько вопросов, которые меня волновали.

– Что это за вопросы?

– Это больше не игровые вопросы, а бытового плана. Я позвонил прямо перед подписанием. Тренер мне сказал, что всё будет в порядке. Я уже даже не помню, что спрашивал. Значит, не такие и важные были вопросы.

– А что вообще говорил вам Квартальнов?

– Он просто рассказывал, в каком звене видит меня, как видит мою роль в команде. Понятно, что он не обещал мне, что я буду играть по 20 минут. Обсуждали какие-то общие моменты, требования тренера. Меня всё устроило.

«ЛЮБЛЮ КЫСТЫБЫЙ, КОНЯШЕК ЕСТЬ НЕ МОГУ»

– Как вам Казань после Москвы и Санкт-Петербурга?

– Хороший город. Единственное, что мы уже купили квартиру в Москве. Мы и летом там уже живем, а в Казани всё здорово – всё рядом. Правда, мы пока ещё никуда не ходили. В основном с ребёнком в торговый центр ездим.

– Есть какое-то место в Казани, которое понравилось больше всего?

– Мы ещё не успели погулять везде. Часто в «Мегу» ездим.

– Узнают вас?

– Пару раз подходили.

– Легионерам после перехода в «Ак Барс» провели экскурсию и даже накормили национальным блюдами: конина, выпечка. Вы что-то ели из этого?

– Я уже пробовал всё это. Я же был здесь на Матче звезд в Казани, меня этим не удивишь. Я люблю треугольники, кыстыбый. С женой постоянно доставку именно кыстыбый заказываем.

– А конину?

– Я пробовал ещё когда в Донецке играл, но здесь не ел. Я люблю коняшек, поэтому не могу есть это мясо.

– У вас, кстати, нет инстаграм. Почему?

– Не вижу смысла в нём. У жены есть, а мне не надо. Не хочется тратить на это время, сидеть постоянно там.

– Ещё я не нашёл нигде информации о вашем хобби.

– Наверное, главное хобби – инвестиции. Хочу создать определённый запас и иметь уверенность в своём будущем после завершения хоккейной карьеры.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Дмитрий КАГАРЛИЦКИЙ
Амплуа: нападающий
Дата рождения: 1 августа 1989 года
Место рождения: Череповец (СССР)
Карьера: «Атлант» (Мытищи) – 2006 - 2010; «Металлург» (Новокузнецк) – 2011  –  2013; «Донбасс» (Донецк) – 2013 – 2014; «Северсталь» (Череповец) – 2014  –  2018; «Динамо» (Москва) – 2018/19; СКА (Санкт-Петербург) – 2019/20; «Динамо» (Москва) – 2020/21; «Ак Барс» (Казань) – с 2021.
Достижения: чемпион мира среди юниоров в составе сборной России (2007), шестикратный участник Матча звезд КХЛ, обладатель «Золотого шлема» (2018). 

Руслан Васильев
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
24
-
читайте также
наверх