комментарии 9 в закладки

«Богатые клубы станут менее богатыми, а средние могут обнищать». Каким будет российский волейбол в эпоху санкций

Обсудили с Дмитрием Фоминым.

На фоне других видов спорта волейбольный чемпионат России ещё держится, но эхо военной спецоперации доносится и до него: от выступлений в мужской суперлиге на днях отказался первый не украинский легионер – латвийский связующий нижегородского АСК Денис Петровс. Разорвал предварительный контракт с «Белогорьем» на следующий сезон поляк Камиль Семенюк.

Ранее российские клубы и сборные отстранили от всех международных турниров, а у самой страны забрали этапы Лиги наций и чемпионат мира-2022. В условиях такой изоляции в российском спорте ожидаются масштабные изменения. Тем же волейбольным клубам придётся жить в совершенно иной экономической реальности. 

Что будет с контрактами? Рванут ли наши звёзды за рубеж? И нужно ли расширять суперлигу? Мы задали эти вопросы директору нижегородских клубов АСК и «Спарта» Дмитрию Фомину.

Дмитрий Фомин / фото: nn-volley.ru

«СПОРТ ВСЕГДА БЫЛ ПОЛИТИЗИРОВАН»

– Дмитрий Александрович, каким получился ваш разговор с Денисом Петровсом?

– Он пришёл и сказал, что правительство страны и руководители федерации волейбола Латвии рекомендуют ему уехать из России. Я сказал, что если ему необходимо уезжать, мы препятствовать не будем. Мы нормально расстались. Я прекрасно понимаю ситуацию, которая сложилась и то давление, которое на него оказывается. Конечно, для нас это огромная потеря, Денис был одним из лидеров команды.

– Ищите ему замену?

– Легионеры к нам не поедут, а внутренний рынок пуст. Очень переживали за игру с «Нефтяником». Рад, что наш второй связующий Александр Хайбулов в этой ситуации хорошо себя проявил. Задача на сезон остаётся прежней – попадание в плей-офф.

– Почему из России пока не уехали другие легионеры?

– Думаю, каждый случай индивидуален. Балканцы в своё время пережили бомбардировку Югославии, возможно у них свой взгляд на происходящее. Не исключено, что кто-то вообще отрешён от политики. Но я считаю, что главный фактор всё-таки экономический. Люди просто бояться потерять работу, потерять хорошие контракты, поэтому предпочитают делать своё дело пока ситуация это позволяет.

Дмитрий Пашицкий и Денис Петровс / фото: nn-volley.ru

– В плане спорта Россия оказалась за железным занавесом. Кто-то считает, что это дискриминация и утверждает, что спорт должен оставаться вне политики.

– Спорт всегда был политизирован. В том же Советском Союзе спорт был делом государственной важности. Например, стране было важно доминировать в шахматах, чтобы показывать интеллектуальное превосходство над Западом. Было важно, чтобы весь мир видел как хоккейная «Красная машина» проходилась по всем катком. Спорт – самый быстрый способ показать силу и успешность страны. Если спорт развивается, значит, и всё остальное развивается. Спорт всегда был на острие политики, поэтому Россию лишали флага и гимна на Олимпиадах.

– Что ждёт российский волейбол?

– Очевидно, что последствия событий на Украине отразятся абсолютно на всех сферах нашей жизни. Забрали чемпионат мира, клубы выгнали из еврокубков – ничего хорошего для нас в этой ситуации нет. Пострадаем мы все.

– Финансирование клубов уменьшится, зарплаты игроков упадут?

– Думаю, да. Финансирование многих клубов напрямую зависит от успешности тех или иных компаний. Если они под санкциями, то и денег у них станет меньше. Да и в целом нам обещают инфляцию в 20 процентов. Если нынешняя ситуация будет усугубляться, богатые клубы станут менее богатыми, а средние вообще могут обнищать. Сокращение зарплат игроков тоже выглядит неизбежным.

«БЕЗ ЛЕГИОНЕРОВ ЗРЕЛИЩНОСТЬ УПАДЁТ»

– Легионеров в следующем сезоне не будет?

– Пока слишком много неопределённости. Пустят ли иностранцев в Россию? Захотят ли они сами ехать сюда и играть за рубли? Мы же видим новости, что вывести заработанные евро и доллары из России сейчас затруднительно. Думаю, в концовке этого сезона клубы смогут решить вопрос оплаты. А что с будущим – непонятно. Что будет с экономикой? Сможем ли мы вообще им платить? Надеюсь, всё наладится, придёт в нормальное русло. Но конкретно сейчас контракты легионеров – головная боль для клубов. Если они были не по зафиксированному курсу, то выросли на 40 процентов. Думаю, это бьёт по карманам даже богатых клубов.

Тине Урнаут и Женя Гребенников / фото: Александр Лукин, lokovolley.com

– Без легионеров уровень чемпионата России рухнет?

– Зрелищность турнира однозначно упадёт. Легионеры у нас на ключевых ролях, они делают результат. Что далеко ходить – убери из АСК двух иностранцев и это будет уже другая команда. Без иностранцев уровень просядет. Будем искать выходы из ситуации.

Другой вопрос – не поедут ли наши ребята играть за границу. Вот это может совсем ослабить чемпионат. Думаю, если будет такая возможность, многие поедут и поднимут топовые европейские чемпионаты до небес. Спрос на игроков уровня сборной России будет.

– Учитывая настроения в Европе, вы думаете, кто-то будет подписывать россиян?

– В Польше, может быть, и не станут, а те же итальянцы возьмут. Какие-то клубы будут воротить нос, но найдутся другие клубы, которые возьмут из личного интереса. Если будет возможность усилиться крутым игроком, то не будут смотреть из России он или не из России. Думаю, в Европе прекрасно понимают, какую роль играет волейболист в политике России. Но на сегодняшний день в европейские страны даже визу не получить, поэтому вопрос массового отъезда россиян сейчас не актуален. И непонятно, будет ли для игроков открыто, например, азиатское направление.

– Клубы суперлиги смогут восполнить потери в вышке А?

– У нас в АСК два лучших игрока прошлого сезона высшей лиги А – второй диагональный и четвёртый доигровщик. Причём мы не самая сильная команда суперлиги. Вот вам и ответ на вопрос. В высшей лиге А всё грустно. Многие команды едва сводят концы с концами. В женском волейболе всё ещё хуже. Там острая нехватка игроков, поэтому легионеры в суперлиге просто спасают.

– В России всегда гордились тем, что у нас в клубах всего два легионера.

– Когда было удобно и были результаты мужской сборной, об этом говорили. В женском чемпионате России аналогичный лимит, но там никаких значимых успехов давно не было. Лимит на легионеров напрямую не влияет на результаты сборной. Сильные сборные бывают у стран, где даже нет своих чемпионатов (США) или они довольно средние (Франция). В Польше или Италии больше легионеров, чем у нас, но сборные в топе. Самое главное – система подготовки игроков. И в этом плане мы не должны упасть слишком сильно. У нас есть традиции, есть массовость. Страна огромная, волейболом занимается много детей. Значит, таланты найдутся. Но при этом крайне важно создать для них возможности для развития.

«В НОЯБРЕ УЗНАЛ, ЧТО У МОЕГО ИГРОКА УЖЕ КОНТРАКТ С ДРУГИМ КЛУБОМ»

– Во всём происходящем может быть хоть какой-то позитив?

– Во всём при желании можно найти что-то хорошее. Уверен, что эта плохая ситуация даст ростки чему-то новому. Мы же не остановимся, не опустим руки. Мы точно будем обращать больше внимания на свои школы, на свою молодёжь.

– Есть вероятность, что будем вариться в собственном соку...

– Мы это проходили в СССР. Потом ездили на международные соревнования и показывали свою силу. ЦСКА по понятной причине забирал лучших, призывая их в армию, остальные команды играли своими воспитанниками. Волейбол был на мировом уровне, с нами считались. Уйдут иностранцы, значит, надо будет засучить рукава и начать работать над своей системой.

Фото: kuzbass-volley.ru

– Поднимать школы?

– Да. Раньше были очень сильные спортивные интернаты в Ростове, Санкт-Петербурге, но их похоронили, в Екатеринбурге всё на ладан дышит. Сейчас можно выделить Новосибирск, у школы Белгорода хорошие традиции. Мы про зарплаты игроков суперлиги говорим, а у нас в большинстве ДЮСШ нет денег, чтобы выехать на соревнования – собирают с родителей.

– Не факт, что эта ситуация изменится...

– Повторюсь – возможно, этот катаклизм поможет нам сломать старую систему и даст начало каким-то позитивным сдвигам. У нас в волейболе нет рыночной экономики. Мы не получаем никаких доходов от ТВ, ограничены в работе со спонсорами, все деньги идут в сторону федерации и агентов. Думаю, теперь всё будет перестраиваться. Будем надеяться, что в сторону какого-то прогресса.

Например, мне бы очень хотелось, чтобы появился порядок в работе агентов и в переходах, какие-то жёсткие окна для переговоров и трансферов. Представляете, в конце ноября я узнаю, что мой игрок на следующий сезон уже подписан в другом клубе. Это как вообще? Ну, безобразие же! Моему возмущению не было предела. Игрок ещё даже пол-чемпионата не сыграл.

«ЕСТЬ СМЫСЛ НЕ РАСШИРЯТЬ, А СОКРАЩАТЬ СУПЕРЛИГУ»

– Ходят слухи, что суперлигу могут расширить до 16 команд.

– Серьёзно? Видимо, чтобы спасти Оренбург, взять клуб из Беларуси и кого-то из вышки А. Мне кажется, это бессмыслица. Зачем нам ещё несколько одинаковых команд, которые будут играть за 8 – 16-е места? Хотелось бы, чтобы нам объяснили, почему такой вариант вообще рассматривается. Какая мотивация? Нам сейчас нужно пытаться делать свой чемпионат максимально интересным и привлекательным, а не дополнительно понижать его уровень. Может быть, наоборот сделать 12 команд и несколько конференций по географическому принципу? Это как минимум сократит количество переездов, далёких поездок. Куда-то можно будет ездить на автобусах. Тот же Кубок России нужно делать интереснее, а не как каждый год.

– Поездки сейчас наверняка становятся дороже...

– У нас недавно женская команда ездила в Красноярск. Мы только за дорогу выложили 800 тысяч рублей. Обалдеть! Раньше билеты стоили по 27 тысяч рублей, сейчас – 40! Самая дорогая поездка. Я убеждён, что в нынешних условиях надо оперативно реагировать на события. Например, уже сейчас понятно, что в женском волейболе никто не собирается выходить из вышки в суперлигу. Если никто не вылетает, зачем играть плей-аут? Игры без задач совершенно бесполезны. У клубов лишних денег нет. Мы бы лучше потратили эти деньги на какие-нибудь турниры для команды молодёжной лиги. Для неё сезон уже закончился и ребята свободны до следующего.

– Министерство спорта России сообщило, что сделает все чемпионаты России открытыми. Кто к нам может прийти?

– Честно говоря, не знаю что там с уровнем волейбола в Казахстане. Но вряд ли он высокий. Разве что клуб из Беларуси придёт. Тем более «Шахтёр» уже играл в этом сезоне в Кубке России. Как и «Минчанка», это команда для нижней части турнирной таблицы.

«Шахтёр» в Кубке России-2021 / фото: orenvolley.com

– Также обсуждается возможность проведения соревнований со странами СНГ (Азербайджан, Армения, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Узбекистан) и БРИКС (Бразилия, Индия, Китай, ЮАР).

– В плане волейбола здесь интересна только Бразилия, но ей это просто незачем. С китайцами можно поиграть, если сборную вообще будут собирать в этом году. К сожалению, за Лигой наций и чемпионатом мира будем смотреть как зрители. Обрадовали другие сборные – одним сильным конкурентом меньше.

– На матчах в разных видах спорта мы видим акции в поддержку российской армии. Как вы к этому относитесь?

– Не хочу отвечать на этот вопрос. У меня в Киеве мама, сестра и племянник. Не знаю, как их оттуда эвакуировать. Бежать некуда и опасно. Тем более маме – 85 лет. Она пережила немецкую оккупацию в Крыму во время Второй мировой войны, а теперь снова слышит грохот от выстрелов. Очень тяжело переживает всю эту ситуацию. Не может поверить, что это происходит наяву. Думаю, как и многие другие.

Читайте также: «Наша суперлига топчется на месте». Острое интервью с Дмитрием Фоминым (02.07.2021)

Алмаз Хаиров
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
144
-
читайте также
наверх