комментарии 0 в закладки

Менять вратаря или не менять? Новая тактика «Ак Барса» в овертаймах

Тренеры не хотят доводить матч до серии буллитов. 

«Ак Барс» сегодня вновь сыграет с «Автомобилистом», с которым проводит уже третий матч за последние две недели. В предыдущих двух матчах казанцы терпели поражения, наиболее болезненным стал проигрыш в прошлой игре. Тогда главный тренер Олег Знарок в овертайме решил заменить вратаря на полевого игрока, и команда сразу же пропустила гол в пустые ворота.

Что это за тактика, откуда она пошла и как Знарок использовал её в сезоне?

Фото: пресс-служба «Ак Барса»

Контроль шайбы и минимум риска – главное при игре в подобном формате 

Рисковать в овертаймах путём замены вратаря на четвёртого полевого игрока – новая тенденция, к которой «Ак Барс» приучается в текущем сезоне. Уже пять из 13 матчей казанской команды перетекали в дополнительное время: в трёх из них клуб выиграл, ещё в двух проиграл. 

При этом в двух овертаймах «Ак Барс» не применял тактику с искусственно созданном большинством. В домашнем матче против минского «Динамо» казанцы проиграли вбрасывание и пропустили на 62-й минуте. Во встрече с «Амуром» «Ак Барс» из-за удаления нападающего Александра Радулова сначала две минуты играл в меньшинстве, а затем и сам получил большинство из-за нарушения численного состава у соперника. Разумеется, в том моменте о замене вратаря не шло и речи.

Будь в тех играх возможность у Знарка заменить вратаря – скорее всего, он бы так и сделал. Казанский клуб переполнен исполнителями высокого индивидуального мастерства, а именно они, по мнению экс-тренера «Ак Барса» Павла Зубова, играют одну из главных ролей. «Почему бы не попробовать заменить вратаря в овертайме, если тренер уверен в своих игроках? Это делается, чтобы не доводить дело до буллитов. Лотерея – не лотерея, но в такие моменты большую роль играет индивидуальное мастерство», – отметил Зубов в интервью «БИЗНЕС Online». 

План Знарка сработал дважды. В матче против «Адмирала» (2:1 ОТ) за две секунды до конца овертайма шайбу забросил нападающий Вадим Шипачёв.


Примерно то же самое сделал Радулов в гостевом матче против минского «Динамо» (3:2 ОТ). Нападающий попал в ворота всё тем же кистевым броском и всё с той же точки, что и Шипачёв. Похоже, что момент с выводом игрока на ударную позицию вблизи ворот соперника регулярно отрабатывается на тренировках. К тому же, как под копирку, «Ак Барс» в обоих встречах запер соперника в его зоне – это одно из главных требований к атакующей команде. Удаётся это за счёт контроля шайбы и минимального риска – именно эти два аспекта выделил Зубов при рекомендациях игры в подобном формате: «Уверенный контроль шайбы – это производственная необходимость. Также нужно не рисковать – всё-таки под риск поставлено одно очко».

Знарок оказался прав, когда менял Мифтахова до входа в зону соперника?

Знарку же в овертайме остаётся пойти на риск и в нужный момент заменить вратаря. Дважды это удалось, один раз – нет. 

Решение «Ак Барса» рисковать, выпуская четвёртого полевого игрока, сопровождается одной сложностью: не всегда предугадаешь, в какой момент нужно менять вратаря. Знарок в регулярном чемпионате придерживается метода замены при входе в зону соперника. То есть после выигранного вбрасывания хоккеист с шайбой катится за ворота, а голкипер убегает на скамейку, когда начинается атака.  

Фото: пресс-служба «Ак Барса»

Выбор тренера несложно объяснить: расставиться за чужой синей линией при игре три на три слишком сложно. Для этого нужен полный контроль периметра, а в равных составах отработать его проблематично. Хоккеисты соперника играют персонально, поэтому большинство атак превращается во вход в зону с быстрым броском. Подтверждает это и Зубов: «При игре три на три тяжело расставиться в чужой зоне, поэтому вратаря, думаю, нужно снимать при входе в зону. Втроём перекрыть всю синюю линию довольно тяжело». 

Хотя перед сезоном «Ак Барс» пробовал менять вратаря уже на стороне соперника. В матче Кубка TANECO против «Нефтехимика» (3:4 ОТ) казанцы использовали замену после того, как выиграли вбрасывание в чужой зоне. Однако тот подход оказался ещё хуже: защитник Никита Лямкин потерял шайбу, а игроки соперника с лёгкостью забили в пустые ворота. Тогда же Знарок признал, что следовало менять вратаря после выхода в среднюю зону: «Может, немного неправильно сыграли. Сейчас же уже начинаешь анализировать. Можно было выиграть вбрасывание, выйти в среднюю зону и поменять вратаря».

И вот спустя месяц к Знарку вновь вопросы по овертайму. На вопрос, а не поторопилась ли казанская команда менять вратаря, последовал ответ, что голкипера снимают после выигранного вбрасывания: «Посмотрите, когда снимается вратарь. Это делается, когда выигрывается шайба в средней зоне, уходит игрок за свои ворота, и начинается раскат». Только этими словами Знарок скорее хотел снять вину с нападающего Дмитрия Кагарлицкого, который ошибся при входе в чужую зону. Хоккеист хотел проскочить между бортом и соперником, но его оттеснили и отобрали шайбу. 


Сам Кагарлицкий после матча признал ошибку: «За поражение беру вину на себя, моя ошибка в овертайме привела к поражению. Считаю, что мог сыграть по-другому перед последней шайбой», – сказал он в интервью пресс-службы клуба.

Метод из Казахстана который развил Фёдоров

Всей полемики, нужно ли в овертайме снимать вратаря для получения большинства или нет, можно было бы избежать, если бы не реформы лиги. В 2016 году КХЛ изменила регламент проведения овертаймов под формат три на три. Если ранее матчи проводились четыре на четыре и зачастую перетекали в серию буллитов, то после нововведений всё чаще заканчивались в дополнительное время. 

Первые годы команды не  экспериментировали в овертаймах и придерживались формата три на три. Хотя первые идеи, как получить преимущество в овертайме, уже были. Зубов, например, вспомнил, как  впервые столкнулся с заменой голкипера в овертайме: «Один случай был четыре года назад: тогда я ещё работал ассистентом в «Сибири», и мы проиграли команде Андрея Разина в овертайме. Только та ситуация была немного другой: из-за нашего удаления мы играли три на четыре, плюс соперник сменил вратаря на пятого полевого». 

Были в сезоне 2017/18 и первые попытки сменить вратаря на полевого игрока. Инициатор идеи – тогда ещё главный тренер «Барыса» Евгений Корешков. Пять лет назад он использовал замену голкипера, и в овертайме Найджел Доус с партнёрами запирали соперника в чужой зоне. 

Фото: Matti Matikainen/Newspix24, globallookpress.com

Однако широкое распространение замены вратаря в овертайме произошло только в прошлом сезоне. Главный тренер ЦСКА Сергей Фёдоров был отмечен едва ли не как основоположник, однако, по словам легенды отечественного хоккея, автором идеи выступил не он сам. Всё тот же Корешков, который из «Барыса» перешёл на должность ассистента главного тренера армейцев.

Интересный факт – ЦСКА в этом сезоне уже пострадал от своего же «оружия», притом сделал это за день до матча «Ак Барса» и «Автомобилиста». Армейцы более двух минут пытались реализовать большинство, однако одна неаккуратная передача обернулась потерей, а следом и пропущенной шайбой. 

Кстати, в НХЛ знают о тренде ЦСКА и всего КХЛ менять вратаря в овертайме. Только за океаном есть отдельный пункт за подобные действия. Первое – командам разрешается играть в овертайме с заменой вратаря на четвёртого полевого игрока. Второе – в случае если команда, которая заменила голкипера на четвёртого полевого игрока, пропустила в пустые ворота, она лишается очка, которое ей было бы положено.

В НХЛ не хотят видеть, как овертайм протекает только на одной половине площадки. Зато в КХЛ подобное доминирование разрешено. Им где-то успешно, а где-то и не очень пытается воспользоваться «Ак Барс». Сейчас команда только ищет свою игру и скорее вынужденно играет в овертаймах. Если же Знарку удастся поставить тот хоккей, который он хочет, то упущенных побед в основное время, а следом и в дополнительное, не будет. 

Тимур Хуснутдинов
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
версия для печати
Оценка текста
+
5
-
читайте также
наверх